Где находилась та Британия, которую завоевал Брут? Куда плыл его флот?

Где находилась та Британия, которую завоевал Брут? Куда плыл его флот?

На первый взгляд, ответ на этот нелепый вопрос совершенно ясен: на том месте, где Британия = Англия расположена сегодня. Но не будем спешить.

Напомним, что после «нечаянного убийства отца» Брута изгоняют из Италии и он направляется в Грецию ([9], с.7). Здесь, в Греции, «установив древнее родство, Брут остался среди троянцев» ([9], с.7). Начинается период войн на территории Греции и в Италии. Этим войнам Гальфрид уделяет много внимания. Затем Брут собирает войско и во главе флота отправляется в поход. Сегодня считается, что флот вышел в Атлантический океан и прибыл в современную Англию. Так ли это? А что если хроники описывают, в действительности, военные операции внутри Средиземноморья и на территории Греции-Византии?

Вот, например, войско Брута прибывает в Спаратин. Современный комментарий: «Местоположение неизвестно» ([9], с.230). Конечно, если считать, что Брут странствует далеко от Средиземноморья, то Спаратин найти не удастся. А если события происходят в Греции, то Спаратин не нужно и искать: это хорошо известная нам Спарта.

Далее Гальфрид описывает путь флота Брута, считающийся сегодня «доказательством» того, что Брут вышел в Атлантику и прибыл в современную Англию. Но при этом выясняется, что Гальфрид «повторяет ошибку, содержавшуюся в его источнике — „Истории бриттов“ Ненния, который в свою очередь неверно прочел Орозия…» ([9], с.231). Более того, далее оказывается, что «вслед за Неннием Гальфрид ОШИБОЧНО помещает Тирренское море ЗА Геркулесовыми столбами. ТИРРЕНСКОЕ МОРЕ — ЧАСТЬ СРЕДИЗЕМНОГО МОРЯ у западных берегов Италии» ([9], с.231).

Да нет тут никакой ошибки Гальфрида! В действительности он описывает сложные военные передвижения ВНУТРИ Средиземноморья, в частности, у берегов Италии, где и сегодня по-прежнему находится Тирренское море. Не выходил флот Брута в Атлантику! Современные комментаторы обвиняют Гальфрида (и других хронистов) в «ошибках» только потому, что пытаются наложить свое современное традиционное хронологически географическое представление о древней истории на подлинные древние тексты. Постоянно возникающие при этом противоречия ставятся в вину древним авторам.

Далее Гальфрид описывает битву войск Брута с греками на реке Акалон ([9], с.8). Современный комментарий таков: «Это название, по-видимому, вымышлено Гальфридом… Э. Фараль в своей книге… высказывает предположение, что описание разгрома греков троянцами на реке Акалон позаимствовано Гальфридом из рассказа Этьена де Блуа о поражении, нанесенном КРЕСТОНОСЦАМИ ТУРКАМ на реке, именуемой автором „Москоло“, В МАРТЕ 1098 ГОДА» ([9], с.230).

Итак, наконец, пробиваясь сквозь густой слой традиционной штукатурки, на поверхность поднимается подлинное содержание хроники Гальфрида — в действительности он описывает (по каким-то старым документам) эпоху крестового похода конца XI века н. э. на территории Византии. Таким образом, поход Брута = поход Юлия Цезаря — это знаменитый крестовый поход конца XI века в Византию. Завоевание Британии из I века до н. э. переносится в XI век н. э. Это согласуется с уже обнаруженным нами наложением римско-византийской истории X–XV веков на английскую историю, начинающуюся, якобы в I веке до н. э.

Через некоторое время они пристают к «острову, который назывался тогда Альбионом» ([9], с.17). Современный комментарий: «Альбион (АЛЬБАНИЯ) — одно из самых ранних названий Британии (или части ее), зафиксированных в античных источниках» ([9], с.232).

Говоря о Британии, Гальфрид то и дело упоминает ее второе эквивалентное название: Альбания ([9], с.19).

Итак, Британия = Альбания! Отказавшись от традиционной точки зрения, упорно накладывающей Британию X–XII веков на современный остров, мы мгновенно узнаем в названии Альбания — современное название Албания, расположенное на территории средневековой Византии. Таким образом, Гальфрид не менее упорно помещает средневековую Британию на территорию Византии.

Альбанию исказили в Альбион уже позже (случайно, а может быть и преднамеренно), когда потребовалось по возможности устранить очевидные следы византийского происхождения старых английских хроник. Тем самым, накидывалось покрывало на мысль тех, кто мог заподозрить что-то неладное в создаваемой в островной Англии ее «древней истории».


Следующая глава >>