Битва на Калке «монголов» — русских с «русскими» — поляками

Битва на Калке «монголов» — русских с «русскими» — поляками

В битве на Калке 1223 года ([43], с.149) сражались «монголы» (то есть на самом деле — русские войска, пришедшие из Владимиро-Суздальской Руси, из Великого Новгорода — Ярославля) с одной стороны и союзные войска «половцев и русских» (то есть поляков и западных русских) — с другой. Западные русские войска пришли на помощь «половцам» (полякам), хотя «монголы» и предлагали им не участвовать в сражении, говоря «слышали мы, что идете вы против нас, послушавшись половцев. А мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сел ваших, и пришли не на вас» ([43], с.155). Однако западнорусские князья выступили на стороне половцев-поляков. Битва закончилась полным разгромом союзных войск.

Битве на Калке предшествовало 8–дневное отступление монгол якобы от Днепра. После этого долгого отступления они заманили союзников до места под названием Калки (по некоторым сведениям, это была река). Здесь союзные войска попали в засаду и были наголову разбиты. «Татары» гнали их весь этот путь назад до Днепра. Это — в точности повторяет схему битвы Батыя с венгерским королем. Предоставляем читателю самостоятельно продолжить сравнение.

Описания этих двух битв отличаются по сути дела только тем, что в одном случае мнимое отступление «монголов» на восток началось от Днепра, а в другом — от Дуная. В случае битвы на Калках сегодня считается, что «монголы» отступали до некой реки Калки, впадающей в Азовское море ([43], с.552). Впрочем, сразу скажем, что сегодня там никакой реки Калки нет, и никто о ней почему-то не помнит. Да и вообще — реки с таким названием НЕТ! См. указатель географических названий во всемирном атласе (Географический Атлас, М., 1968). Кстати говоря, другая река Сить, на которой «татары» разгромили русских северо-восточных князей, преспокойно сохранилась до сих под тем же названием — это приток реки Мологи. Да и другие реки, упоминаемые в летописи, своих названий как правило не поменяли и существуют до сих пор.

По нашему мнению, выражение «на Калках» означало, скорее всего, «на Куликовом поле». В главе 6 мы покажем, что Куликово поле — это, по-видимому, «Кулишки» — известное место в Москве. Отметим, что согласно нашей реконструкции, в то время Москва еще не была городом, а тем более — столицей (см. главу 6). Это место действительно было окружено холмами, покрытыми садами. Упоминание о «виноградниках» в венгерских источниках (см. выше) вовсе не означает, что речь идет именно о винограде (который под Москвой, конечно, не растет). Вспомним, что славянское слово «виноград» означало просто «фруктовый сад», «возделанный садовый участок» [44]. А садов именно в этом месте Москвы действительно было много. До сих пор сохранилось название Старосадского переулка, церковь «Владимира в Садах» и т. п. на холме, спускающемся к Кулишкам. Мы, конечно, не настаиваем на том, что эта битва происходила именно здесь. Наша цель иная — продемонстрировать явное присутствие названия «Калки» в Москве и около нее. Например, название города Калуга к юго-западу от Москвы — тоже явно ассоциируется со словом «Калка», поскольку без огласовок имеем: КЛК = КЛГ, КаЛКа — КаЛуГа.

Наше мнение: эти две близкие по времени битвы — совпадают. Раздвоилась она лишь в летописях.

Что же касается до того, где именно началось притворное отступление «монголов» на восток, — от Днепра или от Дуная, — то этот вопрос нуждается в дополнительном исследовании. Расстояние от Днепра до Азова примерно равно расстоянию от Днепра до Москвы (или до Калуги). С равным успехом «монголы» могли заманить противника до Азова (как считают современные историки и не находят там никаких следов «Калки»), так и до Москвы (Калуги), где «Калка» или «Куликово поле» оставило четкие следы в названиях. В этом случае, по нашей реконструкции, получается, что «монголы» заманили противника на границу своего великорусского Ростовского (Владимиро-Суздальского, Новгородского) княжества. Москва была в те времена пограничным местом. См. главу 6.

Замечание. При описании битвы на Калке, летопись странным образом почти не упоминает имен «татарских» предводителей. Сказано лишь, что с татарами «были и бродники, а воевода у них Плоскиня» ([43], с.159). Таким образом, единственный упомянутый «татарский» предводитель имел, очевидно, СЛАВЯНСКОЕ ИМЯ. Не был ли он попросту русским человеком?


Следующая глава >>