2. ПЕРВЫЕ ВОСПИТАТЕЛИ

2. ПЕРВЫЕ ВОСПИТАТЕЛИ

Тогда же в 1849 г. первым по времени воспитателем будущего властителя России стал генерал-майор Николай Васильевич Зиновьев, который в день рождения наследника 17 апреля был назначен Николаем I состоять при его августейших внуках — Николае, Александре и Владимире Александровичах.

47-летний Зиновьев лично был известен императору как один из преданных ему офицеров, проявивший себя при осаде крепости Варны в Русско-турецкую войну 1828-1829 гг., а с 1844 г. успешно руководивший Пажеским корпусом, самым привилегированным и престижным военно-учебным заведением России.

В качестве помощников ему определили с 6 декабря 1849 г. полковника Григория Фёдоровича Гогеля, а с 1853 г. полковника Николая Геннадиевича Казнакова.

Определённой системы воспитания, как для старшего сына Николая I (будущего императора Александра II), выработано не было. Первые наставники внуков Николая I оказались довольно разными людьми по своим воззрениям и образованию. И в дальнейшем школа воспитания цесаревича Николая Александровича и его братьев была крайне разнообразна, а воспитателями оказывались случайные люди. Известно, например, что Зиновьев, человек религиозный и строгих правил, зачастую действовал под влиянием своей умной жены Юлии Николаевны, рождённой Батюшковой, бывшей фрейлины императрицы Александры Фёдоровны. В этих случаях его взгляды и суждения были правильны и человечны. К сожалению, он подпадал и под другие влияния. Тем не менее за годы своего пребывания в должности воспитателя великих князей Зиновьев заслужил любовь и уважение своих питомцев, сохранивших о нём добрую память. Николай Васильевич постоянно пользовался благорасположением высочайших лиц государства и регулярно удостаивался их поощрения.

В 1850 г. он был назначен в свиту императора, через 2 года произведён в генерал-лейтенанты и 19 февраля 1855 г. назначен генерал-адъютантом. В 1859 г. в ознаменование дня совершеннолетия цесаревича Николая Александровича получил при высочайшем рескрипте золотую украшенную бриллиантами табакерку с портретом Их Величеств и Его Высочества (249, т. 10, с. 405).

В следующем году Н. В. Зиновьев назначается членом Комитета о раненых. В дальнейшем к его помощи не раз обращались при решении чрезвычайных и значимых проблем.

41-летний Гогель был назначен в помощники Зиновьеву по рекомендации покойного великого князя Михаила Павловича, который знал его как отличного фронтового офицера л.-гв. Волынского полка, а потом как примерного батальонного командира Института инженеров корпуса путей сообщения.

Действительно, Гогель отличился в сражениях при подавлении польского мятежа в 1831 г. Однако в 1836 г. за участие в дуэли состоял под судом, 3 месяца провёл на гауптвахте. Со временем восстановил своё честное имя. Был помощником директора института. Был женат на дочери генерал-лейтенанта С. М. Степовой. В период пребывания при великих князьях следил за их выправкой, заботился об оснащении их помещений, об их одежде и туалете. Особенно он был изобретателен при устройстве праздников и увеселений и подготовке юных князей к разводам и парадам. К сожалению Гогель был совершенно не способен влиять на духовное развитие своих питомцев. Уже в 1852 г. Григорий Фёдорович назначается флигель-адъютантом и производится в генерал-майоры. Через два года ему присваивают звание генерал-адъютанта и назначают в свиту Его Величества. 8 сентября 1859 г. по случаю совершеннолетия цесаревича Николая Александровича Гогель получил на 12 лет аренду по 3’000 руб. в год (потом продолжена на 6 лет). 6 декабря 1860 г. он произведён в генерал-лейтенанты и назначен помощником главноуправляющего Царским Селом. В то же время некоторые современники, хорошо знавшие Зиновьева и Гогеля, весьма критично отзывались о них.

Князь П. В. Долгоруков, например, считал, что оба воспитателя были людьми честными, но бездарными представителями николаевской эпохи, вовсе не понимающими потребностей времени.

Наиболее способным и образованным среди первых воспитателей считался 29-летний Н. Г. Казнаков. После окончания Императорской военной академии в 1847 г. первым с награждением большой серебряной медалью он был переведён в гвардейский Генеральный штаб.

В 1850-1853 гг. Казнаков, являясь адъюнкт-профессором тактики в Военной академии, читал лекции по этому предмету старшим офицерам гвардейского корпуса. В дни своей воспитательной деятельности с 1853 по 1861 г. Казнаков проявил себя эрудированным, внимательным и доброжелательным педагогом. Однако воспитательная роль его была пассивной. Зиновьев, относившийся к нему как к родному сыну, видимо, считал его недостаточно опытным или слишком молодым для того, чтобы принимать его взгляды и мнения и, следовательно, действовать в разрез с установившимся порядком. Сознавая это, Казнаков как честный человек вскоре стал скучать, тяготиться своим положением и жаждал другого назначения.

В 1855 г. он получил звание флигель-адъютанта, а в 1858 г. произведён в генерал-майоры с зачислением в свиту Его Величества. В 1861 г. Николай Геннадьевич был командирован в Калужскую губернию, для того чтобы контролировать введение в действие положения о крестьянах. При этом за правильное решение возникших недоразумений в одном из имений получил высочайшее благоволение и в том же году назначен начальником штаба отдельного гренадерского корпуса.

Кроме военных воспитателей, или, как называли их при дворе, гувернёров, с двумя старшими сыновьями цесаревича продолжала заниматься Скрипицына, а с нового, 1850 г., по два раза в неделю давали им уроки учитель гимнастики Август Линден и учитель танцев Огюст.

Ежедневно дети вставали в 7 часов утра, после молитвы до занятий ходили здороваться с родителями и с императорской четой. Нередко «грозного анпапа» встречали в парке во время его обычной утренней прогулки, «чинно становились перед ним во фрунт и снимали фуражки, за что каждый получал по звонкому поцелую» от него. Около часа до завтрака ребята занимались с Хреновым маршировкой и ружейными приёмами. После завтрака дважды в неделю они обучались воспитателями и дважды занимались гимнастикой на сетке. Каждый день в полдень начинался урок у Скрипицыной. В два часа следовал обед, после которого ходили гулять с гувернёрами, либо ездили по окрестностям Царского Села в шарабане, тележке или верхом на маленьких лошадках. В 4 часа подавали чай, затем два раза в неделю проходил урок танца и дважды занятия со Скрипицыной.

Свободное от занятий время посвящалось прогулкам с воспитателями, пешком или в экипаже, а также различным играм (с оловянными солдатиками, в войну, в лошадки, в охоту и др.), катанию на лодках. С 7 часов вечера дети проводили время за чайным столом в Китайской комнате у своей «мама» Марии Александровны. Здесь же находился цесаревич Александр Николаевич с состоявшими при нём лицами. Чай разливала обычно дежурная фрейлина. Это время было самым отрадным для детей, где они испытывали радость общения со своими родителями, обменивались впечатлениями, получали от них поощрения, наставления и пожелания. Приняв благословение от отца и матери, обычно в 8 часов вечера, дети отправлялись спать.

В воскресные и праздничные дни после обеда к царевичам приглашались их сверстники из семей российской элиты (Никса и Володя Адлеберги, Саша Паткуль, Гриша Гогель и др.), с которыми они проводили время до вечера. «Те часы, которые мы проводили во дворце, — вспоминала позже А. П. Болотовская, — были для нас прямо чем-то сказочным. В длинной галерее Большого царскосельского дворца были собраны всевозможные игрушки, начиная с простых и кончая самыми затейливыми, и нашему воображению представлялся тут полный простор. Помню как сейчас длинную вереницу всяких экипажей, приводивших нас в неописуемый восторг. Однако, несмотря на обилие, разнообразие и роскошь игрушек, одной из любимейших наших забав была игра в лошадки, а так как у меня… были длинные локоны, то я всегда изображала пристяжную. Великий князь Александр Александрович вплетал в мои локоны разноцветные ленточки, садился на козлы, и мы с гиком летели вдоль всей галереи…» (51а, с. 43).

По давно устоявшейся традиции к 1 июля, дню рождения императрицы Александры Фёдоровны и её бракосочетанию с Николаем Павловичем, двор непременно переселялся в Петергоф (в переводе с голландского «двор Петра»), или, как его называли в XVIII в., Русский Версаль, а позже Столица фонтанов. Это место, расположенное в 29 километрах от Петербурга на южном берегу Финского залива, произвело на царицу ещё в 1817 г., по её признанию, большее впечатление, нежели Павловск и Царское Село. По дерзновенному замыслу Петра I в небывало короткие сроки здесь были разбиты парадные парки и дворцы, превосходящие по красоте и роскоши европейские. Ко времени царствования Николая I Петергоф представлял собой уже внушительный архитектурно-художественный комплекс, включавший несколько парков, дворцовых зданий и павильонов, десятки фонтанов, каскадов и множество мраморных, бронзовых свинцовых статуй, бюстов и барельефов. Пышность и великолепие Петергофа прежде всего демонстрировал со стороны моря Большой дворец, вытянутый почти на 300 метров единым ярким фасадом.

Под влиянием желаний и вкуса своей супруги Николай I превратил за годы своего правления пустынную местность вокруг Петергофа в роскошные парки, застроенные изящными и причудливыми павильонами и дворцами. Почти каждый год в Петергофе, словно в волшебной сказке, появлялось новое сооружение. Уже в 1826-1829 гг. восточнее основного ядра по проекту архитектора шотландца А. Менеласа, работавшего в России, создаётся дворцово-парковый ансамбль «Александрия», названный так по имени жены Николая I. Основные строения парка расположились на его верхней террасе. В её восточной части в эти же годы возведена главная постройка — дворец Коттедж (в переводе с английского — «сельский домик»). Он представляет собой удивительно красивое, чётко спланированное двухэтажное здание с мансардой. 14 июля 1829 г. дворец был освящён и затем подарен императором Александре Фёдоровне. С 1 августа Коттедж стал именоваться Александрией — дачей Её Величества. Вскоре были закончены такие оригинальные сооружения, как Готическая капелла (церковь Святого благоверного великого князя Александра Невского), Ферма, Телеграфный домик, Караулка, Готический колодец и другие. В 40-х гг. XIX в. по проектам русского архитектора А. Штакеншнейдера вдоль фонтанного водовода Петергофа были также разбиты обширные парки — Колонистский, Луговой, Озерковый и Бельведерский сад. Тем же зодчим построены на искусственных островах Ольгина пруда павильоны: Ольгин, Царицын и Озерки (Розовый) у начала чугунных фонтанных труб. На самой большой возвышенности в окрестностях Петергофа Бабигоне Штакеншнейдер возвёл дворец Бельведер (с итальянского — «прекрасный вид»), напоминающий древнегреческий античный храм.

Любимым местом императрицы стал утопающий в зелени и цветах Коттедж, а цесаревич и цесаревна с детьми располагались в Ферме, вокруг которой возникали разнообразные постройки для учёбы и игр подрастающих великих князей. Там появились детская крепость, пожарная каланча, водяная мельница, крестьянская избушка, а на берегу Финского залива — детская фермочка.

Конечно, в небольших комнатах Фермы братьям жилось не столь просторно, как в огромных покоях роскошного Екатерининского дворца в Царском Селе. Тем не менее учёба с ними продолжалась по-прежнему. Занятия были не обременительны, они много гуляли по прекрасным петергофским паркам и окрестным рощам, где собирали грибы и ягоды. Особенно нравилось им бывать в районе небольшого увеселительном дворца Петра I Монплезира (по-французски — «моё удовольствие»), откуда открывалась широкая панорама моря и в отдалении просматривался Петербург. Нередко они отправлялись в гости в Сергиевку к великой княгине Марии Николаевне (местность эта известна под названием Собственная дача), в Ораниенбаум к Елене Павловне (вдове великого князя Михаила Павловича), в Стрельну к дяде Косте и тёте Сани. Вечерами дети часто слушали музыку оркестров гвардейских полков, которую те исполняли перед Большим дворцом.

С осени 1850 г., по возвращении двора в Петербург, обоих старших братьев начали учить в манеже верховой езде, которую преподавал им берейтор Барш под высшим руководством обершталмейстера генерал-адъютанта барона Е. Мейендорфа.

О ходе обучения своих августейших подопечных, их поведении, взаимоотношениях, физическом развитии, наклонностях, достижениях, шалостях, допущенных ошибках воспитатели и преподаватели систематически рапортовали наследнику.

Одним из главных положительных качеств, зафиксированных у великого князя Александра Александровича в отзывах его пестунов, было старание.

Уже в сентябре 1850 г. Зиновьев несколько раз в докладах отмечает старание пятилетнего Александра к строевым занятиям. В итогах за июнь 1855 г. воспитатели сообщают, что к чистописанию великий князь относился «очень серьёзно и старательно». Другими важными особенностями его склада были развитые с детства чувства самолюбия и справедливости.

По достижении 7-летнего возраста, великих князей одного за другим отделяли, поручая их воспитателям. По установившейся традиции все великие князья в день рождения или крещения зачислялись в гвардейские полки и назначались шефами различных частей. Так «железный» император Николай I записал Александра Александровича в списки лейбгвардии Гусарского, Преображенского и Павловского полков и поставил его шефом Астраханского карабинерного (позже 12-го Драгунского) полка.

В последующие годы многочисленные государственные и семейные праздники служили поводом для тиражирования шефства и зачисления в полки, пожалования высочайших наград и производства в офицерские звания.

Со временем он становится шефом более чем 10 полков и подразделений.

В семилетнем возрасте великий князь Александр получил чин прапорщика, в 10 лет стал поручиком, в 14 — штабс-капитаном, в 18 — произведён в полковники.

При всех своих недостатках первые воспитатели многое сделали для того, чтобы их питомцы познали основы военного дела, сызмальства прониклись уважением к воинской доблести и славе русского оружия, могли достойно ценить боевые подвиги соотечественников.

Через несколько лет в день принятия присяги (20 июля 1865 г.) великий князь Александр Александрович в рескрипте на имя Зиновьева, отдавая должное своему воспитателю, отмечал: «Николай Васильевич! Я помню всегда, что от вас первых слышал я о тех правилах чести, любви и преданности Государю и Отечеству, которые и составляют сущность присяги, принесённой мною сегодня пред престолом Всевышнего. Помолитесь вместе со мною, чтобы Бог помог мне во всех обстоятельствах жизни руководствоваться только теми побуждениями, которым в самых юных летах моих вы старались положить основание в моём сердце. В память этого великого дня в моей жизни, препровождаю вам табакерку с моим портретом и прошу вас сохранить ко мне навсегда вашу дружбу и привязанность».

В день коронации в 1883 г. Александр III, вспомнив об одном из здравствующих своих первых воспитателей, Н. Г. Казнакове, бывшем в то время уже генералом от инфантерии, вручил ему бриллиантовый перстень со своим портретом.

Для расширения кругозора великого князя Александра Александровича существенную роль имели регулярные экскурсии, поездки и путешествия. Первая поездка была совершена им в 4-х летнем возрасте вместе с августейшими родителями в июне — августе 1849 г. на пароходе «Грозящий» в Ревель (ныне г. Таллин) и обратно в Петергоф. В августе — сентябре 1851 г. он ездил в Москву по только что сооружённой железной дороге с императорской четой, своими родителями и многочисленными родственниками. В июне — июле 1852 г. Александр отправляется на грязевой и климатический курорт Гапсаль (ныне г. Хаапсалу в Эстонии) вместе с августейшей родительницей и своими братьями для лечения морскими ваннами из-за золотушного предрасположения юных великих князей. Курорт этот, основанный в 1825 г., когда по инициативе местного врача К. А. Хунниуса была построена грязелечебница, постепенно становится излюбленным местом отдыха титулованной сановной знати. В Гапсале занятия с великими князьями продолжаются. Закон Божий преподавал протоирей Рождественский, французскому учил Куриар. Место Скрипицыной в изучении русского языка занял Классовский, а гимнастическим упражнениям обучал Дероп.

Наиболее яркой личностью из этих преподавателей был Владимир Игнатьевич Классовский, происходивший из дворян Тамбовской губернии. Окончив курс Московского университета по первому отделению философского факультета со степенью кандидата, он с 1836 по 1843 г. работал учителем латинского и русского языков в провинциальных и московских гимназиях. За совершённое им в припадке психического расстройства покушение на самоубийство был удалён от обучения. Затем, увлёкшись революционными и отчасти атеистическими учениями, он уехал за границу, где прожил около пяти лет. Тяжёлая и продолжительная болезнь и неожиданное выздоровление произвели на него такое сильное впечатление, что он совершенно отказался от прежних взглядов и впал в мистицизм. Позже он сумел преодолеть эту слабость и развил в себе спокойное и здравое миросозерцание. Последние два года за границей он обучал детей графа Чернышёва-Кругликова в качестве наставника, а вернувшись в Россию, получил место учителя русского языка в Пажеском корпусе, откуда и был приглашён преподавать тот же предмет августейшим детям. Как преподаватель он оказывал довольно сильное влияние на своих учеников. В 1867 г. Классовский был назначен инспектором классов Елизаветинского института, а в 1874 г. — членом учёного комитета Министерства народного просвещения. Он оставил значительное количество научных работ, в своё время пользовавшихся известностью (249, т. 11, с. 729; 263а, с. 70). По оценке Ф. Оома, секретаря собственной конторы детей цесаревича, среди названных преподавателей случайной личностью оказался учитель гимнастики француз Дероп, отличавшийся непомерной наглостью и без всякого основания на то величавший себя громким титулом гимназиарх.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Первые дни

Из книги 70 дней борьбы за жизнь автора Пинегин Николай Васильевич


Глава 2. Первые успехи. Первые неудачи

Из книги Геракл автора Степанова Марина

Глава 2. Первые успехи. Первые неудачи Великим счастьем наполнился дом Амфитриона, когда у него родились близнецы. Да, именно близнецы — старший Алкид и младший Ификл. Будущий герой Эллады Геракл, нареченный при рождении Алкидом, родился красивым и сильным мальчиком,


ПЕРВЫЕ ЗАПРЕТЫ И ПЕРВЫЕ БОЕВЫЕ ТРЕНИРОВКИ

Из книги Путь воина [Секреты боевых искусств Японии] автора Маслов Алексей Александрович

ПЕРВЫЕ ЗАПРЕТЫ И ПЕРВЫЕ БОЕВЫЕ ТРЕНИРОВКИ Существует традиционная версия, встречающаяся практически в каждой книге по истории каратэ, о том, как впервые окинавцы начали изучать боевые искусства. Стимулом к этому якобы послужили запреты на ношение оружия и притеснения


Первые встречи — первые тайны

Из книги Загадки старой Персии автора Непомнящий Николай Николаевич

Первые встречи — первые тайны В 1332 г., когда французский король Филипп VI задумал новый крестовый поход, чтобы вернуть утраченные святые земли, немецкий священник Брокардус написал трактат, предлагая королю своеобразные правила поведения в этом крестовом походе.


Первые атаки, первые разочарования

Из книги На фланге линии Маннергейма. Битва за Тайпале автора Якимович Кирилл Владимирович

Первые атаки, первые разочарования В то время как в штабе вновь образованной группы войск Грендаль развивал деятельность по разработке планов разгрома противника, занявший плацдарм на северном берегу Тайпалеен-йоки 19-й стрелковый полк отогнал финнов на достаточное


Первые встречи — первые тайны

Из книги Заrадки старой Персии [Maxima-Library] автора Непомнящий Николай Николаевич

Первые встречи — первые тайны В 1332 г., когда французский король Филипп VI задумал новый крестовый поход, чтобы вернуть утраченные святые земли, немецкий священник Брокардус написал трактат, предлагая королю своеобразные правила поведения в этом крестовом походе.


XI Первые версии и первые подлоги

Из книги Сталинский неонэп (1934—1936 годы) автора Роговин Вадим Захарович

XI Первые версии и первые подлоги Отправившись в Ленинград вместе с Молотовым, Ворошиловым, Ждановым, Ежовым, Ягодой и Аграновым, Сталин не включил в эту группу Орджоникидзе. Между тем имя Орджоникидзе не случайно значилось в некрологе Кирова вторым после Сталина.


Первые, первые, первые…

Из книги Погибшие цивилизации автора Кондратов Александр Михайлович

Первые, первые, первые… Список параллелей и заимствовании можно было бы продолжать очень долго. Но не только легендами, мифами и древнейшей литературой обязано человечество древним людям Двуречья.Через многие века пронесли народы Азии и Европы воспоминания о


Глава вторая Наследник и его воспитатели

Из книги Император Павел I автора Оболенский Геннадий Львович

Глава вторая Наследник и его воспитатели Люди не рождаются глупыми или умными, а становятся теми или другими в зависимости от воспитания, то есть от окружающей среды. Гельвеций В ночь на 20 сентября 1754 года Екатерина Алексеевна почувствовала себя плохо. Доложили


Воспитатели

Из книги Павел I без ретуши автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Воспитатели Из оды Александра Петровича Сумарокова «Наследник и его воспитатели»: Людей столь мудрых и избранных И Павлу в наставленье данных С почтением Россия зрит. Никита Иванович ПанинИз «Записок» Федора Николаевича Голицына, состоявшего камергером при дворе


Первые столкновения, первые жертвы

Из книги Последние Рюриковичи и закат Московской Руси автора Зарезин Максим Игоревич

Первые столкновения, первые жертвы В марте 1490 года Иван Молодой неожиданно умер. Возникшие тотчас подозрения в том, что к смерти соправителя государства причастны люди, близкие к Деспине Софье, имели под собой веские основания. Незадолго до болезни и смерти наследника


Глава четвертая ПЕРВЫЕ ПОБЕДЫ И ПЕРВЫЕ ПОРАЖЕНИЯ

Из книги Скопин-Шуйский автора Петрова Наталья Георгиевна

Глава четвертая ПЕРВЫЕ ПОБЕДЫ И ПЕРВЫЕ ПОРАЖЕНИЯ И добро бы уж ходил ты на турку или на шведа, а то грех и сказать на кого. А. С. Пушкин. Капитанская


Глава 2 Первые шаги, первые уроки

Из книги Украина 1991-2007: очерки новейшей истории автора Касьянов Георгий Владимирович

Глава 2 Первые шаги, первые уроки Государственное строительство: проблема элит и лидерства. Как поделить власть? Политика: искусство невозможного. Конституция: до и после полуночи. «Экономикарантье»: шок без терапии. Социальные проблемы: бедность не порок? «Остров Крым»:


Первые постройки и первые реформы

Из книги У великих африканских озер [Монархи и президенты Уганды] автора Балезин Александр Степанович

Первые постройки и первые реформы Теперь кабака должен был построить новую столицу. Каждый кабака, как правило, строил не одну столицу на протяжении своей жизни. Несколько их было и у Мутесы. Первую он построил в Накатеме.Одновременно Мутеса приказал возвести еще одну