Объединенная арабская республика: эксперимент арабского единства

Объединенная арабская республика: эксперимент арабского единства

Американцев особенно беспокоила Сирия, которая, на их взгляд, превращалась в сателлита СССР после прихода к власти социалистической партии Баас в начале 1957 года. Опасения, надо сказать, были необоснованными: Баас выступала за идею арабского единства и вовсе не собиралась солидаризоваться с Советским Союзом (равно как и с Западом). Напротив, баасисты боролись с коммунистической пропагандой в своем государстве.

Не желая попасть под перекрестный огонь, Баас обратилась к Насеру, предлагая политический союз с Египтом, каковой являлся первым шагом к созданию единого, универсального арабского государства. Насер сознавал, какие затруднения способно вызвать объединение двух социально разнородных и не имеющих общей границы стран, но единство было естественным следствием арабского национализма, и он не смог сопротивляться. 1 февраля 1958 года Египет и Сирия объединились под руководством Насера — новое государство назвали Объединенной Арабской Республикой (ОАР). Йемен присоединился к ОАР в марте того же года.

Когда Насер через пару недель после объединения посетил Сирию, сотни тысяч граждан приветствовали его на улицах Дамаска. Он находился в зените власти, панарабская мечта казалась близкой к осуществлению, в особенности после политических потрясений 1958 года, которые привели к образованию ОАР, поразившему весь Ближний Восток. Король Саудовской Аравии отрекся от престола в пользу своего единокровного брата Фейсала после того, как выяснилось, что он предлагал взятку сирийскому политику с просьбой организовать убийство Насера; монархию Ирака уничтожил военный переворот по образцу египетского. Складывалось впечатление, что Саудовская Аравия и Ирак могут присоединиться к ОАР, но вскоре стало ясно, что ни одна из них не хочет делиться своими обширными нефтяными запасами. Их отказ положил конец панарабской мечте.

В Сирии эйфория быстро рассеялась. Сирийцы пытались примирить свое уважение к Насеру с авторитарным режимом, который он им навязывал. В Египте народ привык к автократическим методам Насера, но сирийцы возмутились, когда политические партии — даже Баас — были запрещены, а демократические учреждения распущены. Они не отождествляли политический либерализм с некомпетентным управлением иностранцев и богатых землевладельцев, как египтяне, и, в отличие от египтян, вовсе не радовались отмене свобод. Сирийцы также не одобряли доминирование в правительстве военных и громоздкую бюрократическую систему, навязанную Каиром: чиновники-египтяне рассматривали Сирию как «северную провинцию». Недовольство нарастало, особенно среди интеллектуалов и частного бизнеса, гораздо более организованного, чем в Египте.

Социалистические законы Насера от июля 1961 года, обозначившие второй этап революции, в Сирии встретили в штыки. Новые меры включали национализацию или введение государственного контроля на большинстве фабрик, заводов, финансовых учреждений и экспортных фирм, сокращение допустимых размеров частных земельных владений до ста федданов; уменьшение длительности рабочего дня; ограничение нормы прибыли и уровня зарплаты — все эти меры сирийцы сочли глубоко вредными для экономики страны. Через день после военного переворота 28 сентября в Дамаске Сирия объявила о выходе из союза с Египтом. Йемен покинул федерацию в декабре. Насер продолжал называть государство Объединенной Арабской Республикой, надеясь на возвращение союзников, но Египет оставался единственным членом «объединения» вплоть до 1971 года, когда Анвар Садат наконец отказался от этого названия.

Арабский социализм

Насер считал причиной крушения ОАР происки «реакционеров» из «Национального союза», подтолкнувших его к конфискации имущества шестисот богатейших семей Египта, большинство из которых были евреями, коптами или греками. Наступил период метаний, Насер постарался разработать новую программу, получившую название «арабского социализма»; это невнятно сформулированная идеология была направлена на избавление от экономического и социального груза колониального прошлого, но при обязательном сохранении арабской идентичности. Местный социализм сильно отличался от марксистской идеологии: он отвергал атеизм, утверждая совместимость с исламом; классовая борьба рассматривалась как не соответствующая особенностям арабского мира, а коллективная собственность признавалась не сочетающейся с традиционными арабскими ценностями частной собственности и наследования имущества.

В 1962 году Насер провозгласил принципы арабского социализма в бессистемно составленной Национальной хартии из 30 000 слов. Он подтвердил государственную собственность на общественные учреждения и промышленные объекты, монополию государства на импортно-экспортную деятельность, объявил о необходимости планирования семьи во избежание перенаселенности, которую считал «самым опасным препятствием, стоящим перед египетским народом на пути к росту стандартов уровня жизни в стране».

Хартия также провозглашала создание новой политической организации, призванной заменить «Национальный союз». В Арабский социалистический союз (АСС) вошли представители разных слоев общества, он имел отделения в деревнях, регионах, провинциях, не менее половины членов организации должны были составлять рабочие и крестьяне. На практике пирамидальная структура и функции АСС не так уж отличались от «Национального союза», реальной властью обладали 25 членов Верховного исполнительного комитета, а Насер стоял выше всех. Создание АСС отражало изменение отношения Насера к идее арабского единства и целям революции. Фактически Насер признал, что арабское единство зависит не от правительств, которые игнорируют социалистические и республиканские принципы, а от народа; лозунг АСС гласил: «Единство цели, а не единство рядов».

Гражданская война в Йемене

Руководствуясь уставом АСС, Насер в сентябре 1962 года вовлек египетскую армию в продолжительную и изматывающую войну в Йемене. Республиканцы этой страны сбросили роялистское правительство, но свергнутый имам (правитель) бежал, и Насер намеревался «остановить контрреволюцию». В пятилетней войне, которую многие называли «египетским Вьетнамом», приняли участие 70 000 египетских солдат; Насер вступил в конфликт с Саудовской Аравией, которая посылала оружие роялистам, еще больше испортил отношения с Великобританией и США, опустошил общественные фонды и истощил ресурсы страны.

Внутренние проблемы

Страна едва ли могла позволить себе огромные человеческие и финансовые расходы, связанные с войной в Йемене, и это становилось все более очевидно рядовым египтянам. В 1960-х годах правительство разработало первый из двух амбициозных пятилетних планов, направленных на удвоение национального дохода за десятилетие. Национализация прежде ограничивалась предприятиями, принадлежавшими иностранцам, теперь ее распространили на египетский бизнес — в том числе на банк «Миср». Асуанская плотина, строительство которой началось в 1960 году, должна была помочь в возрождении египетской экономики, но стройку не удалось завершить за десять лет. Вскоре началось строительство новых индустриальных объектов — огромного сталелитейного завода в Хелуане и предприятий в пустыне между Каиром и Александрией; они обошлись казне недешево, но почти не давали прибыли.

После 1963 года экономика Египта начала приходить в упадок. Национализация превратила существенную часть экономики в государственный сектор с его разбухшей бюрократической системой и некомпетентной центральной администрацией. Промышленность страдала от дурного управления, раздутого штата рабочей силы и низкой производительности труда. К 1965 году второй пятилетний план отменили и ввели антикризисные меры. Недостаток иностранной валюты вызвал дефицит потребительских товаров, сырья и запасных частей, необходимых для промышленности. Прирост населения составлял 800 000 человек в год, и это усугубляло ситуацию. Египет зависел от иностранных кредитов и внешней помощи, и разрыв отношений с СССР или США означал для экономики полную катастрофу.

Основные кредиты поступали от Советского Союза и Восточного блока, которые старались обеспечить техническую поддержку новых промышленных предприятий. Советскую помощь уравновешивали поставки продовольствия из США, между 1954 и 1966 годами Египет получил пшеницы на 650 миллионов долларов, таким образом Америка поддерживала режим, с которым имела множество противоречий. Сам Насер называл ситуацию «позитивным нейтралитетом»; подобная политика позволяла ему добиваться нужного результата: СССР оплачивал индустриализацию Египта, а США кормили египтян.

Несмотря на очевидные издержки, Насер не допускал альтернативы арабскому социализму. Пресса, радио, а затем и телевидение, появившееся в Египте в 1960 году, участвовали в пропаганде, критические голоса были почти не слышны. Соперники и враги государства были изгнаны, арестованы или находились под присмотром; политические преследования и аресты в 1960-х годах приобрели широкий размах, практиковались пытки, тюрьмы были переполнены «узниками совести».

Вновь пострадали «Братья-мусульмане»: тысячи членов организации арестовали в 1965 году после того, как власти обвинили их в подготовке заговора с целью свержения президента. В определенном смысле аресты были признанием того факта, что во многих слоях общества существует недовольство и ставится под сомнение триумфальное переизбрание Насера на пост президента ранее в том же году. Жесткое обращение с оппозицией привело к радикализации «Братьев-мусульман», а казнь в 1966 году их идеолога Сайида Кутба шокировала мусульманский мир. Идея Кутба о том, что ислам попал в плен современной джахилийи (невежество в отношении ислама), оказала огромное воздействие на радикалов, которые на протяжении десятилетий использовали ее для оправдания насилия против оппонентов, будь то чиновники, неверные, мусульмане-«отступники» или государство как таковое.

Шестидневная (июньская) война

Международная дипломатия всегда притягивала Насера, позволяла отвлечься от кризисной ситуации в стране. В 1964 году прошли два саммита лидеров арабских стран, в ходе которых удалось преодолеть противоречия и найти точки соприкосновения в позиции по Израилю и в планах по изменению русла реки Иордан для создания ирригационной системы. Было принято решение о создании Организации освобождения Палестины (ООП), которой позволялось иметь собственную армию и которая могла выступать от имени палестинских арабов. ООП энергично взялась за формирование регулярной армии, но партизанское движение «Аль-Фатх» во главе с Ясиром Арафатом постепенно оттеснило других и стало наиболее эффективной боевой организацией палестинцев. Его вооружала и поддерживала Сирия, отряды «Аль-Фатх» совершали набеги с территории Иордании, вследствие чего Израиль неоднократно предъявлял обвинения этим двум странам.

Насер, считавший себя главным врагом сионизма и лидером арабского мира, не мог отказать просьбам Сирии, а потом и Иордании о поддержке, а потому в 1966 и 1967 годах заключил последовательно договоры о взаимопомощи с обеими странами. Однако он сознавал: поскольку значительная часть египетской армии увязла в Йемене, он не сможет воевать с Израилем; при этом президент не мешал государственным средствам массовой информации нагнетать шумиху по поводу грядущей окончательной победы над сионизмом.

Напряжение резко возросло весной 1967 года, после серии пограничных конфликтов и воздушных стычек между Сирией и Израилем; израильские лидеры все более откровенно предупреждали о возмездии. В мае советская разведка сообщила Насеру, как впоследствии выяснилось, по ошибке, что Израиль собирается нанести удар по Сирии.

Насер обратился в ООН с требованием вывести с Синая миротворческие силы (находившиеся там с Суэцкого кризиса), а потом быстро ввел на полуостров египетские подразделения. Вторым провокационным решением стало закрытие Тиранского пролива для израильских судов, что кнессет воспринял как фактическое объявление войны. Почти полное отсутствие серьезной подготовки к войне со стороны Насера свидетельствует, что он вряд ли ожидал настоящей конфронтации. Что касается Израиля, там не питали иллюзий насчет мирного разрешения проблемы, а потому правительство немедленно провело мобилизацию, призвало на службу резервистов и создало коалиционный военный кабинет.

5 июня 1967 года Израиль провел упреждающую серию воздушных ударов по базам в Египте, Иордании, Сирии и Ираке, уничтожив на земле основную часть арабских ВВС. Без прикрытия с воздуха у разрозненных арабских армий, по-прежнему не имевших единого командования, не было шансов сопротивляться наступлению израильтян. Пока обломки египетских самолетов догорали на разбитых аэродромах, а десять тысяч египетских солдат погибали в сражениях и от жажды в Синайской пустыне, контролируемые государством средства массовой информации продолжали прославлять вымышленные победы. 10 июня Израиль прекратил огонь, к этому времени заняв сектор Газа, Западный берег и Восточный Иерусалим, Голанские высоты и весь Синай вплоть до Суэцкого канала.

Поражение Насера

Когда открылась правда о чудовищном поражении арабов, Египет оцепенел. 9 июня Насер выступил по телевидению, взял на себя полную ответственность за случившееся и заявил о намерении уйти в отставку; где та коррумпированная монархия, которую можно было бы обвинять во всех бедах?! Через несколько минут после речи Насера на улицы высыпали огромные толпы, которые скандировали: «Насер, не покидай нас, ты нам нужен!»; у страны не было другого лидера. И Насер остался.

В полной мере поражение осознали позже, во время суда над старшими офицерами, которых обвиняли в пренебрежении обязанностями. Суд показал тщетность надежд Насера на реформу армии; осуществленные им социальные и политические реформы выглядели бесполезными. Мягкие приговоры вызвали волнения рабочих и студентов в феврале и ноябре 1968 года, это были первые массовые протесты после 1954 года. Пока Насер ругал коррупцию в «центрах власти», подразумевая собственную администрацию, студенты требовали возврата к политическому либерализму, введения парламентской системы и свободы слова. Сначала Насер не придавал значения выступлениям, но позднее прокатилась волна массовых арестов, подорвавшая миф о внутренней стабильности и единстве перед лицом сионисткой угрозы.

Той же угрозой обосновали резкое повышение расходов на оборону, которые поглощали четверть национального дохода, поскольку в ходе войны страна потеряла около 80 % боевой техники. После поражения Египет с трудом покрывал такие затраты: половина нефтяных полей находилась на Синае и оказалась в руках израильтян; Суэцкий канал был блокирован затонувшими кораблями, что свело к минимуму приток средств в государственную казну; туризм пребывал в упадке; США задерживали поставки зерна. Экономика находилась в тяжелейшем состоянии, суровые меры по контролю за распределением не могли спасти от дефицита, а инфраструктура Египта и общественные службы пребывали в запустении.

Приходилось искать новые источники помощи, Насер вынужден был обратиться к Саудовской Аравии и Кувейту — к тем самым «реакционерам и феодалам», которых он клеймил позором по каирскому радио. В ответ он обещал отозвать египетские войска из Йемена и проводить более умеренную политику. Что касается Израиля, была избрана линия «ни войны, ни мира, никаких переговоров». Зависимость Египта от Советского Союза возросла до беспрецедентных размеров. СССР согласился перестроить систему обороны Египта, но наводнил страну тысячами военных и технических советников, которые проникли даже в аппарат государства.

Война на истощение

Провал резолюции ООН № 242, требовавшей ухода Израиля с недавно оккупированных территорий и официального признания этого государства арабскими странами, вдохновил Насера начать в сентябре 1968 года так называемую «войну на истощение»; официально она была объявлена в марте 1969 года, но эскалация напряженности выражалась в периодических артиллерийских перестрелках через Суэцкий канал, которые шли с момента окончания Шестидневной войны 1967 года. Даже установка современной противоракетной системы советского производства, прибытие в Египет русских пилотов и тысяч военных советников не привели к отступлению израильтян с занятых ими укрепленных позиций вдоль линии Бар-Лева и не мешали им время от времени бомбить египетскую территорию.

Временное соглашение о прекращении огня, заключенное при посредничестве США, удалось подписать в августе 1970 года. Однако ситуация оставалась настолько взрывоопасной, что даже временное перемирие между Египтом и Израилем спровоцировало вспышки насилия. Палестинские экстремисты восприняли соглашение как предательство их интересов, а потому угнали несколько пассажирских самолетов. Многие палестинские группы сопротивления базировались в Иордании; когда король Хусейн попытался изгнать их из страны, разразилась гражданская война.

Требовалось вмешательство человека, обладающего статусом и энергией Насера, чтобы вести переговоры о мире между Хусейном и Арафатом, главой ООП. Но силы Насера были на исходе. Он тяжело болел, и после лечения в СССР от диабета, проблем с сердцем и атеросклероза ему предписали избегать стрессов. 28 сентября, после изнурительных, хотя и успешных мирных переговоров в Каире, он проводил гостей в аэропорт — и скончался от острого сердечного приступа.

Горе вывело на улицы Каира два миллиона (некоторые источники утверждают, что пять миллионов) человек. Мало кто отрицал, что правительство Насера допускало ошибки, а его режим был слишком жестким и репрессивным. Но большинство граждан уважали стремление Насера модернизировать и индустриализировать Египет, объединить арабов, построить более справедливое и равное общество. Он был неподкупен, хотя и позволял коррупцию в своей администрации. Важнее всего то, что Насер — первый египтянин, который управлял страной после перерыва в 2200 лет. Минули многие века засилья иностранцев, прежде чем египтяне наконец обрели вождя, отца новой нации, настоящего колосса ближневосточной политики, который сумел возродить в народе чувство собственного достоинства и гордость за страну.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Это была как бы одна семья, объединенная отношением к шефу и увлечением научной работой

Из книги Я лечил Сталина: из секретных архивов СССР автора Чазов Евгений Иванович

Это была как бы одна семья, объединенная отношением к шефу и увлечением научной работой Старшим ассистентом была Н. А. Толубеева, требовательная особа, которую молодежь побаивалась, так как она могла сообщить оценку вашей личности и ваших проступков Георгию Федоровичу, а


ГЛАВА IX ОБЪЕДИНЕННАЯ ГЕРМАНИЯ (1990 - НАЧАЛО 2000-х гг.)

Из книги История Германии. Том 2. От создания Германской империи до начала XXI века автора Бонвеч Бернд

ГЛАВА IX ОБЪЕДИНЕННАЯ ГЕРМАНИЯ (1990 - НАЧАЛО 2000-х гг.) Объединение Германии привело к территориальному, демографическому расширению страны, росту ее политического и экономического потенциала, обусловило качественно новое положение ФРГ в Европе и мире. Германский вопрос


Глава 8. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ В НАЧАЛЕ ПУТИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ: ПРИХОД К ВЛАСТИ ЧОН ДУХВАНА И ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА

Из книги История Кореи: с древности до начала XXI в. автора Курбанов Сергей Олегович

Глава 8. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ В НАЧАЛЕ ПУТИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ: ПРИХОД К ВЛАСТИ ЧОН ДУХВАНА И ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА История Четвертой Республики закончилась трагической гибелью президента Пак Чонхи 26 октября 1979 г., когда он был застрелен начальником южнокорейского ЦРУ Ким Чжэгю.


Глава 9. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ НА ПУТИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ: ПРЕЗИДЕНТ РО ДЭУ И ШЕСТАЯ РЕСПУБЛИКА

Из книги История Кореи: с древности до начала XXI в. автора Курбанов Сергей Олегович

Глава 9. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ НА ПУТИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ: ПРЕЗИДЕНТ РО ДЭУ И ШЕСТАЯ РЕСПУБЛИКА Конец 1980-х годов стал для Республики Корея тем временем, когда из политической жизни страны начали исчезать элементы военной диктатуры. В стране стали возможными настоящие


Глава 10. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ В УСЛОВИЯХ ДЕМОКРАТИИ: ШЕСТАЯ РЕСПУБЛИКА ВТОРОЙ ТРЕТИ — КОНЦА 1990-х ГОДОВ

Из книги История Кореи: с древности до начала XXI в. автора Курбанов Сергей Олегович

Глава 10. РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ В УСЛОВИЯХ ДЕМОКРАТИИ: ШЕСТАЯ РЕСПУБЛИКА ВТОРОЙ ТРЕТИ — КОНЦА 1990-х ГОДОВ § 1. Выборы президента Ким Ёнсама Выборы очередного, четырнадцатого со времени провозглашения Республики Корея президента страны были назначены на 18 декабря 1993 г. На выборы


«Русская объединенная разведшкола»

Из книги Особый штаб «Россия» автора Жуков Дмитрий Александрович

«Русская объединенная разведшкола» 12 февраля 1944 г. Адольф Гитлер подписал приказ 1/44 о создании единой разведывательной системы под общим руководством рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Адмирала Канариса понизили в должности, поручив ему работу в так называемом


XXXV «Объединённая оппозиция»

Из книги Была ли альтернатива? (Троцкизм: взгляд через годы) автора Роговин Вадим Захарович

XXXV «Объединённая оппозиция» На XIV съезде ни Троцкий, ни один из других деятелей оппозиции 1923 года не выступали. Однако Троцкий тщательно анализировал не вполне ясный для него вначале смысл борьбы между двумя фракциями, раскрывшийся только в ходе работы съезда. Некоторые


КАК СКЛАДЫВАЛАСЬ «ОБЪЕДИНЕННАЯ ЕВРОПА-1»

Из книги Гитлеровская Европа против СССР. Неизвестная история Второй Мировой автора Шумейко Игорь Николаевич

КАК СКЛАДЫВАЛАСЬ «ОБЪЕДИНЕННАЯ ЕВРОПА-1» Индексацию мы вводим, чтобы не путать с нынешней «Объединенной Европой-2», совпадающей с Европой Первой — по географии, набору наций и, как выше было показано, по некоторым своим политическим предпочтениям. Возможно, даже


XXXV «Объединённая оппозиция»

Из книги Была ли альтернатива? («Троцкизм»: взгляд через годы) автора Роговин Вадим Захарович

XXXV «Объединённая оппозиция» На XIV съезде ни Троцкий, ни один из других деятелей оппозиции 1923 года не выступали. Однако Троцкий тщательно анализировал не вполне ясный для него вначале смысл борьбы между двумя фракциями, раскрывшийся только в ходе работы съезда. Некоторые


Глава 2. «Объединенная Европа» в отблесках Сталинграда

Из книги «Евросоюз» Гитлера автора Васильченко Андрей Вячеславович

Глава 2. «Объединенная Европа» в отблесках Сталинграда 2 февраля 1943 года закончилась Сталинградская битва, которая по праву считается одним из кровопролитнейших сражений в истории человечества. Она не только положила начало перелому в ходе войны, но не оставила и следа


Глава 9 Объединенная Германия в новой Европе

Из книги Германия в ХХ веке автора Ватлин Александр Юрьевич

Глава 9 Объединенная Германия в новой Европе Ключевые моменты «самой новейшей» истории Германии являются предметом активного изучения политологов и социологов, которые не спешат отдавать исследовательскую инициативу в руки представителей исторического цеха.