2. Гражданское управление города Рима. — Сената уже не существует. — Консулы. — Должностные лица города. — Знать. — Судебное устройство. — Префект города. — Папский двор. — Семь министров двора и другие придворные лица

2. Гражданское управление города Рима. — Сената уже не существует. — Консулы. — Должностные лица города. — Знать. — Судебное устройство. — Префект города. — Папский двор. — Семь министров двора и другие придворные лица

Наши сведения об общем положении римского народа в ту эпоху ограничиваются как мы видели, знакомством с воинской и гражданской организациями в той мере, в какой та и другая организация имели в своей основе цехи. Но еще более шатки наши сведения обо всем том, что касается муниципального устройства и гражданского управления города. От эпохи, следовавшей за временем Григория Великого, сохранилось мало первоисточников, и все, что можно извлечь из них и из замечаний летописцев, имеет больше отрицательное значение, чем положительное.

Древнего римского сената больше не существовало. С 579 г. о нем не упоминает уже ни один ни греческий, ни римский писатель, и это полное молчание убеждает нас в том, что сената не существовало, как говорит Агнелль Равеннский. Только в 757 г. древнее имя сената снова появляется на сцене несколько раз. Мы отметили его в первый раз в послании римского народа к Пипину, написанном вслед за избранием Павла I. Здесь сами римляне подписываются именем сената; мы имеем дело в этом случае, очевидно, с древней формулой Senatus Populusque Romanus, только уже иначе понимаемой. Это выражение, однако, не может быть действительным оправданием для тех, кто придерживается взгляда, будто сенат продолжал существовать и в те века. Во всяком случае, то время вполне благоприятствовало оживлению в памяти древних установлений римлян, так как тогда город освободился из-под власти византийцев и снова являлся главой некоторых провинций. И сенат снова воскрес, но уже только как имя и как воспоминание. Могущественные знатные роды, занимавшие первые должности в церкви, в войске и в городском управлении и облеченные титулами герцога (dux), графа (comes), трибуна и консула, являлись теперь вполне определившейся аристократией Рима, которая становилась опасной для пап. Эти-то оптиматы, или judices de militia, и предъявляли притязания на величественное имя сената.

Если бы сенат существовал в то время как коллегия, нет сомнения, что титул сенатора был бы в употреблении; мы, однако, не встречаем этого титула ни в одном из письменных памятников того времени; в своих письмах папы говорят об оптиматах, но никогда — о сенаторах. Если бы, далее, сенат имел значение представительного органа всей аристократии или совещательной по политическим делам корпорации при папе, мы, без всякого сомнения, нашли бы, что сенаторы являлись действующими лицами повсюду, где дело шло о важнейших интересах Рима, как, например, при избрании папы и в деловых сношениях с дворами Павии, Франции и Константинополя. Но как во времена Григория, так точно и в VIII веке нигде нет речи о сенаторах. Среди послов пап при дворах и папских уполномоченных по приему городов и установлению границ мы видим аббатов, епископов, придворных должностных лиц первого ранга, как, например примицерия нотариусов, саккеллария и номенклатора, и иногда — герцога; а в свите, сопровождавшей этих лиц в наиболее важных путешествиях, значатся, кроме клира, одни только оптиматы милиции; точно так же никогда не упоминается сенат и в тех случаях, когда посольство отправлялось с просьбой о помощи от имени всех классов Рима.

Таким образом следует признать, что римский сенат в его древней форме уже совсем не существовал, и мнение тех, которые полагают, что в VIII веке сенат еще сохранялся как городская курия или собрание декурионов, не может быть доказано. Упоминание о консулах, часто встречающееся в римских первоисточниках уже VIII века и еще более — последующих столетий, послужило основанием для выдающихся исследователей видеть в этих консулах декурионов или старейшин сената и таким образом придумать некоторую городскую коллегию, которая была названа этими исследователями Consulare. Но сан консула в описываемую эпоху вовсе не включал в себя такого рода деятельности; он был жалуем как милость или за деньги императорами еще в VI и VII веках, а позднее середины VIII века, вероятно, также папами, и не только в Риме, но и в Равенне, в Неаполе, в Венеции и даже в Истрии. В той же мере, в какой сан патриция встречался все реже, сан консула, наоборот, становился все более распространенным и постепенно утратил, наконец, свое значение. О сане патриция мы упоминали в последний раз, говоря о герцоге (dux) Стефане, которому в 743 г. Захария, уезжая к Лиутпранду, поручил начальство над городским войском. Затем этим саном были облечены уже исключительно Пи-пин и Карл как государи, которым была вверена защита церкви и принадлежала верховная судебная власть. Напротив, консульский сан римляне сохраняли по традиции от предков; знатные люди украшали себя этим титулом, обычно прибавляя к нему еще Eminentissimus; дети наследовали его, вероятно, так же, как сан герцога, а в одном случае этот титул оказывается распространенным даже на всю римскую знать вообще. Сан консула нередко встречался как в Риме, так и в Неаполе в сочетании с титулом герцога (dux), причем этот последний титул, а не первый, ставил лицо в высший ранг. Далее, сан консула стал настолько распространен, что в IX веке оказался присвоенным каждому должностному лицу, особенно судебного ведомства. Таким образом титул консула обратился просто в чиновнический титул, и мы встречаем таких консулов, как, например, consul et tabellio, consul et magister censi, consul ex meniorialis, а в IX веке даже consul et negotiator.

В византийскую эпоху высшие судебные и административные посты замещались распоряжением экзарха: он назначал герцога, который являлся начальником войска и правителем Рима и герцогства, и затем судей (judices), на которых возлагалось «управление городом»; под судьями следует понимать и собственно судей, и финансовых должностных лиц. И те и другие были подчинены герцогу, а в последней инстанции — префекту Италии. Но когда впоследствии папы стали властителями экзархата и Рима, назначение сказанных должностных лиц перешло к папам, последние стали посылать в Равенну и Пентаполис своих actores, т. е. административных лиц, которым под различными титулами была присвоена также и судебная власть. Точно так же и в Риме папы своей властью назначали высших лиц магистрата, судей, префекта города и военачальников, и это не подлежит никакому сомнению. С того времени, как должность герцога Рима, существовавшая еще в 743 г., оказалась упраздненной, папы стали считать самих себя правителями города. Поэтому мы находим в Риме уже не одного герцога, а многих, и эти должностные лица (несколько раз упоминаемые в VIII веке) являются часто, хотя и не всегда, также в роли администраторов города. Вообще со времени Пипина гражданское управление Рима выполнялось судьями и должностными лицами, которые стояли к папе в том же подчинении, в каком они находились раньше по отношению к экзарху, заступавшему на место императора. Но мы еще раз заметим, что Рим, находясь под властью папы как местного государя, хотя и не имел политической самостоятельности, тем не менее продолжал существовать как самоуправляющаяся община. Начала городского устройства, погибшего с падением империи, явились многообещавшими зародышами будущего в милиции, школах и цехах — этих важнейших установлениях того времени, бывшего переходом к средневековому муниципальному устройству.

Знатные люди, выдававшиеся своим положением, происхождением и богатством, управляли в качестве патронов, судей и военачальников и войском, и народом. В руках этих лиц было сосредоточено все влиятельное значение, и история города яснее, чем все другое, доказывает господство аристократов, совпадавшее и с устройством милиции, и с иерархией должностных лиц. Класс оптиматов вовсе не является корпорацией наследственных патрицианских фамилий; хотя иной римлянин и мог с гордостью ссылаться на существование в его роде и консулов, и герцогов, тем не менее мы не находим ни следа тех групп знатных фамилий, которые мы видим в позднейшие годы Средних веков. Древние роды сенаторов и консуларов вымерли, новые же только что еще создавались; те оптиматы, которых мы встречает в описываемую эпоху, были таковыми в силу занимаемого ими положения в церкви и в республике, а не вследствие их принадлежности к тому или другому роду. Власть этих оптиматов, как judices de militia, конечно, возрастала, когда они, как герцог Тото, были еще, кроме того, владельцами обширных земель и большого числа колонов. Занимая все важные посты при дворе папы — его министров, в милиции патронов, герцогов и трибунов, в юстиции — судей, эти оптиматы, без сомнения, ведали городским управлением под председательством, вероятно, префекта города. Хотя сената уже не существовало, тем не менее нельзя представить себе, чтобы город мог существовать без магистрата, ведавшего общественными делами и распоряжавшегося городскими средствами, которые получались с имений и налогов; точно так же нельзя допустить, чтобы Рим существовал без общинного совета, пополнявшегося выборами. Но так как уже с VII века Рим сохранял свою самостоятельность благодаря именно городской милиции, и только организация этой последней порождала в гражданах города чувство силы и сознание своего общественно-политического существования и своих прав, то начальники этой милиции оказались вместе с тем представителями граждан вообще и образовали городской совет. Таким образом можно признать, что муниципальный строй Рима в описываемую эпоху был военно-олигархическим.

Однако, как было организовано городское управление, нам неизвестно; порядок ведения ценза и управления общественными имуществами остается также невыясненным, как и деятельность эдилов, а все это, без сомнения, входило в круг ведения городской префектуры. Мы уже не слышим в Риме таких имен, как defensor, curator, principalis, pater civitatis, а в первоисточниках встречаются только некоторые обозначения для городских нотариусов и канцлеров. Эти древнеримские титулы следующее: chartularius et magister, также consul et magister censi urbis, exmemorialis urbis Romae, scriniarius et tabellio, consul et tabellio urbis Romae. Хартуларии в посланиях Стефана к Пипину, по-видимому, упоминаются с почетом вслед за герцогами и ранее графов и трибунов; они были должностными лицами городского Управления и иногда на службе у папы исполняли также обязанности судей. При Стефане III одним из самых влиятельных людей в Риме был Грациоз, «в то время хартуларий и затем герцог»; отсюда следует заключить, что он перешел с низшей городской должности на высшую. Что касается распределения общих судов в ту эпоху, то оно нам также мало известно; административная и судебная власти не были разграничены, и в качестве шеффенов, принимающих участие в судебных разбирательствах, папой произвольно могли быть назначены всякие чиновники. Таким образом, судебное устройство является совершенно запутанным; мы знаем только одно, что префекту города, так же как консулару в Равенне, принадлежала в Риме высшая уголовная власть и что обвиняемые в самых тяжких преступлениях предавались суду префекта даже самим папой. Но рядом с этим мы видим также, что по назначению папы время от времени в суде принимают участие консулы, герцоги, хартуларии и дворцовые судьи; все остальное совершенно неясно для нас, так как позднейшие судебные установления, а именно те, которые носили на себе характер двойственной — императорской и папской, власти, не могут быть отнесены к VIII веку. Не подлежащим сомнению можно признать следующее: прежнее судоустройство исчезло вместе с древним муниципальным устройством города; судебные должности, совмещавшиеся нередко с административными, замещались папой; но обладание судебной властью вытекало иногда из сана и положения лица, так что например, герцог, граф или трибун являлся в то же время судьей в сфере своего ведомства.

Гораздо более ясное представление мы можем составить себе об управлении папского двора, которое так сильно влияло на ход городских дел. С течением времени Латеранский дворец стал центром Рима и сосредоточил в себе всю церковную администрацию. Он был отражением тех контрастов, которыми было полно папство: управление церковными делами всех христианских провинций, кормление нищих, судопроизводство и прием податей — все это происходило здесь, в одной и той же местности, загроможденной зданиями. В представлении людей Латеран как бы наследовал императорскому дворцу, и у византийского двора были заимствованы вся табель о рангах служащих и весь церемониал, причем и то и другое подверглось, конечно, некоторому видоизменению в соответствии с духовным саном главы двора. В VIII веке при папе было формальное министерство. Зачатки последнего мы можем проследить еще в VI веке, но оно выступило во всем его значении только тогда, когда возникло церковное государство. Нотариусы и диаконы издревле делились по семи церковным округам, и здесь мы также находим семь должностных лиц, а именно: primicerius et securidicerius нотариусов, arcarius, saccellarius, protoscriniarius, primus defensor и nomenculator. Будучи клириками, эти должностные лица, однако, в силу занимаемого ими светского положения не могли подниматься по иерархической лестнице, подобно духовным, и оставались в ранге иподиаконов. Тем не менее они имели значение неизмеримо большее, чем все епископы и кардиналы, так как были высшими министрами папы, имели в своих руках всю исполнительную власть и более чем кто-либо влияли на избрание папы. Приходя в соприкосновение со всеми слоями народа, эти лица приобрели могущественную власть.

По примеру византийского двора все чины которого были подразделены на цехи, министры папы стояли также во главе цехов нотариусов. Первое место между нотариусами занимал их primicerius, и эта должность упоминается уже в середине IV века. Первоначально он был главой семи окружных нотариусов, на обязанности которых в эпоху, следовавшую за временем Константина, лежало наблюдение за канцелярией — scrimum. По существу примицерий был первым министром или государственным секретарем папы и не только заступал место последнего наряду с архипресвитером и архидиаконом, когда папский престол оказывался вакантным, но в этом случае и стоял собственно во главе управления. Затем следовал secimdicerius, или помощник государственного секретаря; оба эти министра были самыми влиятельными сановниками в Риме. Во всех торжественных случаях, как, например, во время процессий, они вели папу за руку и шли впереди епископов. По-видимому, эти сановники, — говорится в одном позднейшем отрывке о дворцовых судьях, — управляют не менее самого императора, так как он помимо их не предпринимает ничего важного. Таким образом понятно, что самые знатные оптиматы, и в том числе племянники пап, жадно добивались этих блестящих должностей, и мы видим, что консулы и герцоги возводятся в примицерий, как в сан, более высший.

Arcarius, казначей, был как бы министр финансов вообще; Saccellarius, также казначей производил из общественной кассы уплату жалованья войскам, раздавал нищим милостыню и распределял между клиром приношения (presbyteria). Эти финансовые чиновники время от времени вмешивались, конечно, в управление город-имуществом, так как сбором всех податей, таможенных пошлин, взимавшихся у ворот и мостов, и промысловых налогов заведовал аркарий, и все это поступало в папскую казну.

Протоскриниарии назывался так по имени Scrinium, или Латеранского архива; при последнем имелись scriniarii, т. е. секретари папской канцелярии, или tabelliones; на обязанности их лежало писание папских посланий и декретов, а на соборах они должны были прочитывать вслух состоявшиеся постановления. Главой цеха скриниариев был протоскриниарии, и все декреты направлялись предварительно к нему и уже затем утверждались примицерием.

Далее по рангу следовал primus defensor или primicerius defensorum; он был вместе и их главой. Со времени Григория Великого эти клирики также составляли окружную коллегию. Будучи первоначально ходатаями бедных, они затем стали защитниками интересов церкви, и мы видим, как они уже со времен Григория наряду с нотариусами и иподиаконами принимают, как rectores, участие в управлении церковными имениями. Таким образом в руках главы дефензоров была сосредоточена администрация патримониев; мы можем, следовательно, смотреть на примицерия дефензоров как на министра земледелия; этим, однако, крут его ведомства не исчерпывался, так как, стоя во главе дефензоров, он являлся охранителем прав церкви перед государством, епископами и частными лицами и затем ведал всем, что касалось колонов.

Последним в этом ряду придворным чином был nomenculator или adminiculator; его ведению подлежали все дела о сиротах, вдовах, обиженных и заключенных, и он был как бы министром благотворительности. К нему направлялись все лица, имевшие какую-либо просьбу к папе.

Все эти семь высших чинов церковного государства были известны в VIII веке под общим именем judices de clero, и оно отличало их от judices de militia: duces, consules, chartularii, magistri militum, comites и tribuni. Но когда с восстановлением империи папский дворец стал также и императорским, папские чиновники явились вместе с тем и императорскими, и им был присвоен титул judices palatini, дворцовые судьи, и judices ordinarii, так как их юрисдикция была приурочена к кругу их ведомства; уголовный суд, однако, оставался по-прежнему изъятым из их ведения как клириков. В VIII веке этим чиновникам не только была присвоена судебная власть в соответственной для каждого из них сфере, но они привлекались папой также к участию в разрешении различных правовых вопросов. В таких случаях эти чиновники являлись главным образом в качестве дипломатов и послов, и мы видели, что такое назначение получали именно примицерий и секундицерий нотариусов, далее — primus defensor, nomenculator и saccellarius; но arcanus и protoscriniarius, насколько нам известно, никогда не назначались на эти посты.

Кроме этих семи министров, при дворе папы существовали еще другие высокие Должности, занимавшие их лица составляли собственно придворный штат папы и имели м ножество подчиненных, которые также подразделялись на цехи; так были vicedominus или гофмейстер, cubicularius или камерарий, vestiarius — ризничий и библиотекарь. Ризничий пользовался не меньшим влиянием, чем министры, и потому оптиматы, имевшие сан консула и герцога, также усердно добивались получения и этой придворной должности. Будучи главой очень многочисленного цеха, вестиарий имел под своим надзором не только дорогие облачения, но и все те сокровища, которые хранились в ризнице — vestiarium. Затем он был несомненно также судьей, и это доказывается буллой Адриана от 772 г., которою приору ризницы была передана навсегда юрисдикция в спорных делах между монастырем Фарфой и населением «римской республики», разумея под ним жителей Рима и других городов свободных и рабов, духовных и военных. Далее мы встречаем еще сан superista дворца, который при Адриане соединен был с должностью камерария, а при Льве IV — даже с должностью magister militum; таким образом, этот сан был, по-видимому, вполне светским, соответствовал значению древнего сана curopalata или ризничего, совмещался с другими должностями и включал в себе верховный надзор над дворцовыми служащими.

Все эти придворные чины вместе с семью вышеназванными министрами не только являлись в роли судей, но имели значение primates и proceres cleri (прелаты настоящего времени), к которым мы относим также дефензоров, иподиаконов и окружных нотариусов. Возвращаясь в Рим из дальних патримониев, Сардинии, Корсики, Коттийских Альп и в прежние времена — из Калабрии и Сицилии, эти лица встречали здесь не меньший почет, чем те praetores и praesides, которые посылались Римом в древности для управления провинциями. Вслед за тем они уже по праву причислялись к primates церкви и жили в ожидании своей награды, которой являлось назначение на должность того или другого придворного министра. Но, впрочем, кардиналы и епископы не принадлежали к judices de clero, и этот сан относился только к сказанным придворным чинам. Таким образом, клерикальная знать имела двойственный характер: она принадлежала одинаково и к духовному сословию, и к сословию светских оптиматов. При этом мы видим, что ее влияние так же, как и влияние чисто светской знати, определялось тем положением, которое она занимала в бюрократической иерархии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Легенды Рима до основания города

Из книги Мифы и предания Древнего Рима автора Лазарчук Дина Андреевна

Легенды Рима до основания города О том, что происходило в древней Италии до основания Рима, нам известно не так много. Первый труд по доримской истории появился во II веке до н. э. за авторством Марка Порция Катона, собравшего предания как римские, так и соседних с Римом


Глава XV  ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА МОНАСТЫРЯ

Из книги Повседневная жизнь Европы в 1000 году автора Поньон Эдмон

Глава XV  ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА МОНАСТЫРЯ Все ли мы рассказали о клюнийских монахах? На первый взгляд, да. И тем не менее это не так. Мы пока что представили себе только образ жизни простых монахов. Остается понаблюдать за жизнью тех, кто имел различные титулы и составлял «кадры»


4. Выборные должностные лица

Из книги История Древней Греции автора Андреев Юрий Викторович

4. Выборные должностные лица Афины были политическим центром и гегемоном большого союза греческих городов (Первого Афинского морского союза в V в. до н. э. и Второго Афинского морского союза в IV в. до н. э.). В Афинах проживало многочисленное население, шла насыщенная


III. Должностные лица

Из книги Русская республика (Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада. История Новгорода, Пскова и Вятки). автора Костомаров Николай Иванович

III. Должностные лица Кроме князя, два лица были главными административными распорядителями в Новгороде: посадник и тысячский; их имена стоят впереди в грамотах; они представляли в себе собирательную и исполнительную силу Великого Новгорода. Слово посадник известно было


3. Удаление вандалов. — Судьба императрицы Евдоксии и ее дочерей. — Базилика Св. Петра. — Легенда о цепях св. Петра. — Вандалы не разрушили памятников города. — Последствия разрушения города вандалами

Из книги История города Рима в Средние века автора Грегоровиус Фердинанд

3. Удаление вандалов. — Судьба императрицы Евдоксии и ее дочерей. — Базилика Св. Петра. — Легенда о цепях св. Петра. — Вандалы не разрушили памятников города. — Последствия разрушения города вандалами Бедственная участь Рима вполне напоминает участь Иерусалима. Гензерих


1. Велизарий готовится к обороне Рима. — Витигес с готскими войсками подходит к городу. — Первый приступ. — Приготовления к осаде города. — Готы устраивают шанцы. — Оборона города Велизарием. — Витигес разрушает водопроводы. — Плавучие мельницы на Тибре. — Отчаяние римлян. — Готы требуют сдачи город

Из книги История города Рима в Средние века автора Грегоровиус Фердинанд

1. Велизарий готовится к обороне Рима. — Витигес с готскими войсками подходит к городу. — Первый приступ. — Приготовления к осаде города. — Готы устраивают шанцы. — Оборона города Велизарием. — Витигес разрушает водопроводы. — Плавучие мельницы на Тибре. — Отчаяние


2. Юбилей города, 1400 г. — Компании бичующихся. — Война с префектом города. — Непоты. — Завоевание Неаполя Владиславом. — Конец Гонората Фунди. — Бонифаций IX, господин церковной области. — Неудавшиеся попытки Колонн против Рима и покорность их. — Витербо изъявляет покорность. — Бесплодные попытки

Из книги История города Рима в Средние века автора Грегоровиус Фердинанд


5.2. Стены Китай-города, Белого города и Земляного города в Москве описаны Флавием как три стены, окружавшие Иерусалим

Из книги Раскол Империи: от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана. [Знаменитые «античные» труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Велик автора Носовский Глеб Владимирович

5.2. Стены Китай-города, Белого города и Земляного города в Москве описаны Флавием как три стены, окружавшие Иерусалим Вот что рассказывает Флавий о крепостных стенах Иерусалима. «ГОРОД ЗАЩИЩАЛИ ТРИ СТЕНЫ… ПЕРВАЯ из трех стен, Старая стена, была почти неприступна


Должностные лица и чиновники

Из книги История Венеции автора Бек Кристиан

Должностные лица и чиновники Говоря о духе, пронизывающем венецианские государственные институты, Браунштейн и Делор справедливо замечают: «Венецианская система представляет собой круг, центр которого незаметно перемещается, но окружность остается постоянной».Однако


Должностные лица

Из книги Всеобщая история государства и права. Том 1 автора Омельченко Олег Анатольевич

Должностные лица Еще одним принципом афинской демократии была жесткая подчиненность должностных лиц полиса органам народовластия. Все должностные лица (магистраты) не обладали собственной, хотя бы на основе законов, властью: их полномочия всецело определялись


Устройство древнего города

Из книги Прадедушка Аркаим автора Загидуллина Марина Викторовна

Устройство древнего города Итак, город представлял собой одновременно крепость и дом с большим подсобным хозяйством. Как же эта крепость была устроена?Прежде всего, внутрь дома не так-то и просто попасть. Так же, как зверь роет нору со множеством ответвлений, не