Кахуранги

Кахуранги

Одно из распространенных названий нефрита — кахуранги. Слово это имеет много значений: бесценный дар, драгоценность, светящаяся гора, одеяние небес. Имя Кахуранги носила прославленная прародительница племени, которое шило на берегу залива Хаураки.

Потомки Кахуранги стали могущественным процветающим народом. Они хвастались силой своего семейного клана — хапу и считали, что достигли благоденствия благодаря собственной доблести. Из-за этого они перестали почитать богов и пренебрегали выполнением священных обрядов.

Кахуранги видела, как возгордился ее народ, и скорбела. Однажды она покинула свой дом на небесах и появилась под видом путника в одной из каинг. Тохунга и горстка верных ему людей еще соблюдали древние обычаи. Они пошли к реке вместе с Кахуранги и произнесли несколько заклинаний. В знак окончания церемонии приветствия тохунга ударил веслом по воде. В то же мгновение вспыхнул яркий свет, будто кто-то разложил костер, и со дна реки поднялась скала. Когда свет погас, Кахуранги исчезла, но скала, разделившая поток на два рукава, осталась.

Долгое время никто не осмеливался приблизиться к таинственной скале, которая, казалось, светилась изнутри. Как-то раз одна старая женщина, обладавшая, как считали в каинге, чудодейственной силой, осмелилась подойти к ней. Она даже прикоснулась к скале рукой. И в ту же минуту небо потемнело, раздался оглушительный удар грома, ветвистая молния разорвала тучи, ударила в скалу и скала исчезла. Вскоре тучи рассеялись, выглянуло солнце и осветило реку, которая катила свои воды, как катила их долгие годы до появления скалы. Вокруг все дышало спокойствием, и только у женщины невыносимо болела рука. Она пробралась сквозь кусты к мутной заводи, вошла в реку и, плеская воду на голову и тело, стала молиться богам. Боль прекратилась так же внезапно, как началась, и женщина почувствовала, что Кахуранги наградила ее маной — силой, дающей жизнь. Старая женщина прибежала назад в каингу и рассказала о том, что случилось, своим соплеменникам. Сначала они смеялись над ней, но, когда увидели, что она бегает быстрее любого мальчишки, поверили в чудодейственную силу, которой наделила ее Кахуранги.

А потом на племя посыпались беды. Несколько вождей вдруг заболели, от засухи и насекомых погиб урожай, враги совершили несколько набегов на каинги. Для могучего племени настали черные дни. Арики и рангатиры самого большого хапу пришли к одному прославленному тохунге и попросили его заступиться за них перед богами. Тохунга всю ночь молился, взывал к богам и произносил древние заклинания, которым научился еще в молодые годы. Странные переливы его голоса, который то поднимался, то падал, приводили в дрожь людей, лежавших у себя в фаре.

Утром тохунга созвал всех на марае.

— Боги сказали вот что, — торжественно начал он. — Завтра к нам придут гости. Люди из нашего племени. Среди них будет старая женщина по имени Токе-факатете, которая прошла в тени скалы Кахуранги. Это она — причина всех ваших несчастий. Боги сказали, что наша прародительница Кахуранги, из любви к нам, вновь вернулась на землю, чтобы избавить нас от гордыни и наставить на путь добра. Она приняла вид скалы, но эта старая женщина лишила скалу чудодейственной силы, и Кахуранги покинула нас. Частица ее маны перешла к Токе, но Токе — дурная женщина. Когда явятся гости, не спускайте с нее глаз. Ее рука хранит ману Кахуранги. Ночью Токе пойдет на реку, чтобы омыть ману, а после этого сядет на песчаном холме и будет выкладывать на земле круг из ягод. Как только она кончит, вы должны схватить ее, собрать ягоды и отвести ее в фаре, где горит огонь. Попросите, чтобы она открыла вам свою тайну. Если она не захочет, бросьте ягоды в огонь и держите ее за руку. Когда сгорит последняя ягода, вы увидите при свете пламени ману Кахуранги. Возьмите кусок коры с красного дерева рата и прижмите к руке Токе. Тогда мана перейдет к вам. Если вы сделаете все, что я сказал, и сбережете кору, хранящую ману, вы снова будете преуспевать во всех ваших начинаниях.

Тохунга поднял руки, благословил своих соплеменников и упал на землю. Когда люди приблизились к нему, они увидели, что боги взяли его душу к себе на небеса.

Соплеменники запомнили слова тохунги, и на следующий день, когда родные пришли к ним в гости, не спускали глаз с Токе-факатете. В сумерках, после того как последняя ягода вспыхнула в огне, мана Кахуранги перешла в кору раты и ее погребли в священной земле.

В ту же ночь арики призвал на совет всех старейших племени.

— Мне приснился сон, — сказал он. — Среди гостей есть вождь. Он должен жениться на моей дочери и увести ее к себе. Только тогда у нас снова будет достаточно еды и одежды. Ребенок, который у них родится, вернет нам ману Кахуранги и наше могущество.

На следующее утро арики умер, и свадебная церемония состоялась у его тела. Ночью дочь арики не могла найти себе места от тоски, и озабоченный молодой муж спросил, что ее тревожит.

— Мне приснился сон, — сказала она. — Дух отца предстал передо мной и сказал, что я должна выкопать кору раты.

Когда взошло солнце, муж и жена вместе с несколькими друзьями пошли собирать моллюсков и корни папоротника, чтобы принести их в дар богам. Потом осколком обсидиана молодой женщине остригли волосы, и густые пряди черных волос устлали всю землю вокруг нее. Наконец мужчины отрыли кору, подняли и положили на голову женщины. Она вскрикнула от боли, а когда кору сняли, оказалось, что остатки волос сгорели, и все увидели ее белый гладкий череп.

— Значит дух Кахуранги еще живет в коре, — прошептали мужчины и положили кору в старательно вырезанную ваку — ларец.

— Возьмите кору с собой, — сказали они. — Она защитит вас от беды и поможет в пути.

Мужчины вернулись в па, а вождь и его жена отправились в путь.

Они поднимались на горы, пересекали широкие равнины и ждали, чтобы боги подали им какой-нибудь знак. Измученная женщина заболела, но муж не мог найти воды, чтобы дать ей напиться. Ночь была темная, на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно. Муж сидел рядом с женой, ему под руку попались камешки, и он стал нехотя бросать их куда придется. Некоторые камешки падали на землю с глухим стуком, другие задевали на лету ветки и листья, и вдруг мужчина услышал всплеск.

— Вода! — закричал он.

Как только вождь поднял жену на руки, луна вышла из-за склона горы и осветила небольшое озерцо, со всех сторон окруженное деревьями. Вождь положил жену на травянистый берег и окунул в воду ее голову. К женщине тут же вернулась бодрость, и она снова почувствовала себя здоровой и сильной. Тогда вождь и его жена бросили в воду пучок листьев дерева титоки в дар духу озера. Внезапно из расселины скалы пробился луч света и упал на их лица. Они попытались поднять ларец, но он стал таким тяжелым, что они не смогли сдвинуть его с места. Скала больше не светилась, луна спряталась за облака, и в темноте они услышали плач ребенка. Женщина сжала руку мужа и прошептала:

— Молись за меня богам. Женщина пошла по воде и остановилась у скалы, только что излучавшей свет. Взглянув вверх, она увидела лицо старого тохунги. Слезы бежали по его татуированным щекам, изрезанным глубокими морщинами.

— Дочь моя, твоя храбрость вознаграждена. В этом месте появилась на свет Кахуранги, это ее голос долетел до твоих ушей. Ее силы жизни переселились теперь в тебя. Горе и радость — все минет, и. наше племя вновь обретет могущество.

В па, где жил вождь, не устраивали ни пиров, ни празднеств. Дозорные на сторожевых башнях изо дня в день с тревогой смотрели вдаль, ожидая возвращения молодого вождя с женой. Все обрадовались, когда они появились, но люди почти не разговаривали друг с другом, потому что тень проклятия еще лежала на племени.

Через несколько дней в страшную бурю у дочери вождя родилась девочка. Шесть дней прожило это крошечное существо, и шесть дней ее крики заглушала буря, которой не видно было конца. На шестой день молния сверкала не переставая, и девочка, казалось, купалась в пламени, а на седьмой день малютка сказала:

— Не горюйте обо мне. Мои слезы будут вам защитой. Они покажут вам, как сильно я люблю свое племя.

После этого ее душа покинула тело, и боги взяли ее к себе. Мать подошла взглянуть на ребенка и увидела, что девочка исчезла. Но там, где прежде лежал ребенок, она нашла кусочек нефрита, похожего на слезу и прозрачного как вода священного озера. Камень назвали Кахуранги.

— Это дух нашей малютки и мана наших предков, — сказала сквозь слезы молодая женщина. — Сама Кахуранги явилась на землю в образе нашей малютки и принесла мир и процветание нашему племени.

Пока люди дорожат Кахуранги, племя хаурака будет процветать и их мана не иссякнет, потому что они пронесли ее сквозь горести, страдания и позор и вернули с помощью любви.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >