Холодная война

Холодная война

СССР был удовлетворен итогами декабрьского совещания, а Америка нет. Трумэна раздражало то, что Бирнс не мог оперативно информировать его о переговорах. Кроме того, президент не одобрил некоторых внешнеполитических решений, принятых Бирнсом. Чтобы гарантировать соглашение с Молотовым, Бирнс согласился с тем, что правительства Румынии и Болгарии останутся практически в прежнем виде, в то время как Трумэн настаивал на более радикальных изменениях. В августе 1941 года советские и британские войска вошли в Иран, чтобы гарантировать стабильные поставки иранской нефти для советских сил, воевавших на Восточном фронте. На Тегеранской конференции в ноябре 1943 года Рузвельт, Черчилль и Сталин договорились о сохранении суверенитета и независимости Ирана. В соответствии с этим соглашением Великобритания вывела из Ирана свои войска после окончания войны. Советские войска, однако, оставались. Бирнсу не удалось получить от Молотова никаких гарантий того, что этот контингент будет выведен.

Весь свой гнев Трумэн выразил в письме, направленном своему госсекретарю. «Если Россия не столкнется с железным кулаком и жестким обращением, начнется новая война. Они понимают только один язык — „Сколько у вас дивизий?“ Не думаю, что нам и далее следует заниматься компромиссами». Он закончил письмо так: «Я устал нянчиться с Советами».

Позиция Вашингтона стала ужесточаться. Речь Сталина, произнесенная в Большом Театре 9 февраля 1946 года, дополнительно подтвердила идеологический раскол между коммунизмом и монополистическим капитализмом, и некоторые официальные лица в Вашингтоне восприняли ее практически как объявление войны. 22 февраля Джордж Кеннан, заместитель руководителя американской миссии в Москве, составил длинную телеграмму Бирнсу, в которой оценил послевоенные планы СССР и их возможные последствия для американской внешней политики. Он был прямолинеен:

[Советская власть] не воспринимает логических доводов, но отлично понимает разговор с позиции силы. При такой постановке вопроса СССР вполне может уступить — обычно так и случается, если Советский Союз сталкивается с активным сопротивлением. Следовательно, если соперник обладает существенной силой и ясно выражает готовность применить ее, ему редко приходится переходить от слов к делу. Если грамотно управлять ситуацией, никакой показательной демонстрации силы не понадобится.

В телеграмме Кеннана было более 5000 слов. На тот момент это была самая длинная телеграмма в истории Государственного Департамента. Бирнс счел анализ Кеннана «великолепным».

5 марта Черчилль принял степень почетного доктора в Вестминстерском колледже города Фултон штат Миссури. Церемония состоялась в спортзале колледжа. Черчилля представил Трумэн, уроженец Миссури. Черчилль поднялся и сказал в своей официальной речи по поводу получения степени все, что хотел. Речь транслировалась по радио и передавалась по громкоговорителям, которым внимали 40 000 человек, собравшихся в Фултоне.

Эта речь ознаменовала начало холодной войны, которая продолжалась более 40 лет:

От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы — Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и их население оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы…

Из того, что я наблюдал в поведении наших русских друзей и союзников во время войны, я вынес убеждение, что они ничто не почитают так, как силу, и ни к чему не питают меньше уважения, чем к военной слабости. По этой причине старая доктрина равновесия сил теперь непригодна. Мы не можем позволить себе — насколько это в наших силах — действовать с позиций малого перевеса, который вводит во искушение заняться пробой сил.

На больной вопрос, касавшийся атомной бомбы, Черчилль ответил так:

Однако было бы неправильным и неосмотрительным доверять секретные сведения и опыт создания атомной бомбы, которыми в настоящее время располагают Соединенные Штаты, Великобритания и Канада, Всемирной Организации[174], еще пребывающей в состоянии младенчества. Было бы преступным безумием пустить это оружие по течению во все еще взбудораженном и не объединенном мире.

Ни один человек ни в одной стране не стал спать хуже от того, что сведения, средства и сырье для создания этой бомбы сейчас сосредоточены в основном в американских руках.

Черчилль не раз предупреждал британскую Палату общин об угрозе, которая возникла в результате перевооружения Германии, начавшегося после захвата власти Гитлером в 1933 году, и теперь считал, что американцев следует предупредить о сходной угрозе, исходящей со стороны Советской власти. Кроме того, он по-прежнему упорно верил в то, что научные и технологические аспекты атомной бомбы удастся сохранить в секрете.

Незадолго до произнесения Черчилль познакомил с речью Трумэна (правда, Трумэн впоследствии это отрицал), и президент одобрил ее текст.

Теперь создались все условия для распространения ядерного оружия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >