1. ПОПЕЧИТЕЛЬ С. Г. СТРОГАНОВ

1. ПОПЕЧИТЕЛЬ С. Г. СТРОГАНОВ

Высочайшим указом 8 сентября 1859 г. попечителем к цесаревичу был назначен граф Сергей Григорьевич Строганов. Вряд ли тогда можно было сделать лучшее назначение. Из всех лиц, претендовавших на эту должность, Строганов был не только наиболее просвещённым, но и весьма заинтересованным в обучении человеком (381, т. 1, с. 86).

По своему происхождению и состоянию (имел более 80 тысяч душ крестьян) граф принадлежал к высшему аристократическому кругу общества. Родился он в 1794 г. в Вене в семье советника русского посольства. В 15-летнем возрасте поступил в Институт путей сообщения и сразу по окончании его курса был зачислен на военную службу. Произведённый в офицеры в 1811 г., участвовал в ряде стычек и боёв 1812 г., отличился в сражении при Бородине, затем проявил себя с лучшей стороны в заграничных походах, в турецкой войне 1828-1829 гг. и Севастопольской кампании.

Свои административные способности Строганов показал в работе Комитета учебных заведений (с 1826 г.) на посту военного губернатора в Риге и Минске, а также в качестве попечителя Московского учебного округа и руководителя старейшего университета. Время управления Сергея Григорьевича Московским университетом с 1835 по 1847 г. составило в истории этого учебного заведения эпоху, именуемую «строгановским временем». Б. Н. Чичерин сравнивал его с лучом света среди долгой ночи. И хотя ко времени вступления Строганова в управление округам университет уже доживал «архаический» период своего существования, а в студенческой среде закипала новая жизнь, попечитель сумел понять складывавшуюся обстановку, выбрать верный тон и такт в работе с людьми. Он регулярно посещал университет, внимательно слушал самые разнородные лекции. Избегал церемониала. Окружающие часто видели, как он среди группы студентов, никем не сопровождаемый, входил в аудиторию, опираясь на палку, слегка прихрамывая на свою сломанную ногу.

Граф наладил деловые контакты с ректором. При нём университет пополнился свежими силами. Основное внимание просвещённого попечителя было направлено на то, чтобы кафедры были замещены людьми со знанием и талантом. Строганов знал всех преподавателей и довольно верно их ценил. Он умел находить, поощрять и поддерживать светлые и даровитые умы, такие, как профессора О. М. Бодянский, Ф. И. Буслаев, Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, П. Н. Кудрявцев, С. М. Соловьев, Ф. И. Иноземцев и др. Воодушевлённые любовью к науке, полные сил и надежд, молодые учёные стали возвращаться в Россию из-за границы. Среди всех людей, причастных к университету и знавших его жизнь, преподавателей и студентов Сергей Григорьевич пользовался благоговейным уважением (327а, с. 26—27).

После графа Закревского около полугода Строганов был московским генерал-губернатором. Много лет он возглавлял Общество истории и древностей российских, для которого добился титула императорского и постоянную субсидию. Увлекался граф и археологией. Его усилиями была создана Археологическая комиссия. Кроме того, Строганов известен как страстный любитель искусств, особенно живописи и скульптуры, знаток и коллекционер русской нумизматики и иконописи. Именно он является основателем первой рисовальной школы (Строгановского училища).

Став попечителем наследника, Строганов на первых порах убедился в том, что царский первенец обладал всеми дарами, какими природа наделяет лишь избранных своих. Он нашёл в нём ум, восприимчивость, любознательность, прекрасную память. Вместе с тем он обнаружил редкие душевные качества в юноше скромном, даже застенчивом, который понимал своё высокое призвание, но тяготился недостаточной подготовкой, ограниченностью знаний в 16 лет, а главное, чувствовал, что, кроме основательного изучения русской грамоты, все прочие знания были поверхностны. С жаром граф принялся за дело, выяснил у академика Грота основные недостатки в содержании воспитания цесаревича и, посоветовавшись со своими бывшими учениками, в то время уже профессорами Московского университета, в короткое время составил особую программу занятий с наследником на три с половиной года, пригласив для её реализации группу наиболее выдающихся учёных и педагогов. В их число вошли словесник Ф. И. Буслаев, историки С. М. Соловьев и М. М. Стасюлевич, статистик И. К. Бабст, экономист А. И. Чивилев, профессор финансового права Н. X. Бунге и знатоки юридических наук К. П. Победоносцев, Б. Н. Чичерин и И. Е. Андреевский. Преподавание истории философии, которую Строганов считал необходимым элементом серьёзного образования, было поручено профессору Московской духовной академии В. Д. Кудрявцеву.

Военные науки преподавали генералы Э. И. Тотлебен, А. С. Платов, полковники М. И. Драгомиров и И. С. Шварев.

В то же время новый попечитель сохранил нескольких прежних преподавателей. По его предложению продолжали читать курсы по математике — преподаватель этой дисциплины в Пажеском корпусе капитан С. П. Сухонин, по механике — инженер-технолог мануфактурного совета Министерства финансов Н. Ф. Лабзин, по химии — химик, член Вольного экономического общества А. И. Ходнев. Преподавателем немецкой литературы вместо Р. Мюнцлова был назначен директор Главного немецкого училища при церкви Св. Анны Ю. Кирхнер. Гримму одному было предоставлено ещё некоторое время читать всеобщую историю на немецком языке. Все остальные курсы читались на русском языке. Не снискав ни любви, ни уважения великих князей, Гримм был уволен 22 декабря 1860 г. с огромной пенсией в 7 тысяч рублей. В информированных кругах это увольнение связывали также с «Письмом к императрице Марии Александровне» Искандера-Герцена, напечатанном в «Колоколе» 1 ноября 1858 г. Письмо произвело сильное впечатление при дворе. Герцен обоснованно, в, отличном стиле подверг уничтожающей критике «сладкоглаголивого льстеца», «бездарного немецкого школяра» Гримма, приглашённого в воспитатели наследника. В целом, надо признать, вокруг вопроса о воспитании царевичей плелась сложная сеть придворных потаённых интриг, которые лишь в незначительной степени становились достоянием общественности.

Занятия наследника с 1860 г. впервые пошли по вполне определённой системе. Будучи человеком высоко образованным и начитанным, с сильным характером, способным внушить к себе уважение и приобрести нравственный авторитет, Строганов сумел объединить деятельность преподавателей и создать для цесаревича ту школу, в которой он мог получать самое богатое, полное и в то же время твёрдое и определённое умственное развитие. По мнению князя П. В. Долгорукова, в 1860 г. Строганов оказал цесаревичу двойную услугу, удалив от него генералов Зиновьева и Гогеля, людей добросовестных, но отсталых представителей николаевской эпохи, и оставив при наследнике назначенного к нему ещё в 1858 г. полковника Рихтера (117, с. 136). Флигельадъютант Оттон Борисович Рихтер немец по происхождению, но вполне обрусевший и преданный России, учился в Пажеском корпусе, затем служил на Кавказе. Оттуда его вызвал бывший воспитатель наследника Зиновьев, который обратил на него внимание ещё в Пажеском корпусе. Человек честнейших правил и благороднейшего характера, в своих отношениях к цесаревичу Рихтер отличался необыкновенной заботливостью, преданностью и искренностью.

Великий князь Николай Александрович отвечал Рихтеру за его заботы горячей привязанностью, любовью и сердечностью. По словам Чивилева, наследник был умён, способен к труду мысли и сочувствовал всем её интересам, но слишком был мягок сердцем (324а, т. 11, с. 359). Эта сердечная мягкость соединялась у наследника со слабостью телосложения, которой лица, окружавшие его, и сам государь, не замечали. Александр II даже находил, что сын его est trop effemine (чересчур женственный) и рекомендовал ему физические упражнения, которые могли бы придать ему больше мужества и смелости.

Как уже отмечалось, Николай Александрович с малых лет болел золотухой, для лечения которой ежегодно отправлялся в Гапсаль и Либаву (ныне г. Лиепая) для морских купаний, после которых чувствовал себя относительно хорошо.

Лето 1860 г. он также провёл на Балтийском побережье в Либаве, по пути побывав в Ревеле, а по окончании купального сезона проездом из Либавы в Петербург посетил многие города и замки Прибалтийского края, в том числе Митаву (ныне г. Елгава) и Ригу.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

7.3. Диего Веласкес — это Максим Строганов «Старый свихнувшийся старикашка-астролог» — это «безумный» хан Иван Грозный

Из книги Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами «древних» греков автора Носовский Глеб Владимирович

7.3. Диего Веласкес — это Максим Строганов «Старый свихнувшийся старикашка-астролог» — это «безумный» хан Иван Грозный Сравним обе версии — романовскую и западноевропейскую. Они прекрасно соответствуют друг другу. В самом деле.• Как Ермак, так и Кортес активно


Глава 3 «РУССКИЙ ЯКОБИНЕЦ» ПАВЕЛ СТРОГАНОВ

Из книги Французская революция: история и мифы автора Чудинов Александр

Глава 3 «РУССКИЙ ЯКОБИНЕЦ» ПАВЕЛ СТРОГАНОВ Как бы ни старался водопад течь вверх, он всё равно будет низвергаться вниз. Китайская пословица История про то, как русский аристократ граф Павел Строганов во время Французской революции под именем гражданина Очера вступил в


Сергей Григорьевич Строганов (1794 – 1882)

Из книги Фавориты правителей России автора Матюхина Юлия Алексеевна

Сергей Григорьевич Строганов (1794 – 1882) Еще один фаворит Елизаветы, барон Сергей Строганов (Строгонов) родился в 1707 г. Он был красив, невероятно обаятелен и хорошо образован. Благодаря воспитанию и тонкому вкусу Строганов был настоящим ценителем искусства, увлеченным


Павел Александрович Строганов (1774 – 1817)

Из книги Фавориты правителей России автора Матюхина Юлия Алексеевна

Павел Александрович Строганов (1774 – 1817) Павел Александрович Строганов – русский государственный и военный деятель, друг детства Александра I. Родился в Париже в 1774 г. и до 7-летнего возраста жил во Франции, поэтому в детские годы плохо говорил на родном языке. Павел


Глава 2 Спиридон Строганов – заживо изрубленный за Христа

Из книги Строгановы. Самые богатые в России автора Блейк Сара

Глава 2 Спиридон Строганов – заживо изрубленный за Христа Свадьбу играли по осени, следуя обычаям предков. Сватом был сам князь Дмитрий, а как же иначе в таком то деле? Симеон рад был породниться с любимцем великокняжеским, а что касаемо Марии Симеоновны, так ее мнения и не


Глава 3 Лука Строганов – бесстрашие в крови

Из книги Строгановы. Самые богатые в России автора Блейк Сара

Глава 3 Лука Строганов – бесстрашие в крови Победа великого князя Дмитрия Ивановича сильно попортила кровь татарам, но нападать они все же не перестали. Мелкими отрядами налетали они на деревни, осаждали города. Великая беда случилась под Суздалем в июле 1446 года, когда


Глава 4 Федор Строганов – хозяин

Из книги Строгановы. Самые богатые в России автора Блейк Сара

Глава 4 Федор Строганов – хозяин Федор Лукич Строганов прожил жизнь долгую, и решение уйти в монастырь, оставив младшему сыну дом и землю, не стало чем-то необычным для родни. Дом был справный, поставленный еще дедом Лукой, земля приносила хороший урожай, а душа требовала


Глава 5 Аникий Строганов – основатель династии солеваров

Из книги Строгановы. Самые богатые в России автора Блейк Сара

Глава 5 Аникий Строганов – основатель династии солеваров Аникий вышел на двор. Вдохнул мокрый, особенно по-весеннему пахнущий воздух. Стал, оперся на балясину, к ногам тут же подскочил Белый. Эта большая, с сильной грудью, гладкой жесткой шерстью собака была не просто


Глава 11 Якобинец Поль Очер Строганов – жизнь и смерть за свободу

Из книги Строгановы. Самые богатые в России автора Блейк Сара

Глава 11 Якобинец Поль Очер Строганов – жизнь и смерть за свободу Мальчика надо было немедленно увезти! Чтобы не слышал досужливых шепотков по углам, чтобы не чувствовал косых взглядов за спиной. Мать бросила его и дочь ради молодого вертопраха! И когда? Когда они только


Глава 13 Сергей Григорьевич Строганов и первая в России школа рисования «Строгановка»

Из книги Строгановы. Самые богатые в России автора Блейк Сара

Глава 13 Сергей Григорьевич Строганов и первая в России школа рисования «Строгановка» Род Строгановых был весьма обширен, потомки Аникия служили государству в различных областях. Так, Сергей Григорьевич Строганов, сын дипломата Строганова, старшего из трех братьев,


Глава 1 Реформы Московского университета 1803–1806 г. и его первый попечитель М. Н. Муравьев

Из книги Московский университет в общественной и культурной жизни России начала XIX века автора Андреев Андрей Юрьевич

Глава 1 Реформы Московского университета 1803–1806 г. и его первый попечитель М. Н. Муравьев 1. Университет на рубеже XVIII–XIX веков В начале XIX в. Московский университет переживал период обновления, резкой перестройки своей административной структуры, системы преподавания.