Те Нгарара-хуарау

Те Нгарара-хуарау

Слух о необычайной красоте и скромности Роронгиа-рахиа дошел до соседних племен. О молодой женщине говорили даже в отдаленной каинге, где жили Руру-теина и его братья. Руру был младшим в семье, и старшие братья, как это часто случается, поручали ему самую неприятную работу и относились к нему почти как к рабу. Молодые люди слышали столько похвал Те Роронгиа, что решили пойти к ней в деревню и завоевать ее сердце. Они заранее ревновали Роронгиа друг к другу, но Руру, конечно, не считали своим соперником. Они взяли его с собой только затем, чтобы он готовил им пищу в пути.

Братья плыли по реке. Добравшись до деревни, где жила Те Роронгиа, они поспешно вышли на берег и велели Руру отнести подарки и другие вещи в дом для гостей, где собирались остановиться. Руру взялся за работу, а братья пошли в фаре-тапере и расположились в ожидании вечерних развлечений. Они не знали, кто из девушек — прославленная Те Роронгиа, а те, кого они спрашивали, искусно уклонялись от ответа. Каждый из братьев выбрал поэтому одну из красивых девушек в надежде, что она-то и есть Те Роронгиа. Весь вечер братья не отходили от девушек, и каждый поторопился узнать имя своей новой знакомой.

— Я — Те Роронгиа-рахиа, только не говори никому, — с восторгом услышал старший брат робкий шепот девушки.

Он тихонько объявил ей о своей любви и страшно обрадовался, узнав, что она согласна выйти за него замуж. Девушка предупредила, что родители не захотят с ней расстаться и не согласятся объявить о помолвке. Если он хочет на ней жениться, ему нужно спрятать ее в лодке и тайком увезти к себе домой.

Старший брат с трудом скрывал радость. Он с сожалением поглядывал на младших братьев, вполне довольных своим выбором. Конечно, старший брат радовался бы куда меньше, знай он, что его братья услышали от своих избранниц то же, что он. Но откуда ему было знать, что многие девушки нарочно называли себя Те Роронгиа.

Сама же Те Роронгиа и впрямь была скромной девушкой. Она не посещала дома развлечений, не принимала гостей. Она спокойно оставалась у себя в фаре и не заводила знакомств с чужими людьми.

Руру-теина тем временем переносил припасы из лодки в дом для гостей. Когда работа подошла к концу, он решил пополнить запасы воды. Никто не сказал ему, где источник, поэтому он спросил дорогу у детей.

— Иди вон туда, — сказали дети, — по этой тропинке. Источник сразу за домом Те Роронгиа.

Руру не показал вида, что слова детей его обрадовали.

— Это дом Те Роронгиа? — переспросил он.

Настал вечер, братья развлекали своих подруг, а Руру прокрался к дому Те Роронгиа. Она стояла у порога. Увидав Руру, девушка обрадовалась, потому что заметила, как он прилежно трудился днем. Роронгиа вежливо поздоровалась с Руру и пригласила войти в дом. Руру знал, что это знак расположения. Он заговорил с Те Роронгиа, и сердце его затрепетало.

Вечерние развлечения еще не подошли к концу, а Руру и Роронгиа уже признались друг другу в любви. Руру, казалось, ступал по воздуху, возвращаясь на цыпочках к лодке. А когда братья вошли в дом, который им отвели, Руру притворился, что спит.

Братья прожили в деревне несколько дней, и каждый втайне радовался, что завоевал сердце неприступной Те Роронгиа. В последний вечер Руру и Роронгиа решили, что они не в силах разлучиться. Пока старшие братья веселились в доме развлечений, Руру отвел свою невесту в лодку и спрятал под навесом. Роронгиа, как полагалось знатной девушке, сопровождала служанка.

На заре братья пришли к лодке вместе с девушками, которые их развлекали. Каждый был уверен, что увозит Те Роронгиа, но каждый хранил это в тайне и сам себя поздравлял с успехом. Кто-то из них, наверное, удивлялся, что рангатира так легко расстался с прославленной девушкой. Но все они были опьянены легкой победой и ни о чем не тревожились. Братья поставили парус, и лодка заскользила по реке, увозя юношей и девушек.

Через некоторое время ветер переменился, и братьям пришлось укрыться в небольшой бухте. Ветер становился все холоднее, братья высадились на берег и попытались развести костер, но дрова отсырели, и огонь не разгорался. В отдалении тянулась к небу струйка дыма. Братья послали Руру разузнать, что там такое, и, если можно, принести углей. Руру не хотел уходить, он боялся, что в его отсутствие братья могут найти Те Роронгиа, но он знал, что спорить с ними бесполезно.

Руру дошел до места, откуда поднимался дым, и увидел большой дом. Около дома его встретили рабыни Киоре-ти и Ки-оре-та; они сказали, что их госпожу зовут Нгарара-хуарау. В это время госпожа позвала их в дом и спросила, с кем они разговаривают.

— Мужчину зовут Руру-теина, — сказали рабыни.

— Зачем он явился?

— Он пришел попросить углей из костра.

Старуха кивнула в знак согласия.

— Скажите ему, пусть побудет здесь и поест с нами, — приказала она.

Руру решил остаться, но, когда подали еду, пожалел об этом, потому что Те Нгарара-хуарау была наполовину женщиной, наполовину ящерицей, о чем говорило ее имя (Нгарара на языке маори имеет значения "чудовище" и "пресмыкающееся". — Примеч. ред.). Она шла, а за ней волочился хвост. Она задела хвостом Руру, протащила хвост по разложенной еде и оставила на ней липкие грязные чешуйки.

Покончив с едой, Те Нгарара-хуарау ушла. Руру обернулся к служанкам и спросил:

— Она всегда такая?

— Да, всегда.

— Ваша госпожа — женщина?

— Нет, Нгарара-хуарау — чудовище.

Внезапно раздался пронзительный крик, и они замолчали. Те Нгарара-хуарау подслушала их разговор.

— Я вас убью! — вопила она.

— Не мешкай! — зашептали Киоре-ти и Киоре-та. — Беги! Скорей беги, не то не уйдешь живым!

Руру бросился бежать, Те Нгарара-хуарау помчалась за ним.

— Вернись, Руру, вернись! — звала она.

Руру бежал быстрее, чем его преследовательница. Когда Нгарара поняла, что все равно не догонит его, она остановилась и закричала:

— В ясный день ты не увидишь меня, но в туманный день я все равно приду к тебе.

Руру вернулся к братьям. Дрожа от страха и усталости, он рассказал, что с ним случилось.

— Я боюсь, что она найдет нас. Она убьет всех до одного, если придет сюда.

Братья решили, что есть только один способ избавиться от опасности — убить чудовище. Они немедленно взялись за работу и построили маленький дом из тростника, в передней стене прорубили дверь, в задней — небольшое окно. Посередине дома они поставили толстый столб и надели на него плащ Руру.

Из-за противного ветра братья задержались в бухте еще на несколько дней, и все это время ждали, что вот-вот появится людоедка.

Наконец однажды утром туман сполз по склонам гор в долины и окутал берега. Братья собрались недалеко от домика, который построили, а Руру-теина вошел внутрь и спрятался за столб.

— Руру, ты здесь? — внезапно послышался в тумане чей-то голос.

— Здесь, — ответил Руру.

Те Нгарара-хуарау с силой толкнула дверь и вошла в дом. Она увидела столб в плаще Руру и приняла его за Руру. В тот же миг Нгарара заключила столб в объятия и обвила хвостом. А пока она обнимала наряженный чурбан, братья Руру обложили стены дома хворостом и толстыми сучьями.

— Что там за шум? — спросила Те Нгарара.

— Не обращай внимания, — ответил Руру из-за столба. — Это братья готовят нам еду.

Старшие братья подожгли хворост. Как только первые струйки дыма проникли в дом, Руру выпрыгнул в окно и убежал.

Дыма становилось все больше, пламя пожирало дом. Те Нгараре стало нестерпимо жарко, и она в тоске закричала:

— О Руру, ты покинул меня!

Нгарара бросилась к двери, но ей преградила путь стена огня. Она подскочила к окну, но оно было слишком мало для такой громадины. Стены дома уже пылали снизу доверху. Ящерица-людоедка была обречена, и в эти последние отчаянные минуты с ее тела начали отваливаться чешуйки. Спасаясь от гибели, они выпрыгивали через окно и пробирались сквозь прогоревшие стены, но братья стояли вокруг дома и палками гнали их назад, в огонь.

Только две чешуйки спаслись бегством и превратились в ящериц. Дом сгорел, и вместе с ним сгорела Нгарара-хуарау.

Молодые люди, счастливо избежав смертельной опасности, вновь тронулись в путь и скоро добрались до дома. Старший сын с гордостью привел к родителям молодую жену и сказал, что ее зовут Роронгиа-рахиа. Мать поздоровалась с ней неприветливо и подумала, что прославленная дева совсем не так хороша собой. Она очень удивилась, когда второй сын тоже привел молодую женщину с дерзкими глазами, которую тоже звали Роронгиа-рахиа. Сыновья один за другим подходили к матери, и каждый приводил жену Роронгиа-рахиа. Мать здоровалась с женщинами неприветливо, но вежливо и каждую приглашала посидеть на марае.

Когда все женщины сели, мать спросила младшего сына:

— А как же ты, Руру-теина? Неужели ты вернулся без жены?

Руру улыбнулся:

— Ты заглянула под навес лодки? — спросил он.

— Нет. А зачем туда заглядывать?

— Прошу тебя, мать, окажи мне такую милость. Спустись к лодке и загляни под навес.

Мать подошла к лодке и заглянула под навес. Там сидела девушка. Она понравилась матери с первого взгляда. По лицу девушки бежали слезы. Перед ней лежал нетронутый вареный голубь, которого тайком принес Руру.

Матери не нужно было спрашивать, что это за девушка. Она поспешно вернулась назад.

— В лодке сидит Роронгиа-рахиа! — радостно закричала она. — Роронгиа-рахиа — жена нашего младшего сына! Она будет гордостью нашей каинги и утешением нашей старости. Пойдите посмотрите сами!

Руру и Роронгиа-рахиа начали новую счастливую жизнь, а раздосадованные старшие братья избили девушек-обманщиц.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >