Путаваи

Путаваи

Ветенга пошел в лес на охоту с тремя самыми близкими друзьями. Но после полудня Ветенга отстал от них. Сначала они перекликались, чтобы не потерять друг друга, а потом Ветенга перестал слышать их голоса. Он так увлекся охотой на птиц, что забыл обо всем на свете. Через некоторое время Ветенга понял, что заблудился, и с облегчением услышал, что его снова кто-то зовет. Он поспешил на голос и внезапно оказался лицом к лицу с человеком огромного роста, которого никогда прежде не видел.

— Кто ты такой? — спросил незнакомец.

— Меня зовут Ветенга.

— Что ты здесь делаешь?

— Я потерял своих друзей. А теперь ищу их.

— Иди за мной. Я отведу тебя к ним.

Незнакомец шел так быстро, что Ветенга с трудом за ним поспевал. Но вскоре Ветенга забеспокоился: он не понимал, почему они идут то в одну сторону, то в другую; от бесчисленных поворотов у него закружилась голова. Он споткнулся о выступающий корень, захромал и прислонился к стволу дерева. В тот же миг его провожатый обернулся, вырвал из земли куст с гибкими ветвями, оторвал корни и лозой привязал Ветенгу к дереву. А потом принялся осыпать его насмешками:

— Хорошо, что ты не догадался, кто я, а то тебе вряд ли захотелось бы пойти со мной. Меня зовут Хири-тото. Я ваируа, мне нужна молодая женщина, потому что я проголодался.

— А я зачем тебе понадобился? — спросил Ветенга и попытался освободиться от пут.

— Ты, мой дорогой, будешь приманкой. Ты такой красавец. Одна девушка в па очень огорчится, когда узнает, что ты не вернулся домой. Я думаю, она скоро отправится тебя искать.

Ветенга вздрогнул. Он знал, что Хири-тото сказал правду. Путаваи горячо любила его, а он горячо любил Путаваи. Конечно, она пойдет его искать, когда узнает, что все пришли, а он нет.

Ждать пришлось долго. Охотники вернулись домой и постарались успокоить Путаваи:

— Нет, Ветенга не пришел с нами. Мы разделились, но Ветенга такой ловкий охотник! Не тревожься, наверное, он ушел дальше, чем собирался. Он скоро вернется.

Но Ветенга не вернулся ни в тот вечер, ни на следующий. Через два дня его друзья отправились на поиски, и Путаваи пошла с ними. Она тоже отстала от остальных. Путаваи долго шла по лесу, устала и захотела пить. Она нагнулась, чтобы напиться из ручья, но услышала чей-то смех и тут же выпрямилась.

Смеялся Хири-тото. Не говоря ни слова, он одной огромной рукой схватил Путаваи и, как она ни сопротивлялась, бросил себе на плечо и поднялся в воздух. Они летели над верхушками деревьев и опустились на землю в незнакомой долине. Хири-тото с Путаваи на плече вошел в какую-то глубокую темную расселину. Дневной свет померк, и Путаваи лишилась чувств. Она пришла в себя, только когда забрезжил непривычный свет Рарохенги. Только тогда Путаваи открыла глаза и увидела, что вокруг нее толпятся ваируа с бледной кожей и рыжими волосами, как у демонов патупаиарехе. Хири-тото снова засмеялся.

— Ну, что вы скажете об этой лакомой голубке? — спросил он своих друзей. — Не спускайте с нее глаз, пока я не разведу огонь.

Хири-тото исчез, а над Путаваи наклонился какой-то добрый ваируа огромного роста. По его глазам было видно, что он жалеет Путаваи. Великан выпрямился и повернулся к остальным:

— Что вы стоите? Идите, помогите Хири-тото собрать хворост.

Ваируа торопливо ушли. А новый друг Путаваи улыбнулся, снова наклонился над девушкой и развязал веревки, которыми опутал ее Хири-тото, чтобы принести в нижний мир.

— Меня зовут Маноа, — сказал великан. — Мне не нравится пища, которую так любят Хири-тото и его друзья. Я здесь совсем один, я хочу взять тебя в жены. Пойдешь со мной?

Путаваи знала, что, если она скажет нет, ей больше никогда не увидеть солнца, и она решила, что лучше быть женой ваируа, чем мясом, которое сварят в уму, земляной печи. Путаваи обхватила руками шею Маноа и снова понеслась по воздуху. Через некоторое время Маноа и Путаваи опустились в ужасном месте нижнего мира — около дома прокаженных. И хотя на прокаженных нельзя было смотреть без отвращения, они смешались с толпой несчастных. Не прошло и часа, как Хири и его друзья тоже прилетели к прокаженным. Они были в ярости оттого, что упустили добычу, и хотели расправиться с беглецами. Прокаженные изо всех сил старались помешать им, но не могли справиться с Хири-тото — слишком они были немощны. Тогда Маноа схватил Путаваи, вновь поднялся в воздух и полетел к слепым ваируа. Но Хири-тото с друзьями настиг их и здесь, и Маноа ничего не оставалось, как отправиться в свою родную деревню. Все жители деревни встали на его защиту и так быстро прогнали Хири-тото, что Маноа понял: надо было сразу прилететь сюда, а не искать помощи у прокаженных и слепых. Разделавшись с Хири-тото, Маноа женился на Путаваи, и она примирилась, насколько могла, с тем, что живет среди духов в чужом мире под землей.

Друзья нашли Ветенгу, когда он был на пороге смерти. На Ветенгу страшно было смотреть, потому что лоза, которой Хири-тото привязал Ветенгу к дереву, жестоко изранила его, к тому же он долго оставался без воды и пищи. Друзья развязали Ветенгу и принесли в па, но прошло несколько недель прежде, чем он поправился. Ветенга не мог забыть, как Хири-тото схватил его возлюбленную, эта ужасная сцена все время стояла у него перед глазами. К тому времени, когда Ветенга выздоровел, он уже знал, что ничем не может помочь Путаваи. Хири-тото унес ее в нижний мир, куда не мог проникнуть ни один смертный. Но к Ветенге вернулись силы, он начал работать и веселиться вместе со всеми жителями деревни, и постепенно печальное событие изгладилось из его памяти и его скорбь утихла.

Однажды он увидел незнакомую женщину.

— Здравствуй, — сказал он. — Как тебя зовут?

— Путаваи.

— Неправда. Путаваи была моей возлюбленной, но ее съел ваируа.

Женщина подошла поближе:

— Посмотри на меня, Ветенга. Неужели ты больше меня не любишь?

Ветенга поспешно отступил назад:

— Нет, нет! Ты ваируа. Ты хочешь обмануть меня.

Путаваи снова приблизилась к Ветенге и положила руку ему на плечо:

— Обними меня, Ветенга. Обними и посмотри получше. Я не ваируа. Я твоя Путаваи. Я пришла к тебе из нижнего мира.

Когда Ветенга наконец понял, что Путаваи вернулась, радости его не было конца. Ветенга и Путаваи тут же поженились, но жизнь в нижнем мире не прошла даром для Путаваи. Дома во мраке ночи Путаваи рассказала Ветенге обо всем, что случилось с ней в Рарохенге, обо всем, кроме того, что несколько месяцев она была женой ваируа Маноа.

Однажды ночью Ветенгу разбудил плач. Плакал новорожденный ребенок. Внезапно плач прекратился. Ветенга пошарил в темноте рукой. Он отыскал жену, а потом его рука наткнулась на тельце ребенка, который перестал плакать, потому что Путаваи дала ему грудь.

— Это мой ребенок, — с гордостью сказала Путаваи.

— Твой? — недоверчиво переспросил Ветенга.

— Да. Это ребенок мой и Маноа. Я не сказала тебе, потому что боялась, что ты будешь ревновать, но я больше не могу прятать его от тебя.

— Почему я ничего не знал о нем раньше? С кем ты оставляешь его днем?

— Тебе не о чем беспокоиться, муж мой. Перед рассветом Маноа приходит и забирает его. Мой ребенок — ваируа, ему нечего делать в этом мире.

Но Ветенга не мог успокоиться. Ни один уважающий себя мужчина не стал бы терпеть, чтобы к нему в дом каждый день являлся ваируа, как является к нему Маноа! Ветенга схватил таиаху, сел у двери и решил дождаться Маноа, но под утро он задремал, а потом уснул. То же самое произошло на следующую ночь и на следующую, и Ветенга понял, что его усыпляют заклятия ваируа.

Днем, когда Ветенга расспрашивал Путаваи, она смеялась и говорила, что ребенок ему приснился, и при ясном свете дня опасения Ветенги в самом деле казались глупой смешной выдумкой. Но по ночам в доме плакал ребенок, и Ветенга готовился к сражению с ваируа, а на заре засыпал.

Через некоторое время ребенка отняли от груди. Ветенга забыл о своих подозрениях, как о дурном сне, и счастливо жил с Путаваи. У него родилось много детей, и каждый из них мешал ему спать гораздо больше, чем младенец из мира духов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >