Говорит Костомаров

Говорит Костомаров

Я сильно боюсь, что иной читатель сочтет мои слова преувеличенными, а суждения пристрастными. Хорошо! Вот рассказ одного из лучших русских историков за всю историю России — Николая Ивановича Костомарова:

«Московский царь давно уже не терпел Новгород. При учреждении опричнины он обвинял весь русский народ в том, что в прошедшие века тот народ не любил царских предков.

Видно, что Иван читал летописи и с особенным вниманием останавливался на тех местах, где описывались проявления древней вечевой свободы. Нигде, конечно, он не видел таких резких, ненавистных для него черт, как в истории Новгорода и Пскова. Понятно, что к этим двум землям, а особенно к Новгороду, развилась в нем злоба… Собственно, тогдашние новгородцы не могли брать на себя исторической ответственности за прежних, так как они происходили большею частью от переселенных Иваном III жителей из других русских земель; но для мучителя это проходило бесследно.

…В это время какой-то бродяга, родом волынец, наказанный за что-то в Новгороде, вздумал сразу и отомстить новгородцам, и угодить Ивану. Он написал письмо, как будто от архиепископа Пимена и многих новгородцев к Сигизмунду-Августу, спрятал это письмо в Софийской церкви за образ Богородицы, а сам убежал в Москву и донес государю, что архиепископ со множеством духовных и мирских людей отдается литовскому государю. Царь с жадностью ухватился за этот донос и тотчас отправил в Новгород искать указанные грамоты… Чудовищно развитое воображение Ивана и любовь ко злу не допустили его до каких-либо сомнений в действительности этой проделки.

В декабре 1569 года предпринял Иван Васильевич поход на север. С ним были все опричники и множество детей боярских. Он шел, как на войну; это была странная сумасбродная война с прошлыми веками, дикая месть живым за давно умерших… И Тверь была осуждена на кару, как бы в воспоминание тех времен, когда тверские князья боролись с московскими предками Ивана… На пути разоряли и убивали всякого встречного, кто не нравился. Подступивши к Твери, царь приказал окружить город войском со всех сторон и сам расположился в одном из ближайших монастырей. Малюта Скуратов отправился, по царскому приказу, в Отрочь-монастырь к Филиппу (митрополит, глава московской православной церкви, которого Иван прогнал из Москвы за попытки заступаться за жертвы Ивана. — А. Б.) и собственноручно задушил его, а монахам сказал, что Филипп умер от угара. Иноки погребли его за алтарем.

Иван стоял под Тверью пять дней. Сначала ограбили духовных, начиная с епископа. Простые люди думали, что тем дело и кончится, но через два дня, по царскому приказанию, опричники ворвались в город, бегали по домам, ломали всякую домашнюю утварь, рубили ворога, двери, окна, забирали всякие домашние запасы и купеческие товары: воск, лен, кожи и пр., свозили в кучи, сжигали, а потом удалились.

Жители опять начали думать, что этим дело кончится, что, истребивши их достояние, им, по крайней мере, оставят жизнь, как вдруг опричники опять врываются в город и начинают бить кого ни попало: мужчин, женщин, младенцев, иных жгут огнем, других рвут клещами, тащат и бросают тела убитых в Волгу. Сам Иван собирает пленных полочан и немцев, которые содержались в тюрьмах, частью помещены были в домах. Их тащат на берег Волги, в присутствии царя рассекают на части и бросают под лед. Из Твери уехал царь в Торжок; и там повторялось то же, что делалось в Твери…

Еще до прибытия Ивана в Новгород приехал туда его передовой полк. По царскому велению тотчас окружили город со всех сторон, чтоб никто не мог убежать из него.

Потом нахватали духовных из новгородских и окрестных монастырей и церквей, заковали в железа и в городище поставили на правеж; каждый день били их на правеже, требуя по 20 новгородских рублей с каждого, как бы на выкуп. Так продолжалось дней пять… Принадлежащие к опричнине созвали в детинец знатнейших жителей и торговцев, а также и приказных людей, заковали и отдали приставам под стражу, а дома их и имущество опечатали.

6 января, в пятницу вечером, приехал государь в городище с остальными войсками и с 1500 московских стрельцов. На другой день дано повеление перебить до смерти всех игуменов и монахов, которые стояли на правеже…

Вслед за тем Иван приказал привести к себе в городище тех новгородцев, которые были взяты под стражу. Это были владычные бояре, новгородские дети боярские, выборные городские и приказные люди и знатнейшие торговцы. С ними вместе привезли их жен и детей. Собравши всю эту толпу перед собою, Иван приказал своим детям боярским раздевать их и терзать «неисповедимыми», как говорит современник, муками, между прочим поджигать их каким-то изобретенным им составом, который у него назывался поджар, потом он велел измученных, опаленных привязывать сзади к саням, шибко вести вслед за собою в Новгород, волоча по замерзшей земле, и метать в Волхов с моста. За ними везли жен и детей; женщинам связывали назад руки с ногами, привязывали к ним младенцев и в таком виде бросали в Волхов; по реке ездили царские слуги с баграми и топорами и добивали тех, кто всплывали» [100].

Я думаю, нет смысла комментировать рассказанное.

Добавлю только, что на протяжении пяти недель «ввергали по воду» каждый день по 500—600, а часто до полутора тысяч человек. Общее число убитых составляет никак не менее 30—40 тысяч. Точного числа истребленных уже никто не назовет, в том числе и количества грудных младенцев, особенно сильно не любивших предков Ивана.

И не заводите, Бога ради, дурацкий мотив самооправдания: «Везде было то же самое! Время было такое!». Неправда! Нет! Ни в одной стране Европы подобный эксцесс был невозможен в принципе. В 1570 году речь идет не о действиях гражданской войны наподобие Варфоломеевской ночи или событий Тридцатилетней войны в Германии. Речь идет о царе, истребляющем в мирное время собственный народ, совершенно лояльных людей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Князь Владимир Святой

Из книги Лица эпохи. От истоков до монгольского нашествия [антология] автора Акунин Борис

Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Князь Владимир Святой Наша история о временах, предшествовавших принятию христианства, темна и наполнена сказаниями, за которыми нельзя признать несомненной достоверности.Этому причиною то,


Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Киевский князь Ярослав Владимирович

Из книги Лица эпохи. От истоков до монгольского нашествия [антология] автора Акунин Борис

Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Киевский князь Ярослав Владимирович Княжение Ярослава может назваться продолжением Владимирова как по отношениям киевского князя к подчиненным землям, так и по содействию к расширению


Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Князь Владимир Мономах

Из книги Лица эпохи. От истоков до монгольского нашествия [антология] автора Акунин Борис

Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Князь Владимир Мономах Между древними князьями дотатарского периода после Ярослава никто не оставил по себе такой громкой и доброй памяти, как Владимир Мономах, князь деятельный, сильный волей,


4.2. Н. Костомаров

Из книги Украинка против Украины автора Бобров Глеб Леонидович

4.2. Н. Костомаров Рассуждая о восстании поляков против России в 1863 г., Украинка писала о реакции украинцев на это событие: "Певний процент бачив у польській революції, окрім безперечного геройства, ще й тенденцію відбудування історичної Польщі на кошт України, і були й такі


Она еще и говорит!

Из книги Великие тайны цивилизаций. 100 историй о загадках цивилизаций автора Мансурова Татьяна

Она еще и говорит! Кстати, японские ученые смогли «разговорить» Мону Лизу: в 2006 году специалисту по акустике Матсуми Сузуки удалось смоделировать голос таинственной Джоконды. Сначала Матсуми с коллегами замерили лицо и руки женщины, изображенной на знаменитом полотне XVI


Костомаров Н. И Малороссийский гетман Зиновий-Богдан Хмельницкий[6]

Из книги Россия и ее «колонии». Как Грузия, Украина, Молдавия, Прибалтика и Средняя Азия вошли в состав России автора Стрижова Ирина Михайловна

Костомаров Н. И Малороссийский гетман Зиновий-Богдан Хмельницкий[6] Гетману очень хотелось затянуть Московское государство в войну с Польшей. После Зборовского договора он был огорчен отказом царя помочь ему. Когда приехал к нему гонец толковать о пограничных делах,


Николай Иванович КОСТОМАРОВ О следственном деле по поводу убиения царевича Димитрия.

Из книги О следственном деле по поводу убиения царевича Димитрия. автора Костомаров Николай Иванович

Николай Иванович КОСТОМАРОВ О следственном деле по поводу убиения царевича Димитрия. Исторические монографии и исследования. Кн.1. Москва,”Книга”,1989OCR: Выборов СтаниславВопрос о смерти царевича Димитрия и о виновности Бориса Годунова в этой смерти сдавался не раз в


Николай Иванович КОСТОМАРОВ Повесть об освобождении Москвы от поляков в 1612 году и избрание царя Михаила.

Из книги Повесть об освобождении Москвы от поляков в 1612 году и избрание царя Михаила. автора Костомаров Николай Иванович

Николай Иванович КОСТОМАРОВ Повесть об освобождении Москвы от поляков в 1612 году и избрание царя Михаила. Исторические монографии и исследования. Кн.1. Москва,”Книга”,1989OCR: Выборов Станислав Русские и поляки — два народа одно­племенные и соседние, сходные притом во


Так говорит Ванга

Из книги Великие пророки от Нострадамуса до Ванги автора Косоруков Юрий


Н. И. Костомаров о князе Дмитрии Донском и его времени

Из книги Святые заступники Руси. Александр Невский, Довмонт Псковский, Дмитрий Донской, Владимир Серпуховской автора Копылов Н. А.

Н. И. Костомаров о князе Дмитрии Донском и его времени «Княжение Дмитрия Донского принадлежит к самым несчастным и печальным эпохам истории многострадального русского народа. Беспрестанные разорения и опустошения то от внешних врагов, то от внутренних усобиц следовали


Приложение 3. Н. И. Костомаров. КНЯЗЬ ВЛАДИМИР МОНОМАХ

Из книги Русская правда. Устав. Поучение [сборник] автора Мономах Владимир

Приложение 3. Н. И. Костомаров. КНЯЗЬ ВЛАДИМИР МОНОМАХ Между древними князьями дотатарского периода после Ярослава никто не оставил по себе такой громкой и доброй памяти, как Владимир Мономах, князь деятельный, сильный волей, выделявшийся здравым умом посреди своей


Николай Костомаров: «Здесь правота России!»

Из книги Сумерки невежества. Технология лжи, или 75 очерков о современной фальсификации истории Украины автора Каревин Александр Семёнович

Николай Костомаров: «Здесь правота России!» Уж не помню, кто первым сказал: если хочешь почтить память выдающегося писателя или ученого-гуманитария, то лучше всего просто взять и перечитать хотя бы некоторые его произведения. На мой взгляд, замечание дельное.Не за горами


Что говорит право

Из книги Политическая история брюк автора Бар Кристин

Что говорит право Право, объясняет Лоран Жималак, адвокат и специалист в области права применительно к моде, — это в некотором смысле арбитр между свободой быть собой и обязанностью быть кем-то еще в профессиональной сфере{753}. Между тем вопреки тому, что можно было бы


Костомаров Николай Иванович

Из книги Великая Русская Смута. Причины возникновения и выход из государственного кризиса в XVI–XVII вв. автора Стрижова Ирина Михайловна

Костомаров Николай Иванович Об авторе Костомаров Николай Иванович (1817–1885) – российский историк, этнограф, писатель. Родился в слободе Юрасовка Воронежской губернии. Внебрачный сын помещика и крепостной крестьянки. Образование Костомаров получал дома и в частном