Переговоры «2 + 4»

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Переговоры «2 + 4»

Стремительное германо-германское сближение сделало необходимым скорейшее урегулирование международно-правовых аспектов объединения Германии. Оно являлось не только внутренним делом двух немецких государств. Речь шла, прежде всего, об обеспечении европейской безопасности, о гарантиях нерушимости послевоенных границ в Европе. Общественное мнение в мире, и особенно в Европе, неоднозначно восприняло близкую перспективу объединения Германии. Всколыхнулись прежние страхи ближайших соседей Германии. Для великих держав резкое сближение ФРГ и ГДР стало неожиданностью. Они были вынуждены начать переговорный процесс по германскому вопросу и проводить его в ускоренном темпе.

С точки зрения многих европейских политиков, оптимальным вариантом объединения Германии было синхронизирование его с созданием новой европейской структуры коллективной безопасности, которая включала бы в себя и западную, и восточную части Европы, а также США и Канаду. Однако для осуществления такой концепции необходимо было время и политическая воля лидеров мировых держав, что затянуло бы процесс объединения. Руководство ФРГ во главе с Колем, боясь упустить свой шанс, стремилось этот процесс форсировать.

Определение международно-правовой формулы объединения Германии стало предметом переговоров в формате «2 + 4» (ФРГ, ГДР и четыре державы-победительницы: СССР, США, Великобритания, Франция) — «для обсуждения внешних аспектов достижения германского единства, включая вопросы безопасности соседних государств». Начало им было положено 12 февраля 1990 г. в Оттаве во время первой и единственной конференции министров иностранных дел государств НАТО и ОВД. После предварительной работы экспертов 5 мая 1990 г. в Бонне прошла первая встреча министров иностранных дел шести стран, затем последовало еще три раунда их переговоров.

Основные трудности на переговорах вызвали вопросы о военном статусе объединенной Германии, о сопрягаемости переговоров по внутренним и внешним аспектам объединения, о реализации прав и ответственности четырех держав, о пребывании иностранных вооруженных сил на территории Германии. Ключевым был вопрос о военно-политическом статусе Германии, он волновал всех участников переговорного процесса. СССР первоначально отстаивал идею нейтралитета Германии с созданием в Европе параллельно структур коллективной безопасности. Западные державы четко и однозначно заявили, что нейтралитет объединенной Германии для них совершенно неприемлем, и она должна оставаться членом НАТО. Нейтральный статус Германии отвергался, прежде всего, ссылками на печальный опыт истории и необходимостью в связи с этим контроля над военно-политической деятельностью страны, дважды развязавшей мировые войны.

Лидеры Великобритании — Маргарет Тэтчер, и Франции — Франсуа Миттеран, занимали довольно сдержанную позицию, опасаясь превращения объединенной Германии в европейскую сверхдержаву и соответственно ослабления своих позиций. С самого начала безоговорочную поддержку действиям Коля оказал американский президент Джордж Буш-старший (род. 1924), увидевший в объединении Германии возможность для глубоких геополитических перемен в мире — изменения баланса сил в пользу США и НАТО.

Коль проявил необычайную активность, встречаясь с лидерами СССР, США, Великобритании и Франции, проводя регулярные беседы с послами этих стран в ФРГ. Особое значение он придавал ускорению темпов переговорного процесса, поскольку опасался неожиданных изменений в международной обстановке, которые могли бы поставить под вопрос объединение Германии. Канцлер апеллировал к международному праву, заявляя о приверженности европейскому процессу, в рамках которого должно было осуществиться объединение. Конечно, Колю пришлось предоставить гарантии безопасности и стабильности, убедить в приверженности идеям мира, демократии и европейского единства. Немецкие политики постоянно подчеркивали, что их цель — не «германская Европа», а «европейская Германия», и не случайно, Коль объявил воссоединение Германии этапом европейской интеграции.

Прежде всего он стремился достичь взаимопонимания с Горбачевым, понимая, что именно от позиции Советского Союза зависела дальнейшая судьба Германии. Во время визита Коля и Геншера в Москву в феврале 1990 г. Горбачев, к радости федерального канцлера, сделал заявление о том, что «вопрос о единстве немецкой нации должны решать сами немцы и сами определять свой выбор, в какие сроки, какими темпами и на каких условиях они это единство будут реализовывать». Тем самым Коль получил полную свободу на внутригерманских переговорах. В апреле 1990 г. он лередал через советского посла в ФРГ, что его правительство готово заключить широкий двусторонний договор с СССР и оказать ему экономическую поддержку, если тот согласится с членством объединенной Германии в НАТО (такой договор — о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве — действительно был подписан 9 ноября 1990 г.).

Решающую роль в успешном для ФРГ завершении переговорного процесса в формате «2 + 4» сыграло решение Горбачева передать на усмотрение руководства объединенной Германии вопрос о принадлежности страны к военным и экономическим блокам, ускорить вывод советских войск из ГДР. Эта договоренность была достигнута во время визита Коля и Геншера в СССР 14-16 июня 1990 г. Со своей стороны германский канцлер пообещал взять на себя расходы, связанные с выводом советских войск с территории Восточной Германии, и предоставить СССР очередной кредит на сумму в 5 млрд марок. На изменении позиции СССР в германском вопросе сказалось оказание широкомасштабной экономической помощи Советскому Союзу со стороны ФРГ, а также предоставление ему странами Запада гарантий безопасности в военно-политической сфере.

Параллельно проходили встречи министров иностранных дел ФРГ и Польши при посредничестве Франции, чтобы окончательно урегулировать вопрос о германо-польской границе и навсегда устранить страхи поляков по поводу возможных территориальных притязаний со стороны Германии. 8 марта 1990 г. бундестаг принял резолюцию о признании нерушимости польской западной границы по линии рек Одер-Нейсе и уважении суверенитета и территориальной целостности Польши. 21 июня 1990 г. парламенты ФРГ и ГДР приняли одновременно резолюции, в которых от имени будущей объединенной Германии заявили об обязательстве подписать с Польшей договор. В него должно было быть включено уже согласованное положение о нерушимости существующих границ и обязательствах соблюдать суверенитет и территориальную целостность обеих стран по отношению друг к другу. Такой договор был подписан 14 ноября 1990 г.

Правовое урегулирование внутренних аспектов объединения

Одновременно между правительствами ГДР и ФРГ велись переговоры по конкретным вопросам и деталям внутренних аспектов объединения. Спорным был вопрос о курсе марки ГДР к западногерманской марке при переходе к единой валюте. Правительство ГДР настаивало на курсе обмена 1:1. Несмотря на возражения экспертов и Федерального банка, правительство ФРГ согласилось на это при обмене денег для населения — до 4 тыс. марок (для пенсионеров — 6 тыс.), более крупные суммы обменивались в соотношении 2:1. При этом политические соображения явно взяли верх над экономическими, что создавало угрозу для стабильности экономики Германии.

Был учрежден фонд «Немецкое единство» в размере 115 млрд марок для финансирования необходимых мероприятий, создано Попечительское ведомство для проведения приватизации предприятий в Восточной Германии. С 1 июля 1990 г. вступил в силу «Договор о создании экономического, валютного и социального союза», в соответствии с которым западногерманская марка стала единственным средством платежей, а экономическая и социальная система ФРГ была фактически распространена на ГДР.

Экономика ГДР, оказавшись в рыночных условиях, впала в глубокий кризис, чреватый полным экономическим коллапсом. Это заставило ускорить урегулирование вопросов государственно-правовых аспектов объединения. 23 августа 1990 г. Народная палата подала официальное заявление о вступлении ГДР в состав ФРГ на основании статьи 23 Основного закона, которая предусматривала «возможность вхождения в Федеративную республику территорий, населенных немцами». Было восстановлено историческое государственно-территориальное деление на земли: Бранденбург, Мекленбург — Передняя Померания, Саксония, Саксония — Анхальт и Тюрингия.

31 августа 1990 г. в Бонне между ФРГ и ГДР был подписан «Договор о восстановлении единства Германии (Договор об объединении)». 45 статей регулировали и унифицировали правовые основы в различных сферах — от налоговой системы и имущественных отношений до образования и культуры. В сентябре были подписаны дополнительные протоколы, в частности о сохранении и использовании документов бывшего министерства госбезопасности ГДР. Таким образом, к концу сентября были созданы внутренние правовые предпосылки для объединения.

Основной закон ФРГ 1949 г. стал конституционной основой для новых федеральных земель, при этом статья 23 была отменена. Аль тернативой объединению на базе и в рамках Основного закона ФРГ могла стать разработка обоими государствами новой конституции, что позволило бы ГДР внести свои предложения и обеспечить ее равноправное положение. Однако это предполагало длительный процесс, в то время как доминантой настроений в политических кругах и среди населения ГДР было скорейшее объединение.