Силы афганской оппозиции в Пакистане

Силы афганской оппозиции в Пакистане

Контрреволюционное объединение «Альянс-7» создано в мае 1985 г. под непосредственным давлением США, Китая и Пакистана. В состав «Альянса» вошли:

Исламская партия Афганистана (ИПА).

Исламское общество Афганистана (ИОА).

Исламская партия Халеса (ИПХ).

Исламский союз за освобождение Афганистана (ИСОА).

Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА).

Движение исламской революции Афганистана (ДИРА).

Национальный фронт спасения Афганистана (НФСА).

В то же время были распущены существовавшие с 1983 г. группировки «Союз семи» и «Союз трех». В «Союз семи» входили ИПА, ИОА, ИСОА, ИПХ и три фракции, отколовшиеся от НИФА и ДИРА. «Союз трех» включал НИФА, ДИРА и НФСА.

В качестве программы своей деятельности «Альянс» провозгласил непримиримую борьбу с государственной властью ДРА и создание в Афганистане «истинно исламского государства».

В структуре «Альянса-7» имелись высший совет, исполнительный совет и шесть комитетов, основными из которых являлись: политический, военный, международный и по делам беженцев. Однако все эти органы (за исключением высшего совета, в который входили сами лидеры семи организаций) не были укомплектованы и практически бездействовали.

Вместе с тем следует заметить, что отличительной особенностью афганского сопротивления являлось отсутствие в его основе единой политической идеологии. Его корни глубоко уходили в народную культуру и состояли из трех основных компонентов: ясные и обязательные для соблюдения представления о личной чести и самоуважении, как необходимая основа для самобытности и ценности личности; желание жить в соответствии с местными, весьма разнообразными традициями и обычаями; вера в ислам.

Поэтому в афганском сопротивлении отсутствовал единый лидер. Каждый руководитель партии претендовал на власть, и между ними сохранялись противоречия. Основу разногласий в среде руководства «Альянса-7» составляло соперничество лидеров различных партий и группировок за главенство в мятежном движении и право представлять его на международной арене. В связи с этим межпартийные разногласия существовали постоянно, в том числе между экстремистским звеном контрреволюции, возглавляемым Г. Хекматияром (ИПА, ИОА, ИПХ, ИСОА), и группировкой промонархического толка (ДИРА, НФСА, НИФА). Для них практически неразрешимым стал вопрос о возможном участии в «переходном правительстве» Афганистана бывшего короля Захир Шаха. Это было обусловлено главным образом стремлением наиболее многочисленных и сильных в военном отношении организаций (ИПА, ИОА) к единоличному лидерству в мятежном движении.

Неспособность оппозиции решить организационные и другие вопросы в «Альянсе-7» подтверждало отсутствие реального единства рядов оппозиции. Имеющиеся в его составе органы в течение ряда лет практически бездействовали и не оказывали влияния на деятельность мятежного движения. Решения проводимых дважды в месяц заседаний высшего совета «Альянса» не имели обязательной силы. Каждая оппозиционная организация зарезервировала за собой право принятия самостоятельных решений. В связи с этим планирование вооруженной борьбы осуществлялось штаб-квартирами отдельных партий.

Фактором первостепенной важности в этом процессе оказалась возможность размещения руководства, материальной и учебной базы оппозиции в непосредственной близости от афганской границы, которая на протяжении 10 лет была практически открыта для мятежников.

Четко разграниченных сфер влияния и районов деятельности в Афганистане оппозиционные исламские организации никогда не имели. Однако наибольшая их активность прослеживалась в следующих районах:

ИПА — Кабул, провинции Кабул, Кундуз, Баглан, Кунар, Бадахшан, Нуристан.

ИОА — в провинциях Герат, Бадгис, Фарьяб, Джаузджан, Балх, Саманган, Кундуз, Тахар, Баглан, Бадахшан, долина Панджшер.

ИПХ — Пактика, Пактия, Кунар, Нангархар, округ Хост.

ИСОА — районы активности явно не выражены. Мелкие группы действуют в центральных и юго-восточных провинциях.

ДИРА — Кабул, Логар, Газни, Кандагар, Пактия, Заболь.

НФСА — Кабул, Логар, Кунар, Нангархар, Пактия.

НИФА — Заболь, Пактика, Пактия, Кандагар.

Оппозиционные организации имели четкую организационную структуру, которая аналогична для всех. Руководящим органом являлся исполнительный комитет, состоящий из председателя партии, его заместителей по идеологическим, политическим, военным и административным вопросам, а также председателей комитетов.

Штаб партии, как правило, состоял из комитетов: политического, военного, финансового, административного, по организационным вопросам и привлечению, информационного, по делам беженцев, по вопросам судопроизводства и контрразведки.

Штаб осуществлял контроль за действиями вооруженных формирований на территории Афганистана и обстановкой в зоне их ответственности, планирование проведения вооруженных акций, подготовку и переброску караванов с оружием, боеприпасами, средствами МТО на территорию республики, финансирование отрядов; обеспечивал создание баз, строительство укреплений, складов, переход через границу обученных групп; организовывал взаимодействие между формированиями различной партийной принадлежности и выполнял другие задачи.

Промежуточным звеном управления, выполняющим роль местных органов власти, являлись исламские комитеты, которые состояли обычно из председателя, одного-двух заместителей, судьи, муллы, сборщиков налогов, старосты населенного пункта и главарей отрядов мятежников, один из которых, как правило, являлся председателем комитета. Количественный состав исламских комитетов определялся масштабом их деятельности и включал от 5 до 30 чел.

Исламские комитеты нескольких кишлаков или волостей подчинялись центральному исламскому комитету, который создавался в уезде. Наиболее крупные из них объединялись в союзы, деятельность которых распространялась на значительную территорию. В ходе своей работы исламские комитеты осуществляли контроль за положением в зоне ответственности, руководили боевыми действиями отрядов, решали спорные вопросы между отдельными главарями, собирали налоги и денежные средства с населения. Они также проводили набор пополнения для мятежных отрядов и групп из числа местных жителей и лиц, прошедших военную подготовку на территории Ирана и Пакистана, организовывали и вели идеологическую обработку населения и личного состава вооруженных отрядов оппозиции.

В вооруженных формированиях четкая организационно-штатная структура отсутствовала. Общим для них являлось то, что эти формирования делились на группы, отряды (полки) и банды, руководителями которых являлись лица, прошедшие специальную и военную подготовку, хорошо знавшие местные условия и имевшие авторитет среди населения.

Информация к размышлению

Выдержки из досье на руководителей партий, входящих в «Альянс-Т».

1. Гульбеддин Хекматияр — лидер Исламской партии Афганистана (ИПА), происходит из семьи крупного землевладельца. Родился в кишлаке Вартапур, уезда Имамсахиб, провинции Кундуз в 1944 г. Выходец из пуштунского племени харути. В 1971 г. окончил лицей «Имамсахиб» в Кундузе, После окончания лицея некоторое время учился на инженерном факультете Кабульского университета, однако за крайне резкие высказывания о королевской семье и афганской аристократии в 1972 г. Хекматияр был посажен в тюрьму, из которой его освободили после свержения в 1973 г. монархии.

Среди афганского руководства имеется целый ряд лиц, знавших Г. Хекматияра и наблюдавших начало его политической деятельности в Кабульском университете. По их мнению, для его взглядов того времени были характерны элементы патриотизма и размышления о прогрессивном будущем Афганистана и его роли в регионе. Нынешние непримиримость и экстремизм Хекматияра сложились в результате стечения неблагоприятных обстоятельств.

Выдвижение Хекматияра в ряды лидеров оппозиционного исламского движения произошло в 1973–1975 гг., когда по указанию М. Дауда были проведены репрессии против представителей духовенства. В 1976 г. эмигрировал в Пакистан, где на базе экстремистской фракции «Братьев мусульман» и организации «Мусульманская молодежь» создал ИПА. Финансовую и другую помощь для создания партии получал от пакистанских военных кругов и спецслужб. С этого времени он является человеком пакистанской секретной службы. Характеризуется склонностью к экстремистским действиям, властностью, высокой амбициозностью и эксцентричностью, которые поставили его в некоторой степени в изолированное положение среди других лидеров афганской оппозиции. Ярый пуштунский националист.

Не раз заявлял: «Я сначала пуштун, а затем уже — мусульманин». Однако в связи с тем, что он родился на севере Афганистана, где пуштуны составляют меньшинство, Хекматияр никогда не был тесно связан с племенной системой. Видимо, поэтому он пользуется наибольшей поддержкой Пакистана, не заинтересованного в укреплении пуштунских племен.

Одновременно Г. Хекматияр внимательно следил за ходом иранской исламской революции, пытаясь определить направленность своей политической платформы. В 1979 г. он посетил Иран, где встречался с Аятоллой Хомейни.

Острые разногласия с руководителями почти всех оппозиционных партий, постоянный контроль и давление со стороны пакистанских властей (вплоть до личных претензий Зия-уль-Хака), а также в интересах получения максимальной финансовой помощи от США и других стран Запада вынуждают его часто спекулировать на возможности перебазирования своей штаб-квартиры из Пакистана в Иран, на угрозе сокращения связей ИПА с США и установления более тесного сотрудничества с различными мусульманскими странами, в первую очередь Ираном.

Является владельцем предприятий по обработке драгоценных камней, производству наркотиков, а также двух фабрик, изготавливающих водяные насосы и фарфоровую посуду. Кроме этого имеет 150 рикш в Пешаваре. Присваивая деньги из фондов, предназначенных для поставок продовольствия, медикаментов и одежды афганским беженцам, скупает на свое имя акции промышленных и торговых фирм, помещает сотни тысяч долларов на свои личные счета в западноевропейских и американских банках. Так, только один «Американ Экспресс Банк» в Базеле (Швейцария) в феврале и марте 1987 г. принял от Хекматияра 245 тыс. дол. Часть своих средств содержит в «Хабиб банк» (Пакистан). За аренду своего дома ежемесячно выплачивает до 18 тыс. пакистанских рупий.

В своих финансовых и торговых операциях Хекматияр не брезгует ничем. Через разветвленную сеть подставных лиц и мелких торговых агентов оптом и в розницу сбывает партии медикаментов, одежды и продовольствия, предназначенные для афганских беженцев в Пакистане и Иране. Не отказывается он и от продажи поношенной одежды и вообще от всего того, что приносит прибыль. Действует по принципу: деньги дурно не пахнут.

Является владельцем предприятий по производству наркотиков. По некоторым имеющимся данным, Г. Хекматияром и его ближайшим окружением в Северо-Западной пограничной провинции Пакистана (СЗПП) организована сеть лабораторий по переработке опийного мака в героин. Наркотические вещества через пакистанский порт Карачи вывозятся в Европу и Америку (в том числе и в США). Их оптовый сбыт там дает баснословные прибыли. Интересами наркобизнеса Хекматияра объясняется упорная настойчивость, которую проявляют вооруженные формирования ИПА, пытающиеся овладеть городами Джелалабад и Хост на юго-востоке Афганистана. Именно в этих пограничных провинциях с Пакистаном, так же как и в СЗПП, находятся основные плантации опийного мака, культивируемого мятежниками ИПА.

В одном из своих писем командиру подчиненного вооруженного отряда Хекматияр сообщал, что «международные друзья» предоставили его группировке отравляющие химические вещества. В связи с этим он дал указание направить несколько бойцов для приобретения навыков по их применению у американских специалистов.

2. Бурхануддин Раббани — лидер афганской контрреволюционной партии Исламское общество Афганистана (ИОА). Родился в 1940 г. в Файзабаде, северной провинции Бадахшан в религиозной семье. По национальности таджик из племени яфтали, поэтому он особенно привлекателен для многих непуштунов.

После окончания школы, где проявил незаурядные способности и склонность к религиозным дисциплинам, поступил на учебу в исламскую школу «Абу-Ханифия» в Кабуле. С 1958 г. является членом организации «Братья мусульмане». В 1959 г. окончил школу и получил духовный сан. В 1963 г. окончил факультет теологии и права Кабульского университета. Затем преподавал на факультете теологии в Кабульском университете. Был одним из лидеров организации «Братья мусульмане» в Афганистане. По поручению руководства этой организации возглавил молодежную группу при университете, которая получила название «Мусульманская молодежь».

В 1965 г., уехал в Египет и поступил, в университет «Аль-Азкар», где проявил незаурядные способности. В 1968 г. получил ученую степень по исламской философии. По возвращении в Афганистан был назначен преподавателем в Кабульском университете. Опубликовал несколько печатных работ по исламу.

Владеет персидским, арабским, урду, английским и турецким языками.

Однако в нравственном отношении, несмотря на свой благочестивый вид «праведника», является одиозной и аморальной фигурой, прячущей свои дела за личиной «защитника ислама». Его растленность берет начало еще с юношеских лет, когда он близко сошелся с семьей Керим Бая, известного в то время в Афганистане своей развращенностью. В доме Керим Бая часто устраивались оргии, которые завершались насилием над малолетними девочками.

В 1973 г. Раббани был избран руководителем афганской организации «Братья мусульмане» и занимал этот пост до 1976 г.

С приходом к власти М. Дауда подвергался преследованиям со стороны властей. В 1974 г. избежал ареста и укрылся на территории племен, продолжавших выступать против Саудовского режима.

До апреля 1978 г. Б. Раббани был одним из крупнейших торговцев — экспортеров ковров, занимался контрабандой. Он владеет в Пакистане птицефабрикой и предприятиями по производству ковров и тканей, получая ежегодно от них прибыль до 20 млн. рупий. Другим источником доходов Раббани является торговля контрабандными товарами и наркотиками, осуществляемая в Иране и Пакистане главарями бандгрупп его группировки. Сейчас он является одним из крупнейших поставщиков опиума и героина в мусульманские страны. Кроме того, при его участии ведется контрабандный вывоз лазурита из Бадахшана и изумрудов из Панджшера.

Для функционирования своего тайного синдиката Раббани использует фонды и организационную структуру ИОА, беззастенчиво присваивая крупные суммы, предназначенные для оказания помощи афганским беженцам. В частности, за шесть месяцев в конце 1988 г. — начале 1989 г. его личные вклады в банках США и европейских стран на имя «Тафиль Мохаммад» пополнились более чем на 600 млн. пакистанских рупий. В районах Дара-Адам-Хель и Черат в Пакистане под его контролем действуют подпольные лаборатории по обработке опиума. Создана сеть агентов для организации контрабанды наркотиков за рубеж. Основными перевалочными пунктами являются Кветта и Карачи.

Для пакистанских жителей, где расположены лагеря афганских беженцев, не является секретом, что треть засылаемых в Афганистан боевиков Раббани — хронические наркоманы, а около половины употребляют наркотики эпизодически. Эти «воины ислама», находясь в наркотическом опьянении, открыто похваляются тем, что им в ходе рейдов в Афганистан поручаются наиболее ответственные акции — поджоги больниц, отравление колодцев, убийства детей и женщин, а также разбой на дорогах и грабеж мирного населения. Львиная доля награбленного идет тому же Б. Раббани, который вкладывает эти средства в свой бизнес, совершенствует производство и транспортировку наркотиков, стараясь понадежнее скрыть это непристойное для «защитника ислама» занятие от глаз Интерпола.

Раббани выступает за создание в Афганистане исламской республики, основанной на беспрекословном соблюдении законов шариата. В своей деятельности делает упор на развитие отношений с мусульманскими странами, одновременно пытается максимально использовать помощь и поддержку США и Запада в своем соперничестве за лидерство в «Альянсе-7» с Хекматияром. Наиболее сильным влиянием Раббани пользуется среди населения центральных и северных районов страны.

3. Себхатулла Моджаддади — лидер партии Национальный фронт спасения Афганистана (НФСА). Родился в 1925 г. в Кабуле. Является выходцем из самого влиятельного семейно-родового клана Афганистана — потомственных хазратов (наследников пророка). Получил образование в известном каирском университете «Аль-Азхар», затем преподавал в лицеях «Хабибия», «Гази», «Истекляль» и был профессором исламского права в Кабульском университете.

В 1960 г. за антиправительственную деятельность и попытку организовать покушение на советскую делегацию, находившуюся в то время в Кабуле, был осужден на 4 года тюремного заключения, однако уже через несколько недель после этого был освобожден из-под стражи. В последующем стал известен в Афганистане как ученый-теолог и умелый оратор. В своих выступлениях и печатных изданиях доказывал необходимость «возрождения ислама в истинном виде и придания ему наступательного (воинствующего) характера».

Являлся ярым противником реформ, проводимых королевским правительством. Выступал против короля. При его непосредственном участии в Афганистане в 1966 г. создавалась исламская экстремистская радикальная организация «Братья мусульмане» и позже ее филиал «Мусульманская молодежь», в руководство которой (по рекомендации С. Моджаддади) в свое время был введен Г. Хекматияр.

В 1976–1977 гг., находясь в Пакистане, из членов умеренного крыла «Братьев мусульман» создал «Общество мусульманских богословов». В период с 1977 по февраль 1979 г. проживал в Нидерландах, где был настоятелем мечети.

В марте 1979 г. С. Моджаддади обратился с воззванием ко всем мусульманам Афганистана, призывая их к «джихаду» против режима НДПА.

С. Моджаддади считается сторонником «западного варианта» решения афганской проблемы. Конечной целью возглавляемой им организации является создание буржуазно-клерикального государства, основанного на учении ислама и собственных демократических принципах.

С. Моджаддади — лидер ордена «Накшбанди Суфи». Владеет пятью иностранными языками. После Саурской революции 75 членов семейства С. Моджаддади были репрессированы, из них более тридцати казнены режимом Тараки-Амина. С помощью родственников С. Моджаддади установил тесные связи с исламскими кругами Саудовской Аравии, Ирана, Египта, Пакистана, Индии. В Саудовской Аравии проживает его двоюродный брат Хашем и сестра, вышедшая замуж за одного из принцев правящей династии. Его многочисленное семейство живет в роскоши за счет прибылей, получаемых от транспортной компании «Моджаддади гуде транспорт компани». Эта фирма была приобретена в свое время за деньги (750 тыс. дол.) из фонда помощи беженцам, откуда до сих пор она получает «дотации».

Моджаддади имеет четырех сыновей от Мерхнегор (старшая сестра Сулеймана Лаека — министра по делам народностей и племен). Один из его сыновей (Азизулла) убит террористами ИПА, что является одной из причин личной крайней неприязни отца к лидеру ИПА Г. Хекматияру. В национальном архиве Индии хранятся материалы английской «Интеллидженс сервис» на лиц из клана Моджаддади, в разной степени сотрудничавших с английскими спецслужбами.

Моджаддади уже давно ценит только богатство. Судьба страдающих на чужбине афганцев не трогает его сердце, черствое и холодное к людскому горю, о чем свидетельствуют многие факты. Например, такой случай. Когда жители двух лагерей в районе Араволи и Ализай, измученные голодом и болезнями, подняли голос протеста, их возмущение было беспощадно подавлено с помощью боевиков, непосредственно подчиняющихся С. Моджаддади. Недовольных просто обвинили в измене и расстреляли на месте.

В целом благодаря имеющимся политическим, деловым, финансовым связям своего клана, а также религиозному авторитету Себхатулла Моджаддади является одной из ведущих фигур афганской контрреволюции, пользующейся особым влиянием в зоне расселения пуштунских племен в восточных и юго-восточных провинциях Афганистана, а также в ряде районов провинций Саманган и Баглап. Отклонил предложение афганского руководства о формировании коалиционного правительства. Является сторонником возложения функций главы государства на Захир Шаха.

4. Сайд Ахмад Гилани — лидер партии Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА), претендующий на роль идейного наставника, вдохновителя афганской нации. Родился в 1931 г. в семье потомственных хазратов (наследников пророка), арабов иракского происхождения. Гилани является наследственным духовным лидером (пиром) во всем мире ордена «Кадирия Суфи», который он унаследовал от отца Хезрат Сехаба, и к которому принадлежит большинство афганцев, особенно пуштунов. Светское образование Гилани получил на Западе, духовное — в Ираке, с этой же целью посещал Египет и Саудовскую Аравию. Свободно владеет пятью языками.

Его отец поддерживал тесные отношения с семейством Надир Шаха, отца короля Захир Шаха. Постоянно и активно сотрудничал с английской разведкой. При активом содействии англичан был избран верховным представителем суннитского ордена «Кадирия» в Афганистане. Мать Гилани, Марта Рихтер, — дочь крупного немецкого полицейского чиновника.

Семейство Гилани было богатым и влиятельным в Кабуле. До свержения монархии приближено к королю (до 1973 г. Гилани был личным неофициальным советником Захир Шаха). Оно имело столь же тесные связи с высокопоставленными правительственными чиновниками и высшими армейскими офицерами, которые после 1978 г. примкнули к НИФА.

От отца он унаследовал земельные наделы в районе Джелалабада, имел большие доходы от торговли каракулем, владел недвижимостью в Кабуле, Кундузе и других городах страны. В столице был также владельцем магазина по продаже на комиссионных началах автомобилей фирмы «Пежо». Перед апрелем 1978 г. его личное состояние оценивалось в 7 млн. дол. В последующем после бегства в Пакистан за счет награбленного Гилани приобрел две виллы в Равалпинди (улица Мол Роуд) и Исламабаде (улица Гарден Роуд), несколько комфортабельных автомобилей, ремонтных мастерских и магазинов в Кветте и Пешаваре.

Гилани часто совершает поездки в США, где ведет праздный и разгульный образ жизни, тратя средства, выделяемые беженцам.

Благодаря широким связям с королевским семейством, духовенством пуштунских племен, а также личному состоянию пользуется большим авторитетом среди пуштунского населения провинций Нангархар, Пактия, Логар, Пактика. С. Гилани характеризуется как религиозно-политический деятель умеренных взглядов. Поддерживает идею установления «мусульманской демократии» нового типа, создания правительства и республиканского строя во главе с Захир Шахом или лицом из его ближайшего окружения. Женат на внучке бывшего короля Афганистана Захир Шаха.

5. Мухаммед Наби (Мохаммади) — лидер партии Движение исламской революции Афганистана (ДИРА), родился в 1937 г. в уезде Бараки, провинции Логар, пуштун из племени андар. Выходец из богатой семьи священнослужителей. Обучался в медресе провинций Логар, Газни и Лагман. Имеет высшее теологическое образование, мусульманин ортодоксального толка, хорошо знает Коран и законы шариата, отличный оратор, владеет арабским языком. До 1973 г. Наби работал преподавателем в медресе провинции Логар, был избран депутатом парламента. Используя положение депутата, приобрел незаконно около 100 гектаров орошаемых земель в провинции Гильменд.

В 1973 г. с приходом к власти М. Дауда, недовольный свержением короля Захир Шаха и потерей своего места в парламенте, выступил с проповедями против реформ и режима Дауда, написал и распространил в своем окружении антиправительственные стихи, за что был арестован и непродолжительное время содержался в одном из административных зданий полиции.

В 1975 г. был завербован полицией в агентурную сеть органов политического сыска на патриотической основе.

В 1978 г. бежал в Пакистан, где основал свою партию на базе организации «Служители Корана».

Являясь ярым сторонником вооруженной борьбы с правительством Афганистана, Наби вместе с тем не разделяет экстремизм Хекматияра, выступает за активное участие Захир Шаха в урегулировании афганской проблемы. Присвоил из кассы ДИРА около 300 тыс. пакистанских рупий. Для своей невесты заказал корону из золота.

6. Мухаммед Юнус (Халес) — лидер Исламской партии (ИПХ), родился в 1919 г. в кишлаке Дех Кази, уезда Хугиани, провинции Нангархар, в семье богатого религиозного деятеля и землевладельца. По национальности пуштун, выходец из племени хугиани, род ибрагимхейль, клан набихейль. Получил религиозное образование у отца, потом у дяди — видного священнослужителя провинции Нангархар Абдулы Резака.

Высшего духовного образования не имеет, хотя выдает себя за ученого-богослова и присвоил себе титул «моулави». Был муллой одной из мечетей Кабула, состоял членом организации «Братья мусульмане», совершил ряд преступлений. Является платным агентом спецслужб.

Имел ряд публикаций на политические и религиозные темы. Поддерживал контакты с семьей бывшего короля Захир Шаха. В период правления Дауда работал священнослужителем в провинциях Кунар, Пактия, Пактика.

После апреля 1978 г. примкнул к Исламской партии Афганистана. Однако в конце 1979 г. из-за личных разногласий с Хекматияром вышел из ИПА и создал собственную партию с аналогичным названием. Первую жену и двоих детей отправил в Саудовскую Аравию, а сам, несмотря на недовольство своего окружения, в мае 1982 г. женился на 18-летней девушке из богатой семьи известного религиозного авторитета провинции Кандагар Кадыра Кандагари, рассчитывая таким образом укрепить свои связи и поправить финансовое положение.

7. Абдул Расул Саяф — лидер Исламского союза за освобождение Афганистана (ИСОА), родился в уезде Пагман, провинции Кабул, в 1944 г. Характеризуется как коварный и жестокий человек. В 1963 г. окончил исламскую школу «Абу-Ханифа» в Кабуле, а в 1967 г. — теологический факультет Кабульского университета.

После окончания университета проходил в течение года службу в армии. В 1970 г. по квоте, предоставляемой афганскому духовенству, Саяф (как выходец из семьи сеидов — по преданию, потомков пророка) был направлен для получения высшего теологического образования в Каирский университет «Аль-Азхар», где обучался совместно (в одной группе) с королем Саудовской Аравии Фахдом. В 1974 г. Саяф был арестован и осужден на 6 лет по обвинению в подготовке и проведении антиправительственных выступлений, а также в осуществлении жестокой расправы с населением.

В Пакистан прибыл в начале 1980 г. после того, как был выпушен из тюрьмы. Является высокопоставленным членом организации «Братья мусульмане». Склонен к интригам, ему свойственна способность идти на любые преступления ради достижения личных целей. Замечен в контрабанде и торговле наркотиками. В методах работы широко использует подкуп. Среди лидеров контрреволюции авторитетом не пользуется. Попытка объединить оппозиционные партии под его руководством окончилась провалом.

Закупил в районе Бабу (Пешавар) по высокой цене земельные участки и ведет на них строительство 500 домов, которые намерен сдавать в аренду. Наряду с этим владеет 10 грузовыми автомобилями, которые сдаются в аренду.

Эти выдержки из досье на лидеров «Альянса-7» наглядно показывают, что во главе афганской оппозиции стояли люди неординарные и незаурядные. И хотя многие из них сейчас пришли к власти, я сознательно оставил оценки и характеристики, которыми мы руководствовались в то время.

Независимые западные журналисты фактически тоже подтверждали сведения, добытые разведками и спецслужбами РА и СССР, и давали свою характеристику руководителям «Альянса-7». По мнению одного американского официального представителя, по сравнению с другими ведущими лидерами сопротивления «Хекматияр — самый хитрый и подлый». Известный журналист Дэвид Клайн в статье «США должны усилить контроль своей помощи афганским мятежникам» писал по этому поводу: «В то время как настоящие боевые командиры, такие, как легендарный Ахмад Шах Масуд («панджшерский лев») и Исмаил Шах, годами терпели лишения на поле брани из-за недостатка снабжения, партийные функционеры и бюрократы в Пешаваре — городе на пакистанской границе — всегда были наготове заполучить легкую добычу из 600 млн. дол., ежегодно выделяемых ЦРУ. Этих, как они себя называют, «пешаварских мужей» редко увидишь в зоне боев. Можно увидеть, как они лихо разъезжают по городу на дорогих джипах «пужаро», выступают с пропагандистскими заявлениями на пресс-конференциях или замышляют интриги против своих более богатых и известных соперников. Недалеко от некоторых их офисов вы можете увидеть, как продаются амуниция американской армии и зерно.»

Но в связи с увеличивающимся числом нападений и грабежей развитие событий, которые могут сказаться на будущем Афганистана, приобретает весьма неприятный оборот. Два месяца назад широко известный и уважаемый руководитель независимого афганского информационного центра Сайед Мажрух был убит перед своим офисом в Пешаваре. Бывший декан факультета литературы Кабульского университета профессор Мажрух намеревался обнародовать документы, содержащие разоблачения деятельности самой экстремистской антиправительственной партии фундаменталистов «Хезбе ислами» (ИПА), возглавляемой Гульбеддином Хекматияром. Фактически все в Пешаваре считают партию «Хезбе ислами» ответственной за это убийство.

«Хезбе ислами» уже объявила о своем намерении не признавать женевское мирное соглашение по Афганистану. Эта группа щедро финансируется и пользуется расположением американских и пакистанских властей, получает от США несоразмерно большую часть вооружений и других средств. За последнее время со стороны этой и других группировок мятежников возросло число дерзких нападений на западных журналистов, технических работников всякий раз, как в прессе снижался уровень их освещения или ощущалась угроза их приоритетному положению в распределении помощи.

В сентябре прошлого года подразделения партии «Хезбе ислами» задержали членов французской медицинской миссии помощи, направлявшихся в район, контролируемый соперничающей группировкой. Семь французских медиков и три технических работника из обслуживающего персонала подверглись задержанию в течение десяти дней; у них были похищены имущество и медикаменты на сумму 70 тыс. дол. В октябре и декабре они устроили засаду на две другие миссии помощи французов.

Однако самые тревожные сообщения поступили в прошлом месяце: члены «Хезбе ислами» убили оператора английского телевидения Энди Шпковяка. Очевидцы свидетельствуют, что Шпковяк, являвшийся одним из самых смелых и опытных операторов, освещавших боевые действия из зоны боев, попал в засаду, устроенную четырьмя боевиками из «Хезбе ислами», которые были впоследствии арестованы (лишь только за то, что они хотели переправить в Пакистан камеру Шпковяка)… Считают, что они также причастны к гибели двух независимых американских кинооператоров — Ли Шапиро из Нью-Йорка и Джеймса Линделофа из Лос-Анджелеса. Их проводник из группировки «Хезбе ислами» заявил, что оба они были убиты во время налета советских штурмовых вертолетов. Большинство наблюдателей соглашаются с этой версией, однако некоторые полагают, что кинооператоры погибли во время стычки подразделений «Хезбе ислами» с одной из соперничающих группировок.

Лидеры афганской эмиграции в Пакистане в последнее время все чаше совершают вояжи а различные западные страны для встреч с их официальными представителями в целях выбивания новых ассигнований и кредитов на содержание беженцев, формирование и создание из них новых боевых отрядов. Кроме того, эти дельцы от ислама все чаще занимаются вопросами личной коммерции: встречаются с президентами западных фирм, через которые затем осуществляют свой личный, в том числе и нелегальный, бизнес, от чего страдают афганские беженцы. Расчеты показывают, что до беженцев доходит примерно одна шестая часть направляемой для них финансовой и материальной помощи.

«Лидеры оппозиции непопулярны среди беженцев, — заявил один западный дипломат в Исламабаде корреспонденту «Ньюсуик» Рому Моро. — В лагерях растет недовольство среди беженцев тем, что лидеры оппозиции лишь обогащаются, ведя войну с комфортом в Пешаваре, вдали от военных действий и лачуг беженцев».

«…Командиры на местах, люди, непосредственно ведущие боевые действия против афганского правительства, испытывают неприязнь к базирующимся в Пешаваре лидерам сопротивления за то, что те — коррумпированные оппортунисты, которые воспользовались политическими выгодами войны, даже не приняв в ней участия».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Пировали, веселились… Кошмар афганской победы

Из книги Большая игра. Британская империя против России и СССР автора Леонтьев Михаил Владимирович

Пировали, веселились… Кошмар афганской победы Весной 1839 года 16-тысячная британская армия вторжения вошла в Афганистан через Баланский перевал. Ближе было бы через Хайберский, но кашмирские сикхи воспротивились. Хотя и продали 10 тысяч овец для провианта. Англичане


Глава 4 Правда и вымыслы об Афганской войне

Из книги Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ автора Широнин Вячеслав Сергеевич

Глава 4 Правда и вымыслы об Афганской войне В 1993 году ассоциация журналистов «Культура России» выпустила впечатляющий фотоальбом «Афганская война: как это было». В эпилоге книги содержится страстный призыв ее авторов к участникам этой войны откликнуться и сказать


Вопросы анкеты Ю. Н. Шведова к участникам Афганской войны[857]

Из книги Психология войны в ХХ веке. Исторический опыт России [Полная версия с приложениями и иллюстрациями] автора Сенявская Елена Спартаковна

Вопросы анкеты Ю. Н. Шведова к участникам Афганской войны[857] 1. Фамилия, имя, отчество.2. Воинское звание.3. Время службы в Афганистане.4. Должность.5. Какие задачи выполняли?6. Как Вы представляли себе события в Афганистане до службы в РА?7. Как изменилось Ваше мнение об


Анкета ИРИ РАН и РГГУ к ветеранам Афганской войны[858]

Из книги Психология войны в ХХ веке. Исторический опыт России [Полная версия с приложениями и иллюстрациями] автора Сенявская Елена Спартаковна

Анкета ИРИ РАН и РГГУ к ветеранам Афганской войны[858] Дорогой друг!Институтом российской истории РАН совместно с Российским государственным гуманитарным университетом проводится работа по изучению последствий войны в Афганистане. Мы обращаемся к Вам как участнику этой


Глава 6.ПРАВДА И ВЫМЫСЛЫ ОБ АФГАНСКОЙ ВОЙНЕ

Из книги КГБ — ЦРУ- Секретные пружины перестройки автора Широнин Вячеслав Сергеевич

Глава 6.ПРАВДА И ВЫМЫСЛЫ ОБ АФГАНСКОЙ ВОЙНЕ ПРАВДА И ВЫМЫСЛЫ ОБ АФГАНСКОЙ ВОЙНЕ В 1993 году ассоциация журналистов «Культура России» выпустила впечатляющий фотоальбом «Афганская война: как это было». В эпилоге книги содержится страстный призыв ее авторов к участникам


ПРАВДА И ВЫМЫСЛЫ ОБ АФГАНСКОЙ ВОЙНЕ

Из книги КГБ — ЦРУ- Секретные пружины перестройки автора Широнин Вячеслав Сергеевич

ПРАВДА И ВЫМЫСЛЫ ОБ АФГАНСКОЙ ВОЙНЕ В 1993 году ассоциация журналистов «Культура России» выпустила впечатляющий фотоальбом «Афганская война: как это было». В эпилоге книги содержится страстный призыв ее авторов к участникам этой войны откликнуться и сказать правду о ней.


П.49. Письмо группы по использованию рабочей силы ведомства уполномоченного по четырехлетнему плану рейхсминистру оккупированных восточных областей и хозяйственному штабу «Восток» об использовании в качестве рабочей силы военнопленных и гражданского населения

Из книги Нюрнбергский процесс, сборник документов (Приложения) автора Борисов Алексей

П.49. Письмо группы по использованию рабочей силы ведомства уполномоченного по четырехлетнему плану рейхсминистру оккупированных восточных областей и хозяйственному штабу «Восток» об использовании в качестве рабочей силы военнопленных и гражданского населения гор.


Парсы в независимой Индии и Пакистане

Из книги Зороастрийцы. Верования и обычаи автора Бойс Мэри

Парсы в независимой Индии и Пакистане Конец британского владычества в Индии в 1947 г. сулил парсам большие перемены, угрожая тем связям, которые соединяли вместе всю общину. Пять тысяч парсов Карачи, Лахора и Кветты оказались в мусульманском государстве Пакистан и обязаны


II. О «платформе» оппозиции

Из книги Сталин против Троцкого автора Щербаков Алексей Юрьевич

II. О «платформе» оппозиции Следующий вопрос. Почему ЦК не напечатал известную «платформу» оппозиции? Зиновьев и Троцкий объясняют это тем, что ЦК и партия «боятся» правды. Верно ли это? Конечно, неверно. Более того, глупо говорить о том, что партия или ЦК боятся правды. У нас


8. РАЗГРОМ ОППОЗИЦИИ

Из книги Август, 1956 год. Кризис в Северной Корее автора Ланьков Андрей Николаевич

8. РАЗГРОМ ОППОЗИЦИИ Когда Пэн Дэ-хуай отправился домой в Пекин, а Микоян через Москву отправился «наводить порядок» в бурлящей Восточной Европе, где ему предстояло разбираться с куда более опасными для СССР ситуациями, казалось, что их короткая миссия в Пхеньяне


Вмешательство афганской царевны

Из книги Бабур-Тигр. Великий завоеватель Востока автора Лэмб Гарольд

Вмешательство афганской царевны У древних китайцев говорили: «Дороги меняются, а горы никогда». Это верно не только по отношению к дорогам, – люди, живущие рядом с ними, также меняются в результате перемещений и вторжения новых культур. Империи на равнинах возникают и


Лицо афганской войны

Из книги Запомните нас живыми автора Подопригора Борис Александрович

Лицо афганской войны Эти размышления навеяны не только отголосками афганской канонады, будем считать, траурным салютом по генералу армии Валентину Ивановичу Варенникову. Его судьба еще долго будет побуждать к осмыслению судьбы всей страны. Мы же вспомним генерала


Силы афганской оппозиции в Иране

Из книги Трагедия и доблесть Афгана автора Ляховский Александр Антонович

Силы афганской оппозиции в Иране В Иране также действовали афганские оппозиционные исламские организации. Их формирование на территории ИРИ началось в апреле 1979 г. Руководящий состав этих организаций подбирался из более или менее авторитетных афганцев, которые