Хине-марама

Хине-марама

Двое мальчиков остались сиротами и выросли вместе. Их звали Ранги-руа и Каео. Они жили в доме, который стоял на лесной поляне. Когда мальчики стали взрослыми, одиночество начало тяготить их, они поняли, что могли бы жить совсем иначе, поселись у них в доме заботливая женщина. Ранги-руа, более решительный из двух, отправился в соседнюю деревню и добился благосклонности девушки, которую звали Хине-марама. Она охотно ответила ему взаимностью и с разрешения родителей ушла вместе с ним в лес. Хине-марама оказалась любящей женой и преданно ухаживала за братьями.

Можно себе представить, как горевали Ранги-руа и Каео, когда Хине-марама вдруг заболела и умерла. Братья призвали родственников Хине-марамы, и обряд оплакивания — танги тянулся много дней подряд. Когда они вновь остались одни, Ранги-руа совсем пал духом. Каео старался утешить его.

— Мы оба лишились Хине-марамы, — говорил он, — но есть много женщин, которые согласятся заботиться о нас. Тебе нужно только пойти в другую деревню и выбрать кого-нибудь себе по душе.

— Что ты в этом понимаешь! — сердился Ранги-руа. — Тебе Хине-марама была матерью и сестрой, а мне женой. Разве можно найти другую Хине-мараму!

— Если ты так ее любишь, иди в нижний мир, в Рарохенгу и оставайся с ней, — сказал Каео.

— И пойду! Мрак опустился на Ао-мараму, на наш белый свет, с тех пор как его покинула Хине-марама.

— Если ты пойдешь в Рарохенгу, я пойду с тобой.

Братья приготовили три корзины с едой и отправились в мир неведомого, но к тому времени, когда они пришли в Реингу, у них осталась всего одна корзина. Братья спустились по крутому склону холма, хватаясь за ветки древней похутукавы, и нырнули в воду, где извивались водоросли. Раздался оглушительный удар грома, вода забурлила, они лишились чувств и пришли в себя, когда уже ступили в незнакомый мир. Ранги-руа и Каео увидели деревья, траву, папоротники, глубокую быструю реку.

Братья пошли по берегу реки и вскоре встретили старуху.

— Добро пожаловать! Добро пожаловать, милые гости, — сказала она, приняв их за только что умерших, которым предстоит долгая жизнь в Рарохенге. — Из какого вы племени?

— Нга-пухи.

— Это очень хорошо. Несколько дней назад я как раз встретила здесь молодую женщину нга-пухи и отвела ее домой.

— Как ее звали? — нетерпеливо спросил Ранги-руа.

— Хине-марама.

— Это моя жена. Где она?

— На другом берегу. Вон в той деревне за лесом.

— А как нам перебраться на другую сторону?

— Пройдите еще немного по берегу, а потом крикните перевозчику, он вас перевезет.

Братья поблагодарили старуху и пошли дальше вниз по течению. Вскоре за деревьями показались дома деревни. Ранги и Каео долго звали перевозчика. Наконец от противоположного берега отплыла лодка и направилась к ним. Лодка была крошечная, на веслах сидел демон-уродец.

— Скорее, — нетерпеливо крикнул он, — у меня еще много Дел. Я не стану вас дожидаться.

— Мы не поместимся вдвоем в такой маленькой лодке, — сказал Ранги-руа. — Тебе придется перевозить нас по очереди.

Перевозчик рассердился.

— Ты еще будешь указывать, что мне делать! — гневно воскликнул он. — Духи ничего не весят. Я перевозил на этой лодке по нескольку десятков мужчин и женщин. А ведь после каждой битвы их тут собирается столько, что не сосчитать.

Ранги и Каео переглянулись. Они испугались, как бы перевозчик не догадался, что они живые люди.

— Я сам переплыву реку, — поспешил сказать Ранги-руа. — Ты перевези брата, а я переплыву сам.

Прежде чем перевозчик успел произнести хоть слово, Каео прыгнул в лодку, и Ранги-руа оттолкнул ее от берега. Перевозчик с ворчанием взялся за весла, а Ранги бросился в воду и поплыл. Он достиг берега почти одновременно с лодкой и вместе с братом пошел в деревню.

Едва Ранги и Каео появились в деревне, их окружило множество людей, и братья увидели среди них своего отца Пакиру и мать Торету. А позади отца и матери стояла Хине-марама. Они заплакали все впятером, обливая слезами друг друга. Когда Ранги-руа немного успокоился, он отвел Хине-мараму в сторону. Ее глаза сияли.

— Почему ты так быстро пришел ко мне? — спросила Хине-марама.

— Я пришел, чтобы увести тебя назад, домой.

У Хине-марамы вытянулось лицо:

— О мой муж, мы ведь духи. Духам нельзя возвращаться в Ао-мараму.

— О моя жена, ты узнаешь сейчас удивительную новость. Мы с Каео живые люди. Мы обманули стражей и пришли к тебе, хотя мы люди. Давай войдем в дом. Я не хочу, чтобы нас тут видели.

Братья вошли в дом и открыли свой секрет отцу и матери.

— Вы прошли долгий путь и, наверное, проголодались? — спросила Торету. — Садитесь, разделите с нами первую еду в Рарохенге.

Мать поставила перед сыновьями еду, но они скривились, отвернулись. У пищи был отвратительный вид и тошнотворный запах.

— Не прикасайтесь к еде! — в тревоге воскликнул Пакира. — Если вы съедите хоть кусочек, вы никогда больше не увидите мир света.

— Не бойся, отец, — сказал Ранги. — Мы принесли с собой овощи, выращенные людьми.

Ранги открыл корзинку, где лежала кумара. Глаза Торету наполнились слезами.

— Кумара напомнила мне счастливые дни, когда мы жили в кругу родных, а Ранги и Каео были маленькими. Но мы уже ели то, что положено ваируа — душам мертвых, и теперь не можем есть то, что едят люди. А вы ешьте и дайте поесть Хине-мараме. Она здесь так недолго, что еще ни разу не ела.

Ранги и Каео поели, вышли из дома и попрощались с родителями и родственниками, которые собрались в честь их приезда. Потом Рапги-руа и Хине-марама сели в лодку.

— Что это вы затеяли? — спросил перевозчик с удивлением.

— Мы хотим, чтобы ты перевез нас на ту сторону.

— Я никогда не перевожу на ту сторону. Моя обязанность — перевозить души мертвых на эту сторону.

— Но я-то не дух. Я живой человек.

Перевозчик вцепился в плечо Ранги, ощупал его руки, ноги, похлопал по животу.

— Да, ты человек, — сказал он. — Тебе нечего здесь делать. Я перевезу тебя на ту сторону. Торопись и больше сюда не возвращайся.

Когда они подплыли к противоположному берегу, Ранги-руа вышел из лодки и протянул руку, чтобы помочь Хине-ма-раме.

— Эта женщина останется здесь. Она ваируа, — сказал перевозчик.

— Нет, она еще не прикасалась к пище ваируа, — заспорил Ранги. — Это моя жена. Она пойдет со мной.

Хине схватила мужа за руку и хотела выйти из лодки, но перевозчик вцепился в ее ногу. Ранги тянул Хине к себе, перевозчик — к себе. К Ранги присоединился Каео, который переплыл реку, они вместе тянули Хине, а Ранги к тому же еще поднял ногу и толкнул лодку. Перевозчик испугался, что лодка перевернется, и разжал руку — Хине оказалась на берегу.

Братья и Хине бежали вверх по берегу реки. Они встретили старуху, которая посмотрела па них слезящимися глазами и прокаркала:

— Вы возвращаетесь втроем? Ну что ж. Пойдемте, я покажу вам дорогу.

Беглецы поспешили за ней и наконец добрались до того места, где неустанно вздымались и опускались волны и колыхались водоросли. Сквозь толщу воды они уже видели манящие лучи солнца. На какой-то миг им снова стало холодно и страшно. Братья крепко держали Хине-мараму. Прошло немного времени — и они услышали всплеск воды и почувствовали жаркий поцелуй солнца и ветра.

Но дома Ранги ждало еще одно дело. Хине-марама не была ни женщиной, ни ваируа.

— Выкопай мое тело и вымой его, — сказала мужу Хине-марама, — тогда моя душа вернется в мертвое тело, оживит его, и я снова стану твоей женой.

Так ожила Хине-марама.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Хине-и-те-какара

Из книги Сказки и легенды маори автора Кондратов Александр Михайлович

Хине-и-те-какара Хине-и-те-какара вышла замуж не за Ту-те-амоамо, а за его младшего брата Ваи-хуку. У Ту-те-амоамо и Ваи-хуки не было ни отца, ни матери, они жили одни, вдали от своих соплеменников. Ваи-хука долго добивался благосклонности красавицы Хине-и-те-какары и наконец