ЧЕЛОВЕК: ПОРОЧНЫЙ, ЛЮБЯЩИЙ УДОВОЛЬСТВИЯ ИЛИ АЛЬТРУИСТ?

ЧЕЛОВЕК: ПОРОЧНЫЙ, ЛЮБЯЩИЙ УДОВОЛЬСТВИЯ ИЛИ АЛЬТРУИСТ?

В равной степени контрастировало с учением Конфуция учение Сунь-цзы, жившего около трех веков спустя после Конфуция. Сунь-цзы, убежденный материалист, не верил в бессмертие, отрицал человеческую доброту и утверждал, что закон, кодифицированный и строго реализуемый, был более ценным, чем пример человека, занимающего более высокое положение. Он был назван легалистом.[12]

Китай имел своего Эпикура в лице Ян Чжу, который в наслаждениях встретил свою смерть, так как она закрывает все счета. Был также альтруист Мо Ти, который выступил против бессмысленной бойни своего времени, заявляя, что люди должны любить, а не ненавидеть друг друга, что наступательная война является просто убийством и любовь — истинным законом вселенной. Так как его сторонники не могли сражаться, пока на них не нападали, они были побеждены и в значительной мере уничтожены до объединения «Воюющих царств».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

«Замерз… от удовольствия»

Из книги автора

«Замерз… от удовольствия» Хорошо, что эскизы, рисунки, рассуждения Львова случайно дошли до наших суетных дней. Но еще лучше увидеть собственными глазами остатки тех парков, что когда-то вырисовывал этот удивительный мастер.Усадьба Введенское в Подмосковье была


Вилла: удовольствия…

Из книги автора

Вилла: удовольствия… Если верить Монтескье, то «нет ничего красивее, чем дорога от Падуи до Вероны. Одно и то же поле дает вам и зерно, и вино, и шелк, и дрова, не говоря уж о фруктах с деревьев».[210] Он мог бы прибавить, что Падуанская равнина — это край виноградников и


Маркиз де Сад – нежный и любящий муж?

Из книги автора

Маркиз де Сад – нежный и любящий муж? Вот уже 200 лет имя француза Донатьена Альфонса Франсуа де Сада входит в наш язык как синоним сексуальной распущенности. Почти 30 лет с маркизом прожила жена Рене-Пелаги де Сад, которая не только терпела отвратительные выходки супруга,


Глава 16. Порочный круг

Из книги автора

Глава 16. Порочный круг Итак, мы осели в «Соснах» и трудились с утра до поздней ночи, стараясь сделать правительственную программу не только теоретически точной, но, главное, оптимально работающей.Но и другие, как говорится, не дремали…Впрочем, здесь надо вернуться на три


3.6.4. Порочный круг: попытки его разорвать

Из книги автора

3.6.4. Порочный круг: попытки его разорвать В результате материалисты оказывались в порочном кругу: общественная средаопределяет общественное мнение, а общественное мнение детерминирует общественную среду. На существование этого круга в рассуждениях французских


Порочный подход Вашингтона

Из книги автора

Порочный подход Вашингтона Острый оборот приобрело обсуждение на конференции в Сан-Франциско вопроса о международной опеке, об определении статуса подопечных территорий, то есть ряда бывших колониальных владений, управление которыми осуществлялось ранее в


Александр Павлович — либерал, альтруист, консерватор. Нужное подчеркнуть

Из книги автора

Александр Павлович — либерал, альтруист, консерватор. Нужное подчеркнуть Александр I совместил в себе многие несовместимые качества, присущие двум его родственникам-антиподам: Екатерине II и Павлу I. Историки по окончании его царствования — а оно продолжалось ровно


Александр Павлович – либерал, альтруист, консерватор (нужное подчеркнуть)

Из книги автора

Александр Павлович – либерал, альтруист, консерватор (нужное подчеркнуть) Александр I совместил в себе многие несовместимые качества, присущие двум его родственникам-антиподам: Екатерине II и Павлу I. Историки по окончании его царствования – а оно продолжалось ровно


Принуждения и удовольствия

Из книги автора

Принуждения и удовольствия У того, кто входит в придворную игру, нет ни малейшего основания жаловаться: здесь круг обязанностей тесно переплетается с расписанием удовольствий. Когда обязанности по службе вас не удерживают вдали от святая святых, король желает, чтобы вы


Удовольствия и развлечения

Из книги автора

Удовольствия и развлечения При взгляде на монастырь как на единственный образец нравственно-христианской жизни удовольствия и развлечения у наших предков не могли, конечно, получить правильного развития. Всякое веселие и смех, с точки зрения монаха, помышлявшего о


Страхи и удовольствия

Из книги автора

Страхи и удовольствия Секс был не единственной сферой, где проявлялись подавление личности и извращения. Несправедливость и жестокость, уродство и фальшь на протяжении поколений в изобилии присутствовали в жизни всех людей, от крестьян до эмиров. Все это являлось


Глава 12. Порочный круг

Из книги автора

Глава 12. Порочный круг Эта глава в значительной степени основана на наших теоретических и эмпирических исследованиях институционального постоянства, в особенности Acemoglu, Johnson, and Robinson (2005b) и Acemoglu and Robinson (2008a). Heath (1972), а также Kelley and Klein (1980) исследовали вопрос применения