5. А. Ф. ГРИММ

5. А. Ф. ГРИММ

Титова в начале мая 1858 г. сменил невежественный Август Фридрих Гримм, который в своё время преподавал всеобщую историю сыновьям Николая I — великим князьям Константину, Николаю и Михаилу. Но Гримм, не знавший русского языка, которому он не успел научиться за двадцать с лишним лет пребывания в России, ненавидящий всё русское, не сумел снискать привязанности своих воспитанников. Главный упор в своей системе воспитания он делал на математику, а в развитии духовности, чувств и ощущений — на музыку. По его настоянию изучение русского языка, словесности и истории было отодвинуто на второй план, а преподавание всеобщей истории и географии стало вестись на немецком языке, который царственные питомцы понимали плохо. Войдя в доверие к императрице, Гримм фактически получил более широкие права, нежели те, которые ранее имел Титов. Той же весной 1858 г. несколько были расширены полномочия главного воспитателя Н. В. Зиновьева, который возглавил созданную тогда Контору августейших детей. Секретарём этой конторы по протекции адмирала Литке был назначен молодой чиновник А. Ф. Оом.

30 мая, в день рождения Петра I, юные царевичи совместно с державными родителями и всей императорской фамилией присутствовали на открытии грандиозного Исаакиевского собора, созданного напряжённым долголетним трудом отечественных мастеров-строителей. Освещение этого великолепного храма подвело своеобразный итог полуторавековым усилиям самодержцев династии Романовых увековечить имя святого преподобного Исаакия Далматского, византийского монаха, ставшего покровителем основателя города и Российской империи Петра Великого, а также создать впечатляющий символ единства православия и государственности. Предыстория постройки собора началась в 1710 г., когда близ Адмиралтейства была сооружена деревянная церковь Исаакия Далматского, в которой 19 февраля 1712 г. Пётр I венчался с Екатериной I. В 1717 г. эта церковь была заменена каменной, разобранной из-за ветхости в середине XVIII в. В 1768-1802 гг. на вновь созданной городской площади (современная Исаакиевская) был построен первый Исаакиевский собор (проект архитектора А. Ринальди, строил архитектор В. Ф. Бренна). Возведённый на скорую руку, с незаконченной колокольней, собор дисгармонировал с торжественной застройкой центра города, поэтому в первом десятилетии XIX в. состоялся конкурс на проект нового собора. Сооружение собора велось в 1818-1858 гг. по проекту А. А. Монферрана, доработанному специальной комиссией (1821-1825 гг., В. П. Стасов, А. А. Михайлов 2-й и др.). Начиная с 1825 г., строительство храма чуть ли не ежедневно «надзирал» Николай I, внося существенные коррективы в проектные разработки. Например, четыре малые главы, окружавшие по проекту главный купол, были заменены на четыре колокольни, а на углах здания появились монументальные фигуры коленопреклонённых ангелов. В основание фундамента здания было забито 10’762 просмолённых сосновых свай. С огромными трудностями были сопряжены выломка огромных гранитных блоков из скал на побережье и островах Финского залива, погрузка их на специальные суда, транспортировка, обработка и наконец подъём и установка 112 колонн, из них 48 весом около 110 тонн каждая. Монументальный объём здания завершён металлическим куполом диаметром 21,8 М., установленном на высоком барабане, окружённом монолитными гранитными колоннами. Общая высота храма составила 101,5 м.

Внутренняя отделка собора содержит многие породы ценных камней: лазурит, малахит, порфир, мраморы разнообразных оттенков. Стены и своды покрывают многочисленные живописные и мозаичные картины, авторами которых являются известные художники К. П. Брюллов, Ф. А. Бруни, П. В. Басин, В. К. Шебуев, Т. А. Нефф и др. И внутри, и снаружи здание украшено скульптурой, выполненной по моделям И. П. Витали, Н. С. Пименова, А. В. Логановского, П. К. Клодта и других выдающихся мастеров XIX в. Громадные барельефы во фронтонах и многие другие изваяния изготовлены с помощью гальванопластики.

В ходе строительства был решён целый ряд сложных технических и инженерных задач. В архитектуре собора отразились новые веяния в русском зодчестве середины XIX в. После открытия и освящения Исаакиевский собор стал главным кафедральным собором С.-Петербургской епархии и считался «первенствующим в империи». Он вмещает несколько десятков тысяч человек.

После знаменательного церковного торжества, во второй половине июня, юным великим князьям была предоставлена возможность посетить некоторые священные обители северо-запада России. Поводом к этой поездке послужило возвращение Александра II из двухнедельного путешествия на север, в Соловецкий монастырь. 26 июня навстречу ему в Лодейное Поле, расположенное в 244 км от Петербурга на старинном Архангельском тракте, на пароходе-фрегате «Александрия» отправилась императрица в сопровождении четырёх сыновей и гостившей при дворе принцессы Вюртембергской Ольги Николаевны с супругом.

В тот же день царственные путешественники осматривали в истоке Невы из Ладожского озёра знаменитую Шлиссельбургскую крепость (ныне Петрокрепость), основанную новгородцами в начале XIV в. на Ореховом острове как форпост для борьбы со шведской экспансией. Особенно поразил Александра Александровича рассказ сопровождающего гида об опальном императоре Иоанне Антоновиче, трагически погибшем в стенах этой крепости.

На обратном пути с Лодейного Поля августейшие путники совместно с властителем России посетили обители в устье реки Свири и на островах Валаам и Коневец в Ладожском озере.

27 июня они побывали в Свято-Троицком Александро-Свирском мужском монастыре, основанном в 1484 г. Там, в Преображенском соборе, у чудесно сохранившихся нетленных мощей преподобного Александра Свирского была отслужена литургия и молебен с коленопреклонением.

Наиболее тёплый приём был оказан Александру II и его семье 28 июня в северо-западной части Ладожского озёра, на Валааме, на протяжении веков являвшемся духовном центром православной Руси и по праву называемом Северным Афоном. При выходе с корабля на берег царская семья была встречена игуменом и братией криками «ура» и проведена вверх по дороге, усыпанной свежими полевыми цветами, к собору Св. Сергия и Германа, основавших монастырь в начале XIV в. На приветствие настоятеля, благодарившего царскую чету за милостивое посещение обители, Александр II отвечал: «Это моё давнишнее желание. Слава Богу, что оно исполнилось». После обедни августейшие паломники побывали в келье игумена, осмотрели оба соборных храма и ризницу, любовались видом на озеро и на монастырском катере, на котором гребцами были монахи, а кормчим отец казначей, поехали в принадлежащие обители скиты Св. Николая и Всех Святых. Там монарх ласково беседовал со схимниками и при прощании поцеловал у каждого из них руку, а в церкви св. Николая цесаревич собственноручно поставил свечу пред иконою своего патрона. Возвратясь в монастырь, государь и его спутники вошли в трапезную и, заняв места за общим столом, присутствовали при обеде иноков. На старом братском кладбище среди могил иноков августейшие гости обратили внимание на захоронение шведского короля Магнуса. По монастырской легенде, флот Магнуса во время похода на Новгород и Карелию погиб, застигнутый бурей в Ладоге. Сам же король спасся на Валааме, где в благодарность за своё чудесное избавление от смерти принял православие, против которого раньше боролся, постригся в монахи с именем Григория и вскоре в 1371 г. скончался в монастыре. Настоятель проводил царскую семью на пароход и при прощании благословил императорскую чету и их детей. Когда пароход отчалил, братия на берегу запела «Спаси, Господи, люди твоя», Александр II с сыновьями взошли на штурманский трап, императрица — на палубу. Торжественное пение монахов сливалось с громкими криками «Ура!». Государь снял фуражку и поклонился насельникам обители. В знак памяти своего посещения августейшие дети подарили Валаамскому монастырю две драгоценные лампады к мощам преподобных Сергия и Германа.

На пути в Петербург 29 июня царственные путешественники посетили Рождество-Богородичный коневский мужской монастырь, расположенный на о. Коневец, в 3 км от западного берега Ладожского озёра, примерно в 100 км от столицы. Великие князья с интересом рассматривали огромный валун Конь-камень весом более 750 т, от которого происходит название острова. Монастырь был основан в 1393 г. преподобным Арсением Коневским, прожившим до этого 3 года на Афоне.

Вскоре по возвращении, выйдя из Кронштадта на пароходе-фрегате «Рюрик», царевичи побывали в Нарве, Выборге, на водопаде Иматра и озере Сайма. Пройдя по Сайменскому каналу, спустились обратно в Выборг, откуда шхерами проследовали на Пютерлакскую гранитную ломку и к устью реки Кюмени. В этом вояже, продолжавшемся со 2 по 11 июля, их сопровождали военные воспитатели, наставник Гримм, врач Обломиевский и секретарь Оом. Из-за интриг Гримма в этой поездке по наиболее восхитительным местам Финляндии не участвовал её знаток Грот.

Значительная часть июля и августа была посвящена занятиям в Петергофском лагере военно-учебных заведений, в рядах 1-го Кадетского корпуса. Изредка сыновья сопровождали своего августейшего отца на ученья, манёвры и смотры Гвардейского корпуса в Красном Селе.

1859 г. принёс немного изменений в системе обучения Александра и Владимира Александровичей. Всеобщую историю и географию им продолжали читать на немецком языке соответственно Мюнцлов и Венд. Отечественную историю им не преподавали. Гримм при каждом удобном случае пытался подчёркивать значение высокой германской культуры, по словам Погодина, «презирая веру, язык, литературу, историю, народ русский». Наиболее резкое неприятие создавшегося положения проявлял 14-летний Александр Александрович. Он с болью терял интерес к ранее любимым предметам — истории и географии.

25 июня, в день рождения императора Николая I, вся царская фамилия присутствовала на Исаакиевской площади при открытии ему памятника перед Мариинским дворцом. В числе приглашённых находился посланник от Пруссии князь О. Бисмарк. Памятник понравился большинству сиятельных особ. Он органически вписывался в пространство площади. Великие князья с интересом рассматривали пьедестал, разработанный архитектором О. Монферраном, по проекту которого строился Исаакиевский собор, и конную статую, изготовленную скульптором П. К. Клодтом. Николай I был изображён гарцующим на рослом скакуне, дугой выгнувшем шею. Очевидцы единодушно отметили непринуждённость позы всадника, облачённого в мундир офицера конногвардейского полка, естественность поворота головы, реалистичность выражения сурового державного лица. Уникальность массивной шестиметровой бронзовой конной фигуры заключалась в том, что она опиралась только на две точки опоры, которыми служили задние ноги коня. Превосходным произведением монументальной скульптуры оказался и пьедестал памятника. Скруглённые углы его в верхней части украшены четырьмя аллегорическими женскими фигурами, выполненными скульптором Р. К. Залеманом и олицетворяют Правосудие и Силу, Веру и Мудрость. Головы этих фигур стали портретными изображениями императрицы Александры Фёдоровны и дочерей Николая I — Марии, Александры и Ольги. Отлично были исполнены и четыре барельефа в средней части пьедестала, изображающие деяния «железного императора». Один из них — «Поднесение Сперанским свода законов», создан скульптором Р. К. Залеманом, три других — скульптором Н. А. Рамазановым; они воспроизводили подавление восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 г., усмирение холерного бунта в 1831 г. и открытие железной дороги Москва — Петербург в 1851 г. Столичные острословы сразу же уяснили, что памятники Петру Первому и Николаю I находятся на одной оси, обращены в одну сторону и отгорожены друг от друга Исаакиевским собором. Говорят, что уже на следующий день после открытия, на сгибе передней правой ноги коня висела табличка с надписью «Не догонишь!», а по городу разнеслась поговорка: «Коля Петю догоняет, да Исаакий мешает». Были и другие варианты. Неизвестный поэт посвятил монументу свои стихи:

Бронзовый царь гарцует,

Повод зажав в кулаке.

Ветер морозный дует,

Замер собор вдалеке.

Бронзовый конь играет,

В кровь удила закусив.

Мрачно народ взирает,

Руки по швам опустив.

8 сентября 1859 г., когда старшему брату цесаревичу Николаю Александровичу исполнилось 16 лет, состоялась торжественная церемония провозглашения его юридического совершеннолетия. В этот день в присутствии членов императорской семьи и сановной знати он принёс духовную присягу на верность государю и гражданскую присягу на верность Отечеству. Сразу же после принесения присяг наследник престола был отделён от младших братьев и получил специальные апартаменты в Зимнем дворце.

К концу 1859 г. на рождественские праздники, которые традиционно с ёлкой отмечались царской семьёй, в Петербург приехал главнокомандующий Кавказской армией князь А. И. Барятинский. Ему как победителю знаменитого предводителя горцев Шамиля было присвоено звание фельдмаршала. По установленному правилу новому 44-летнему фельдмаршалу были представлены все высокопоставленные военные лица, в том числе и сыновья императора.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 2 Корреспонденты. Гримм [123]

Из книги Вокруг трона автора Валишевский Казимир

Глава 2 Корреспонденты. Гримм [123] I. Официальная и интимная переписка. – Мадам Жоффрен. – Мадам Биельке. – Северная Почта. – II. Вольтер. – Фридрих II. – Иосиф II. – Принц де Линь. – Переписка и слог восемнадцатого века. – Циммерман. – Французские и немецкие философы. –


 Гримм, Ханс

Из книги Энциклопедия Третьего Рейха автора Воропаев Сергей

 Гримм, Ханс (Grimm), (1875–1959), один из наиболее известных писателей Третьего рейха. Родился 22 марта 1875 в Висбадене. Изучал политологию в Лозанне, Мюнхене и Гамбурге, позднее возглавил Колониальный институт в Гамбурге. 15 лет провел в германской колонии Юго-Западная Африка и в


20. Ганс Гримм и его фундаментальный анализ Гитлера, национал-социализма и еврейского вопроса

Из книги Миф о шести миллионах автора Хогган Дэвид

20. Ганс Гримм и его фундаментальный анализ Гитлера, национал-социализма и еврейского вопроса Ганс Гримм (Hans Grimm), выдающийся и по-настоящему независимый немецкий писатель (умерший в 1959 году), написал, вне всякого сомнения, лучшую для своего времени книгу о идеях и программе


ГРИММ, Ханс

Из книги Всемирная история в изречениях и цитатах автора Душенко Константин Васильевич