Глава вторая ГЕНИИ И ХУЛИГАНЫ

Глава вторая

ГЕНИИ И ХУЛИГАНЫ

Художники открывают Монмартр

Землей обетованной для людей искусства Монмартр стал отнюдь не внезапно, не с приездом Пикассо. Благодатный Монмартр имеет очень долгую историю. В этой книге вряд ли возможно перечислить всех, кто вслед за святым Дени создавал легенду Монмартра. Зато стоит набросать панораму Монмартра в эпоху Пикассо и описать нравы художников, живших на Холме с 1900 по 1910 год. Чтобы восстановить атмосферу тех лет и объяснить, почему такое число художников, писателей, музыкантов собралось в этой деревне в центре столицы, надо вспомнить некоторых знаменитых людей, живших здесь более или менее долго и своими именем и образом жизни притянувших сюда тех художников, которые и превратили Монмартр в горнило современного искусства.

Прежде всего эта деревня в начале прошлого века была очень живописна. От центра Парижа до Монмартра всего час ходьбы, и здесь художникам-пейзажистам открывались сельские виды, какие, если бы не Холм, им пришлось бы искать очень далеко, в Иль-де-Франс. Еще один притягательный мотив: здесь можно было вести абсолютно свободный образ жизни среди деревенских жителей. Никакого комфорта, зато самые низкие цены.

По тем же причинам в середине XIX века начал накапливать свое богатство Барбизон, а чуть позже — Понт-Авен.

Именно эта обстановка и заворожила Жоржа Мишеля, хотя не существует никаких доказательств того, что он жил на Монмартре. После смерти в 1843 году далеко от Холма (в своем доме 2 по улице Сегюр) тот, кого прозвали «Мишель с Монмартра», оставил множество картин, навеянных пейзажами Холма, причем их стиль предвосхищал натурализм художников, писавших лес Фонтенбло. Более полувека он неустанно изображал Монмартр с его мельницами (тогда их было около тридцати), стоящими посреди полей под высоким небом с плывущими облаками. Как и большинство новаторов, он пришел слишком рано: в его времена господствовали вкусы неоклассицизма, и после смерти его творчество было предано полному забвению. Тем не менее стоит помнить, что Жорж Мишель — первый художник, построивший свое творчество на пейзажах Монмартра. Чтобы такой случай повторился, пришлось ждать Мориса Утрилло.

Мишель писал в основном мельницы, другие художники — покрытые льдом склоны Холма. Если Делакруа, более тринадцати лет живший на улице Нотр-дам-де-Лоретт в период своего романа с баронессой де Форже, оставался абсолютно равнодушен к окружавшим его пейзажам, этого никак нельзя сказать о Жерико. Жерико с улицы де-Мартир, где он жил обычно со своим другом, художником Дедре, приезжал верхом к карьеру на Монмартре. Там трудились интересовавшие его каменщики, готовившие камень для литографий. Оттуда он привозил наброски, а в мастерской писал по ним картины. Одна из них — «Печь для обжига», находящаяся в Лувре, хорошо известна.

Возвращаясь после одной из таких поездок, он упал с лошади, и в результате на бедре образовалась гнойная рана. Срочно вызванный врач Дюпюитрен ничего не смог поделать: медицине тогда еще не были известны антибиотики, которые за несколько дней подняли бы художника на ноги. Жерико скончался одиннадцать месяцев спустя в страшных муках, в возрасте всего тридцати трех лет. Делакруа, который был моложе его на семь лет, потрясла эта смерть. «Он не был моим другом, — записывал Делакруа в дневнике, — но эта горестная весть пронзила мне сердце… Несчастный Жерико, я не забуду тебя! Уверен, что душа твоя будет прилетать ко мне во время работы… Прощай, бедный товарищ!»

Делакруа на самом деле хранил память о Жерико, и в дневнике, который Делакруа вел всю жизнь, очень часто упоминается его имя.

Коро, завершивший в 1840 году «Мулен де ла Галетт» и с удовольствием писавший другие виды Монмартра, никогда не жил на Холме. Он приходил сюда пешком из пригорода Пуассоньер, где была его мастерская. Сезанн, творивший позднее, был жителем Монмартра. Он писал виды Холма, поселившись на «Вилле искусств» по улице Эжезипа Моро. Здесь была его последняя парижская мастерская, и сюда в обществе Эмиля Золя он приходил повидаться с друзьями, будущими импрессионистами, в кафе «Гербуа», в дом 9 по улице Клиши. Интересно, что эти художники, влюбленные в пленэр, сочиняли свои теории не на природе, а в прокуренных кафе у подножия Монмартра, сначала в «Гербуа», а потом в «Новых Афинах» на площади Пигаль. Большинство из них — голландец Джонкинд, Сислей, Ренуар, Мане, Дега, Ван Гог, Тулуз-Лотрек — частенько поселялись здесь, некоторые — ненадолго, иные же провели на Монмартре всю жизнь.

Дега умер в доме 6 по бульвару Клиши, в квартире с просторной мастерской, которую нашла для него Сюзанна Валадон, когда ему пришлось покинуть улицу Виктор-Массе. Он постоянно жил на Монмартре, но не принимал активного участия в жизни Холма. Правда, он довольно часто заходил в кабаре послушать певичек. Этот желчный мужчина, яростный женоненавистник, со вкусами скорее аристократическими, нежели буржуазными, любил иногда покуролесить. После посещения таких кафешантанов созданы некоторые из его шедевров, где искусственный свет словно играет на поверхности земли. В начале века, почти ослепнув, Дега еще рисовал, но уже не брал в руки кисть. Чтобы убить время, он без устали шагал по бульварам, и силуэт этого старца-Гомера в сером плаще с капюшоном знали все. Надо полагать, что Пикассо встречался с ним. Он всегда восхищенно отзывался о его творчестве и одним из своих сокровищ азартного коллекционера считал литографические иллюстрации к «Заведению Телье» Мопассана, не уставая их почтительно комментировать. Желчный нрав Дега был известен во всех мастерских Монмартра. В дни расцвета «Бато-Лавуар» поэты и художники, собиравшиеся у Пикассо, любили поразвлечься игрой «делать Дега», заключавшейся в том, чтобы обрушивать друг на друга грубости, произносимые самым изысканным и светским тоном. Знал бы о том Дега! Какой беспощадной анафеме предал бы он этих клошаров от искусства!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Гении и юноны — личные покровители

Из книги Мифы и предания Древнего Рима автора Лазарчук Дина Андреевна

Гении и юноны — личные покровители У каждого римлянина и каждой римлянки был личный дух-покровитель. Мужские духи назывались гениями, а женские — юнонами. Гении и юноны считались чем-то вроде второго «я» человека. Они охраняли его с момента появления на свет, защищали от


УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ГЕНИИ

Из книги 100 великих гениев автора Баландин Рудольф Константинович

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ГЕНИИ Изначально гением называли человека, необычайно одаренного. И возникает вопрос: в чем одаренность проявляется?Проще всего с композиторами. Они одарены чувством звуковой гармонии, обладают музыкальным слухом. Но и в этом случае многое, а быть может,


Непризнанные гении

Из книги Расправа над СССР — предумышленное убийство автора Буровский Андрей Михайлович

Непризнанные гении Разговор же о правозащитниках придется начать с «непризнанных гениев». Такие деятели есть во всех странах: частью – просто психи, частью – бедолаги, которых по разным причинам никто не хочет читать, а их картины – смотреть.В СССР спусковым крючком для


Гении из Сибуду

Из книги Великие тайны цивилизаций. 100 историй о загадках цивилизаций автора Мансурова Татьяна

Гении из Сибуду Ученые Витватерсранда были поражены тем, что десятки тысяч лет назад доисторические ремесленники могли выполнять сложные многоуровневые операции: мастерам из Сибуду нужно было учитывать множество факторов, для того чтобы изготовить хороший клей, –


Борис Горбачевский Победа вопреки Сталину. Фронтовик против сталинистов Опровержение мифе о «военном гении Вождя»

Из книги Победа вопреки Сталину. Фронтовик против сталинистов автора Горбачевский Борис Семенович

Борис Горбачевский Победа вопреки Сталину. Фронтовик против сталинистов Опровержение мифе о «военном гении Вождя» Несколько предваряющих слов Тема «Сталин и война» в современной России и на Западе давно стала своеобразной классикой. Наговоренно много, еще больше


Глава семьдесят вторая Первый император, вторая династия

Из книги История Древнего мира [От истоков Цивилизации до падения Рима] автора Бауэр Сьюзен Уайс

Глава семьдесят вторая Первый император, вторая династия Между 286 и 202 годами до н. э. царство Цинь уничтожает Чжоу, а его правители становятся первыми правителями объединенного Китая и в свою очередь терпят крахА в Китае, где все князья стали царями по общепризнанному


Пьяницы и хулиганы

Из книги Повседневная жизнь Монмартра во времена Пикассо (1900—1910) автора Креспель Жан-Поль

Пьяницы и хулиганы О хулиганах Монмартра говорили все и столько, что они стали частью легенды Холма. На самом деле в начале века их было не так уж и много, лишь субботними вечерами они поднимались по улицам Шато Руж и Гут д’Ор и распевали в кабаках неприличные песни.


«Хулиганы» у Казанского собора

Из книги Допросы сионских мудрецов [Мифы и личности мировой революции] автора Север Александр

«Хулиганы» у Казанского собора Разгром народовольческих организаций на некоторое время охладил пыл революционеров. Хотя затишье длилось недолго. Первая крупная акция состоялась 6 декабря 1876 года в Казанском соборе Санкт-Петербурга. Русская и еврейская молодежь решила


Глава 12 Расстрелянные гении

Из книги Правда о Великой Отечественной войне. Красная Армия всех сильней! автора Оганесян Карен

Глава 12 Расстрелянные гении Кажется, не осталось ни одного исследователя кануна и начала Великой Отечественной войны, который бы подробно не перечислил, сколько маршалов, командармов, комкоров и комдивов из какого их общего количества было расстреляно в «годы


Хулиганы

Из книги Питерщики. Русский капитализм. Первая попытка автора Лурье Лев Яковлевич

Хулиганы Слово хулиганы появляется в 1890-е годы. До этого уличных безобразников в Питере именовали башибузуками, по названию турецких нерегулярных частей, знаменитых своими зверствами на Балканах. Позже появляется французское словцо «апаш». Не один из номеров


Введение. Гении или аферисты?

Из книги Великие мистики XX века. Кто они — гении, посланцы или аферисты? автора Лобков Денис Валерьевич

Введение. Гении или аферисты? Для того, чтобы любить, вовсе не обязательно знать, что такое любовь, какие процессы происходят в организме влюбленного человека и сколько людей испытывают это чувство одновременно с вами. Можно любить безо всякого знания, — говорил


ГЕНИИ И ЗЛОДЕИ ТАЙНОГО СЫСКА (ЭТО ПРОИСХОДИЛО ПРИ МИНИХЕ...)

Из книги Гении и злодеи России XVIII века автора Арутюнов Саркис Арташесович

ГЕНИИ И ЗЛОДЕИ ТАЙНОГО СЫСКА (ЭТО ПРОИСХОДИЛО ПРИ МИНИХЕ...) «Нет, ты не будешь забвенно, столетье безумно и мудро...»Л.Н. Радищев«Всякое правительство, действующее без согласия тех, кем оно правит, — вот исчерпывающая формула рабства!»Джонатан Свифт (1667—1745)«Закон писан


ГЕНИИ И ЗЛОДЕИ ТАЙНОГО СЫСКА (ЭТО ПРОИСХОДИЛО ПРИ МИНИХЕ...)

Из книги Гении и злодеи Росии XVIII века автора Арутюнов Саркис Арташесович

ГЕНИИ И ЗЛОДЕИ ТАЙНОГО СЫСКА (ЭТО ПРОИСХОДИЛО ПРИ МИНИХЕ...) «Нет, ты не будешь забвенно, столетье безумно и мудро...» Л.Н. Радищев «Всякое правительство, действующее без согласия тех, кем оно правит, — вот исчерпывающая формула рабства!» Джонатан Свифт (1667—1745) «Закон писан


«Гении зла и блага»: Аракчеев и Сперанский

Из книги Александр I Благословенный автора Колыванова Валентина Валерьевна

«Гении зла и блага»: Аракчеев и Сперанский Жизнь Александра Павловича уместилась не только между двумя заговорами, но и между двумя незаурядными людьми, имена которых стали символами совершенно противоположных идей и действий. Если одним из важных соавторов первых