БЕЛОЕ ПЯТНО НА КАРТЕ РОССИИ. ВМЕСТО ПРОЛОГА

БЕЛОЕ ПЯТНО НА КАРТЕ РОССИИ.

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Минувшее десятилетие несколько устранило однобокость суждений о Колчаке: вышла добрая дюжина толковых, отнюдь не хулительных книг, сняты фильмы, художественные и документальные, написаны диссертации и пьесы. Спектакли об адмирале идут в Севастополе и Иркутске. На месте расстрела поставлен крест. В Кисловодском военном санатории «Благодать» открыт едва ли не первый в России музей Колчака, точнее, музейная комната, посвященная уроженке города Анне Васильевне Сафоновой-Тимиревой. Даже в Москве, в ограде храма на Соколе, можно прочитать имя адмирала Колчака на поминальной плите. Все это сделано стараниями энтузиастов, знатоков и ценителей отечественной истории. Официальные власти страшатся имени Колчака, то ли по преемственности от большевистских правителей, то ли от нежелания брать на себя еще одну заботу — увековечивать память «весьма спорного деятеля Гражданской войны», как оценили личность адмирала петербургские чиновники, когда инициативная группа горожан предложила отметить памятными досками дома, где жил и работал Александр Васильевич Колчак. В мемориальной прописке Колчаку отказали, как отказали и в реабилитации его по закону о жертвах политических репрессий. Его судебное дело отправили на правовую экспертизу в военный трибунал Забайкальского военного округа. По иронии истории делом Колчака занимался прокурор по фамилии Чапаев. Оттого ли, потому ли, но по всем статьям — лавина отказов: корабль назвать — отказ, восстановить на карте историческое название «остров Колчака» — отказ, повесить мемориальную доску на дом, где прошло детство, — отказ…

Однако среди самых выдающихся десяти полководцев России XX века россияне, утверждает далеко не самая лояльная к героям Белого движения газета «Новые известия», третьим после маршала Жукова назвали адмирала Колчака.

Лучшими памятниками адмиралу стали книги последнего времени, вышедшие, по счастью, без санкции Главлита. К их числу принадлежат биографическая повесть-хроника «Адмирал Колчак», написанная историком флота Константином Богдановым, «Огонь и пепел» (Неизвестный Колчак) Валерия Краснова, его двухтомник «Колчак. И жизнь, и смерть за Россию», монография Ивана Плотникова «Колчак», вышедшая в Ростове-на-Дону, книга алтайского исследователя Георгия Егорова «Последние дни Колчака», роман-эссе Юрия Власова «Огненный крест», роман Валерия Поволяева «Верховный Правитель», монография Валерия Синюкова «Александр Васильевич Колчак как исследователь Арктики», уникальное переиздание военных дневников отца и сына Василия Ивановича и Александра Васильевича Колчаков «Севастополь — Порт-Артур», предпринятое петербургским историком Александром Смирновым, замечательная документальная повесть Юрия Чайковского «Гранит во льдах» о русской полярной экспедиции, диссертационная работа авторитетного колчаковеда Сергея Дрокова… Все это составило многоплановую и яркую колчакиану, начатую эмигрантскими биографами адмирала Сергеем Мельгуновым, Михаилом Смирновым, Николаем Чириковым

На долю автора этой книги выпало немного открытий в судьбе Колчака, хотя и довелось немало походить по его стопам и в Санкт-Петербурге, и в Лондоне, и в Севастополе, и в Таллине (бывшем Ревеле), и в Хельсинки (Гельсингфорсе), и в Полярном (Александровске-на-Мурмане), и в Тикси, и во Владивостоке, и в Пирее; довелось зажечь свечу на месте гибели Колчака в Иркутске… Впрочем, за героем этой книги все равно не угнаться.

Вряд ли кто из россиян его времени поездил по миру, походил по морям столько, сколько он…

И то, что открылось мне в беседах с бывшими офицерами русского флота (а мне посчастливилось застать в ясной памяти и мичмана с «Цесаревича» Альфреда Бекмана, и последних гардемаринов Морского корпуса Александра Пышнова, Бориса Лобача-Жученко, Кербера…), в беседах с сыновьями тех, кто знал Колчака очень близко по службе и в жизни (контр-адмиралов Георгия Старка и Михаила Черкасского, капитанов 1-го ранга Алексея Щастного и Сергея Власьева), с дочерью капитана 1-го ранга Петра Новопашенного и внуком контр-адмирала Бориса Вилькицкого, с племянницами вице-адмирала Адриана Непенина и племянниками Федора Матисена и Анны Тимиревой; и то, что отозвалось в душе при чтении архивных документов, в тишине арктических снегов и на палубах ледоколов, — все в этой книге.

Ленинград. Май 1990 года

На Исаакиевской площади я сел в допотопный трамвайный вагончик с прямыми окнами в деревянных рамах. Этот экскурсионный трамвайчик, трамвай-воспоминание, повлек меня по старому Питеру, погромыхивая старинным железом… Девушка-гид перечисляла и экскурсионные маршруты: Петербург Пушкина, Петербург Блока, Петроград Ленина, Ленинград Кирова… Можно было пройтись по адресам Гоголя и Шаляпина, Андрея Белого и Скрябина, Ахматовой и Гумилева. Но был — был и есть! — я знал это доподлинно, Петербург Колчака. Город молча помнил этого человека, сделавшего свой самый первый вдох под его неприветливым небом.

Быть может, и поручни этого трамвайчика помнили пальцы Колчака — гимназиста, гардемарина, офицера… Я ехал к тому дому, где прошло его детство: Поварской переулок, 6. Разумеется, его не было ни в каких путеводителях, как не было в них и второго весьма важного в его жизни адреса — Большая Зеленина, 3… Я постоял перед обшарпанным, как и повсюду в округе, трехэтажным фасадом. Мысленно примерил на стену мраморную доску с золочеными буквами; «В этом доме прошли детские и юношеские годы выдающегося полярного исследователя, флотоводца и государственного деятеля России Александра Васильевича Колчака».

Потом я поднялся по запущенной за семь десятилетий без дворницкого догляда лестнице и позвонил в его бывшую квартиру. Три бойкие старушки — соседки по коммуналке — провели нежданного гостя на кухню, выслушали мое сообщение о прежних хозяевах квартиры и были изумлены и приятно польщены своей причастностью к имени этого известного всем человека.

Я тоже был удивлен: старушки, жизнь которых пришлась явно лишь на советские годы и которые ничего, кроме хулы о Колчаке не слышали, гордились тем, что жили в этом доме…

Два документа лежат на моем столе, знаменуя начало и конец жизни героя этих строк. Первый — выписка из метрической книги Троицкой церкви села Александровского Петербургского уезда; «У штабс-капитана морской артиллерии Василия Ивановича Колчака и законной жены его Ольги Ильиной, обоих православных и первобрачных, родился сын Александр, четвертого ноября, крещен пятнадцатого декабря 1874 года».

И второй — радиограмма председателя Сибревкома И.Н. Смирнова: «Ввиду движения каппелевских отрядов на Иркутск и неустойчивого положения советской власти в Иркутске, приказываю вам находящегося в заключении у вас адмирала Колчака.. с получением сего немедленно расстрелять. Об исполнении доложить».

Между этими бумагами сорок шесть лет жизни.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо пролога

Из книги Распутин. Выстрелы из прошлого автора Бушков Александр

Вместо пролога Всего через год с небольшим исполнится девяносто лет с той морозной ночи, когда в Петрограде (уже не Санкт-Петербурге), во дворе Юсуповского дворца сухо затрещали пистолетные выстрелы и к воротам бросились встревоженные городовые, и очень быстро оказалось,


Вместо пролога

Из книги Кукловоды Третьего рейха автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

Вместо пролога На календарях было 22 июня 1941 г. На православных календарях — 9 июня, День всех святых… Впрочем, миллионам людей сразу же с утра стало не до календарей и не до святцев. А сколько из них даже не успело подумать, какое сегодня число! Умирали во сне под рушащимися


ВМЕСТО ПРОЛОГА, ИЛИ РАЗРУШЕНИЕ МИФОВ

Из книги Бей первым! [Главная загадка Второй мировой] автора Никонов Александр Петрович

ВМЕСТО ПРОЛОГА, ИЛИ РАЗРУШЕНИЕ МИФОВ Мы – русские. Но что это значит?..Говорят, основой национального самосознания является национальная история. Говорят, история является закваской национального духа.Тогда грош цена такому самосознанию! И такому духу: они суть мыльный


2.3. ДО ПОРАЖЕНИЯ «ПУГАЧЕВА» ЕВРОПЕЙЦЫ НЕ ЗНАЛИ ГЕОГРАФИИ ЗАПАДА И СЕВЕРО-ЗАПАДА АМЕРИКАНСКОГО КОНТИНЕНТА. ГИГАНТСКОЕ «БЕЛОЕ ПЯТНО» И ПОЛУОСТРОВ КАЛИФОРНИЯ КАК «ОСТРОВ»

Из книги Реконструкция всеобщей истории [только текст] автора Носовский Глеб Владимирович

2.3. ДО ПОРАЖЕНИЯ «ПУГАЧЕВА» ЕВРОПЕЙЦЫ НЕ ЗНАЛИ ГЕОГРАФИИ ЗАПАДА И СЕВЕРО-ЗАПАДА АМЕРИКАНСКОГО КОНТИНЕНТА. ГИГАНТСКОЕ «БЕЛОЕ ПЯТНО» И ПОЛУОСТРОВ КАЛИФОРНИЯ КАК «ОСТРОВ» Обратимся к картам Северной Америки. Начнем с карты из Британской Энциклопедии 1771 года, в которой были


2.2. Как изображали северную Америку на картах XVII–XVIII веков До поражения «Пугачева» европейцы не знали географии запада и северо-запада американского континента Гигантское «белое пятно» и полуостров Калифорния как «остров»

Из книги Книга 1. Новая хронология Руси [Русские летописи. «Монголо-татарское» завоевание. Куликовская битва. Иван Грозный. Разин. Пугачев. Разгром Тобольска и автора Носовский Глеб Владимирович


Вместо пролога

Из книги Заговор маршалов. Британская разведка против СССР автора Мартиросян Арсен Беникович

Вместо пролога Однажды Бог как будто ненароком, К тому ж отнюдь не наугад, Назвал Историю Разведкой, Разведывающей назад…[1] Нетрудно предвидеть, какой взрыв эмоций может вызвать уже эта, первая из трилогии единого концептуального замысла — «Геополитика и разведка


Вместо пролога

Из книги Трагедия 22 июня: блицкриг или измена? [Правда Сталина] автора Мартиросян Арсен Беникович

Вместо пролога Когда историю войны захочется познать, Но не найдя там истины печать, Чрез сито неизвестного известное просей, Возможно, Правду будешь знать! Автор (по мотивам и на основе рифмы Рубаи великого поэта Востока Омара Хайяма) …Полвека назад разверзлась


Глава 1. СУЩЕСТВУЮТ ДВЕ ИСТОРИИ: ЛЖИВАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ… И ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ, ГДЕ ВИДНЫ ПОДЛИННЫЕ ПРИЧИНЫ СОБЫТИЙ [1] (Вместо пролога)

Из книги За кулисами Мюнхенского сговора. Кто привел войну в СССР? автора Мартиросян Арсен Беникович

Глава 1. СУЩЕСТВУЮТ ДВЕ ИСТОРИИ: ЛЖИВАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ… И ТАЙНАЯ ИСТОРИЯ, ГДЕ ВИДНЫ ПОДЛИННЫЕ ПРИЧИНЫ СОБЫТИЙ[1] (Вместо пролога) От времени до времени очень полезно подвергать пересмотру наши привычные исторические понятия для того, чтобы при пользовании ими не


Вместо пролога

Из книги Молодежь и ГПУ (Жизнь и борьба совeтской молодежи) автора Солоневич Борис Лукьянович

Вместо пролога Воспоминания… Которых нет сил позабыть… Сквозь жизненной бури туманы От сердца к ним тянется нить… Год 1920 Яркое, солнечное утро конца крымской осени… 1920 год, год отлива последней волны Белой Армии, раздавленной девятым красным валом…Гражданская война


ВМЕСТО ПРОЛОГА

Из книги Белая карта автора Черкашин Николай Андреевич

ВМЕСТО ПРОЛОГА Ленинград. Май 1990 годаНа Исаакиевской площади я сел в допотопный трамвайный вагончик с прямыми окнами в деревянных рамах, с другой, изогнутой на манер спинки финских саней… Этот экскурсионный трамвайчик, трамвай-воспоминание, повлек меня по старому


5.2. Белое пятно на месте Московской Татарии, захватывающее всю Сибирь и большую часть северной и северо-западной Америки

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

5.2. Белое пятно на месте Московской Татарии, захватывающее всю Сибирь и большую часть северной и северо-западной Америки В книге «Новая хронология Руси», гл. 11, мы предъявили факты, указывающие, что до поражения «Пугачева» в 1775 году на огромных территориях Сибири, Дальнего


Вместо пролога

Из книги Калиостро автора Яковлев Александр Алексеевич

Вместо пролога Кумир XVIII столетия Вольтер совершил то, что не удалось сделать многим поколениям еретиков и атеистов — он надолго лишил европейское человечество Бога. С помощью простого и изящного способа: объявив, что Бог — «не в моде». Так подготавливалось наступление


Великое переселение народов – белое пятно истории

Из книги Тайны Русского каганата автора Галкина Елена Сергеевна

Великое переселение народов – белое пятно истории После этого наступил период, называемый «Великим переселением народов». Это время фактически перевернуло европейский мир. Пала под ударами варваров и внутренних неурядиц Римская империя, исчезло с исторической арены


I. Карпато-русское москвофильство «белое пятно» отечественной истории и культуры

Из книги Геноцид карпаторусских москвофилов – замолчанная трагедия ХХ века автора Ваврик Василий Романович

I. Карпато-русское москвофильство «белое пятно» отечественной истории и культуры ВступлениеНа Фомино воскресенье, в этом году приходящееся на 6 мая, во Львове, на Лычаковском кладбище, у памятника «Всем погибшим за Единую и Неделимую Россию» священники единственного во