Последние бои у Ростова

Последние бои у Ростова

7 февраля Донской атаман генерал Назаров сообщил генералу Корнилову, что он более не задерживает Добровольческую армию. Генерал Корнилов теперь был свободен в своих решениях и решил оставить Ростов в ночь с 9–го на 10 февраля, дав своей армии два дня на окончательные сборы в поход и задачу — отстаивать в течение этих дней город.

Предполагаемый раньше путь ухода армии на Кубань вдоль Владикавказской железной дороги теперь был отставлен и оставался один — на восток, в степи, с переходом реки Дон у станицы Аксайской. Добровольцы, однако, не знали о планах командования, как не знали и о времени оставления Ростова, но их предположения были весьма недалеки от действительности. Исключительно тяжелая обстановка и полное отсутствие представлений о дальнейшей судьбе армии, уходящей в степи, тем не менее не вселяли в них психоза бессмысленного ухода, поражения, бегства. Они оставались верными и полностью доверившимися Вождю.

7 февраля на всех направлениях от Ростова продолжались бои с наступающим противником. У станции Хопры положение ухудшилось: на отряд генерала Черепова давили огромные силы, вынуждая его к отходу. Казаки станицы Гниловской, отчаявшись отстоять станицу, стали расходиться по домам. В отряд выслана Морская рота.

8 февраля красные продолжали наступать, но продвижение их сдерживалось добровольцами и шло медленно.

К северо–западу от Ростова, в направлении на Султан–Салы, Ростовская и Георгиевская роты, уже более месяца находившиеся в боях, с трудом сдерживали красных. Их сменил 3–й Офицерский батальон, которому приказано, не ввязываясь в серьезный бой, отходить, но остановиться, не доходя до железной дороги, и удерживать там позицию. Левее батальона в первый раз был выдвинут на боевую линию Студенческий батальон, поддерживающий влево связь со Школой прапорщиков, позиция которой доходила до Темерника. Красные, атаковавшие 3–й батальон, были им решительно отбиты. Студенческий батальон также остановил их наступление. Так как к наступлению ночи не было заметно, чтобы красные готовились повторить наступление, Студенческий батальон был отведен в Лазаретный городок.

К концу дня фронт проходил в непосредственной близости к Ростову. В Лазаретный городок был отведен Корниловский ударный полк, кроме одной роты.

* * *

На 9 февраля на позициях оставались следующие части:

3–й Офицерский батальон и Школа прапорщиков — в направлении на Султан–Салы. Партизанский отряд есаула Лазарева — Темерник.

Морская рота, Корниловская рота и Партизанский отряд сотника Грекова — в направлении на станцию Хопры.

2–й Офицерский батальон — за р. Дон в направлении на Батайск.

Кроме 3–го батальона, все остальные части были подчинены генералу Маркову, на которого легла обязанность защиты Ростова в течение всего 9 февраля. Две 2–орудийные батареи стояли на позициях в направлении на Хопры и Батайск.

В резерве у генерала Маркова был 1–й Офицерский батальон и взвод юнкерской батареи. Кроме того, в распоряжение его поступил Чехословацкий батальон с Русско–галицким взводом, общей численностью до 250 человек, занявший фронт вдоль реки Дона, обеспечивая Ростов и Нахичевань с юга.

Чехословацкий батальон был сформирован капитаном Немечеком из взятых в войну в плен чехов и словаков; Русско–галицкий взвод — до 35 человек из пленных галичан. Эти славяне поступили добровольно в Добровольческую армию для борьбы за освобождение от большевиков старшей сестры славянства — России. Для них общеславянский гимн «Гей, славяне…» был не простой песней.

Штаб генерала Маркова на вокзале. Генерал Марков отдает распоряжения к упорной обороне города в течение дня 9 февраля. Он предусматривает возможность восстания местных большевиков. Он подготовляет и оставление города и, в связи с этим, уничтожение и порчу всего, что потом может служить для красных в военном отношении.

По его приказанию ледокол на реке Дон развел пары и стал ломать лед на реке. Разведен железнодорожный мост. Батарея, стоявшая у станции Заречная, переведена на ростовский берег реки. Дабы красные со стороны Батайска не могли подвезти свои орудия на платформах ближе к городу и обстреливать его, он приказывает взорвать железнодорожное полотно и маленький железнодорожный мост.

Эту задачу генерал Марков лично поручил начальнику подрывной команды 1–го Офицерского батальона, старшему портупей–юнкеру Козлову, дав ему срок — первая половина ночи на 9 февраля. Для этой цели, как и для других взрывов, команде было дано 11 ящиков пироксилина. Пироксилин оказался отсыревшим. За сушку его взял–ся сам юнкер Козлов: он сушил его в помещении кондукторской бригады, в голландской печи, оставаясь там один. Работа, крайне опасная, была благополучно завершена. С темнотой, под прикрытием 2–го батальона, подрывники заложили заряды и произвели ряд взрывов, сделавших должное разрушение.

9 февраля. Ночь прошла сравнительно спокойно, но все части находились в полной готовности. Вели разведки по всем направлениям. Всюду ходили дозоры. Усиленное число выставленных постов. А с рассветом на всех подступах к Ростову начался бой.

Под орудийный гул большой Ростов агонизировал. Жители прятались по своим норам.

К орудийной стрельбе, особенно сильной со стороны красных, к разрывам их снарядов весь день присоединялись другие взрывы: взрывали железнодорожные стрелки и сооружения, подрывали паровозы. Не обошлось без жертв: взрывом был убит инженер–путеец поручик Лысенко.

Чины Технической роты, расставшись со своими паровозами, с железнодорожным депо, со службой связи, несомой ими до сего времени, группами уходили на место их сбора, в Лазаретный городок. У вокзала они заходили на питательный пункт, все еще продолжавший работать, который обслуживали дамы и девушки, переживавшие неописуемый ужас и страх за себя и за всех. «Снимите погоны! Куда вы пойдете? Оставайтесь», — умоляли они. Их сердечно благодарили и уходили.

Красные наступали по трем направлениям и огромными силами. Их отбрасывали. В середине дня они стали теснить юнкеров Школы прапорщиков и уже ворвались было в Темерник, но подошла 3–я рота 1–го Офицерского батальона со взводом юнкерской батареи и отбросила красных. Артиллерийский взвод разметывал их бесформенные цепи, заставив отойти далеко.

В это время неудержка на юго–западном фасе Темерника у партизан. 3–я рота направляется туда с полученным предупреждением: «Не обстрелять корниловцев». Когда рота вышла на окраину, к ней уже подходила чья?то цепь. Посланный для выяснения поручик Успенский, только подойдя к ней на расстояние менее 100 шагов, разобрал, что это красные. Рота открыла огонь и заставила красных залечь. Противников разделяло небольшое расстояние и овраг.

Один эпизод в памяти участников этого боя. На Темернике к роте присоединился высокий старик с длинной белой бородой. Теперь, находясь в цепи, старик не ложился, продолжал стоять во весь свой богатырский рост, всматривался в цепь противника, вскидывал винтовку к плечу и спускал курок. Затем — прикладывал ладонь к глазам и будто проверял произведенный им выстрел. Долго стрелял старик, и странна была его неуязвимость, его холодное спокойствие. Расстояние между цепями не превышало 300 шагов. Наконец старик упал навзничь и остался лежать на снегу. Он был убит наповал. Недалеко от него пал убитым хорунжий Фаддеев.

Огонь усиливался. Красные готовились к атаке.

В это время на северной окраине Темерника положение резко изменилось к худшему. Шесть орудий красных обрушились своим огнем на юнкерский артиллерийский взвод, открывший огонь по перешедшей в наступление красной пехоте. Взвод вынужден был менять позицию, но пока это делал, цепи противника уже были саженях в 300 от Темерника. Их батареи засыпали снарядами юнкеров Школы прапорщиков справа от взвода и партизан — слева. Партизаны стали отходить. Однако взвод открывает огонь.

Наступал вечер. Крутом стрельба. По взводу щелкают пули. В нескольких местах Темерника начались пожары, вызванные разрывами снарядов красных. У одного орудия заклиняется граната. И поручик Казанли, командир взвода, приказывает взводу взяться за передки. В этот момент прискакал разведчик с приказанием отходить к вокзалу. По снявшемуся с позиции взводу неслась пулеметная очередь красных.

* * *

Три роты 1–го Офицерского батальона стояли в районе вокзала. Над ними иногда посвистывали пули: большевики поднимали голову. В направлении выстрелов быстро уходили дозоры. Пойманных не щадили. К вечеру особенно частая стрельба была в тылу частей, стоявших вдоль дороги на Таганрог; туда продвинулись две роты батальона. Темнело. Невдалеке проскакала в тыл 2–я батарея. В порядке прошла Корниловская рота. Затем отряд сотника Грекова. Впереди оставалась Морская рота с бронеавтомобилем. Но подходит и она. Роты батальона идут к вокзалу. Нет только 3–й роты, которая до наступления вечера принуждала красных лежать на голом снежном поле. Приказание об отходе ей привез есаул Лазарев, добавивший к этому, что его отряд отходит под давлением.

Момент передачи приказания совпал с моментом начавшейся атаки красных. Отход роты стал невозможным: сначала нужно было отбросить противника. Огонь достиг большой силы. Большевики попятились и залегли. Рота начала отход по частям. Отход по рабочему району был исключительно трудным: цепи роты, шедшие гуськом по улицам, прижимались к домам, встречались выстрелами из домов. А сзади вбегали в Темерник красные и обстреливали улицы продольным огнем. Спас роту дым пожаров…

* * *

Все части получили указания, куда им следовать. В Лазаретный городок были направлены: Корниловская рота, Школа прапорщиков, 2–я батарея и за ней туда же — взвод юнкерской батареи. Остальные части должны собраться в Ростове на углу Таганрогского проспекта и Садовой улицы. 1–й Офицерский батальон отходил от вокзала последним, а последней ротой в нем — 3–я, подошедшая к вокзалу, когда уже все части ушли.

2–й Офицерский батальон, стоявший за рекой Дон у станции Заречная, в течение дня отбил наступление красных от Батайска и остановил их наступление со стороны станицы Гниловской, где они перешли Дон по льду. С наступлением ночи батальон получил приказание идти по левому берегу Дона в станицу Ольгинскую.

3–й Офицерский батальон оставался в районе станции Нахичевань с задачей упорно сдерживать противника впредь до получения приказания из штаба армии.

* * *

Потухли огни в домах и на железной дороге. Уже никого не было на питательном пункте. Раздаются выстрелы. Взвод юнкерской батареи спешит в Лазаретный городок кратчайшей дорогой. На железнодорожном переезде он находит брошенные два орудия 2–й Офицерской батареи. Батарея, видимо, была обстреляна местными большевиками. Юнкера хотели взять орудия с собой, но командир взвода запретил.

Разными дорогами шли туда же части Чехословацкого батальона.

* * *

3–й батальон, с поддержкой влево от него стоявшей Школы прапорщиков, в течение всего дня отбивал наступления красных. Наступала ночь, и, казалось, ничто не предвещало возможность возобновления наступления. Школа ушла в Лазаретный городок, а батальон оставался в ожидании приказания. Оно было получено около 21 часа.

Под прикрытием своей 4–й (Гвардейской) роты он стал вытягиваться по дороге. Неожиданно красные атаковали роту. Произошла короткая стычка на полотне железной дороги, закончившаяся отбитием красных. Батальон же в это время остановился и был готов оказать поддержку своей роте. Этот эпизод задержал батальон более чем на полчаса.

Гвардейцы потеряли 16 человек убитыми и ранеными.

* * *

Штаб генерала Корнилова весь день 9 февраля находился в Ростове и лишь вечером перешел в Лазаретный городок, где собирались главные силы армии. В течение ночи армия должна была сосредоточиться в станице Аксайской, а утром начать переправу через реку Дон. Об этом известно было лишь старшим начальникам. В станицу заблаговременно был отправлен по железной дороге эшелон с огнеприпасами и необходимым имуществом. Туда ушла Техническая рота и Ударный дивизион, которым приказано сделать должные приготовления для перехода армии через реку и набрать подвод для перегрузки на них груза из эшелона. Подполковник Миончинский, беспокоясь за свою батарею, в которой было 5 орудий, отправил в станицу свою команду.

Станица Аксайская прикрывалась с запада Партизанским отрядом имени генерала Корнилова и другими мелкими отрядами с орудием, обслуживаемым юнкерами 1–й батареи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава XIX Первый Кубанский поход От Ростова до Кубани; военный совет в Ольгинской; падение Дона; народные настроения; бой у Лежанки; новая трагедия русского офицерства

Из книги Борьба генерала Корнилова. Август 1917 г.– апрель 1918 г. [Л/Ф] автора Деникин Антон Иванович

Глава XIX Первый Кубанский поход От Ростова до Кубани; военный совет в Ольгинской; падение Дона; народные настроения; бой у Лежанки; новая трагедия русского офицерства Мы уходили.За нами следом шло безумие. Оно вторгалось в оставленные города бесшабашным разгулом,


Дополнение Последние открытия и последние работы относительно «искусства степей» (1951 г.)

Из книги Империя степей. Аттила, Чингиз-хан, Тамерлан автора Груссе Рене

Дополнение Последние открытия и последние работы относительно «искусства степей» (1951 г.) История Топа, или тюрков-тобгачей, господствовавших в Северном Китае в V-м веке, исключительно интересна тем, как она демонстрирует нам тот же тип тюрко-монгольской орды, наполовину


Последние дни…

Из книги Полководец автора Карпов Владимир Васильевич

Последние дни… Полководец не может своими усилиями, своим талантом придумать и осуществить такое, для чего нет соответствующих предпосылок в виде материально-технических и духовных возможностей армии и экономики страны. Поэтому, говоря о больших заслугах генерала


Оборона Ростова

Из книги Остановить танки! автора Мощанский Илья Борисович

Оборона Ростова Германское командование, потерпев неудачу 5–8 ноября в сражении с 9-й армией и лишившись тем самым возможности нанести удар на Ростов со стороны северного фланга и тыла, предприняло фронтальный удар на ростовском направлении. Используя преимущество в


Освобождение Ростова

Из книги Остановить танки! автора Мощанский Илья Борисович

Освобождение Ростова 24 ноября Ставка директивой № 005128 поставила следующую ближайшую задачу войскам Южного фронта с общим названием «Разгром бронетанковой группы Клейста и овладение районом Ростов, Таганрог с выходом на фронт Ново-Павловка, Куйбышево, Матвеев Курган,


Последние

Из книги Детство в царском доме. Как растили наследников русского престола автора Бокова Вера Михайловна

Последние В семье Александра Александровича считали человеком негодным для управления государством. Он был тугодум, старательный середнячок. Тщательно занимаясь старшим сыном, Мария Александровна отчасти намеренно сдерживала развитие остальных мальчиков, опасаясь


От Харькова до Ростова

Из книги Записки автора Врангель Петр Николаевич

От Харькова до Ростова Я прибыл в Таганрог 23-го ноября совсем больной. Приступ лихорадки кончился, но слабость была чрезвычайная и разлилась желчь. С вокзала я проехал к генералу Деникину, который принял меня в присутствии начальника штаба. Главнокомандующий сразу


Колокола Ростова Великого

Из книги Повседневная жизнь России под звон колоколов автора Горохов Владислав Андреевич

Колокола Ростова Великого Если в столице взрослеющего государства отливались самые большие в мире колокола, высоко в небе горели золотые купола на самых больших храмах и самых высоких колокольнях, то в провинции, «во глубине России», монументальности было меньше — все


Глава V Развал От Харькова до Ростова

Из книги Записки (ноябрь 1916 года - ноябрь 1920 года) автора Врангель Петр Николаевич

Глава V Развал От Харькова до Ростова Я прибыл в Таганрог 23-го ноября совсем больной. Приступ лихорадки кончился, но слабость была чрезвычайная и разлилась желчь. С вокзала я проехал к генералу Деникину, который принял меня в присутствии начальника штаба.


Последние дни

Из книги Гоголь в Москве автора Молева Нина Михайловна

Последние дни «4 февраля я сидела в нашей маленькой гостиной с Митей Карташевским (брат Константин, Митя и Любенька только что приехали из деревни, самовар был па столе). Мы говорили очень живо о Карташевских. Передняя комната была темна, портьерка в нее поднята; я услышала


Р. Гуль [115] С ФРОНТА ДО РОСТОВА [116]

Из книги Зарождение добровольческой армии автора Волков Сергей Владимирович

Р. Гуль [115] С ФРОНТА ДО РОСТОВА [116] Была осень 1917 года. Мы стояли в Бессарабии… Голубые, морозные, душистые бессарабские дни. Желто–красно–зеленые деревья. Высокое, золотое, негреющее солнце. Красивый народ в кожаных, с рисунками безрукавках. Белые хаты, внутри увешанные


От Харькова до Ростова

Из книги Воспоминания Петра Николаевича Врангеля автора Врангель Петр Николаевич

От Харькова до Ростова Я прибыл в Таганрог 23 ноября совсем больной. Приступ лихорадки кончился, но слабость была чрезвычайная, и разлилась желчь. С вокзала я проехал к генералу Деникину, который принял меня в присутствии начальника штаба. Главнокомандующий сразу


Глава 21 РАЗГРОМ РОСТОВА

Из книги Гибель империи казаков: поражение непобежденных автора Черников Иван

Глава 21 РАЗГРОМ РОСТОВА В августе 1919 г. казаки заняли Одессу, Киев, а в сентябре — Курск, Воронеж, Орел[10], до Москвы оставалось 320 км. Но положение осложняла война на нескольких фронтах. РККА перебросила к Курску Латышскую стрелковую дивизию, бригаду Червонных казаков, а к


Глава I Выступление из Ростова. Станица Аксайская. Переход в станицу Ольгинскую. Реорганизация Добровольческой армии. Отношение к ней казаков. Приезд в Ольгинскую походного атамана генерала Попова. Решение двигаться на зимовники. Общее настроение Донского казачества

Из книги Ледяной поход. Воспоминания 1918 г. [litres] автора Богаевский Африкан Петрович

Глава I Выступление из Ростова. Станица Аксайская. Переход в станицу Ольгинскую. Реорганизация Добровольческой армии. Отношение к ней казаков. Приезд в Ольгинскую походного атамана генерала Попова. Решение двигаться на зимовники. Общее настроение Донского


Последние дни

Из книги Мифы и загадки нашей истории автора Малышев Владимир

Последние дни Вернуться в Россию снова разведчику не удалось – власть в Петрограде захватили большевики. Закончилась и шпионская карьера писателя, у него обнаружился туберкулез, и на работе в разведке пришлось поставить крест. Однако его писательские дела пошли в гору,


В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

Из книги Советский полпред сообщает… автора Черноусов Михаил Борисович

В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ 15 марта 1936 года Гитлер захватил всю Чехословакию, разорвав мюнхенское соглашение. Спустя неделю фашисты заняли принадлежавший Литве порт Клайпеда (Мемель). В начале апреля Муссолини оккупировал Албанию. От Варшавы Берлин потребовал отдать Гданьск