У истоков политической реформы

У истоков политической реформы

Выступая 17 декабря 1987 г. на заседании Политбюро, М.С. Горбачёв заявил: «Нам надо сформировать концепцию перестройки. Всё обсудим в январе. Прошу всех поразмыслить. Основная тема партийной конференции - перестройка и демократизация партии и общества» [1206].

Подготовку материалов для этого обсуждения Генеральный секретарь поручил А.И. Лукьянову. 9 января 1988 г. Анатолий Иванович направил ему документ под названием «Набросок возможной концепции дальнейшей демократизации советского государственного строя (к XIX Всесоюзной партийной конференции)» [1207].

В процессе планируемой демократизации советского общества А.И. Лукьянов выделил три направления: «1) Кардинальное усиление властных полномочий Советов и контроля с их стороны за деятельностью подчинённого им государственного аппарата; 2) Обеспечение дополнительных эффективных гарантий демократических прав и свобод советского человека; 3) Проведение глубокой реформы законодательства, деятельности всех правоохранительных органов» [1208].

В связи с этим предлагалось «решительно устранить «двоевластие» партии и Советов, которое прочно укоренилось за последние пять десятилетий». Речь шла о передаче Советам реальной государственной власти, чтобы КПСС, «освободившись от несвойственных ей функций хозяйственного управления, смогла бы, наконец, сосредоточиться на осуществлении своей авангардной роли, определяя главные направления политики, расставляя и контролируя кадры, соединяя в общественное русло действия всех государственных и общественных организаций» [1209].

Одновременно с этим намечалась реформа самой государственной власти. Прежде всего имелось в виду введение альтернативных выборов. При этом предлагалось «возвращение к ленинской системе съездов Советов, при которой население избирает только низовые звенья Советов, а все остальные органы власти формируются съездами Советов» [1210].

«По всей видимости, - писал А.И. Лукьянов, - потребуется уже в ближайшее время чётко регламентировать в законе использование таких политических прав, как свобода слова, демонстраций и митингов», необходим «закон о средствах массовой информации». «Всё большее значение приобретает в последнее время осуществление прав граждан на объединение в общественные организации» [1211].

Ставился также вопрос об укреплении законности [1212].

Что делалось после того, как М.С. Горбачёв получил записку А.И. Лукьянова, установить пока не удалось. Можно лишь отметить, что «обмен мнениями с помощниками по поводу предстоящей партийной конференции» генсек провёл 1 марта [1213].

По утверждению Г.Х. Шахназарова, через месяц, в начале апреля, после возвращения из поездки на Кубу, Михаил Сергеевич собрал «ближайший круг», чтобы снова посоветоваться, как «дать толчок политической реформе» [1214].

Однако визит генсека на Кубу имел место не в 1988, а в 1989 г. [1215]. По всей видимости, в памяти Г.Х. Шахназарова слились в одно два других события: телефонный разговор М.С. Горбачёва с Гаваной, который имел место 5 апреля 1988 г. [1216], и его поездка в Ташкент, где он был 6–8 апреля того же года [1217]. В таком случае упоминаемое совещание могло иметь место не ранее 9 апреля.

11, 15 и 18 - го М.С. Горбачёв провёл три встречи с партийными секретарями [1218]. Вспоминая об этом, он пишет: «В три приёма, чтобы создать непринуждённую доверительную атмосферу, я провёл беседы со всеми секретарями ЦК компартий республик, крайкомов и обкомов. В общей сложности это больше 150 человек» [1219].

В ходе встреч М.С. Горбачёв ознакомил секретарей с разрабатывавшимся проектом политической реформы [1220].

Бывший пресс - секретарь ЦК КПСС А.С. Грачёв утверждает, что на этих встречах генсек едва ли не впервые открыто поставил под сомнение правомерность существования 6 ст. Конституции о руководящей роли партии: «Ведь, откровенно говоря, - заявил он, - партия присвоила себе власть недемократическим путём. А потом себя и конституционно провозгласила как правящую» [1221].

Разработанная концепция политической реформы воплотилась в тезисы доклада Генерального секретаря для партийной конференции. Первый вариант тезисов подготовили И.Т. Фролов и Г.Х. Шахназаров [1222].

«Об организации подготовительной работы, - пишет М.С. Горбачёв, - мы условились на заседании Секретариата (23 апреля), а через два дня (т.е. 26 - го - А. О.) я пригласил Слюнькова, Яковлева, Медведева, Лукьянова, Шахназарова, Фролова, Черняева, Болдина, Ситаряна, заведующего Экономическим отделом ЦК Можина, Биккенина и мы провели обстоятельный разговор о характере тезисов» [1223].

Затем они были переданы рабочей группе, которая расположилось на подмосковной даче ЦК в посёлке Волынское - 2 [1224]. Д. Мэтлок утверждает, что эта работа велась «под руководством Александра Яковлева» [1225]. По свидетельству М.С. Горбачёва, он тоже «практически ежедневно приезжал в Волынское - 2» [1226].

7 мая Михаил Сергеевич ознакомил с содержанием готовящейся политической реформы журналистов и других творческих работников [1227].

«Доработка Тезисов, - пишет Г.Х. Шахназаров, - велась в узком кругу - Михаил Сергеевич и мы с Фроловым» [1228]. 19 мая они были рассмотрены на Политбюро [1229], 23 - го представлены Пленуму ЦК [1230], 27 мая - опубликованы в «Правде» [1231].

Главное место в этом документе занимало следующее положение: «Необходимо... вернуть Советам реальные властные полномочия, передав на их рассмотрение и решение все без исключения конкретные вопросы государственной, хозяйственной и социально - культурной жизни» [1232].

Чтобы на этот счёт не было сомнений, в «Тезисах» говорилось: «Должно быть исключено принятие постановлений партийных комитетов, содержащих прямые указания государственным, хозяйственным органам и общественным организациям. Свой политический курс КПСС проводит через коммунистов, работающих в органах государственной власти, во всех сферах жизни общества» [1233].

«Девизом нового этапа должно было стать, - пишет А.С. Грачёв, - «разгосударствление партии» [1234]. Для этого предполагалось разрешить секретарям партийных комитетов совмещение должностей в Советах. От них «требовалась сущая безделица: пройти через выборы» [1235].

При этом предлагалось принципиально изменить характер самих выборов. Они должны были стать свободными и альтернативными. «С учётом необходимости решительного повышения роли Советов, - отмечалось в «Тезисах», - следует осуществить реформу избирательной системы. Цель её - обеспечить свободное выдвижение кандидатов в депутаты, их широкое и всестороннее обсуждение на собраниях трудящихся и в средствах массовой информации» [1236].

Далее говорилось о введении политических свобод. «Это, - читаем мы в опубликованном документе, - касается создания материальных и правовых условий для реализации конституционных свобод (свобода слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, свобода совести и др.). Это касается и упрочения гарантий личных прав гражданина (неприкосновенность личности, жилища, тайна переписки, телефонных разговоров и др.)» [1237].

В «Тезисах» ничего не говорилось о свободе союзов или партий, но подчёркивалось: «Возникает необходимость в ближайшее время определить правовую основу деятельности общественных организаций, добровольных обществ и самодеятельных объединений. Политический критерий при этом один - заслуживает признания любая общественная деятельность, которая ведётся в рамках Конституции и не противоречит интересам развития советского социалистического общества» [1238].

О том, что «Тезисы» имели не декларативный характер, свидетельствует следующий факт. К 6 апреля 1988 г., когда работа над ними ещё только - только начиналась, уже были «подготовлены проекты законов: о гласности, о средствах массовой информации, о свободе совести, о добровольных общественных и творческих союзах, о порядке проведения собраний, митингов и демонстраций», велась разработка законов о профсоюзах и молодёжи [1239].

Когда американский посол Д.Ф. Мэтлок ознакомился с проектом планируемой политической реформы, он сделал следующий вывод: «Если свобода слова, печати и собраний действительно будет гарантирована, если будут дозволены выборы с многими кандидатами и тайным голосованием, если принципы судебной независимости будут закреплены в законе, тогда - я не сомневался - вскоре придёт конец монополии Коммунистической партии» [1240].

По свидетельству Г.Х. Попова, примерно с весны 1988 г. «началось массовое перемещение детей номенклатуры за границу», что, по его мнению, представляло собой явный «признак того, что партийные бонзы поняли: дело проиграно» [1241].

Действительно ли авторы политической реформы понимали это? Ответ на этот вопрос дают воспоминания Н.И. Рыжкова. «...отними у партии, а точнее у ЦК, обкомов, горкомов, райкомов абсолютную власть в руководстве народным хозяйством - что останется?», - спрашивал он и сам же фактически отвечал на этот вопрос: ничего [1242].

Ещё более откровенен в этом отношении М.С. Горбачёв. Он прямо пишет, что «смысл политической реформы» заключался в отстранении КПСС от власти и иронично характеризует этот шаг как «отречение от престола» [1243].

«Партия, - пишет В.М. Фалин, - отважилась на давно назревший и перезревший акт: она слагала с себя функции, которые по смыслу вещей и по естественному праву должны принадлежать субъектам государственной и экономической власти, а также независимым общественным институтам. В сочетании с признанием за средствами массовой информации права на собственное суждение и отстаивание своих позиций - это создавало предпосылки для перехода к многопартийности» [1244].

«В то время, - отмечает Д. Мэтлок, - я не знал, что Горбачёв намеревался пойти ещё дальше. Он настаивал на признании политического плюрализма и внесении поправок к Конституции с тем, чтобы разрешить многопартийную систему, однако это было отвергнуто Политбюро. По словам Аркадия Вольского, присутствовавшего на заседании в качестве наблюдателя, с Горбачёвым голосовали только Яковлев, Шеварднадзе и Виталий Воротников» [1245].

Отмечая, что накануне XIX конференции речь шла о «постепенном переходе власти от партии к выборным государственным органам, фигурально выражаясь,.. со Старой площади в Кремль» [1246], М.С. Горбачёв пишет, что эта реформа действительно рассматривалась им как первый шаг на пути к многопартийности» [1247].

Тогда же, в мае 1988 г., из стен возглавляемого В.М. Фалиным АПН вышла записка «Вектор цивилизованного развития». В ней предлагалось не только ввести свободу информации и укрепить силу закона, о чём шла речь в «Тезисах», но и начать одновременный переход к рыночной экономике [1248].

В связи с этим следует отметить, что не позднее 6 апреля 1988 г. уже велась разработка закона о «социалистической собственности» [1249], который, судя по всему, должен был юридически закрепить разнообразие форм собственности в СССР.

Однако всё ограничилось только тем, что 26 мая был утверждён новый закон о кооперации, который положил начало приватизации и открыл возможность для легализации «теневых капиталов» [1250]. Позднее А.Н. Яковлев считал большой ошибкой, что партия не пошла тогда по этому пути дальше [1251].

Время публикации «Тезисов» было выбрано неслучайно. Через день в СССР с официальным визитом прибыл президент США Рональд Рейган. Он находился в Москве четыре дня: с 29 мая по 2 июня [1252].

«1 июня в Кремле, - писала тогда «Правда», - состоялась церемония обмена между М.С. Горбачёвым и Р. Рейганом ратификационными грамотами о введении в действие советско - американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и подписания протокола об обмене этими грамотами. Вступает в силу документ, подписанный руководителями двух стран в декабре 1987 года в Вашингтоне» [1253].

Оценивая этот визит, М.С. Горбачёв пишет: начало было положено, не уточняя, правда, начало чему [1254].

Пока М.С. Горбачёв вёл переговоры с Р. Рейганом, а в стране и за рубежом шло обсуждение «Тезисов», рабочая группа под руководством А.Н. Яковлева готовила доклад для выступления М.С. Горбачёва на партийной конференции. В эту группу входили: В.И. Болдин, А.И. Лукьянов, В.А. Медведев, И.Т. Фролов, А.С. Черняев и Г.Х. Шахназаров [1255]. «7 июня в Ново - Огарёве, - вспоминает М.С. Горбачёв, - я встретился с рабочей группой для обсуждения первоначального варианта доклада. Яковлев положил передо мной 150 страниц» [1256].

Через две недели после отъезда Р. Рейгана, 14 июня, Политбюро подтвердило решение собрать партийную конференцию 28 июня [1257]. 20 - го состоялось обсуждение проекта доклада М.С. Горбачёва, с которым он должен был выступить на конференции [1258].

По свидетельству Г.Х. Шахназарова, доклад «получил восторженные оценки» [1259]. «Очень глубокий доклад», - заявил А. А. Громыко [1260]. «Что ни абзац - гора мыслей», - поддержал его В.В. Щербицкий [1261]. Среди тех, кто «восторгался» планом политической реформы, был и Е.К. Лигачёв: «Реформа нашей политической системы впечатляет своими новаторскими идеями» [1262].

Обратите внимание: это утверждал человек, которого считали вдохновителем статьи Н.А. Андреевой. Оказывается, его впечатляло «своими новаторскими идеями» то, что американский посол считал для КПСС самоубийством.

Конференция открылась 28 июня и продолжалась до 1 июля [1263].

На неё было вынесено два основных вопроса: а) «О ходе реализации решений XXVII съезда КПСС, основных итогах первой половины двенадцатой пятилетки и задачах партийных организаций по углублению процесса перестройки» и б) «О мерах по дальнейшей демократизации жизни партии и общества» [1264].

В центре внимания конференции оказался второй вопрос, ради которого и созывалась конференция [1265].

Накануне «Огонёк» опубликовал статью, в которой утверждалось, что среди её участников есть взяточники [1266].

«За пару дней до очередного исторического форума, - вспоминает бывший следователь Генеральной прокуратуры СССР Н.В. Иванов, - мы с Тельманом Гдляном опубликовали в журнале «Огонёк» статью «Противостояние», в которой рассказывали... о том, что среди делегатов конференции находятся подозреваемые во взяточничестве лица. Их фамилии мы, естественно, не опубликовали» [1267].

Н.В. Иванов делает вид, будто бы они выступили с такой публикацией по собственной инициативе, на свой страх и риск. Подобным же образом объясняет появление этой публикации В.А. Коротич [1269].

Это был неприкрытый шантаж.

И не нашлось ни одного делегата, который бы встал и заявил: или материалы будут оглашены, или я покидаю конференцию, так как люди могут заподозрить во взяточничестве и меня. Одни молчали потому, что привыкли не высовываться без команды, другие - потому что у самих рыльце было в пуху.

Конференции приняла пять резолюций: «О демократизации советского общества и реформе политической системы» [1270], «О борьбе с бюрократизмом» [1271], «О межнациональных отношениях» [1272], «О гласности» [1273], «О правовой реформе» [1274].

Главное место занимала первая резолюция, которая дала старт реформе политической системы. Было решено незамедлительно внести в Конституцию СССР поправки, в «апреле 1989 г.» провести на основании нового закона выборы народных депутатов СССР, «осенью 1989 г.» выборы в республиках [1275].

На этой конференции писатель Ю.В. Бондарев сравнил перестройку «с самолётом, который подняли в воздух, не зная, есть ли в пункте назначения посадочная площадка» [1276].

Касаясь данного эпизода, «прозревший» позднее А.И. Лукьянов так прокомментировал приведённые слова: «Уверен, - пишет он, - что маршрут и место посадки были давно сработаны в других местах, в разведывательных и идеологических центрах Запада» [1277].

Это утверждение заслуживает особого внимания, если учесть, что тогда Анатолий Иванович курировал правоохранительные органы, входил в число наиболее близких и посвящённых соратников генсека и принимал самое активное участие в подготовке партийной конференции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >