Вместо пролога

Вместо пролога

Воспоминания…

Которых нет сил позабыть…

Сквозь жизненной бури туманы

От сердца к ним тянется нить…

Год 1920

Яркое, солнечное утро конца крымской осени… 1920 год, год отлива последней волны Белой Армии, раздавленной девятым красным валом…

Гражданская война окончена. Больше шести лет напрягались силы страны в непрерывных войнах — сперва на границах — с внешним врагом, а потом — по всему лицу обширной русской земли — в братоубийственной борьбе за право строить жизнь по диаметрально противоположным принципам…

В этой страшной борьбе выиграла красная сторона.

* * *

На палубе американского миноносца пусто. В жизни его кочующего по морям маленького мирка этот берег — только один из многих.

Я стою на баке, незаметно для самого себя крепко впившись руками в поручни, и не слышу ровного гула машин и не чувствую ритмичного покачивание судна. Из утреннего тумана выплывает земля моей Родины…

Я с жадностью смотрю, как растут и ширятся очертание крымского берега, как в светло-сиреневой дымке все яснее вырисовываются острые пики гор и выползает покрытый лесом, как густой шерстью, массив каменной глыбы — Аю-Дага.

И никогда — ни раньше, ни потом — я не чувствовал так остро и так жадно тяги к России, как тогда, 16 лет тому назад, возвращаясь из Константинополя в Крым.

Из Севастополя, кипевшего жизнью и бодростью и находившаяся тогда под властью белых, мне пришлось выехать по делам Американского Красного Креста на несколько дней в Константинополь, и там неожиданное известие о начавшейся эвакуации армии ген. Врангеля ошеломило меня. Передо мной во всей своей трагичности встал вопрос — оставаться ли на чужбине или возвращаться на Родину, под чьей бы властью она ни была.

В душе разыгралась буря мучительных противоречий. Победило желание остаться на родной земле, разделить с другими тревоги и опасности будущего, продолжить свою работу и свою борьбу на пользу Родине, и вот быстроходный американский миноносец несет меня обратно к русским берегам…

Все ближе… Вот уже видны сползающие к морю ялтинские улицы, белая колонна маяка, длинная коса гранитного мола.

Мимо проходит несколько пароходов, наполненных пестрой массой беженцев. Порт кипит странным оживлением. Груды ящиков, тюков и бочек беспорядочной кучей навалены на молу и у пакгаузов. Суетящиеся люди торопливо и словно украдкой снуют между зданиями, появляются то здесь, то там, что-то носят, что-то грузят, но во всей этой лихорадке чувствуется что-то странно нездоровое… Изредка гремят одиночные выстрелы, еще более усиливая тревожное впечатление от всей картины.

Гул машин ослабевает, и миноносец пришвартовывается к бочке. Группы матросов собираются на палубе, дожевывая завтрак, и с любопытством толпятся у поручней, оживленно обмениваясь мнениями о непонятных для них событиях, творящихся в этой странной, громадной стране — России.

За моей спиной появляется черная физиономия негра-кока.

— Сэр, капитан просит вас к себе, — дружески оскаливая белые зубы, говорит он.

В кают-кампании молодой стройный розовощекий капитан, выглядящий почти юношей, приветливо встречает меня.

Счастливец! Душа его спокойна. Долг — ясен и прост. Он только мимохожий зритель, а не участник разыгрывающейся на одной шестой части мира драмы…

— Я, к сожалению, не могу доставить вас в Севастополь. По моим сведениям эвакуация там уже заканчивается. Мне приказано идти в Керчь, а потом — обратно в Константинополь. Я знаю, что вы наш сотрудник и начальник скаутов. И, если хотите, мы доставим вас обратно.

Но мучительные часы утреннего раздумья уже сзади.

— Спасибо, капитан. Но я хотел бы высадиться на берег.

— Но вы знаете, — серьезно предупреждает американец, — что вам придется столкнуться с большевиками. А это дело, говорят, не шуточное. Вы сильно рискуете.

— Я знаю все это… Но как бросить Родину в несчастье? Может быть, молодые силы ей еще пригодятся… У нас в России, капитан, говорят: чему быть — того не миновать!

— Ну что-ж, ваше дело… Я прикажу подать катер… Прощайте, — тепло и задушевно говорит он, крепко пожимая мне руку. — И… и, знаете что? — на вашем месте я поступил бы точно так же…

Катер мчит меня к молу… Последние метры, а там — какая-то новая жизнь. Наконец — легкий толчок, «good luck!» молоденького лейтенанта, и я в России.

Впереди новая эпоха, суровая и яркая. А опасности? Ну, так что-ж? Разве мне не 20 лет?..

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Вместо пролога

Из книги Распутин. Выстрелы из прошлого автора Бушков Александр

Вместо пролога Всего через год с небольшим исполнится девяносто лет с той морозной ночи, когда в Петрограде (уже не Санкт-Петербурге), во дворе Юсуповского дворца сухо затрещали пистолетные выстрелы и к воротам бросились встревоженные городовые, и очень быстро оказалось,


Вместо пролога

Из книги Кукловоды Третьего рейха автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

Вместо пролога На календарях было 22 июня 1941 г. На православных календарях — 9 июня, День всех святых… Впрочем, миллионам людей сразу же с утра стало не до календарей и не до святцев. А сколько из них даже не успело подумать, какое сегодня число! Умирали во сне под рушащимися


ВМЕСТО ПРОЛОГА, ИЛИ РАЗРУШЕНИЕ МИФОВ

Из книги Бей первым! [Главная загадка Второй мировой] автора Никонов Александр Петрович

ВМЕСТО ПРОЛОГА, ИЛИ РАЗРУШЕНИЕ МИФОВ Мы – русские. Но что это значит?..Говорят, основой национального самосознания является национальная история. Говорят, история является закваской национального духа.Тогда грош цена такому самосознанию! И такому духу: они суть мыльный


6. Царь Чёрный Харапин строит небывалый дворец вместо сожжённого Царь Мануил Комнин строит великолепный храм Святой Ирины вместо сгоревшего

Из книги Царь славян. автора Носовский Глеб Владимирович

6. Царь Чёрный Харапин строит небывалый дворец вместо сожжённого Царь Мануил Комнин строит великолепный храм Святой Ирины вместо сгоревшего В болгарских песнях рассказывается следующая история о Чёрном Харапине. Бог прогневался и бросил лютый гром на дворец Чёрного


25.24. TOTO [ЦЕЦЕ — целое вместо целого], ТОра [ЦЕча — целое вместо части], раТО [чаЦЕ — часть вместо целого], рара [чача — часть вместо части]

Из книги Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. ТТ. 1, 2 автора фон Зенгер Харро

25.24. TOTO [ЦЕЦЕ — целое вместо целого], ТОра [ЦЕча — целое вместо части], раТО [чаЦЕ — часть вместо целого], рара [чача — часть вместо части] Когда означающее нечто целое слово относится ко всему целому, то такое словоупотребление именуют «totum pro toto» (целое вместо целого).


Вместо пролога

Из книги Заговор маршалов. Британская разведка против СССР автора Мартиросян Арсен Беникович

Вместо пролога Однажды Бог как будто ненароком, К тому ж отнюдь не наугад, Назвал Историю Разведкой, Разведывающей назад…[1] Нетрудно предвидеть, какой взрыв эмоций может вызвать уже эта, первая из трилогии единого концептуального замысла — «Геополитика и разведка


Вместо пролога

Из книги Трагедия 22 июня: блицкриг или измена? [Правда Сталина] автора Мартиросян Арсен Беникович

Вместо пролога Когда историю войны захочется познать, Но не найдя там истины печать, Чрез сито неизвестного известное просей, Возможно, Правду будешь знать! Автор (по мотивам и на основе рифмы Рубаи великого поэта Востока Омара Хайяма) …Полвека назад разверзлась


Глава 1. СУЩЕСТВУЮТ ДВЕ ИСТОРИИ: ЛЖИВАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ… И ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ, ГДЕ ВИДНЫ ПОДЛИННЫЕ ПРИЧИНЫ СОБЫТИЙ [1] (Вместо пролога)

Из книги За кулисами Мюнхенского сговора. Кто привел войну в СССР? автора Мартиросян Арсен Беникович

Глава 1. СУЩЕСТВУЮТ ДВЕ ИСТОРИИ: ЛЖИВАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ… И ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ, ГДЕ ВИДНЫ ПОДЛИННЫЕ ПРИЧИНЫ СОБЫТИЙ[1] (Вместо пролога) От времени до времени очень полезно подвергать пересмотру наши привычные исторические понятия для того, чтобы при пользовании ими не


Вместо пролога

Из книги Молодежь и ГПУ (Жизнь и борьба совeтской молодежи) автора Солоневич Борис Лукьянович

Вместо пролога Воспоминания… Которых нет сил позабыть… Сквозь жизненной бури туманы От сердца к ним тянется нить… Год 1920 Яркое, солнечное утро конца крымской осени… 1920 год, год отлива последней волны Белой Армии, раздавленной девятым красным валом…Гражданская война


6. ЦАРЬ ЧЕРНЫЙ ХАРАПИН СТРОИТ НЕБЫВАЛЫЙ ДВОРЕЦ ВМЕСТО СОЖЖЕННОГО. ЦАРЬ МАНУИЛ КОМНИН СТРОИТ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ХРАМ СВЯТОЙ ИРИНЫ ВМЕСТО СГОРЕВШЕГО

Из книги Царь славян [2-е изд., испр. и доп.] автора Носовский Глеб Владимирович

6. ЦАРЬ ЧЕРНЫЙ ХАРАПИН СТРОИТ НЕБЫВАЛЫЙ ДВОРЕЦ ВМЕСТО СОЖЖЕННОГО. ЦАРЬ МАНУИЛ КОМНИН СТРОИТ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ХРАМ СВЯТОЙ ИРИНЫ ВМЕСТО СГОРЕВШЕГО В болгарских песнях рассказывается следующая история о Черном Харапине. Бог прогневался и бросил лютый гром на дворец Черного


ВМЕСТО ПРОЛОГА

Из книги Белая карта автора Черкашин Николай Андреевич

ВМЕСТО ПРОЛОГА Ленинград. Май 1990 годаНа Исаакиевской площади я сел в допотопный трамвайный вагончик с прямыми окнами в деревянных рамах, с другой, изогнутой на манер спинки финских саней… Этот экскурсионный трамвайчик, трамвай-воспоминание, повлек меня по старому


Вместо ВЧК — суд

Из книги Без грифа «Секретно». Записки военного прокурора автора Викторов Борис Алексеевич

Вместо ВЧК — суд В.И Ленин: «ВЧК надо реорганизовать». 1921–1922 годы… Из пределов Советской России изгнаны вооруженная внутренняя контрреволюция и интервенты. Но борьба не прекратилась, революция еще нуждалась в защите. Однако, по мнению В. И. Ленина, методы борьбы должны


БЕЛОЕ ПЯТНО НА КАРТЕ РОССИИ. ВМЕСТО ПРОЛОГА

Из книги Командоры полярных морей автора Черкашин Николай Андреевич

БЕЛОЕ ПЯТНО НА КАРТЕ РОССИИ. ВМЕСТО ПРОЛОГА Минувшее десятилетие несколько устранило однобокость суждений о Колчаке: вышла добрая дюжина толковых, отнюдь не хулительных книг, сняты фильмы, художественные и документальные, написаны диссертации и пьесы. Спектакли об