«Прости, что ты погиб, а я всего лишь ранен в Афганистане»

«Прости, что ты погиб, а я всего лишь ранен в Афганистане»

И когда умирает израненный друг,

И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,

И когда ты без кожи останешься вдруг

От того, что убили его, не тебя…

Эти слова из баллады Владимира Высоцкого наиболее полно характеризуют ту атмосферу мужского братства и войскового товарищества, которая царила в войсках 40-й армии. Длительное же замалчивание в советских средствах массовой информации войны в Афганистане и отсутствие объективного освещения действий наших войск в этой стране, а в последующем «увлечение» поисками негативных фактов привело к формированию искаженного общественного мнения в СССР относительно миссии ОКСВ в Афганистане и оказываемой советскими солдатами помощи.

Сначала в Советском Союзе о войне в Афганистане писать вообще запрещалось. За этим строго следили соответствующие органы. Изредка в печати появлялись публикации, рассказывающие о помощи, которую оказывали наши солдаты при строительстве школ, больниц и т. д.

Да и хоронили погибших на этой войне без соответствующих почестей, с формулировкой «погиб при исполнении служебных обязанностей». Людям, далеким от событий в Афганистане, было невдомек, что там происходит в действительности, ну а тем, кто непосредственно участвовал в боевых действиях, было странно и непонятно такое отношение к ним власть имущих. Но тогда было такое время и такой режим. Советские правители не были заинтересованы, чтобы народ знал правду о событиях в Афганистане, поэтому все связанное с этой войной было окутано тайной. Существовал своеобразный заговор молчания. Это наиболее излюбленный прием — оставив в неведении население, «ликвидировали» войну, хотя она продолжалась долгие девять лет. К примеру, один наш известный писатель вспоминал:

«…Я приехал в Афганистан как корреспондент АПН из «Литературной газеты» с группой журналистов, которая была послана ЦК партии для того, чтобы помочь организовать газеты в Афганистане и написать о том, что там происходит. Был март 1980 года, то есть через два месяца после ввода наших войск. Я объездил всю страну и, вопреки сложившемуся мнению, что в армии у нас порядок, увидел совсем другое. Увидел, что армия была совершенно не готова к этой войне, что наши солдаты не были готовы к афганской зиме.

Март, холод, их палатки не были оборудованы даже печуркой. Наши вертолеты, которые были бронированы снизу, сбивали с боков, потому что они летали в ущельях. В госпиталях не хватало медикаментов… Мне хотелось написать обо всем этом. Но, естественно, не было никакой возможности напечатать. Нам не разрешалось писать о военных действиях, хотя война шла, люди погибали, кровь лилась. Наши солдаты помогали строить школы, клумбы разводить с цветами — и это было. Но писать об этом в то время, когда идет война, было глупо. И я практически ничего оттуда не написал…» Это, по крайне мере, честная позиция. Правда, не все ее тогда придерживались, показывая события в Афганистане в розовых тонах и видя ее через идеологические шоры.

Но объективности ради надо сказать, что другого просто писать и не могли, так как были установлены соответствующие ограничения на публикации из Афганистана. Это отмечали даже западные журналисты. Например, спецкор газеты «Крисчен сайенс монитор» Поль Куинн: «Средства печати не делали доступной для широкой общественности информацию о войне в Афганистане, как это делали американцы во время войны во Вьетнаме. До последнего времени руководство страны предпочитало умалчивать об этой войне. И когда затем Боровик опубликовал серию статей о боях в Афганистане в неприукрашенном виде, они были по достоинству оценены ветеранами-«афганцами» как первое честное описание войны.

А. Боровик с пренебрежением сказал, что информация о войне проходит в советской печати «санитарную» обработку. В течение многих лет официальные лица не желали признавать тот факт, что советские войска принимали активное участие в боях, заявлял он… Позже такой «санитарной» обработки в печати не стало. Ничто не мешало правдиво показать афганские события. Но, видимо, некоторые наши журналисты, ошалев от разрешенной свободы, как бы наверстывая упущенное, ударились в другую крайность, показывая «афганскую войну» только с негативных позиций, заполонив страницы газет и журналов однообразным потоком ранее «запретных фактов». Создавалось впечатление, что им просто нечего сказать, кроме как показывать «дедовщину», мародерство, наркоманию и другие безобразия. Это и понятно, ведь многие из них «афганскую войну» просто не видели. Им не приходилось отправлять домой павших в бою и обезображенные трупы тех, кого моджахеды захватывали живыми и убивали, надругавшись над телами. Они не мерзли на горных перевалах и не сидели в засадах на караванных тропах, не лежали в инфекционных госпиталях и не учились вновь ходить после ранений, не испытали на себе, что значит отсутствие воды в пустыне, однообразие и постоянное чувство опасности на сторожевых заставах и многое другое. Одни из них слышали об этой войне из чужих уст, а другие, даже побывав в Афганистане (что впрочем, делает, им честь), дальше Кабула или Шинданда не выезжали, собирая «свой» материал на пересылках и в гостиницах. «Открыв» для себя «афганскую войну» в самом ее конце, многие «писатели» постарались взять то, что лежало на поверхности. Вот и появились разного рода «свидетельства очевидцев» в обработке дилетантов от войны.

К сожалению, в период политических и социальных потрясений, охвативших нашу страну, армия превратилась в разменную монету в борьбе за власть. Обществу усиленно навязывалось мнение о виновности всех «афганцев», причем вина прежнего советского руководства, пославшего войска в Афганистан, переносилась на плечи солдата, офицера, генерала, воевавшего там. «Афганцам» стали прививать комплекс вины, изображать солдат и офицеров ущербными, наркоманами и т. д. Даже выдвигалось требование о проведении какого-то судилища.

В последующем, видимо, выполнив социальный заказ, многие из числа наиболее «принципиальных» журналистов потеряли интерес к «теме Афганистана», не написав, по сути дела, ничего заслуживающего внимания и ограничившись «Цинковыми мальчиками» и прочими им подобными небылицами об «афганской войне» и советских солдатах.

Безусловно, право каждого человека — оценивать эту войну по-своему и вспоминать только то, что ему хотелось бы. Как уже отмечалось на войне всякое бывает. Война есть война. Это кровь и боль, страдания и лишения, подлость и предательство, преступления и милосердие, отвага и доблесть, мужество и героизм. Она очень многогранна и многопланова — современная война. Но когда выпячиваются одни лишь негативы, трудно согласиться с объективностью таких писателей. В чем виноваты солдаты и офицеры, с лихвой хлебнувшие из чаши той войны? В том, что они были направлены в чужую страну проливать свою кровь ради чьих-то амбиций? Или в том, что, защищая свою жизнь, убивали людей, которые тоже не были вольны в своих действиях? Или в том, что некоторые журналисты не в состоянии дать глубокий анализ всего происходившего в Афганистане, а отыскав или услышав какой-то «жареный» фактик, быстро и легко могут раскрутить и обобщить его, показав как типичный? Или в том, что некоторые наши общественные деятели и журналисты живут одним днем, упиваясь гипертрофированным представлением о собственной значимости в моральном сокрушении армии своего Отечества? Или еще в чем-то другом?

«Афганцам» не в чем каяться, и оправдываться им тоже не за что. На мой взгляд, участие наших солдат в «афганской войне» нельзя трактовать иначе, как честно и до конца исполненный воинский долг перед Отечеством и народом. Их ли вина в том, что они сами стали жертвами неверной оценки ситуации в Афганистане и ошибочной политики? Кому было выгодно сделать армию ответственной за результаты «афганской войны»? Очевидно, тем, кто был причастен к ее развязыванию. Солдаты же выполняли воинскую присягу, нередко ценой своей жизни и потери здоровья.

Самоотверженность, мужество и боевое мастерство, присущие советским военнослужащим в Афганистане, вынуждены были подтвердить и западные военные эксперты. В целом негативно оценивая роль там Советской Армии, они тем не менее констатировали, что советский солдат надлежащим образом обучен для участия в самых сложных боевых операциях. В армейских подразделениях, подчеркивали наблюдатели, появились новаторские тенденции в управлении войсками, повысилась роль младших командиров. Особо отмечался экспертами низкий уровень дезертирства: «Даже с учетом данных сопротивления уровень дезертирства в Афганистане составляет всего один-два процента от уровня дезертирства в советских войсках во время Великой Отечественной войны…» В то же время ими акцентировалось внимание на слабой мотивации в действиях наших солдат. Обращалось внимание на тот факт, что «афганцев» не могло удовлетворить абстрактное оправдание пребывания войск в Афганистане выполнением интернационального долга.

Легко, конечно, быть пророком и провидцем, наблюдая события со стороны, тем более когда все уже кончилось и результат известен. Но это старо как мир. Ведь еще более 800 лет тому назад Шота Руставели очень точно подметил, что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». К этому можно добавить — или не видя его вообще, а делая выводы, не выходя из кабинета.

Нередко винят воинов-«афганцев» люди, далекие от Афганистана и некомпетентные в афганской проблематике, которые стараются выдать за свою позицию примерно следующее: «Я вас в Афганистан не посылал, сам там не был, да и вообще в армии не служил, однако знаю, что надо было все делать не так…» Такое предвзятое отношение к бывшим воинам, выполнившим то, что от них потребовало правительство, лишь ожесточает сердца солдат, заставляет задуматься и молодое поколение о возможности подобной участи. А для возрождающегося Российского государства этот вопрос очень актуален, особенно в свете складывающейся ситуации в России и различных регионах бывшего СССР, в том числе в Средней Азии. Ведь последствия политического и нравственного страусизма всегда дорого обходятся народу.

Трудно рассчитывать на то, что найдется много людей, готовых встать в ряды защитников властей, если государство не будет заботиться о всех тех, кто хоть когда-то проливал кровь на полях сражений по его приказу, будет бросать на произвол судьбы воинов-ветеранов, раненых, калек и семьи погибших, а также «забывать» солдат, томящихся в плену. Гражданскому населению всегда чуждо само понятие войны — оно не может оценить воинов, особенно воевавших на чужой земле неизвестно ради чего. Поэтому вернувшиеся с «афганской войны» солдаты стали обузой для общества. Многие установленные для «афганцев» льготы после распада Советского Союза или не выполняются, или отменены вовсе. Зачем «оккупантам» льготы?

Вся эта орава советских чиновников, которая их в Афганистан направила, предала не только память погибших «афганцев», но и живых.

Безусловно, как и в каждой войне, среди сотен тысяч военнослужащих, прошедших через Афганистан, встречались и убийцы, преступники, мародеры, наркоманы и им подобные негодяи. Но ведь не они же определяли лицо нашей армии. Однако почему-то старались замечать только их, преподнося это как всеобщее явление и прикрываясь якобы желанием сохранить объективность. Солдатам и офицерам, воевавшим в Афганистане, такие опусы странно читать и видеть на экране. Ничего, кроме недоумения и раздражения, они не вызывают.

Советское военное командование знало о всех нарушениях воинской дисциплины и все годы боролось за ее укрепление, стремясь поднять ее на должный уровень. Командиры и политработники в этом плане проделали огромную работу. Приведу выдержку из одного выступления руководителя ОГ МО СССР перед командным составом 40-й армии: «Руководство Министерства обороны хорошо знает, что боевая деятельность соединений и частей армии протекала в истекшем году в более сложных, чем раньше, условиях. В большинстве случаев вы проявляете настоящий советский характер, высокое чувство долга, лучшие черты патриота нашей Родины. В то же время вы должны знать, что выполнить боевые задачи нельзя без высокой воинской дисциплины, а у вас в этом плане есть еще нерешенные проблемы.

Хотя в целом в 1987 г. по сравнению с 1986 г. достигнуто некоторое сокращение общего количества правонарушений (с 745 до 543), вопрос о дальнейшем укреплении воинской дисциплины в армии не снят. Нельзя мириться с тем, что в войсках армии наиболее распространенным продолжает оставаться такое позорное явление, как преступления на почве неуставных взаимоотношений (33 %), в том числе глумления и издевательства. От этих преступлений пострадало свыше 200 военнослужащих, среди которых есть убитые и получившие тяжкие увечья. Преступления на неуставной почве чаще других отмечаются в разведчастях, ВВС, 201-й мед, 66-й омсбр, 108-й мед и других, что объясняется серьезными недостатками в работе командования и политорганов соединений и частей. Нередки случаи, когда командиры и начальники сами насаждают неуставные взаимоотношения.

В войсках армии слабо решается проблема борьбы с уклонениями от военной службы, особенно с таким позорным явлением, как дезертирство и членовредительство. Больше всех этих преступлений зарегистрировано в 108-й мед, 201-й мед, 70-й омсбр и 860-м омсп…»

За годы войны немало солдат, сержантов и офицеров за совершенные ими преступления в Афганистане были привлечены к уголовной ответственности и осуждены.

Кроме того, после окончания «афганской войны» некоторые журналисты стали делать упор на то, что советские солдаты и офицеры были подготовлены плохо, воевали бездарно и никуда не годны. Я далек от мысли приукрашивать действия советских войск в Афганистане, но неверно было бы также и преуменьшать самопожертвование и героизм солдат.

На войне, как на войне. Бывают и успехи, бывают и поражения. По-разному складывались ситуации и для советских войск. Бывали неудачи. Были смелые, решительные действия в различных видах боя, но нередко их результаты оставались в тени.

В качестве примера приведу одну из операций, проведенную под руководством командира 5-й мед генерал-майора Г. П. Касперовича в провинции Фарах. В сентябре 1985 г. командованию 40-й армии стало известно, что в Иране завершается подготовка укомплектованного хазарейцами батальона, который планируется направить в провинцию Гур. Этот батальон должен обеспечить создание во внутренних районах Афганистана хазарейской автономной республики.

Командиру 5-й мед, зона ответственности которой включала иранское направление, была поставлена задача воспрепятствовать проникновению хазарейского батальона на афганскую территорию. Задача, конечно, трудновыполнимая, так как протяженность границы огромная, а сил мало.

Генерал-майор Г. П. Касперович принял решение на прикрытие основных направлений, штаб дивизии разработал план. Выставили дозоры и заставы. Постоянно вели разведку, в том числе и воздушную. Однако проходило время, а батальон не появлялся. Люди стали уставать. Постепенно бдительность притупилась, и уже казалось, что батальон упустили. Но помог случай. Пара штурмовиков возвращалась на аэродром Шинданд после нанесения бомбо-штурмовых ударов в провинции Кандагар, и один из летчиков заметил в ущелье юго-восточнее Фараха колонну грузовых машин. Сразу же доложил об этом на ЦБУ командиру дивизии, который поставил задачу барражировать над этим ущельем и уточнить расположение, как тогда предположили, каравана. Одновременно поднял две дежурные пары штурмовиков, приказал также снять с других участков разведчиков и направить в этот район бронегруппы. Примерно через пять-шесть часов после обнаружения колонны ущелье было окружено, а также нанесены авиационные и огневые удары. Мотострелки и разведчики довершили разгром колонны. Операция была проведена исключительно удачно и умело.

Противник понес довольно ощутимые потери. Одних только убитых насчитали 125 чел., трех захватили в плен. Сначала ошибочно приняли их за китайцев. Потом разобрались, что это бойцы хазарейского батальона, который так долго подкарауливали на границе. Из 35 автомобилей сгорело — 15, остальные своим ходом отогнали в Шинданд. Взяли трофеи: минометов — 16, пулеметов ДШК — 25, пулеметов ПКТ (египетского производства) — 16, более 300 автоматов, обмундирование на 300 человек и несколько тонн продовольствия.

Проведением этой операции фактически была сорвана политическая акция по созданию хазарейской автономии.

Однако когда командир дивизии доложил о результатах боевых действий с хазарейским батальоном, то это сообщение вызвало неудовольствие находившегося в Афганистане генерала армии М. Зайцева, который в то время осуществлял руководство операцией в ущелье Панджшер против вооруженных формирований Ахмад Шаха Масуда. Операция в этом районе складывалась не совсем удачно, что очень раздражало главкома ЮН. Видимо, свое раздражение он попытался сорвать на удачливом комдиве. Стал его отчитывать — мол, не всех хазарейцев перебили. Приказал организовать их поиск. Это, конечно, был абсурд. Как можно было найти разбежавшихся людей в горах? И сколько для этого надо было потратить сил и времени? Однако Г. Касперовичу ничего не оставалось, как продолжать боевые действия. Естественно, они были напрасными. Но чтобы наконец завершить это безумие, комдив вынужден был врать, прибавляя каждый день десятки «убитых», чтобы довести их количество до нужной цифры.

А так как ежедневно в Москву представлялось общее количество потерь противника, это дало возможность скрасить картину провала операции в Панджшере и реабилитировать ее руководителя. Очевидно, этим объяснялся и тот факт, что, несмотря на очень хорошие результаты операции в Фарахе, представлениям на награды ее участникам не было дано хода.

Или еще примеры. В апреле 1987 г. десантно-штурмовая бригада (командир подполковник В. А. Раевский) провела операцию по захвату базы моджахедов Мелава в провинции Нангархар. Совершив ночной перелет на вертолетах, с рассветом 12 апреля десантники высадились в расположении базы, стремительно заняли господствующие высоты и в считанные минуты захватили Мелаву. Большая заслуга в этом — умелые действия руководителя группы захвата полковника А. В. Маслова. Моджахеды были застигнуты врасплох и оказать организованного сопротивления не смогли. В течение последующих суток велись боевые действия по завершению уничтожения вооруженных формирований мятежников в этом районе. В бригаде потери составили: 2 убитых и 3 раненых. У мятежников было убито десятки человек, захвачено большое количество оружия и боеприпасов, только реактивных снарядов — десятки тысяч.

19 декабря 1985 г. в провинции Саманган в районе 26 км юго-восточнее Айбак была вскрыта банда мятежников до 60 человек. После получения данных разведки командир 122-го мсп направил дежурные силы в составе мсб (без мер) в этот район, которые в течение двух часов уничтожили полностью банду, захватили 26 единиц стрелкового оружия, имели потери — трое раненых (из донесения командиру 201-и мед, 1985 г.).

8 февраля 1986 г. разведрота 371-го мсп находилась в засаде, ожидала караван. При подходе каравана командир роты старший лейтенант Набоков пропустил охрану в глубину засады, подождал основные силы каравана, затем внезапным огнем уничтожил 22 мятежника, 5 автомобилей, захватил 2 РПГ, 10 единиц стрелкового оружия. Задачу выполнил без потерь.

Бывало, люди гибли по недоразумению или случайно, ведь современный бой очень сложный. Малейшая неточность — и дополнительные потери. Например, при проведении совместной операции в провинции Герат артиллерийский дивизион и реактивная батарея 5-й мед осуществляли поддержку афганской 17-й пехотной дивизии. И хотя заранее были оговорены все нюансы, установлены временные показатели и имелись все подписи должностных лиц на рабочих картах, афганцы почему-то вышли в район боевых действий раньше назначенного срока и попали под огонь нашей артиллерии. Погибло 3 человека, 10 человек, в том числе командир дивизии, были ранены.

К сожалению в ходе боевых действий допускались грубые ошибки, отмечались случаи предательства, черствости и бездушия к людям, а также халатного отношения к выполнению служебных обязанностей и преступной безответственности со стороны некоторых командиров, приводящие к неоправданной гибели военнослужащих.

Приведу небольшой документ. Кстати, одно из событий, описанное в нем, видимо, послужило поводом некоторым публицистам обвинить наших командиров в том, что они якобы преднамеренно наносили огневые удары по своим подразделениям, чтобы солдаты не сдавались в плен. Это домыслы несведущих людей, которые очень далеки от всего того, что происходило в Афганистане. Многие из них даже не понимают того, что говорят абсурд. Ведь свои «выводы» они делают на основании разного рода слухов и непроверенных фактов, не выходя из кабинета.

Кстати, в одном из интервью Б. В. Громов с горечью говорил об этом. Наоборот, делалось все возможное, чтобы выручить военнослужащих, оказавшихся в руках противника, и не оставить мятежникам тела погибших. Да и потом, разве можно заранее было знать, кто добровольно переходит на сторону моджахедов, а кто нет? Бездушное отношение к людям было, различные промахи в работе — тоже, но происходило это непреднамеренно. Например, в докладе первого заместителя начальника политотдела 40-й армии в ноябре 1984 г. отмечалось: «Острым и злободневным остается вопрос отношения к раненым и убитым в ходе боя, их эвакуации и отправке. Отдельные должностные лица не проявляют оперативности в решении этих вопросов, а в ряде случаев проявляют черствость и безответственность. У нас не изжиты факты, когда тела погибших людей мы не можем опознать неделями, отправить на территорию Советского Союза. Имели место случаи в 66-й омсбр, 108-й мед, когда мы дважды хоронили людей, тела погибших отправляли по другим адресам. Трудно, конечно, найти слова, чтобы оправдать все это. Ясно одно, что это следствие бездушного, безразличного отношения к людям.

…Еще хуже, когда в результате наших недоработок гибнут или получают ранения люди от своих же сил и средств. В кабульской операции при выходе на блокирование Кабула было ранено 8 человек 108-й мед боевым охранением этой же дивизии. Из ряда вон выходящий случай произошел в октябре в Рухе, когда артиллерия 682-го мсп нанесла огневой налет по своему же подразделению, находящемуся в засаде.

Только преступно халатным отношением офицеров штаба, политработников этого полка можно объяснить гибель 6 военнослужащих 6-й мер от удара своей же артиллерии. Пять суток взвод был в засаде, но ни одно должностное лицо не знало его реального места нахождения, отсюда и трагедия…»

19 октября 1985 г. из-за ошибки командира батальона, который вывел свое подразделение на высоту с отметкой 4,5 тыс. м и не принял мер по организации ночного отдыха, в ущелье Панджшер от переохлаждения погибли 5 военнослужащих и 35 получили обморожение различной степени.

Конечно, ошибка ошибке рознь. И ничего, кроме горечи и возмущения, не могут не вызывать эти факты. Но что было, то было. На войне воюют тоже люди, а война не прощает ошибок — ни своих, ни чужих. Все случаи неграмотных действий в бою тщательно расследовались и выводы по ним доводились до командиров всех степеней.

Но чем можно объяснить факт, что были брошены на произвол судьбы советские военнопленные? Никакие рычаги международных организаций для их освобождения не были приведены в действие. Пассивность проявило и Советское правительство. Все свелось в этом вопросе в основном к усилиям общественных организаций и отдельных частных лиц.

Ни в Женевских соглашениях по Афганистану, ни в советско-американских договоренностях об одновременном прекращении с 1 января 1992 г. военной помощи правительству РА и моджахедам соответственно, о наших военнослужащих, попавших в плен к мятежникам, не было сказано ни слова. Ведь в то время заключавшие эти договоры М. Горбачев и Э. Шеварднадзе, похоже, были озабочены лишь тем, чтобы убедить общественное мнение в своей личной непричастности к вводу советских войск в Афганистан и снять с себя ответственность за это. Советские солдаты и офицеры, находившиеся в плену… их мало интересовали.

В этом отношении очень импонирует позиция, обычно занимаемая руководителями США, для которых национальная безопасность начинается с надежной защиты своих граждан от любых нападений и посягательств, где б они ни находились. Мощь государства создается не для того, чтобы находиться в бездействии. Не случайно убийство даже одного гражданина США в любой стране тут же вызывает неизбежные и оперативные санкции, а первоочередным условием в любых договорах выдвигается вопрос о безопасности граждан США или возвращении заложников и пленных. У нас же убийство российских офицеров, например в Грузии или Таджикистане, остается безнаказанным. Судьбы солдат, попавших в плен в Афганистане, стали уделом отдельных частных лиц, которые, проявляя благородство и милосердие, пытаются вызволить наших парней из неволи. Отрадно, что российское правительство, кажется, начало наконец активную деятельность по возвращению на Родину всех пленных. Кое-какие результаты в этом плане налицо, но успокаиваться еще рано, ведь еще не все вернулись домой.

Правда, здесь нелишне отметить, что лидеры моджахедов превратили эту проблему в политическую карту. Сначала вопрос об освобождении пленных увязывался с прекращением военной помощи Кабулу, затем — с пребыванием у власти президента Наджибуллы. После прихода к власти моджахедов, казалось бы, все препятствия устранены, однако выдвигаются все новые и новые требования — вопрос будет решаться в увязке с требованиями к республикам бывшего СССР возместить ущерб, причиненный этой стране в 1979–1989 гг., и т. д. Тем временем наши военнослужащие продолжают умирать в плену.

Информация

По данным представителей афганской контрреволюции, за последние четыре месяца от острых инфекционных заболеваний, в основном желтухи, якобы скончалось более 20 бывших советских военнослужащих, находящихся в плену у моджахедов…

По информации советского посольства в Пакистане, май 1991 г.

Нередко приходится слышать мнение, что наши военнослужащие, попавшие в плен, чуть ли не все предатели и нечего, мол, о них заботиться и вызволять их оттуда. Безусловно, это далеко не так.

Не могу утверждать, что все попавшие в плен наши солдаты вели себя геройски. Ведь каждому хотелось выжить. Поэтому многие из них говорили, что сами перешли на сторону моджахедов и принимали ислам. В противном случае их попросту убивали. Были и такие, которые воевали в вооруженных отрядах оппозиции против советских войск и даже становились их главарями. Видимо, многим солдатам и офицерам, находившимся на завершающем этапе пребывания наших войск в Кабуле, памятны две фотографии, которые были расклеены в военных городках. На одной из них был изображен молоденький лейтенант, на другой — бородатый мужчина. В прилагаемом к фотографиям тексте говорилось, что это один и тот же человек (хотя в это трудно было поверить) и вооруженный отряд, возглавляемый бывшим советским офицером Худаевым, ныне главарем «Казбеком», предполагает провести ряд террористических актов в Кабуле против военнослужащих 40-й армии. И хотя ранее, например в фильме французского режиссера В. Лупана о советских военнопленных, снятого в 1985 г., К. Худаев говорил, что против своих воевать никогда не будет, но, очевидно, под давлением обстоятельств изменил свое решение. К. Худаев был не одинок, были и другие, ставшие в ряды моджахедов, я уже о них упоминал.

Воины-«афганцы» не приемлют увещевания и разглагольствования отдельных журналистов, оправдывающих предательство сложившимися в Афганистане обстоятельствами. Но война ведь для всех одинакова. Не всегда виноват оказавшийся в плену солдат. Были экстремальные ситуации, разные случайности, условия и мотивы. Даже перебежчик еще не предатель. Однако самому предательству как таковому нет оправдания. И нечего из предателей делать «героев», «борцов за справедливость», отказавшихся воевать за прогнивший режим, и т. п. По-моему, предатели вообще не являются военнопленными. Человек, воевавший против своих боевых товарищей, ценой предательства спасавший свою шкуру, не достоин такого повышенного внимания, которое ему уделяют некоторые «адвокаты».

А те люди, которые оправдывают измену своему Отечеству, присяге и долгу, сами готовы и способны совершить предательство. Ведь Родина для некоторых — понятие абстрактное. Они ее меняют как перчатки. Сегодня она у них одна, завтра — другая. Недаром же многие самые рьяные глашатаи «справедливости» и обличители советских солдат за их действия в Афганистане оказались, например, в США или в Западной Европе, наглядно показав тем самым «цену своей принципиальности и патриотизма».

Видимо, этим же можно объяснить и тот факт, что некоторые военнослужащие, воевавшие в отрядах моджахедов и до сих пор находящиеся в Афганистане, не хотят возвращаться домой. Так поступили, например, Н. Выродов и В. Дубина с Украины, Д. Гульгельдинов из Таджикистана, Н. Быстров из Краснодарского края, которые через российских представителей, разыскавших их в Афганистане, передали свой отказ вернуться на Родину. Все они до сих пор сражаются в отрядах моджахедов. Так же поступили и двое других пленных.

Справка

О выдаче советских военнопленных лидерами афганской оппозиции

… 12 февраля с. г. в Исламабаде завершились переговоры о выдаче трех военнопленных между делегациями Верховных Советов России и Узбекистана, с одной стороны, и лидером афганской оппозиции Б. Раббани — с другой. В результате освобожден Рустамов Н. К., двое других отказались вернуться на Родину: Абдукаримов Р. X. - в связи с необходимостью завершения учебы в медресе, Эрматов К. М. заявил о решении продолжить службу в организации моджахедов…

Источник информации: посольство России в Пакистане, февраль 1992 г.

Что движет этими людьми? Отчаяние или обида? А может быть, сознание того, что Родина сама предала их? Ведь раньше никто не позаботился о том, чтобы вызволить их из неволи, а не каждому дано выдержать весь кошмар плена. Или боязнь ответственности за совершенные ими поступки в отношении своих соотечественников?

И все-таки процесс возвращения наших военнопленных идет. Постепенно то один, то другой узник возвращается из Афганистана на Родину (правда, в основном те, которые находились в лагере мятежников). Вернулись также двое солдат (А. Оленин и Ю. Степанов), ранее заявлявшие родителям о своем желании остаться в Афганистане. Хочется надеяться, что российское правительство предпримет действенные меры для вызволения из плена всех узников, особенно тех, кто остался верен своему Отечеству. Было бы неплохо, если бы в эту работу активнее включились известные советские писатели и журналисты, не раз бывавшие в ходе «афганской войны» в ОКСВ, в самой гуще событий, писавшие и пишущие о ней не понаслышке, а честно и объективно — Александр Проханов, Геннадий Бочаров, Артем Боровик, Вадим Окулов, Василий Изгаршев, Юрий Тысовский, Александр Олийник, Александр Шкирандо, Михаил Земсков и др.

Большие надежды возлагаются также на Совет Федерации Федерального собрания России, Государственную думу и Русскую православную церковь, плодотворную деятельность которой воины-«афганцы» воспринимают с благодарностью и признательностью. Особенно много в этом плане делает митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим.

Этого же ждут «афганцы» и от деятелей искусства и культуры, которые, в отличие от нашего высшего советского руководства (никто из тех руководителей, кто принимал решение о вводе войск в ДРА, — Генеральных секретарей ЦК КПСС, Председателей Президиума Верховного Совета СССР с 1979 г. по 1989 г., - так и «не нашел» времени, не удосужился побывать в Афганистане и встретиться с личным составом поистине героической 40-й армии, солдаты и офицеры которой проливали кровь на чужой земле), не раз приезжали в соединения и части ОКСВ — Иосифа Кобзона (он по праву считается своим у воинов-«афганцев»), Жанны Бичевской, Эдиты Пьехи, Людмилы Зыкиной, Валерия Леонтьева, Александра Розенбаума, Владимира Винокура, Николая Соловьева и др. Например, В. Винокур в ноябре 1987 г. не прекратил концерт даже во время одного из обстрелов Кабула, хотя снаряды рвались совсем близко.

Пусть и они скажут свое слово. Авторитет их в среде «афганцев» по-прежнему очень высок!

Здесь, видимо, уместно сказать, что «афганская тематика» оказалась не в почете у композиторов и поэтов. Практически один лишь Александр Розенбаум создал несколько песен-шедевров. В остальном же «афганцам» пришлось уповать на собственные силы. И они выдвинули из своей среды исполнителей, которые стремятся донести правду об «афганской войне» посредством песни. Широкую известность приобрели такие коллективы, как «Голубые береты», «Каскад», «Контингент», а также исполнители авторских песен: Юрий Слатов, Игорь Морозов, Сергей Кузнецов, Валерий Ковалев, Виктор Куценко, Андрей Горбачев, Алексей Кружалин, Валерий Самсоненко, Олег Синеок, Геннадий Костюк, Валерий Петряев, Дмитрий Шуба, Асатур Сагирян, Павел Акулов, Валерий Бурков и многие другие.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Всего лишь одна смерть

Из книги «Русские идут!» [Почему боятся России?] автора Вершинин Лев Рэмович

Всего лишь одна смерть Виновником следующей, не очень ожиданной вспышки мятежа многие исследователи считают Ивана Кириллова, который, по их мнению, решив, что дело сделано, перебрал по части репрессалий. В какой-то степени это верно. В отличие от предшественников, Иван


Шаг 2. Заложник — это всего лишь гость, который не может уйти домой по собственному желанию

Из книги Англия и Франция: мы любим ненавидеть друг друга автора Кларк Стефан

Шаг 2. Заложник — это всего лишь гость, который не может уйти домой по собственному желанию Для выходца из семьи, которая годами поносила нормандцев, Гарольд Годвинсон совершил весьма безрассудный поступок. В 1064 году, в сопровождении всего лишь нескольких компаньонов и


Краснощеков ранен

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автора Автор неизвестен

Краснощеков ранен Как по питерской было по дорожке,По московскою по широкой,Тут шли-прошли солдаты.Веселы полки, очень радошны,А один-то полк невесёло идет,Невесел и нерадошен:Добрых коней в поводу ведут,Краснощекова на руках несут.Увидала его родна матушка:«Ох ты


Суворов ранен

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автора Автор неизвестен

Суворов ранен На горах-то, горах, на желтых песках,На желтых-то песочках на рассыпчатых,Тут построена церковь славная,Церковь славная, семиглавая.На седьмой-та главе крест серебряный,Крест серебряный, весь позолоченный.На кресте-то сидит птица вещая,Птица вещая,


Всего лишь ранение в руку

Из книги В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941–1943 [litres] автора Киллиан Ханс

Всего лишь ранение в руку Снова Порхов. Операции, осмотры больных – конвейер. На этот раз особые трудности доставляют гнойные ранения тазобедренного и голеностопного суставов. Слишком сильно повышается всасывание ядовитых веществ, из-за чего раненые оказываются в


29 «Всего лишь прах земной»

Из книги Полтава. Рассказ о гибели одной армии автора Энглунд Петер

29 «Всего лишь прах земной» В душах уцелевших под Полтавой надолго поселились горечь и недоверие. Среди тысяч шведов, которым пришлось отсчитывать в плену год за годом, был и лейтенант Георг Хенрик фон Борнеман. Он служил в Северо-Сконском кавалерийском полку, принимал


Последнее прости

Из книги Молодежь и ГПУ (Жизнь и борьба совeтской молодежи) автора Солоневич Борис Лукьянович

Последнее прости Бедный деревянный гроб, покрытый желтым скаутским флагом… Могильная яма уже ждет… Со всех сторон высятся наши знамена. Почти 200 человек собралось отдать последний долг погибшему маленькому брату…Знамена склоняются к гробу… Глубокий старик священник


19. ЛЕНИН РАНЕН

Из книги Жизнь Ленина автора Фишер Луис

19. ЛЕНИН РАНЕН «Лето ли кончалось, осень ли начиналась — не помню. Только ночь была темная, сырая. Какая-то изморозь, туман, мгла. За несколько шагов с трудом различаешь очертания предметов. В Кремле тихо, но тишина какая-то тревожная. Накануне, ночью, неожиданно прозвучал


Обстоятельства, всего лишь обстоятельства

Из книги Юрий Андропов: реформатор или разрушитель? автора Шевякин Александр Петрович

Обстоятельства, всего лишь обстоятельства Пришел 1982 год.24 сентября я был в Москве. На Красной площади хоронили Маршала И. X. Баграмяна. Центр перекрыли, заперли ГУМ, я поднялся на 2-й этаж, там, где маячил человек из «девятки», до трибуны Мавзолея было совсем близко, и тут


ГЛАВА 11 ВСЕГО ЛИШЬ СОЛДАТЫ?

Из книги СС — инструмент террора автора Уильямсон Гордон

ГЛАВА 11 ВСЕГО ЛИШЬ СОЛДАТЫ? СС были оплотом нацизма, его становым хребтом. И в качестве таковых они несут полную ответственность за проведение в жизнь расовой политики Третьего рейха, политики, которая предусматривала уничтожение миллионов людей. Охрана концлагерей и


Глава 4 ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ ВНАЧАЛЕ БЫЛ ВСЕГО ЛИШЬ БЛЕФОМ

Из книги История подлодки «U-69». «Смеющаяся корова» [litres] автора Метцлер Йост

Глава 4 ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ ВНАЧАЛЕ БЫЛ ВСЕГО ЛИШЬ БЛЕФОМ Все это происходило поздней осенью 1940 года. Во второй раз почти через тридцать лет Германия вступила в войну с Великобританией, самой могущественной морской державой в мире. Снова на «семи морях» разгорелся конфликт.Но


Прости, солдат!

Из книги Афганистан. Честь имею! автора Баленко Сергей Викторович

Прости, солдат! Вся трудовая деятельность Алексея Федоровича и Клавдии Дмитриевны Обручевых связана с сельским хозяйством. Они работают в животноводстве со дня образования совхоза. Воспитали четверых детей, одним из них был Николай. Как вспоминает его сестра, «он не


«Вы, великие князья, прежде всего должны говорить с Государем, ибо вас это больше всего касается…»

Из книги Великокняжеская оппозиция в России 1915-1917 гг. автора Битюков Константин Олегович

«Вы, великие князья, прежде всего должны говорить с Государем, ибо вас это больше всего касается…» В последних числах октября, когда требования думских депутатов резко политизировались и из обсуждения бюджета переросли в подготовку требований политического характера к


Глава 1. Всего лишь некоторые Знания великой цивилизации Славян

Из книги Национальная идея Руси – Жить Хорошо. Цивилизация Славян в действительной истории автора Ершов Владимир В.

Глава 1. Всего лишь некоторые Знания великой цивилизации Славян Пояснительный текст в помощь для понимания настоящей главы: Практичность великой цивилизации древних Славян.Всем известна русская поговорка: «Знание – сила». Эта поговорка является широко известным


Всего лишь могила?

Из книги Каменный век был иным… [с иллюстрациями] автора Дэникен Эрих фон