«Красная Вена»

«Красная Вена»

/355/ В монархии социал-демократы играли довольно незначительную роль, и лишь введение всеобщего избирательного права обеспечило их подъем. После 1918 г. они представляли собой одну из главных политических сил. Исповедовавшая интернационализм социал-демократическая партия отличалась строгой организацией, пользовалась поддержкой огромного количества избирателей, и профсоюзы в значительной степени находились под ее руководством.

Для австрийской социал-демократии, как для всех рабочих партий мира, русская революция 1917 г. и возникновение Советского Союза были событиями, в отношении которых следовало определить свою позицию. Хотя после 1888–1889 гг. партия стала на путь ревизионизма, ее левое крыло сохраняло верность революционной идеологии. В то время как коммунистические партии, следуя в фарватере советской политики, объединились в III Интернационал, социал-демократы восстановили Второй, который иронически называли «Двухсполовинным».

Австромарксизм, виднейшими представителями которого являлись идеолог левого крыла партии От- то Бауэр,{59} финансист и политик Рудольф Гиль-

фердинг и секретарь II Интернационала Фридрих Адлер, представлял собой особую интерпретацию марксизма. В противоположность диалектическому материализму, основанному на идеях Гегеля, австромарксизм базировался на неокантианстве.

Австромарксисты пытались найти компромисс между большевистскими и ревизионистскими взглядами. Революционной, правда, чаще всего была фраза, тогда как политика социал-демо- /356/ кратов отличалась нерешительностью и склонностью к компромиссам. Если Ленин был убежден, что сначала нужно разжечь пролетарскую революцию, результатом которой станет рождение нового мира, то они, вполне в духе просветительской традиции, стремились создать путем воспитания новое человечество, которое потом будет способно осуществить социалистическую революцию. Социал-демократы открыли целый ряд собственных образовательных учреждений, призванных составить альтернативу насквозь буржуазной государственной системе образования. Социал-демократия Первой республики руководствовалась представлениями о новой культуре, противостоящей высокой культуре прошлого, определявшейся буржуазными ценностями; в «Красной Вене» это могло быть реализовано лучше, чем в любом другом месте страны.

Были созданы народные общеобразовательные школы. Организованные при них вечерние курсы должны были дать рабочим доступ к основам образования. Венчала систему высшая партийная школа, где преподавали выдающиеся интеллектуалы того времени. Поскольку установки консервативных партий были враждебны современности (у одних это было обусловлено непримиримостью католической церкви к прогрессу, у других – обращенным в прошлое немецким национализмом), интеллектуалы, мыслившие по-новому, могли проявить себя лишь в социал-демократической среде. К тому же социал-демократия была единственной партией, в программе которой не было антисемитских положений, поэтому еврейские интеллектуалы почти не имели альтернатив.

В рамках социал-демократической образовательной программы были созданы рабочие библиотеки, призванные постепенно изменить круг чтения пролетариата. По-настоящему ценным про- /357/ изведениям литературы (например, книгам фон Травена, Синклера, Золя, Ремарка) предстояло заменить сочинения Карла Мая и Хедвиги Куртс-Малер. Получила развитие особая рабочая литература, известнейшими представителями которой были Альфонс Петцольд, Карл Циак, Эрнст Фишер, Фриц Розенфельд и Йозеф Луитпольд Штерн. Их главной темой был «социальный вопрос», судьба и нужды рабочих.

Противостояние с господствующей буржуазной культурой было особенно явным в сфере культуры праздника, издавна игравшей в Австрии важную роль. Вместо христианских (важнейшим «парадным днем» социальных христиан был праздник Тела Христова) стали отмечаться рабочие праздники. В главный из них, День труда (1 мая), учрежденный еще в 1890 г., по венскому Рингу, демонстрируя свою мощь, маршировали представители рабочего движения. Новыми рабочими праздниками были день основания Республики (12 ноября) и день годовщины революции 1848 г. (13 марта). В качестве праздничных отмечались даже дни рождения Карла Маркса (5 мая) и Фердинанда Лассаля (11 апреля). /358/

Эти празднества могли мобилизовать массы, так же как и спорт, который укреплял коллективное сознание. На первом плане при этом были не традиционные для буржуазного общества и основанные на конкуренции состязания, а коллективные физкультурные занятия без победителей. Особенное внимание социал-демократы уделяли массовым гимнастическим упражнениям и командному спорту. В 1931 г. в Вене были даже проведены Олимпийские игры рабочих, в которых участвовало 100 тыс. человек. Забота о физической культуре была тесно связана с новым отношением к телу, в распространении которого социал-демократы сыграли немалую роль. Эти изменения в большей степени затронули женщин, чем мужчин. По крайней мере, характерная для XIX в. женская покорность была совершенно преодолена. Короткие платья позволяли теперь видеть то, о чем мужчины XIX в. едва ли могли мечтать; длинные косы ушли в прошлое, в моду вошла стрижка «под мальчика», такая короткая, что не мешала заниматься спортом и не нуждалась в особом уходе. Шокировавшие консерваторов купальные костюмы позволили женщинам, занимавшимся водным спор- /359/ том, свободнее двигаться; многие социал-демократки были сторонницами культуры обнаженного тела – нудизма. Требования женщин легализовать аборты и вывести вопрос о разводе из-под церковной юрисдикции были оставлены в Первой республике без внимания и поддерживались только находившимися в оппозиции социал-демократами.

Однако спортивная, эмансипированная и работающая женщина представляет лишь одну грань двойственного образа, пропагандировавшегося социал-демократией в своих организациях и журналах (таких, как «Недовольная» – Unzufriedene). Наряду с этим, они советовали женщинам ценить домашнюю жизнь, заботиться о семье и быть нежной с мужем – не в последнюю очередь, затем, чтобы удерживать его от посещений трактира (алкоголизм все еще оставался проблемой рабочего класса). Как и во многом другом, теория и практика заметно расходились.

Дети социал-демократов должны были воспитываться в группах и с раннего возраста приучаться к коллективизму. Для детей и юношества были открыты такие организации, как «Красные соколы» (социал-демократический вариант христианских бойскаутов), «Друзья детей» или «Социалистическая рабочая молодежь». Социал-демократы пытались проводить свои идеи и в государственных школах; впрочем, реформы Отто Глёкеля,{60} который в 1919–1920 гг. был помощником государственного секретаря по образованию, удалось осуществить лишь отчасти.

«Культуркампф»[137]* между социал-демократами и церковью в Первой республике был очень острым, он проник в школу, разгорелся вокруг требований упростить разводы и разрешить аборты, но особенно энергично велся на втором плане – вокруг вопроса о кремации. Последний стал очень актуальным в связи со строительством крематория на венском Центральном кладбище и привел к ожесточенным спорам с деятелями католической церкви, категорически отвергавшей кремацию. Социал-демократы были принципиальными атеистами, многие члены партии не принадлежали ни к какому вероисповеданию. Некоторые политические события, например, пожар во Дворце юстиции, вызвали волну массовых выходов из церкви (как протест против Зайпеля, «прелата без снисхождения»). В то же время (забавный курьез) атеис- /360/ ты организовали своего рода эрзац-церковь – «Союз свободомыслящих». К подобным антицерковным организациям относилось также объединение «Пламя», занимавшееся похоронным страхованием и отличавшееся чрезвычайно высокой степенью организованности входивших в него рабочих и работниц.

Подобно своим политическим противникам – социальным христианам, которым удалось преобразовать союз фронтовиков в хаймвер[138] и превратить в свой инструмент профессиональную армию, социал-демократы также создали партийную армию. Республиканский шуцбунд[139] представлял собой вооруженное формирование, поначалу призванное охранять партийные мероприятия. Но вскоре оно зажило собственной жизнью. Шуцбундовцы были самой радикальной частью социал-демократии (как и хаймвер у социальных христиан) и находились в крайне напряженных отношениях с противником. С 1927 г. конфронтация постоянно усиливалась и достигла высшей точки в 1934 г., когда в обстановке начала гражданской войны шуцбунд уже не следовал сдерживающей политике партийного руководства.

Степень распространенности социал-демократических идей, естественно, не была одинаковой по всей стране; центрами демократической деятельности наряду с Веной стали индустриальные районы

Верхней Австрии и Штирии. В Вене, которая по конституции 1920 г. являлась самостоятельной землей и была отделена от «черной», то есть клерикальной, Нижней Австрии, «красные» могли действовать успешнее всего. «Красная Вена» отличалась не только особой, уже описанной контркультурой, но и значительными социальными достижениями. Стремле-
ние социал-демократов создать для рабочего класса достойный мир нашло зримое выражение в коммунальном строительстве. В межвоенное время муниципалитет Вены построил современные жилищные комплексы, которые низкими ценами найма, наличием зеленых насаждений и санитарного оборудования резко отличались от наемных городских казарм с царившей там нищетой и антисанитарией (в 1910 г. в Вене все еще оставалось около 90 тыс. субарендато-
ров и 75 тыс. съемщиков коек). С 1925 по 1934 г. было построено 337 городских комплексов, в которых насчитывалось почти 64 тыс. квартир. Здесь также должно было воспитываться коллективистское со- /361/-/362/ знание; наряду с общими домовыми прачечными планировалось даже оборудовать общие кухни, в которых бы некоторые женщины готовили пищу для всех остальных. Но столь радикальные идеи реализовать не удалось. Социальные учреждения (ясли и детские сады) сделали для женщин возможной профессиональную деятельность; отсутствие трактиров соответствовало социал-демо- /363/ кратическому идеалу борьбы с алкоголизмом («Думающий рабочий не пьет, а пьющий рабочий не думает»). Консерваторы обвиняли социал-демократов в том, что эти коммунальные здания якобы размещались в стратегических пунктах и строились как крепости. Гражданская война 1934 г. показала, однако, что эти бастионы не могут служить надежной защитой идей демократии. /364/-/365/

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вена

Из книги 100 великих городов мира [litres] автора Ионина Надежда

Вена Вена расположена в том месте Австрии, где Дунай, прорвавшись сквозь теснины Венских ворот, выходит на равнину. Эта равнина издавна привлекала к себе поселенцев, ибо «земля здесь одарила людей и хлебом, и вином, и фруктами», как писал в середине XVII века австрийский


Линия связи Урал—Вена

Из книги Большая игра СМЕРШа автора Тарасов Дмитрий Петрович

Линия связи Урал—Вена 30 сентября 1942 года в районе железнодорожной станции Рузаевка противник выбросил с самолета на парашютах трех агентов: Федорова, Баранова и Бравина. Они оказались выпускниками Брайтенфуртской школы, как Кедров и Сагайдачный. Старшим группы был


Глава 13 Вена против Петербурга

Из книги Украина — противостояние регионов автора Широкорад Александр Борисович

Глава 13 Вена против Петербурга В 1772 г. австрийские войска без войны заняли часть территорий Речи Посполитой, в том числе целиком Русское воеводство, почти все Белзское воеводство, соседние части Подольского и Волынского воеводств и Холмские земли. Австрия ссылалась на


Вена, 13 марта 1938 года

Из книги Бумеранг Гейдриха автора Буренин Сергей Владимирович

Вена, 13 марта 1938 года Огромная толпа не покидала в этот день сквера около «Бундесхауса», австрийского правительственного здания. Само здание было окружено молодыми людьми с белыми повязками — членами австрийской CA и СД. В самом здании также с самого утра стояла сутолока:


Абверштелле «Вена»

Из книги Спецслужбы Третьего Рейха: Книга 1 автора Чуев Сергей Геннадьевич

Абверштелле «Вена» Был создан в марте 1938 г. и известен как «Аб-верштеллен Веркрайс-18», затем переименован в «Абверляйтштелле Вена». Орган имел особый статус, т. к. деятельность его агентуры распространялась на весь юго-восток Европы.Орган проводил подготовку и заброску


Вена XX века

Из книги Вена автора Сененко Марина Сергеевна


Вена и Лондон

Из книги История кастратов автора Барбье Питер

Вена и Лондон Сегодня может показаться странным, что там, где кастрация не практиковалась (по крайней мере, официально), кастратов принимали столь же безоговорочно и обожали столь же страстно, как и в самой Италии. Главной тому причиной была, конечно, повсеместная мода на


Вена. Октябрь 1974-го

Из книги Страницы олимпийского дневника автора Кулешов Александр Петрович


ВОТ ОНА, ВЕНА!

Из книги Освобождение Вены: роман-хроника автора Корольченко Анатолий Филиппович

ВОТ ОНА, ВЕНА!


3. Первая республика Первые дни республики – Сен-Жерменский мир и проблема аншлюса – Становление республиканского правления – Социальные проблемы послевоенных лет – «Красная Вена» – Советско-австрийские отношения – Эскалация насилия

Из книги Австрия в ХХ веке автора Ватлин Александр Юрьевич

3. Первая республика Первые дни республики – Сен-Жерменский мир и проблема аншлюса – Становление республиканского правления – Социальные проблемы послевоенных лет – «Красная Вена» – Советско-австрийские отношения – Эскалация насилия Первые дни республикиПеремирие


Вена. Трон земли

Из книги Австро-Венгрия: судьба империи автора Шарый Андрей Васильевич

Вена. Трон земли Нет, мир не рушился! По широкой Рингштрассе толпами шли горожане, радостно настроенные подданные Его апостолического Величества. Казалось, все они принадлежат к его свите и что вся Вена – гигантские дворцовые угодья. Йозеф Рот. Марш Радецкого Вена