Невеселый путь

Невеселый путь

На грязной узкой улице, ведущей из тюрьмы, к вокзалу, длинной лентой вытянулся наш этап — более 500 человек. Живая лента арестантов тесно окружена конвоем. Их винтовки угрожающе направлены на нас. Впереди идет специальный патруль, разгоняющий пешеходов.

— Эй, там! Не высовывайся из рядов… Шаг вправо, шаг влево — будем стрелять! — кричит конвоир…

Понуро и медленно двигается человеческая масса. У каждого свое горе и свои невеселые мысли…

Вот, впереди — выстрел… Через минуту мы проходим мимо лежащего неподвижно человека, руки которого еще конвульсивно вздрагивают… Что он — пытался бежать в самом деле, или, увидя на тротуаре родное лицо, не удержал радостного шага в сторону?.. Или просто этот выстрел — месть чекиста? Ведь фраза — «убит при попытке к бегству» — покроет все.

Из задних рядов к нам проталкивается подвижная фигура Митьки. За эти 4 года он вырос и возмужал. Черная копна волос разрослась еще больше, но лицо его словно сделалось измятым и покрылось морщинами. Видно, пришлось видеть невеселые дни… Мы радостно здороваемся, как старые друзья.

— Ну, спасибо, Митя, что выручили… А я уже думал сам себе «Вечную Память» петь, когда ваши ребята нас окружили…

— Это подходяще вышло, что я здесь очутился, — сияя, отозвался Митька. — А то ребята освирепели… Шутка сказать — так Ваньку-Пугача угробить… Он у нас ведь первым силачом считался…

— А почему это они вас послушали?

— А я у них вроде короля. В нашем деле без дисциплины никак нельзя — моментом засыплешься. Ну, а я — старый урка. Почет имею. В Соловки уже по второй еду…

— Это после Одесского приюта?

— Ну, да… Я ведь оттуда разом сбежал, как, помните, Влад-Иваныча выставили. Буду я ихних комсомольцев слушать!.. Как же, нашли тоже дурака…

— А того комсомольца-оратора не встречали? — спросил я, вспомнив рассказ о мести Митьки.

— Как же… Как же! Встречал! — усмехнулся юноша. — Помню… Вряд ли только он что помнит. Нечем помнить-то…

— С ума сошел, что ли? — спросил Дима.

— Нет… Но уж ежели кирпич об голову разобьется, то уж не только памяти, а и от головы-то мало что остается… А вы — тоже скаут, как и дядя Боба?

— Да…

— Ну… Ну… Добрались, значит, и до вашей шатии. Что-ж, там, в Соловках, кого хотишь, встретишь…

— А вы там как очутились?

— Как? Да очень просто — раз, два в тюрьму попал, а оттуда прямой путь в Соловки… Рецидивист, а по нашему — старый уркан… Ну, да я недолго там был…

— Амнистие была?

— Амнистия? Ну, это только дураки в советские амнистии верят. Бумага все терпит. Я сам себя амнистировал.

— Как это?

— А так — до острова меня так и не довезли. Я еще с Кеми смылся. Да, вот, не повезло — опять по новой засыпался…

— Много дали?

— Да трояк. А вам?

— Пять лет.

— Ишь ты… За очки, значит, добавили… А вам?

— Три.

— Ну, что-ж, — философски заметил Митя. — Трудновато вам будет… Я уж вижу, что вы тут как какие иностранцы. Вот, к примеру, вы, вот — вас тоже Дмитрием звать?

— Да.

— Тезки, значит… Да, так вот, вмешались вы за этого попа. В другой раз лучше и не думайте.

— Почему это?

— Да, вот, дядю Боба еще малость с пугаются. А вас-то живым манером на тот свет без пересадки пустят. Тут ребята аховые. Им и своя, и чужая жизнь — копейка.

— Так, значит, молчать и смотреть, как старика грабят?

— А что-ж делать-то? Жадные сволочи везде есть. Мешай, не мешай — все едино ограбят. Не один, так другой… Везде теперь так. Разве только в Соловках? А тут слабым — могила. Да и сильным-то, по совести говоря, тоже не лучше.

— Почему это?

— А потому — на них самую тяжелую работу в лагере валят. Не дай Бог! Полгода еще от силы отработать можно, а потом либо в яму, либо инвалид… Могильное заведение… А у вас какие специальности?

— Я — художник, — ответил Дима.

— Вот это — дело, — обрадовался Митька. — Вид-то у вас щуплый. Вы на врачебной комиссии в лагере кашляйте и стоните побольше, чтоб в слабосильные записали… А потом, значит, плакаты рисуйте… Знаете, которые вроде насмешки висят: Как это там?.. Да… «Коммунизм — путь к счастью»… А то вот еще: «Труд без творчества есть рабство»… Карьеру сделать можно!

— Противно это.

— Ну, а что-ж делать то? Разве-ж лучше в болоте или лесу погибнуть? Вот сами увидите, какое там дело делается, какое там «трудовое перевоспитание» идет. Ну, а у вас, дядя Боб, какая специальность?

— Да теперь врач.

— Избави вас Бог говорить про это, — серьезно предупредил Митя. — Живут-то врачи еще ничего — сытней и чище, чем другие, но работа уж совсем каторжная. В гною, да в крови купаться придется. Люди с ума сходят. Лучше уж в канцелярию куда идите…

— Разве можно выбирать?

— Ну, первые месяцы трудно будет. Но знакомых там, на Соловках, обязательно встретите — помогут. Тут такая, вот, помощь — друг друга вытаскивать — по нашему блату — первое дело. Да потом вы этак, по одесски знаете: «а идише Копф» — по жидовски. Изворачиваться нужно, ничего не сделаешь…

— Ну, а вы сами-то как?

— Я-то? — Старый беспризорник уверенно усмехнулся. — Мне бы только до весны, да чтоб на самый остров не угнали. А там — пишите письма…

— Сбежите?

— Ясно, как самовар.

— И опять на воровство?

— А что-ж мне больше делать-то? — с неожиданной грустью сказал Митя, — Вот, я в Одессе думал со скаутами пожить — в люди выбиться. Да сами знаете, как с нашим братом обращаются. А теперь уже поздно. Засосало. Да и куда мне идти? Эх, все равно, вся наша жизнь уже пропащая…

Шедший рядом солдат неожиданно крикнул:

— Эй, ты, шпана, иди на свое место, а то враз прикладом огрею!

Митька мгновенно скользнул в задние ряды этапа. Несколько минут мы шли молча, думая о неприглядном будущем.

— Да, Диминуэндо, попались, видно, мы в переделку. Таким бывалым ребятам, как Митька, еще ничего, а нам туговато придется

— Ну, и что-ж? — бодро откликнулся Дима. — Бог даст, как-нибудь выкрутимся. ГПУ туда скаутов порядочно нагонит — будем изворачиваться — все за одного, один за всех. Ладно! Бог не выдаст, ЧК не съест…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Путь к Яве

Из книги За кормой сто тысяч ли автора Свет Яков Михайлович

Путь к Яве Вблизи мыса Падаран, где вьетнамский берег круто поворачивает на юг, корабли покидали прибрежные воды, и кормчие, взяв курс на юг, шли через Южно-Китайское море к Сингапурскому проливу или к Яве. В первом случае, минуя узкий проход между Малаккским полуостровом и


Влажный путь и путь сухой

Из книги Повседневная жизнь алхимиков в средние века автора Ютен Серж

Влажный путь и путь сухой Процесс, наиболее часто применявшийся средневековыми алхимиками, назывался влажным путем, когда первичная материя доводилась до состояния готовности в философском яйце, то есть в стеклянной или хрустальной реторте, нагревавшейся в атаноре


ПУТЬ ВОИНА – ПУТЬ СМЕРТИ

Из книги Путь воина [Секреты боевых искусств Японии] автора Маслов Алексей Александрович

ПУТЬ ВОИНА – ПУТЬ СМЕРТИ Свободный человек менее всего думает о смерти, мудрость же его основана на размышлениях о жизни, а не о смерти. Бенедикт Спиноза. Этика ТЕЛО КАМНЯ Часто ли мы задумываемся о том дне, когда покинем наш суетный мир? Самурай думал над этим всегда, он


Путь…

Из книги Повседневная жизнь Греции во времена Троянской войны автора Фор Поль

Путь… Море, омывающее Архипелаг, предоставляло обитателям суши, meropes, двойное преимущество: всем угнетенным, осужденным преступникам, слишком многочисленным детям скудной земли, любителям приключений и просто отважным сердцам оно открывало путь бегства. И намного в


ПУТЬ

Из книги Загадка Фестского диска и змеепоклонники автора Кучиньский Мачей

ПУТЬ Даже при беглом просмотре кодексов в глаза бросаются маленькие изображения, напоминающие следы босых ног, словно прошедших по странице. Их можно отыскать и на храмовых стенах. Комментаторы дали им название их «путь» — отли. Например, Лоретта Сежурне так писала об


Невеселый смех

Из книги Александр Невский. Спаситель Русской земли автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Невеселый смех Из книги Льва Аннинского «Русские плюс…» (М., 2004):Нет, все-таки это необъяснимо, несовместимо, нестерпимо, чтобы за семьсот лет не зарубцевалось! Но почему? Ведь англичане излечились от синдрома норманнского десанта и даже инсценируют битву при Гастингсе.


III. Путь и первый день в СЛОНе Путь. Прибытие и муштровка. Врачебный осмотр. Обыск. Первая работа

Из книги Нацистская пропаганда против СССР. Материалы и комментарии. 1939-1945 автора Хмельницкий Дмитрий Сергеевич

III. Путь и первый день в СЛОНе Путь. Прибытие и муштровка. Врачебный осмотр. Обыск. Первая работа Путь. По мере того как на перечисленных во второй главе «врагов советской власти» приходят выписки из протоколов заседаний коллегий ОГПУ с короткими «слушали и постановили»,


Путь на юг

Из книги 5000 храмов на берегу Иравади автора Можейко Игорь

Путь на юг В бирманских учебниках географии Бирму иногда изображают в виде кисти руки, пальцы которой обращены вниз, к югу. Каждый палец — это горная цепь, бегущая к морю от «ладони» — Гималаев. Горные цепи понижаются к югу, переходя в гряды невысоких холмов. Между


Путь в ВЧК

Из книги Восток - Запад. Звезды политического сыска автора Макаревич Эдуард Федорович

Путь в ВЧК Агранов, в общем-то, неплохо разбирался в психологии партийной, научной и художественной интеллигенции. И понимал ее значение в политической борьбе. Не столько из книг черпал понимание, сколько из собственного житейско-революционного опыта. В полицейских


1. Путь

Из книги Священное воинство автора Рестон Джеймс

1. Путь Тивериада и воды Галилейского моря находились на расстоянии пятнадцати миль по прямой от обильной водами цитадели Ла-Сафури. Добираться туда надо было по выжженной солнцем дороге, которая соединяла Назаретскую возвышенность на юге и гору Туран на северо-востоке.


ПУТЬ В КАНОССУ И ПУТЬ В ИЕРУСАЛИМ

Из книги Химеры старого мира. Из истории психологической войны автора Черняк Ефим Борисович

ПУТЬ В КАНОССУ И ПУТЬ В ИЕРУСАЛИМ В средние века католическая церковь, используя свое духовное господство, «окружила феодальный строй ореолом божественной благодати»[2].Римской церкви, несомненно, принадлежит сомнительная честь начать широкое использование фальшивых


Невеселый смех

Из книги Призраки истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Невеселый смех Из книги Льва Аннинского «Русские плюс…» (М., 2004.):Нет, все-таки это необъяснимо, несовместимо, нестерпимо, чтобы за семьсот лет не зарубцевалось! Но почему? Ведь англичане излечились от синдрома норманнского десанта и даже инсценируют битву при Гастингсе.


Путь Солнца — Путь Духа

Из книги От царской Скифии к Святой Руси автора Ларионов В.

Путь Солнца — Путь Духа По мнению одного из известнейших религиоведов нашего времени М. Элиаде, в древности прохождение лабиринта при определенных условиях было равнозначно обряду инициации, посвящения. И образ этот, разумеется, не исчерпывается только обрядовой