О чем царь Крез говорил с царем Киром и как объяснилось пророчество оракула

О чем царь Крез говорил с царем Киром и как объяснилось пророчество оракула

Пленного царя Креза в цепях привели перед лицо Кира. Кир приказал сжечь его заживо на костре. Сложили большой костер, Креза привязали к столбу, мидийские воины с факелами уже нагибались, чтобы поджечь костер с четырех сторон. Подавленный горем Крез подумал о своем былом счастье, о своем нынешнем несчастье, глубоко вздохнул, помолчал и воскликнул:

— Ах, Солон, Солон, Солон!

— Что говоришь ты? — спросил его Кир.

— Я говорю о человеке, которому следовало бы сказать всем царям то, что он сказал мне, — ответил Крез.

Кир стал его расспрашивать, и Крез рассказал ему о мудром совете Солона: никакого человека нельзя называть счастливым, пока он жив. Кир смутился. Он подумал о пленнике, который стоит перед ним, который совсем недавно был могущественным царем, а теперь — на краю гибели; он подумал о себе, о том, что сейчас он — могущественный царь, а что с ним будет завтра — неведомо; и он приказал свести Креза с костра, развязать, одеть в богатые одежды и привести к себе. Он посадил Креза рядом с собой и сказал ему:

— Будь, прошу, моим другом и советником.

— Тогда позволь мне дать тебе два первых моих совета, — сказал Крез.

— Говори, — ответил Кир.

— Скажи, — спросил Крез, — что делают сейчас все эти твои воины вокруг нас?

— Разоряют твой город и грабят твои богатства, — ответил Кир.

— Неправда, — сказал Крез, — потому что у меня уже нет ни города, ни богатств. Это твой город они разоряют, и это твои богатства они расхищают. Если хочешь сделать умное дело — останови их.

Кир понял, что его пленник говорит разумно, и сделал так, как тот сказал.

— Ну, а второй совет? — спросил он Креза.

— Второй совет такой, — ответил Крез. — Если ты хочешь, чтобы лидийцы были тебе покорны и никогда не бунтовали, сделай вот что: оставь им их богатства и отбери у них оружие. Пройдет одно лишь поколение, и они настолько изнежатся в богатстве и роскоши, что никогда никому не будут опасны.

— Ну, а для себя, Крез, ты ничего не хочешь? — спросил Кир.

— Адля себя я прошу одного, — сказал Крез, — подари мне эти цепи, в которые я был закован, я отошлю их в храм Аполлона Дельфийского и спрошу этого бога, почему его пророчества меня обманули, почему мне была предсказана победа и долгое царствование, а постигло меня поражение и смертный костер?

Так Крез и поступил; и цепи его еще долго хранились в дельфийском храме. Но ответ от дельфийских жрецов пришел к нему совсем неожиданный.

— Знай, Крез, сын Алиатта, — писали ему жрецы, — что Аполлон не обманул тебя ни единым словом. Тебе было предсказано, перейдя через Галис, разрушить великое царство — и ты его разрушил, только не мидийское, а свое собственное. Тебе было предсказано лишиться власти, когда над лидийцами воцарится мул, — так и случилось, ибо мул — это царь Кир: его родители — разной породы, мать индийская царевна, а отец — простой перс. Аполлон тебя любит за твои богатые дары, но помочь тебе он ничем не мог: ты — пятый потомок Гигеса, который убил своего царя Кандавла, любителя красоты, и тебе суждено быть наказанным за его преступление. Все, что мог сделать Аполлон, — это отсрочить твое наказание на три года. Поэтому знай, что ты и так правил на три года дольше, чем велено судьбой, и цени это. Прощай!

Сделанного не исправишь, а велений судьбы не проверишь; поэтому Крезу пришлось довольствоваться таким ответом и только дивоваться, как двусмысленно умеет выражаться вещий бог Аполлон.

А почему Кир, царь мидян и персов, оказался назван мулом, — об этом сейчас будет особый рассказ.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг: