4. ПЕРЕЕЗД В ГАТЧИНУ

4. ПЕРЕЕЗД В ГАТЧИНУ

27 марта Александр III из Петербурга переезжает с семьёй в Гатчину, расположенную в 46 км к юго-западу от С. — Петербурга. В свою памятную книжку царь в тот день занёс краткую запись: «Переехали с Минни и детьми на жительство в Гатчину» (22, оп. 1, д. 270, л. 31). Переезд этот был не случаен. Петербургские сановники, напуганные убийством народовольцами Александра II, высказывали опасения относительно жизни его преемника. Об этом пишут в своих мемуарах Милютин, Валуев, Богданович и др. Вспоминая этот период, С. Ю. Витте говорит, что тогда «чувство преобладало над разумом» (84, т. 1, с. 132). Чтобы представить обстановку, в которой находился молодой император в первые дни царствования, достаточно привести одно из посланий Победоносцева, искренне тревожившегося за царя. «Ради бога, примите во внимание нижеследующее. 1) Когда собираетесь ко сну, — напоминает он Александру III в письме от 11 марта, — извольте запирать за собою дверь не только в спальне, но и во всех следующих комнатах, вплоть до выходной. Доверенный человек должен внимательно смотреть за замками и наблюдать, чтобы внутренние задвижки у створчатых дверей были задвинуты. 2) Непременно наблюдать каждый вечер перед сном, целы ли проводники звонков. Их легко можно подрезать. 3) Наблюдать каждый вечер, осматривая под мебелью, всё ли в порядке. 4) Один из ваших адъютантов должен бы был ночевать вблизи от вас, в этих же комнатах. 5) Все ли надёжны люди, состоящие при Вашем Величестве? Если кто-нибудь был хоть немного сомнителен, можно найти предлог удалить его…» (301, т. 1, с. 318—319).

Состояние глубокого волнения и страха императорской семьи мотивировалось также незнанием реальных сил революционеров-экстремистов. «Тревожное впечатление не укладывается, — записывает 5 марта в своём дневнике А. В. Богданович, — напротив, живёт и растёт с каждым днём. Трудно прийти в себя, опять начать прежнюю жизнь, отдаться прежним настроениям. Говорят, найдено много новых людей» (75, с. 47). Усилению тревоги и смятения в придворной среде способствовали и некоторые приближённые, намеренно преувеличивавшие опасность. Назначенный петербургским губернатором Баранов, например, распространял вокруг неправдоподобные слухи о раскрытых им новых заговорах и арестах. 15 марта Победоносцев пишет Тютчевой: «Баранов явился, едва держась на ногах. Со времени назначения он ещё не отдыхал ни днём, ни ночью. Ночью у него происходит главная работа. «Ну, завтра, — сказал он, — будет страшный день… Готовится покушение на государя и на принца прусского в четырёх местах по дороге; в одном месте, на Невском, соберутся люди, переодетые извозчиками, с тем чтобы открыть перекрёстные выстрелы». У него в руках был уже план всех предположенных действий. «… Теперь из 48 человек, которые должны действовать, 19 у меня в руках. Сейчас еду делать аресты. В эту ночь, — заключил он свой рассказ, — что ещё открою — неизвестно…» Представьте положение бедного государя, — замечает в этом письме Победоносцев, — который непременно должен был ехать сегодня в крепость, зная, что на каждом шагу его может ждать смерть».

Затем Победоносцев поведал Тютчевой о том, что перед Зимним дворцом, против Салтыкова подъезда роют по распоряжению Баранова канаву «при этом успели перерезать 17 проволок от мины» (416, 1907, кн. 2, с. 96). Таким образом, Баранов, разоблачённый вскоре из-за своего вранья, пытался доказать свою кипучую энергию в борьбе против страшного демона террора. Занимаясь розыском революционеров, Баранов ввёл досмотр пассажиров на железных дорогах, организовал заставы вокруг Петербурга и пикетирование казачьих разъездов. По его инициативе от каждого из 228 околотков столицы был избран при петербургском градоначальстве своеобразный «совет общественного спасения» в составе 25 человек. Практических результатов совет не дал. Вскоре о нём появился анекдот. Рассказывали: подписывают сначала «Совет 25-ти», и Баранов после них подписывает свою фамилию, выходит — «Совет 25 баранов». Деятельность «бараньего парламента», как его окрестили шутники, завершилась в начале лета. Некоторые исследователи считают, что совет при градоначальнике явился предшественником «Священной дружины», особенно его подкомиссия, занимавшаяся охраной царя и руководимая Воронцовым-Дашковым (см. 128, с. 311). В августе 1881 г., после упразднения С. — Петербургского градоначальства, Н. М. Баранов был назначен архангельским губернатором.

В Гатчине в загородном дворце Павла I царь провёл большую часть времени 1881-1894 гг., за что получил шутливое прозвище «гатчинский узник». Сам Александр хорошо знал и любил это место и провёл здесь в юношеские годы немало времени. Ещё в 1857 г. отец его перевёл сюда императорскую охоту и нередко брал сыновей с собой в заповедник. «Не раз задолго до 1 марта, — отмечает С. Д. Шереметев, — слышал я от него, что, если бы зависело от него, он тотчас бы переехал в Гатчину и что жизнь в Петербурге для него тягостна» (354, с. 479).

Объясняя причину переезда Александра III, его зять и двоюродный брат великий князь Александр Михайлович в своих воспоминаниях писал: «Сформировав Совет министров и выработав новую политическую программу, Александр III обратился к важному вопросу обеспечения безопасности царской семьи. Он разрешил его единственным логическим способом — именно переехав на постоянное жительство в Гатчинский дворец… Что же касается его государственной работы, то она только выиграла от расстояния, отделявшего Гатчину от С. — Петербурга. Это расстояние дало Александру III предлог для того, чтобы сократить, елико возможно, обязанности по представительству, а также уменьшить количество визитов родственников.

Император томился на семейных собраниях. Он находил бесцельной тратой времени бесконечные разговоры со своими братьями, дядями и двоюродными братьями (50, с. 64—65). Значительно уменьшилось число различных пышных приёмов, раутов, совещаний и балов.

Всегда лёгкая на подъём Мария Фёдоровна, понимая, что переезд на новое место есть необходимое условие их жизни, сначала без особого энтузиазма отнеслась к Гатчине. В письме к матери она сообщала: «На следующий день после их отъезда (сестры и брата. — Е. Т.) мы поехали сюда (в Гатчину), что поначалу было для меня ужасно. Но сейчас, когда мы устроились довольно красиво и уютно в маленькой скромной entre sol (антресоли) в большом дворце, я начинаю находить это лучше, чем я могла ожидать, потому что здесь спокойно, и я не должна принимать так много людей…» (10, оп. 1, д. 646). Как обычно всякая перемена прокладывает путь другим переменам, и через полгода хозяйка дворца императрица Мария Фёдоровна пишет матери уже в другом стиле: «Сейчас мы снова устроились в красивой Гатчине в наших маленьких, но очень удобных комнатах, которые стали даже более красивыми, потому что я взяла только старую красивую мебель, находящуюся здесь, всю в стиле jakob, которая смотрится так красиво» (10, оп. 1, д. 647, л. 182 об.). Переезд императора в загородную резиденцию произвёл гнетущее впечатление на петербургское общество. А. А. Половцов в тот же день 27 марта записал в своём дневнике: «В городе… сожалеют, что вместо Гатчины не избрана Троицкая лавра, куда можно ехать говеть для всенародного сведения. В Гатчине будут они жить ещё уединённее, чем в Петербурге, т. е. будут слушаться одних Победоносцева и Баранова, последний своими шарлатанскими выходками восстановляет против себя всех» (583, д. 18, с. 218). Посетивший Гатчину 31 марта с докладом императору Милютин оставил нам свои впечатления об этом визите. «В Гатчине, — пишет военный министр, — поражает приезжего вид дворца и парка, оцепленных несколькими рядами часовых с добавлением привезённых из Петербурга полицейских чинов, конных разъездов, секретных агентов и проч., и проч. Дворец представляет вид тюрьмы; никого не пропускают без билета с фотографическим на обороте изображением предъявителя. Гатчина и без того носит мрачный, подавляющий отпечаток; теперь же она производит удручающее впечатление. Их Величества живут в совершенном уединении. Объявлено, что государь будет принимать представляющихся лиц только по средам и пятницам» (187, т. 4, с. 51).

Известно, что самого Александра III усиленная охрана ставила в неудобное положение, обременяла и тяготила. И нередко охранники вынуждены были скрываться от него. «Я не боялся турецких пуль, — признавался с досадой царь, — и вот должен прятаться от революционного подполья в своей стране» (50, с. 65).

В то же время молодой император понимал, что спокойствие в стране — это немалое благо и во многом зависит от безопасности царской власти, уверенно исполняющей свой долг. Потеряв одного властелина России, нельзя рисковать потерять следующего. Как отмечает в своих воспоминаниях генерал Н. А. Епанчин, меры для обеспечения безопасности главы государства безусловно были необходимы, поскольку Гатчина, так сказать, поросла «травой забвения». Например, будочники, охранявшие дворцовый комплекс, стояли у своих будок с алебардами. Епанчин пишет, что ближайший к их даче будочник, добродушный чухонец, в то же время был у них дворником. Оставив алебарду в будке, он приходил на их дачу и работал как дворник, а затем вновь возвращался в свою будку. Бесспорно, такая средневековая стража не могла быть надёжной.

По указанию Воронцова-Дашкова охрана Гатчинского дворца была возложена на лейб-гвардии Кирасирский полк, занявший 11 внутренних и 19 наружных постов. Кроме того, специально выделенный полуэскадрон кавалерии выставлял 2 постоянных поста и высылал 2 разъезда с офицерами. Охрану парка и «Зверинца» несли назначенные от полка 4 офицера с 70 конными рядовыми. В первые полтора месяца пребывания монарха в Гатчине ежедневно в дворцовом карауле находилось до 170 человек. Для поддержки кирасиров в Гатчину был переброшен Терский эскадрон Собственного Его Величества конвоя, а из Варшавы вызван Кубанский дивизион. Эти подразделения сменяли кирасиров через день на постах внешней охраны и выставляли усиленные посты внутреннего наряда. Помимо этого была сформирована особая охранная команда от гвардейских полков — Сводногвардейская рота. В дополнение ко всему во время ежегодного пребывания царской семьи в Гатчине из столицы переводилась специальная дворцовая полицейская команда и отряды полиции (51, с. 5).

Случались и «перехлёсты». Так, ещё до переезда монарха были перекрыты все дачные калитки, через которые местные жители раньше ходили во дворцовый парк. Александр III, узнав об этом от Воронцова-Дашкова, сказал, что он не желает стеснять жителей и дачников Гатчины и, шутя, добавил: «Неужели же им удобнее будет лазить через забор». «В этом, — отмечает Епанчин, хотя и мелком, случае сказался и здравый смысл, и чисто русский юмор царя» (122, с. 176).

Осмотр комнат Арсенального каре дворца (комплекс залов XIX в., где жил император) без высочайшего согласия не разрешался. В порядке исключения желающим позволялось обозреть Главный корпус, представлявший залы XVIII в. Во дворце также размещалась и секретная часть, и морские минёры под руководством лейтенанта А. Смирнова для обеспечения безопасности на водах. Наряду с охраной императорскую семью в Гатчине в течение 13 лет окружал довольно широкий штат придворных служителей и свитских чинов. Эти люди выполняли специальные поручения императора, сопровождали прибывающих в Россию иностранных высочайших особ, находились «на всех выходах, парадах, смотрах… где Его Величество изволит присутствовать», несли дежурство при императоре во дворце или церемониях вне дворца. Кроме того, они принимали участие в проведении праздников, богослужений, театральных представлениях, приёмах, охотах и прогулках. «Положение о выходах при высочайшем дворе, о входе за кавалергардов, о предоставлении Их Императорским Величествам, о приглашениях на балы и другие при дворе собрания и о старшинстве придворных чинов и званий», утверждённое ещё в предыдущее царствование 13 апреля 1858 г., при Александре III было значительно упрощено. Как подметил Н. А. Вельяминов, из числа придворных и свиты помимо фрейлин графинь А. В. и М. В. Кутузовых и Е. С. Озеровой в Гатчине постоянно жили генерал-адъютант П. А. Черевин (дежурный генерал и по этой должности начальник охраны), его помощник генерал П. П. Гессе, командир сводного гвардейского полка флигель-адъютант С. С. Озеров, другие члены охраны, лейб-хирург Г. И. Гирш и воспитатели августейших детей. «Даже гофмаршал, — пишет Вельяминов, — бывал наездами. Кроме того, в Егерской слободе зимой жил начальник Императорской охоты генерал-адъютант Д. Б. Голицын с семьёй и ловчий государя Диц. Фрейлины помещались в нижнем этаже «арсенального каре», все остальные, как живущие, так и часто приезжавшие, имели свои квартиры в так называемом кухонном каре; там же было и помещение дежурного флигель-адъютанта и столовая для приезжавших. П. А. Черевин занимал 3-4 комнаты рядом со своей канцелярией, ведавшей охраной, и пользовался особыми правами: ему полагался в его квартире стол от двора на то число персон, которые он указывал» (394, т. 5, 1994, с. 279—280).

В определённой мере лицам высочайшего двора было вверено спокойствие империи. Молодой император, или гатчинский «военнопленный революции», как называли его классики марксизма, спутал на время все революционные карты. Мучимые страстями души были нейтрализованы, и «Гатчинский дворец стал наконец тем, чем он должен был быть, — местом трудов самого занятого человека России» (50, с. 65). Для нас небезынтересен и сам облик молодого императора в этот период. Хорошо нам известная А. Ф. Тютчева, бывшая многие годы фрейлиной императрицы Марии Александровны, встретившись в конце марта 1881 г. с Александром III, оставила нам о нём своё довольно любопытное впечатление. «Я знала государя с детства… — характеризует Александра А. Ф. Тютчева, — с этого раннего возраста отличительными чертами его характера всегда были большая честность и прямота, привлекающие к нему общие симпатии. Но в то же время он был крайне застенчив, и эта застенчивость, вероятно, вызывала в нём некоторую резкость и угловатость… В его взгляде, в его голосе и движениях было что-то неопределённое, неуверенное… Теперь… у него появился этот спокойный и величественный вид, это полное владение собой в движениях, в голосе и во взглядах, эта твёрдость и ясность в словах, кратких и отчётливых, — одним словом, это свободное и естественное величие, соединённое с выражением честности и простоты, бывших всегда его отличительными чертами. Невозможно, видя его… не испытывать сердечного влечения к нему и не успокоиться, по крайней мере, отчасти, в отношении огромной тяжести, падающей на его богатырские плечи; в нём видны такая сила и такая мощь, которые дают надежду, что бремя, как бы тяжело оно ни было, будет принято и поднято с простотой чистого сердца и с честным сознанием обязанностей и прав, возлагаемых высокой миссией, к которой он призван Богом. Видя его, понимаешь, что он сознаёт себя императором, что он принял на себя ответственность и прерогативы власти» (322а, с. 226—227).

Конечно, молодой государь не испытывал надежд, что террористы обойдут его своим «вниманием», и продолжал появляться на людях, сознавая, что самые строгие полицейские меры не смогут полностью гарантировать его безопасность. Напомню, что Александру III очень часто приходилось покидать Гатчину. Ежегодно в летнее время, как правило, на полтора месяца он переезжал с семьёй в Александрию, часть Петергофа, где продолжал трудиться, затем на три недели они отправлялись в Данию к родственникам императрицы.

По возвращении в Россию государь на некоторое время отправлялся в Крым, в обожаемую всеми членами его семьи Ливадию. Здесь, кстати, со временем была отмечена серебряная свадьба царской четы.

Когда императорская семья приезжала в Петербург, то резиденцией её был не Зимний, а Аничков дворец.

Императору кроме вышеназванных поездок приходилось нередко выезжать в различные места России, а также за границу, присутствовать практически на всех крупных учениях и смотрах войск, посещать многочисленные учреждения. В июле 1881 г. он побывал в Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Рыбинске, в августе — в Данциге для свидания с германским императором. В сентябре 1882 г. царь провёл смотр войскам Московского военного округа, тогда же в Первопрестольной посетил Всероссийскую художественно-промышленную выставку. В 1883 г. после возвращения с коронования в Москве присутствовал на открытии Свирского и Сяського каналов. В июне 1884 г. Александр III побывал в Финляндских шхерах, в июле — на закладке броненосного крейсера «Адмирал Нахимов», происходившей на Балтийском механическом заводе в Чекушах. В августе — сентябре того же года с семьёй совершил поездку в Вильно, Варшаву, крепость Новогеоргиевск и затем в Скерневицы, где встречался с императорами Германии и Австрии. В июле 1885 г. монарх побывал в Финляндии, в августе в Австрии, в Кремзире на встрече с императором австрийским. В марте — мае 1886 г. посетил юг России, в Николаеве присутствовал при спуске второго нового броненосного стального двухвинтового корабля «Екатерина II», в Москве провёл смотр войск. В августе — сентябре того же года император находился в Брест-Литовске на манёврах войск Виленского и Варшавского округов. В апреле 1887 г. посетил столицу Войска Донского — Новочеркасск, а в ноябре — Берлин. В августе — октябре 1888 г. правитель государства присутствовал на манёврах войск Харьковского и Одесского военных округов под Елисаветградом близ посада Новая Прага, а затем побывал в Спале, на Кавказе и Севастополе. Как видим, Александр III не был «гатчинским затворником», как его изображали раньше, а вёл довольно активный образ жизни.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Переезд из усадьбы, или Train de maison

Из книги Повседневная жизнь русской усадьбы XIX века автора Охлябинин Сергей Дмитриевич

Переезд из усадьбы, или Train de maison «Первый снег, напудривший деревья сада и пересыпавший белым пушком крыши флигелей и других надворных строений, бывал первым сигналом к переезду в город, из просторного удобного деревенского дома в еще более просторный, удобный и парадный


Глава 5 Переезд из Фив

Из книги Эхнатон. Фараон-вероотступник [litres] автора Вейгалл Артур

Глава 5 Переезд из Фив Судя по приведенной нами надписи, Эхнатон решил включить в состав своих владений и земли на западном берегу реки, напротив первоначально найденного им места; там были обнаружены пограничные стелы, такие же, как на восточном берегу. К тому времени,


Переезд Ленина в Россию

Из книги Ленин. Вождь мировой революции (сборник) автора Рид Джон

Переезд Ленина в Россию Теперь можно считать доказанным, что поездка Ленина в Россию через Германию произвела столь огромное впечатление не потому, что он – первый из эмигрантской массы вместе с ближайшими своими соратниками рискнул совершить эту поездку, а потому, что


Окончательный переезд

Из книги В сибирских лагерях. Воспоминания немецкого пленного. 1945-1946 [litres] автора Герлах Хорст

Окончательный переезд Не знаю, сколько прошло часов, прежде чем русские нанесли нам очередной «визит». Все произошло внезапно. Мы сидели возле печи. Мама пекла оладьи. Она первой увидела приближающихся русских и велела нам прятаться.Но было уже поздно.– Хайль Гитлер! –


Переезд

Из книги В сибирских лагерях. Воспоминания немецкого пленного. 1945-1946 [litres] автора Герлах Хорст

Переезд 24 мая 1946 года меня выписали из госпиталя и направили в двенадцатую рабочую бригаду. Я был счастлив, что снова поправился и набрал вес, а также заработал немного денег. Первое время мы работали на заготовке дров, а также сена для коров. Потом нас перевели на 145-й


Переезд в Индиану

Из книги В сибирских лагерях. Воспоминания немецкого пленного. 1945-1946 [litres] автора Герлах Хорст

Переезд в Индиану Довольно мило проведя время в Южной Дакоте, на вторую половину года пребывания в США я отправился на ферму в Индиану. На место я приехал 4 мая 1952 года. Мой новый хозяин жил в трех милях от Нью-Пэрис. Фермерство здесь отличалось выработкой большого


Переезд

Из книги В смертельном бою. Воспоминания командира противотанкового расчета. 1941-1945 [litres] автора Бидерман Готтлоб Херберт

Переезд В апреле 1947 г. трудовая бригада подготовила вагоны для перевозки скота на станции Боровичи, оборудовав их нарами и самодельными уборными. В один из теплых дней после полудня были собраны пленные из «рабочей группы III» и посланы на станцию для переезда. Среди них


Переезд в Москву

Из книги Фрунзе. Тайны жизни и смерти автора Рунов Валентин Александрович

Переезд в Москву Мы должны признать, что самая возможность дальнейших наших дипломатических успехов стоит в тесной связи с наличием хорошей вооруженной силы в распоряжении рабоче- крестьянского правительства… Чем крепче и мощнее будет наш вооруженный кулак в лице


Переезд в Харбин

Из книги Последний император автора Пу И

Переезд в Харбин В поезде, следовавшем в Харбин, лишь несколько человек, что были помоложе, еще проявляли хоть какой-то интерес к жизни — болтали, смеялись, не прочь были сразиться с надзирателями в карты. Остальные же в большинстве своем молчали, а если и говорили, то


Переезд в Америку

Из книги Русская Америка автора Бурлак Вадим Никласович

Переезд в Америку Капитан-лейтенант, чиновник Российско-американской компании, а в дальнейшем историк Петр Тихменев писал, что Шелехова беспокоило усиление недоброжелательного отношения жителей американских островов и Аляски к русским: «Видимое уменьшение пушных


Переезд в Пуллах

Из книги Совершенно секретно: БНД автора Ульфкотте Удо

Переезд в Пуллах После того, как лагерь в Оберурзеле быстро оказался слишком мал, в марте 1947 года было решено переехать в бывшее поместье Рудольфа Гесса в Пуллахе. Там и по сей день размещена центральная штаб-квартира немецкой внешней разведки. Следуя требованиям


ПЕРЕЕЗД ВО ФРАНЦИЮ (Страницы дневника)[4]

Из книги Дневники и письма автора Троцкий Лев Давидович

ПЕРЕЕЗД ВО ФРАНЦИЮ (Страницы дневника)[4] В феврале 1929 года мы прибыли с женой в Турцию. 17 июля 1933 г. мы выехали из Турции во Францию. Газеты писали, будто французская виза была выдана мне по ходатайству... советского правительства. Трудно придумать более фантастическую


ПРИЛОЖЕНИЕ Л. Седов. Переезд во Францию[13]

Из книги Дневники и письма автора Троцкий Лев Давидович

ПРИЛОЖЕНИЕ Л. Седов. Переезд во Францию[13] 24-го утром "Болгария" должна была придти в Марсель. По соглашению (и за специальную плату) [ Если я упоминаю об этом, то для того, чтобы показать, что дело было организовано не полицией. Всякий имеет право остановить пароход за


Е. Руднев Мой полет на аэроплане в Гатчину

Из книги Пилоты Его Величества [litres] автора Грибанов Станислав Викентьевич

Е. Руднев Мой полет на аэроплане в Гатчину По окончании праздника воздухоплавания, пользуясь некоторой свободой до укладки аппаратов, я решил предпринять несколько вылетов; сперва я хотел полететь на Кронштадт, Ораниенбаум, Петергоф и вернуться обратно, а затем


1728 Переезд двора в Москву

Из книги Хронология российской истории. Россия и мир автора Анисимов Евгений Викторович

1728 Переезд двора в Москву После свержения Меншикова у власти укрепился клан князей Долгоруких. Фаворитом императора Петра II стал князь Иван Долгорукий – довольно легкомысленный и развратный молодой человек, который вовлек юного императора в весьма сомнительные


Переезд в Москву

Из книги Памятное. Книга 1. Новые горизонты автора Громыко Андрей Андреевич

Переезд в Москву В 1934 году произошло событие, повлиявшее на мой дальнейший жизненный путь. Неожиданно для нас, аспирантов, руководство института объявило:– Ваша группа переводится в Москву в научно-исследовательский институт аналогичного профиля.Вот так новость!