Глава 2 Накануне судьбоносного решения

Глава 2

Накануне судьбоносного решения

Сам же «виновник» наполеоновского гнева был отозван из армии (ее он сдал адмиралу П. В. Чичагову), назначен членом Государственного совета, 29.07.1812 г. получил княжеский титул, но расположение памятливого после аустерлицкого конфуза императора он так себе и не вернул. Кутузов опять не у дел. Он снова в своих Горошках, куда и пришла к нему весть о вторжении Наполеона в Россию. Когда началась война 1812 г., Кутузову поручили заниматься организацией обороны Санкт-Петербурга. 15 июля 1812 г. дворянство Московской губернии избрало его начальником губернского ополчения. Не зная об этом, на другой день дворянство Санкт-Петербургской губернии также избрало его начальником губернского ополчения, на что он дал согласие. Помимо этого он также исполнял обязанности командующего войсками в Петербурге и Финляндии. Он формирует Нарвский корпус и проводит ряд мер мобилизационного характера. Так организуется тщательная разведка. Для немедленного оповещения о передвижениях французов на почтовых станциях находятся в постоянной готовности «резервные кареты». Приходит трагическое известие о гибели удалого гусарского генерала Якова Петровича Кульнева – воспитанника Кадетского корпуса, развитию и совершенствованию которого Михаил Илларионович в свое время отдал немало времени и сил…

…Между прочим, обстановка в Петербурге была весьма напряженной, и царь отдал распоряжение о подготовке к эвакуации «святынь» Александро-Невской лавры, Государственного совета, Синода, Сената, министерств, кадетских корпусов, банков, Монетного двора, архивов, Сестрорецкого завода, военных трофеев, статуи Суворова, памятников Петру I. Все это предназначалось к отправке в Казань. На глазах у многочисленной публики сокровища Эрмитажа упаковывалась в ящики и на баржах отправлялись в Петрозаводск…

5 августа Наполеон уже был под Смоленском, и Александр I по настоятельному совету близких к нему генерала от артиллерии А. А. Аракчеева (Председателя Департамента военных дел Госсовета) и популярнейшего в войсках артиллерийского генерал-майора А. П. Ермолова, писем царского друга детства графа П. А. Шувалова, чьим мнением государь особо дорожил, обращения председателя Государственного совета и Комитета министров, князя, генерал-фельдмаршала Н. И. Салтыкова – его бывшего воспитателя, под нажимом влиятельных представителей дворянства, от лица которых выступил суворовский племянник и князь Алексей Иванович Горчаков 1-й (или старший) и в связи с очень тяжелой ситуацией (до Москвы уже было «рукой подать!») соглашается рассмотреть список кандидатов на пост главнокомандующего, предложенный ему Чрезвычайным Комитетом.

После оставления Смоленска – «ключа к Москве» (!) – положение командовавшего объединенной русской армией М. Б. Барклая де Толли, который хоть и не дал Наполеону уничтожить русское воинство, но свой авторитет среди россиян утратил окончательно, покачнулось очень сильно. Недовольство им в русской армии и в обществе существовало уже давно, а теперь оно росло не по дням, а по часам. Среди офицерства и особенно амбициозного генералитета (немало российских военачальников в ту пору метили «в бонапарты»!) все громче звучали голоса, требующие немедленной смены командующего или, как пренебрежительно отзывался о нем К. Клаузевиц, «умственно убогого».

…Между прочим, «скифский план» войны с Бонапартом среди русского генералитета не пользовался популярностью. Немало видных, боевых генералов встало в глухую оппозицию к Барклаю де Толли. А государь не видел среди русских военачальников фигуры, достойной противостояния Наполеону, тем более в условиях, когда росло всеобщее недовольство затянувшимся отступлением русских армий в глубь страны, нежеланием вступить в решительное сражение с агрессором. В свое время император искал «героя» на стороне! Он обращался за помощью и к прославленному французскому генералу Моро (одному из главных соперников Бонапарта за славу первого полководца Европы той поры!), в то время проживавшему в изгнании в США, и к прекрасно зарекомендовавшему себя в войне на измор с наполеоновскими маршалами в Испании и Португалии сэру Артуру Уэллсли, более известному как герцог Веллингтон. Но «дело не выгорело», и пришлось российскому императору «скрести по сусекам» среди своих (по его же собственным словам!) «невежественных» (Багратион), «лживых» (Кутузов) и прочих генералов с русскими и нерусскими фамилиями и разновеликими «заслугами» перед царем и Отечеством…

В состав Чрезвычайного Комитета по выборам главнокомандующего вошли весьма влиятельные персоны политического «бомонда» Российской империи той поры: Председатель Государственного совета, князь, генерал-фельдмаршал Н. И. Салтыков, главнокомандующий в Санкт-Петербурге генерал от инфантерии С. К. Вязьмитинов, председатель Департамента военных дел Государственного совета генерал от артиллерии граф А. А. Аракчеев, министр полиции, член Государственного совета генерал от инфантерии А. Д. Балашов, председатель Департамента экономики Государственного совета, действительный тайный советник граф В. П. Кочубей и председатель Департамента законов Государственного совета, действительный тайный советник князь П. В. Лопухин.

…Между прочим, кандидатуры здравствующих фельдмаршалов Н. И. Салтыкова и И. В. Гудовича по причине их преклонного возраста обсуждаться не стали…

Именно они (по одной из версий – долго и весьма непросто, а по другой – весьма быстро и бесконфликтно) обсуждали кандидатуры полных генералов (Багратиона, Тормасова, Беннигсена, Дохтурова и П. А. фон дер Палена-старшего).

Любимец армии (преимущественно солдат, младшего и среднего офицерства), генерал от инфантерии Петр Иванович Багратион при всех его несомненных больших плюсах (гений авангардно-арьергардных боев!) был излишне горяч, как-никак – самоучка без серьезного профессионального образования (или «невежда», по определению государя-императора), не обладал большим боевым опытом по руководству крупной массой войск (такой, как Большая действующая армия – порядка 150 тыс. человек). Кроме того, Александр I его недолюбливал после того, как им из «далеко идущих интересов» «намеренно увлеклась» (по крайней мере, так полагают некоторые историки) амбициозная и энергичная, невероятно сексуально привлекательная, Като (Катиш), или великая княжна Екатерина Павловна (1788–1819)! Ходили же слухи, что с помощью «шпаги» Петра Ивановича и его – суворовского выученика – огромной популярности в войсках эта «воструха» (так звал ее брат цесаревич Константин Павлович) могла рассчитывать взойти на зашатавшийся под братом трон как Екатерина III?! Наконец, государь никогда не видел в нем полководца-стратега и вряд ли утвердил бы его кандидатуру на такой ответственный пост и тем более в столь тяжелый момент. К тому же он уже весьма сомнительно показал себя в глазах царя в начальный период войны.

Александр Петрович Тормасов обладал не только богатым боевым опытом (порой, правда, неудачным – например, в ходе Польской кампании 1794 г.) и большим административным опытом в генерал-губернаторстве Киева и Риги, но трижды увольнялся от службы «за дерзкие отзывы и неповиновение тем, кому подчинен был». Столь независимого военачальника рекомендовать никто не решился.

Приятель Кутузова (правда, до поры до времени) Леонтий Леонтьевич Беннигсен, безусловно, был фигурой видной. Что бы о нем ни говорили, но по сути дела он был очень крепким профессионалом почти без слабых мест и с огромным боевым опытом. Самовольно приняв на себя функции главнокомандующего в 1806 г. после «своевременной самоотставки» «последнего меча Екатерины», престарелого фельдмаршала М. Ф. Каменского-старшего, он очень удачно сыграл «вничью» с Ланном под Пултуском и оказался утвержден Александром I в этой высокой должности. Более того, именно он снискал славу первого полководца, не проигравшего Наполеону Бонапарту в крупном сражении при Эйлау, либо даже «победителя» непобедимого. Но его роковой промах и фиаско при Фридлянде свели авторитет Леонтия Леонтьевича у царя до нуля.

Напоминать государю о 67-летнем Петре Алексеевиче (Петер-Людвиг)фон дер Палене – главном дворцовом «переворотчике» 11 марта 1801 г., закончившемся убийством его отца Павла I, не захотел никто. Для командования армиями этого было явно недостаточно. Тем более что последний раз на войне он был чуть ли не 20 лет назад – во время 2-й Русско-турецкой войны. И, наконец, менять «немца на немца (Барклая на Беннигсена, точно так же, как и на «ливонского визиря» Палена-старшего) – только зря время терять».

Генерал от инфантерии Дмитрий Сергеевич Дохтуров, безусловно, был хорош (даже в катастрофах – Аустерлиц и Фридлянд!), но ведь он никогда более чем корпусом не командовал! И по словам едкого на характеристики, но профессионала высшего класса генерала А. П. Ермолова, «не в тех войнах водил войска к победам».

Оставалась одна-единственная известная всем фигура… Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова. Все члены «ЧК» по здравом размышлении пришли к выводу, что, несмотря на весьма сложные отношения между государем и «Ларивонычем» (так просто его звали в военной среде), иной кандидатуры не подобрать. Более того, «дабы не создавать неудобств в исполнении обязанностей главнокомандующего», генерала Барклая де Толли рекомендовано было «в любом случае от звания военного министра уволить»…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 1 Один ребус, два ответа и никакого решения

Из книги «Ра» автора Хейердал Тур

Глава 1 Один ребус, два ответа и никакого решения Ветер качает тростинку.Мы обламываем ее.Она лежит на воде и не тонет. Посади лягушку – выдержит.Ветер колышет 200 тысяч тростинок, вдоль берега простерся сплошной зеленый луг.Мы срезаем тростинки. Вяжем большие снопы.


Глава 12. Решения приняты

Из книги Записки диверсанта автора Старинов Илья Григорьевич

Глава 12. Решения приняты Командующий фронтом генерал МалиновскийЗимнее наступление советских войск продолжалось на всех участках огромного фронта. В конце декабря были освобождены Козельск и Калуга, Керчь и Феодосия. Готовилась наступательная операция и в районе


Глава 15 НАКАНУНЕ…

Из книги Берия. Лучший менеджер XX века автора Кремлев Сергей

Глава 15 НАКАНУНЕ… 27 ДЕКАБРЯ 1940 года новый нарком обороны маршал Тимошенко, сменивший маршала Ворошилова, издал приказ № 0367, гласивший: «Приказом НКО 1939 г. № 0145 требовалась обязательная маскировка всех вновь строящихся оперативных аэродромов. Главное управление ВВС


Глава пятнадцатая[277] . Наступление на театре войны, когда ищут решения

Из книги О войне автора Клаузевиц Карл фон

Глава пятнадцатая[277]. Наступление на театре войны, когда ищут решения Уже в 6-й части, говоря об обороне, мы затронули большинство вопросов, относящихся к этой главе и проливающих достаточный, хотя и отраженный, свет на наступление.Понятие о замкнутом театре войны вообще


Глава шестнадцатая. Наступление на театре войны, когда не ищут решения

Из книги О войне автора Клаузевиц Карл фон

Глава шестнадцатая. Наступление на театре войны, когда не ищут решения 1. Если нет ни воли, ни достаточных сил для крупных решительных действий, все же может существовать определенное намерение произвести стратегическое наступление, направленное, однако, на какой-нибудь


Глава II. Накануне

Из книги Броневой щит Сталина. История советского танка, 1937-1943 автора Свирин Михаил Николаевич

Глава II. Накануне Обидно, товарищи, что обыкновенный 37-мм снаряд прошибает насквозь наш танк, не говоря уже о снарядах крупного калибра. Думаю, что в связи с наличием у противника противотанковой артиллерии пора нам перейти к танкам, вооруженным артиллерией более


Глава I Накануне

Из книги В краю непуганых идиотов. Книга об Ильфе и Петрове автора Лурье Яков Соломонович

Глава I Накануне Предреволюционные годы занимают довольно скромное место в сочинениях Ильфа и Петрова. В основном все, что они писали, было связано с современной им жизнью. Старый режим — это почти древность, воспоминания старика Фунта из «Золотого теленка»: …не узнаю


Глава девятая. ПОСЛЕ РЕШЕНИЯ ХЕТТСКИХ ПРОБЛЕМ

Из книги Тайны Хеттов автора Замаровский Войтех

Глава девятая. ПОСЛЕ РЕШЕНИЯ ХЕТТСКИХ ПРОБЛЕМ Цветущий чертополох на лугу Хаджи Мехмеда До сих пор жизненная кривая Грозного и кривая развития хеттологии совпадали; после издания «Хеттских иероглифических надписей» они начинают расходиться. Грозный считает свои


Глава II НАКАНУНЕ

Из книги Тридцатилетняя война автора Алексеев Валентин Михайлович

Глава II НАКАНУНЕ В имперском городе Донауверт, в Южной Германии, большинство населения исповедовало протестантскую веру. Католиков здесь едва терпели, и монахам бенедиктинского монастыря, находившегося на окраине города, было запрещено устраивать в Донауверте


Глава XV. [11] Наступление на театре войны, когда ищут решения

Из книги О войне. Части 7-8 автора Клаузевиц Карл фон

Глава XV. [11] Наступление на театре войны, когда ищут решения Уже в 6-й части, говоря об обороне, мы затронули большинство опросов, относящихся к этой главе и проливающих достаточный, хотя и отраженный, свет на наступление.Понятие о замкнутом театре войны вообще больше


Глава XVI. Наступление на театре войны, когда не ищут решения

Из книги О войне. Части 7-8 автора Клаузевиц Карл фон

Глава XVI. Наступление на театре войны, когда не ищут решения 1. Если нет ни воли, ни достаточных сил для крупных решительных действий, все же может существовать определенное намерение произвести стратегическое наступление, направленное, однако, на какой-нибудь менее


Глава 20. Накануне

Из книги Что знал Сталин автора Мёрфи Дэвид Э.

Глава 20. Накануне В пятницу 20 июня 1941 года, когда слухи о близком германском нападении становились все более настойчивыми, Проскуров решил зайти в Управление военной разведки и узнать, как обстоят дела на самом деле. Данных, что он провел хоть какое-то время со своим