Сунь Ятсен — президент Китая

Сунь Ятсен — президент Китая

Сунь Ятсен прочитал о восстании «двойного десятка», пребывая в гостинице «Браун палас хотел» в Денвере, штат Колорадо. Он прибыл в Шанхай через два с половиной месяца, где лейтенанты засвидетельствовали свое почтение ему как основателю новой республики. Конституция парламентской республики была уже составлена, был принят пятиполосный флаг, символизировавший союз китайского, монгольского, маньчжурского, тибетского и мусульманского народов. В первый день 1912 г. Сунь Ятсен, избранный президент только что провозглашенной Китайской Республики, прошел со своим правительством к могиле Хун У (первый император династии Мин. — Пер.), за стенами Нанкина, чтобы сообщить духам императоров Мин, что китайцы вернули себе Китай.

Юань Шикай вернулся в Пекин, где он присоединился к 46 императорским командирам, отказавшимся сражаться против республики. Был подготовлен документ об отречении от престола, согласно которому император сохранял функции священника, дворянство — титулы и атрибуты вместе со своими дворцами и земельными владениями. Как Генри Пуи молодой монарх жил в течение 15 лет в Запретном городе, получая хорошую пенсию. (Двухлетний Пуи стал императором в декабре 1908 г. В общении с европейцами Пуи называл себя впоследствии Генри, именем, которое дал ему его шотландский учитель. После Синьхайской революции, которая началась Уханским восстанием 1911 г. — в год «синьхай» по старому китайскому календарю — и которая привела к созданию Китайской Республики, вдовствующая императрица Лунъюй как регентша подписала акт об отречении Пуи от верховной власти. Согласно условиям Чан Кайши, Пуи сохранил титул императора (нецарствующего), право жить в Запретном городе и по протоколу приравнивался к иностранному монарху. — Пер.) Во время короткой революции «не было пролито ни капли крови принца». Республиканская конституция была «дарована» сверху, как и японская конституция 1899 г. Императорские руководители остались при республиканском режиме в качестве высокопоставленных администраторов и успешных полевых командиров. Республика почти ничего не изменила в жизни китайской деревни, если не считать уничтожение косичек и медленный отказ от бинтования женских ног — символов покорности маньчжурам.


Следующая глава >>