Начало династии Птолемеев (305–221 гг. до н. э.)

Начало династии Птолемеев (305–221 гг. до н. э.)

Как будто мало было славы знаменитых александрийских памятников и святилищ, чтобы вызвать зависть соперников! Птолемей II учредил праздник, который отмечали раз в четыре года, его назвали Птолемейя и посвятили отцу царя и основателю династии; правитель надеялся, что со временем этот праздник достигнет уровня Олимпийских игр. Он не жалел расходов на организацию пышных торжеств, способных поразить гостей из Эллады. Для демонстрации могущества и мощи государства устраивались военные парады, в которых принимали участие до восьмидесяти тысяч человек. Публика восхищалась механическим гигантом, который мог сидеть, стоять и совершать возлияния. Тончайшей выделки шкуры экзотических животных, гирлянды цветов и произведения искусства украшали просторные павильоны.

Программа Птолемея: экономика и управление

Финансирование таких крупных проектов, как Птолемейя, не говоря уже о строительстве и поддержании в порядке огромной новой столицы, требовало от египетской экономики предельных усилий. Чтобы добиться этого, два первых Птолемея стремились увеличить производство и ввели всеобъемлющую бюрократическую систему управления, способную извлечь максимум прибыли для царской казны. Правительство контролировало экономику — сельское хозяйство, производство текстиля, папируса и растительного масла, обмен денег и банковское дело, горные разработки, строительство, ремесла и торговлю — вплоть до малейших деталей; чтобы система действовало гладко и без сбоев, нанимались многочисленные чиновники, администраторы, управляющие, сборщики налогов, доносчики, счетоводы и казначеи. Государство владело монополией на ведущие отрасли, но передавало отдельные предприятия в частные руки на основе аукционов и эксклюзивных контрактов. Птолемеи также контролировали обмен денег, принуждая иностранных торговцев, желавших вести дела в Египте, обменивать наличные на птолемеевские монеты, причем взимались значительные комиссионные. Налоги были весьма высоки и применялись широко; важнейшая задача сбора налогов возлагалась на лиц, получавших это право также на аукционах, сборщики налогов лично отвечали за выплаты в казну, однако и сами получали немалый доход от этого предприятия.

Сельское хозяйство являлось, разумеется, основой национальной экономики, и в жестко регулируемой системе производители вынуждены были соблюдать правила и сроки, установленные правительством для сбора урожая, посева и прочих сельскохозяйственных работ. Каждый клочок возделываемых земель использовался к выгоде государства, а в оазисе Файюм осваивались значительные участки пустыни с помощью новаторской ирригационной техники (сакия — водяное колесо, запряженное быками, и т. д.). Площадь культивированных земель возросла, в регионе появилось около сорока греческих поселений, жители которых выращивали пшеницу и фрукты, а также разводили крупный рогатый скот, коз, свиней и овец. В районе Дельты и в долине Нила возникли города, населенные греческими иммигрантами; в Верхнем Египте Птолемей II основал город Птолемаида, противовес Фивам, по образцу Александрии как противовеса Мемфису. Население страны выросло до восьми миллионов человек, производительность сельского хозяйства поднялась до такого высокого уровня, достичь которого впоследствии не удавалось вплоть до наступления промышленного века.

Теоретически царь являлся владельцем всех земель; в действительности ему принадлежали лишь некоторые участки, которые обрабатывались арендаторами, а остальные территории сдавались внаем храмам, новым городам и частным лицам. Избранным чиновникам предоставлялись лучшие участки в качестве платы за службу, в то время как солдаты получали небольшие владения (клеры), которые привязывали их к Египту. Таким образом правители рассчитывали решить проблему надежности наемников, которые служили в течение ограниченного срока и требовали плату наличными. Имелись основания считать, что клерухи (держатели участков-клеров) превратятся в оседлых жителей, готовых вернуться на воинскую службу по велению царя. Клеры выделялись в том числе в пограничной, прежде невозделывавшейся местности, что увеличивало площадь обрабатываемых земель. В большинстве случаев клерухи отдавали свои наделы в аренду египетским крестьянам, которые и обеспечивали страну продовольствием; часть собранного урожая оставалась в распоряжении клерухов.

Слияние двух культур

При Птолемеях Египет снова стал богатой и уважаемой страной, по крайней мере для греко-македонской элиты, которая им владела и управляла. Греки утвердились на вершине египетского общества, заняли лучшие, наиболее прибыльные должности. Блестящая новая столица, безусловно, была греческим городом. Многочисленное греческое население гуляло по прямым улицам (аккуратная планировка-решетка, продуманная Динократом Родосским, была типично греческой), одетое на эллинский манер и разговаривавшее по-гречески. Александрия Египетская была эллинистическим городом, перенесенным в Египет из другого мира. А местные жители вынуждены были платить высокие налоги и не имели прав на землю и собственность, они страдали от дискриминации, установленной греческими законами (хотя подчиненная египетская юридическая система продолжала существовать); в целом их рассматривали как граждан второго сорта.

Однако греки восхищались древностями Египта и его культурой. Александр Великий выказывал уважение к религии египтян, не только противопоставляя ее кощунственным воззрениям персов, но и желая играть роль фараона, полубога, земного воплощения высших божеств. Преемники Александра последовали его примеру и легитимизировали свой статус благочестивых фараонов, поддерживающих порядок и защищающих царство. В их интересах было покровительствовать храмам и жрецам, которые мало-помалу стали величать новых правителей царскими титулами. Птолемеи жертвовали древним храмам значительные суммы на украшение и строили новые, многие из которых сохранились до наших дней. Карнак, издавна являвшийся центром государственной религии и идеологии, получил существенную поддержку; храм Гора в Эдфу, храм Исиды в Филе, храм Хатор в Дендерах, храм Собека в Ком-Омбо и храм Хнума в Иене тоже не бедствовали. И в каждом храме цари династии Птолемеев оставляли свои портретные изображения на стенах, среди богов египетского пантеона. Жрецы в ответ возносили хвалы правителям в надписях вроде той, что найдена на так называемом Розеттском камне. Текст, написанный на греческом, демотическим письмом и иероглифами, прославляет первую годовщину правления Птолемея V Эпифана (205–180 гг. до н. э.), отмечавшуюся 27 марта 196 года до н. э.:

…так как вечноживой царь Птолемей, возлюбленный Птаха, бог Епифан Евхарист, рожденный царем Птолемеем и царицей Арсиноей, богами Филопаторами, оказал многие благодеяния храмам и тем, кто в них находятся, и всем, пребывающим под его царской властью;

и так как он является богом, происходя от бога и богини (подобно Гору, сыну Исиды и Осириса, отомстившего за своего отца Осириса) и будучи щедрым по отношению к богам, он пожертвовал в храмы доходы в виде денег и продовольствия и понес большие издержки с тем, чтобы привести Египет в спокойное состояние и воздвигнуть храмы;

и он в меру своих сил проявил человеколюбивые устремления и из получаемых в Египте доходов и налогов он некоторые совершенно отменил, а другие облегчил, чтобы народ и все другие при его царствовании пребывали в благоденствии;

а долги перед царской казной, которые лежали на египтянах и на населении других частей его царства и которые были очень велики, он простил…

и так как он сделал множество подарков Апису и Мневису и другим священным животным Египта, гораздо более, чем прежние цари заботясь обо всем, что касается животных; он давал щедро и достойным образом необходимое для их погребения, а также и средства в специально им посвященные храмы, вместе с совершениями жертвоприношений, отправлением празднеств и всего другого, что полагается в таких случаях;

и так как привилегии храмов и Египта он сохранил без изменений и в целости в соответствии с законами украсил великолепными сооружениями, доставив большое количество золота, серебра и драгоценных камней, и воздвиг храмы, святилища и алтари; нуждающиеся же в восстановлении [храмы] он поправил, имея ко всему, что касается божества, усердие благодетельствующего бога; разузнав о наиболее уважаемых храмах, он восстановил их, как приличествует его царствованию;

за это даровали ему боги здравие, победу, силу и все другие блага, а также прочное обладание короной им и его потомкам на веки вечные — в добрый час!

Пантеон египетских богов слегка видоизменили для того, чтобы греки могли обращаться к ним, не отчуждаясь от местного населения. Птолемей I по совету Манефона поддерживал культ Сераписа, синкретического божества, «объединившего» в себе Осириса-Аписа и Диониса; этого бога изображали как милостивого Зевса или Аида с корзиной фруктов на голове — символом плодородия и урожайности. Культ Сераписа быстро распространился из Серапеума в Александрии по всему Средиземноморью. Образ Исиды, сестры и жены Осириса, слился с образами почитаемых греческих богинь, и Исида приобрела поистине вселенский характер, что особенно проявилось в римскую эпоху.

Греческие и египетские традиции в значительной степени согласовывались и на других уровнях. Подражая фараонам, Птолемей II женился на родной сестре Арсиное. Это противоречило греческому обычаю и стало причиной скандала, но он успешно уладил ситуацию, сославшись на божественные прецеденты. В египетской религии браки между братом и сестрой восходили к браку Осириса и Исиды, небесной модели для земных царей и цариц, и сами греки не могли отрицать, что их верховный бог Зевс женился на своей сестре Гере. Кровнородственный брак Птолемея призван был подчеркнуть божественность царской четы и заложить основу династического культа, приемлемого для греков и египтян; потомки царя продолжили традицию. Последовательная череда браков привела к тому, что сестры-жены стали играть все большую роль в государственных делах. В некоторых случаях, как и их предшественницы, жены фараонов — царицы являлись регентами при малолетних детях, а седьмая и самая знаменитая — Клеопатра первой среди женщин со времен Нового царства взяла в свои руки абсолютную власть.

Птолемеи стремились использовать египетское царское искусство и иконографию в собственных интересах, заимствуя местные традиции в контексте греческих представлений, однако истинный синтез двух культур так и не был достигнут. Два народа сосуществовали, время от времени взаимодействуя, стили искусства также оставались параллельными, и египетское искусство лишь изредка заимствовало греческие культурные атрибуты (например, головные уборы на египетских изображениях). Статуи фараона могли соответствовать традиционному египетскому стилю и формам, однако в них порой проявлялись некоторые черты греческого скульптурного портрета.

Иногда заключались браки между греками и египтянами, но такие браки известны не ранее 250 года до н. э., то есть лет через восемьдесят после прихода Александра. Большинство подобных браков приходилось на низшие сословия греческого общества, проживавшего в беднейших районах страны. Потомки таких союзов могли носить и греческие, и египетские имена, используя первое в официальных ситуациях, и второе — в быту.

В целом разделение между местным населением и привилегированными грекоговорящими сохранялось и даже углублялось. Для среднего египтянина существовало несколько путей подняться наверх. Один — выучить греческий язык и найти работу в местной администрации, а потом, продвигаясь по службе, постепенно достичь высокого ранга. В царствование Птолемея IV Филопатора (221–205 гг. до н. э.), который вынужден был собрать большое войско, чтобы противостоять Селевкидам, египтян стали брать на службу, но греки по-прежнему имели преимущества перед коренным населением. Немногие египтяне сумели выбиться в командиры или попасть в конницу, а наделы им давали меньшие по размеру, чем грекам.

Упадок Птолемеев

Сохрани поздние Птолемеи рвение первых представителей династии и обуздай они множившуюся бюрократию, их владычество могло бы продолжаться дольше. Но главы государства становились все более близорукими, погрузились в семейные интриги, центральная власть слабела, бюрократия же набирала силу: коррумпированные чиновники действовали безнаказанно, экономика стагнировала, местное население беднело, и в стране нарастало возмущение условиями существования; хуже того, империя Птолемеев распадалась.

Греческий историк Полибий характеризовал четвертого из Птолемеев, Филопатора, как человека «беспечного и труднодоступного для придворных и прочих чинов… равнодушного и небрежного»[7]. Полибий считал причиной этого приверженность царя «непристойной любви, неумеренным и непрерывным попойкам»; по словам историка, «очень скоро нашлось много людей, которые злоумышляли на его жизнь и власть». Конечно, все было намного сложнее, чем описывал Полибий, но признаки упадка с очевидностью проявились именно в правление Птолемея IV.

В битве при Рафии (217 г. до н. э.) Птолемей IV одержал решающую победу над Селевкидами за счет многочисленной армии, набранной из местного населения. Эта победа воодушевила народ, что привело к мятежам в Дельте, откуда волнения распространились на Верхний Египет; в конце концов власть оказалась в руках двух последовательно правящих местных «фараонов», столицей которых были Фивы (206–186 гг. до н. э.). Хотя мятеж удалось через некоторое время подавить, бунты вспыхивали постоянно — между 245 и 50 годами до н. э. произошло не менее десяти серьезных восстаний. Антигреческие настроения проявлялись и в литературе той эпохи, в частности в «Демотической хронике», которая в панегирической форме излагала жизнь древних фараонов, а также в позднем «Оракуле горшечника» — пророческом тексте, описывавшем разрушения Александрии завоевателями: «Да окончатся все наши беды, когда иноземцы падут, словно листва с дерев».

Появление «александрийской толпы», диких скопищ, которые творили беззакония и проливали кровь, стало новым выражением местного недовольства. В первый раз это произошло после смерти Птолемея IV, когда толпа отрывала «конечность за конечностью» у дворцовых заговорщиков, которые пытались скрыть факт смерти царя, чтобы помешать вступлению на престол мальчика Птолемея V; впоследствии подобные беспорядки происходили снова и снова до конца птолемеевского периода. Драматическая развязка наступила, когда был убит Птолемей XI Александр II (80 г. до н. э.), продержавшийся на троне всего несколько дней — его обвинили в убийстве жены и отправительницы Клеопатры Береники III.

В атмосфере непрестанных бунтов страна постепенно погружалась в хаос. Грабежи и насилие стали обычным делом, движение по Нилу часто нарушалось нападениями разбойников. Коррумпированные чиновники беззастенчиво вымогали средства у граждан, что усугубляло отчаяние крестьян и ремесленников, которые отказывались исполнять работы, покидали дома и искали убежища в храмах. Страдала экономика в целом, нарушались поставки продовольствия. К концу злосчастного правления, переходившего от кризиса к кризису и приведшего Египет на грань катастрофы, Птолемей VIII Эвергет II (170–116 гг. до н. э.) попытался исправить положение освобождением от налогов, амнистией должникам и расправами с проштрафившимися чиновниками. Эти меры привели к кратковременному улучшению ситуации в стране, но слишком запоздали, чтобы предотвратить общий упадок Египта.

Не последнюю роль в упадке сыграли и внутренние конфликты семейства Птолемеев, в котором слишком часто вражда приводила к убийствам. Как следствие, власть ослабела, у кормила регулярно появлялись регенты и начальники царской стражи, преследовавшие свои личные интересы, весьма далекие от государственных. Два временных правителя при шестилетнем Птолемее VI Филометоре (180–145 гг. до н. э.), один — бывший сирийский раб, другой — азиатский евнух, отличились тем, развязали катастрофическую войну против Селевкидов, которая едва не погубила Египет. Крах предотвратило вторжение римлян, после которого в стране утвердились два царя — Птолемей VI и его младший брат Птолемей VIII Эвергет И. Соперничество между ними привело к гражданской войне, растянувшейся на два десятилетия и дестабилизировавшей положение в Египте.

После того как Птолемей VI был смертельно ранен в Сирии, Птолемей VIII воспользовался шансом занять трон, подавил всякое сопротивление и изгнал мыслителей из Мусейона — это подорвало репутацию Александрии как интеллектуального центра мира, — а потом женился на вдове старшего брата Клеопатре И, которая приходилось сестрой им обоим. На свадебной церемонии он убил малолетнего сына своей невесты (собственного племянника), Птолемея VII Неоса Филопатера (145 г. до н. э.), наследника престола, причем ребенок находился в момент убийства на руках у матери. Клеопатра родила от нового супруга еще одного сына — Мемфита, но Птолемей VIII сам разрушил систему прямого наследования престола, женившись еще и на своей племяннице Клеопатре III. Возник естественный антагонизм между двумя царицами, каждая из которых жаждала посадить на трон своего сына, что привело страну к новой гражданской войне. В ходе борьбы за власть царь убил Мемфита и послал его расчлененное тело первой жене в качестве подарка на день рождения. За эту и другие жестокости народ стал называть его не Эвергетом (Благодетелем), а Какергетом (Злодеем); это был чудовищно толстый человек, которого в насмешку называли еще Фискон (Жирдяй). Эта отвратительная история характерна для правления последних Птолемеев.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Начало Каролингской династии

Из книги История Германии. Том 1. С древнейших времен до создания Германской империи автора Бонвеч Бернд

Начало Каролингской династии Формально новая Каролингская династия началась с пострижения в монахи последнего Меровинга, фактически — с правления майордома Карла Мартелла. Серьезные проблемы с восстановлением франкской власти были связаны не только с зарейнскими


10. НАЧАЛО ДИНАСТИИ

Из книги Тайна воцарения Романовых автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

10. НАЧАЛО ДИНАСТИИ Формирование второго Земского ополчения встревожило Заруцкого, оно грозило свести на нет его игру в пользу “воренка”. И планы нижегородцев он сорвал. Приказал верным ему казакам Андрея и Ивана Просовецких занять предполагаемые места сбора, Суздаль и


I НАЧАЛО ДИНАСТИИ ЮСТИНИАНА

Из книги История Византийской империи автора Диль Шарль

I НАЧАЛО ДИНАСТИИ ЮСТИНИАНА В 518 г ., после смерти Анастасия, довольно темная интрига возвела на трон начальника гвардии Юстина. Это был крестьянин из Македонии, лет пятьдесят назад явившийся в поисках счастья в Константинополь, храбрый, но совершенно неграмотный и не


Глава 1 Начало династии Чингизидов

Из книги Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть автора Султанов Турсун Икрамович

Глава 1 Начало династии Чингизидов В один из дней одна тысяча сто пятьдесят пятого года в урочище Делиун-Балдах, на правом берегу реки Онона, в юрте супружеской четы Есугей-бахадура из монгольского племени кият-борджигин и Оэлун-фуджин (хатун) из рода олкунут (ветвь


Хронологическая таблица III ОСНОВНЫЕ ДИНАСТИИ В ВАВИЛОНЕ И АССИРИИ ОТ ПАДЕНИЯ ТРЕТЬЕЙ ДИНАСТИИ УРА ДО КОНЦА ПЕРВОЙ ДИНАСТИИ ВАВИЛОНА

Из книги Величие Вавилона. История древней цивилизации Междуречья автора Саггс Генри

Хронологическая таблица III ОСНОВНЫЕ ДИНАСТИИ В ВАВИЛОНЕ И АССИРИИ ОТ ПАДЕНИЯ ТРЕТЬЕЙ ДИНАСТИИ УРА ДО КОНЦА ПЕРВОЙ ДИНАСТИИ


Романовы. Начало новой династии

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Романовы. Начало новой династии Успокоились волнения в народе, были изгнаны иноземцы. Стране надо было дать твердую постоянную власть.В числе претендентов в правители не рассматривался князь Дмитрий Пожарский. Он совместно с купеческим старостой Козьмой


Начало Каролингской династии

Из книги С древнейших времен до создания Германской империи автора Бонвеч Бернд

Начало Каролингской династии Формально новая Каролингская династия началась с пострижения в монахи последнего Меровинга, фактически — с правления майордома Карла Мартелла. Серьезные проблемы с восстановлением франкской власти были связаны не только с зарейнскими


Начало династии Чингизидов

Из книги Государства и народы Евразийских степей: от древности к Новому времени автора Кляшторный Сергей Григорьевич

Начало династии Чингизидов Рашид ад-Дин, автор знаменитого «Сборника летописей», главного труда по истории Монгольской империи, утверждает, что Чингиз-хан имел до пятисот жен и наложниц. Но только пять из них были главными женами: 1) Борте из племени конграт; 2) Кулан из


Начало XX династии

Из книги Всемирная история. Том 2. Бронзовый век автора Бадак Александр Николаевич

Начало XX династии Рамсес III был сыном Сетнехта. При нем Египет трижды подвергался нашествию переселявшихся иноземных племен. В пятом году царствования Рамсеса III это были ливийские племена. В кровопролитной битве, стоившей ливийцам свыше 12 500 человек убитыми, Рамсес


Начало династии Романовых

Из книги Терра инкогнита [Россия, Украина, Беларусь и их политическая история] автора Андреев Александр Радьевич

Начало династии Романовых После окончания Смуты в стране было необходимо восстановить государственную власть. Символом власти на Руси был государь — необходимо было выбрать нового царя и новую династию, которую бы признала Россия.Желающих одеть шапку Мономаха в


НАЧАЛО ДИНАСТИИ РЮРИКОВИЧЕЙ

Из книги Все правители России автора Вострышев Михаил Иванович

НАЧАЛО ДИНАСТИИ РЮРИКОВИЧЕЙ Рюриковичи – русская княжеская династия, стоявшая во главе Древнерусского государства, крупных и мелких княжеств периода феодальной раздробленности и Московского царства с 862 года (призвание князя Рюрика) до 1598 года (кончина царя Федора


Начало московской династии

Из книги Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного автора Дейниченко Петр Геннадьевич

Начало московской династии Московское княжество, где правил младший сын Александра Невского Даниил, долгое время оставалось в стороне от потрясений. После того как в январе 1237 года Москву сожгли войска Батыя, монголы почти не появлялись в ее окрестностях. Не слишком


Начало династии

Из книги Династия Рокфеллеров автора Фурсенко Александр Александрович

Начало династии — Чем же вы занимаетесь? — спросил я. — Делаю деньги!... М. Горький. Джона Д. Рокфеллера можно бесспорно считать образцом человека, созданного для делания денег. Это — механизм, воспроизведенный по чертежам, которыми оклеены стены ада. Т. Лоусон. «Г-н Уильям


Начало династии

Из книги День народного единства. Преодоление смуты автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

Начало династии Формирование второго земского ополчения встревожило Заруцкого, оно грозило свести на нет его игру в пользу «воренка». И планы нижегородцев он сорвал. Приказал верным ему казакам Андрею и Ивану Просовецким занять предполагаемые места сбора, Суздаль и