Потомки Святого Даниила

Потомки Святого Даниила

История рода князей московских более, чем любой другой ветви Рюрикова древа, связана с историей государства Российского. Эта династия объединила российские уделы вокруг Москвы, возглавила борьбу с внешними врагами России и начала территориальную экспансию на Восток. Многие из московских государей показали себя мудрыми правителями, но семейного единства в роду князей московских не было. Неумолимая логика борьбы с уделами толкала московских государей на преследование родственников – двоюродных и родных братьев, дядей, племянников. Чем сильнее становилась Российская держава, тем слабее становилась династия московских государей, сокращаясь с каждым поколением, пока не составила одну семью – царя и великого князя Ивана Васильевича Грозного. Судьба династии стала заложницей политики деспота. Старший сын Грозного погиб от удара отцовского посоха. И хотя впоследствии царь каялся и плакал о своем преступлении, его гнев на наследника был вызван страхом заговора. Второй сын царя, Федор, наследовал престол в 1581 г. Его дети от Ирины Годуновой рождались мертвыми или умирали в младенчестве. Но развестись, как дед Василий III, царь Федор и не помышлял.

К тому же этого не допустил бы влиятельный шурин царя Борис Годунов. В 1598 г. со смертью бездетного царя Федора род московских государей прекратился.

Родоначальником князей московских был князь Даниил Александрович, младший сын Александра Невского. Он родился в 1261 г., а спустя два года Александр Невский скончался и до возмужания Даниила Москва находилась под управлением великокняжеских наместников. Впервые Даниил Московский упоминается в летописях 1282 г., когда он участвовал вместе с тверским князем Святославом Ярославичем (своим двоюродным братом) в походе против старшего брата, Дмитрия Переславского.

В борьбе сыновей Александра Невского, Андрея Городецкого и Дмитрия Переславского, за великое княжение тверской князь Михаил Ярославич и московский князь Даниил выступали в союзе то с одним, то с другим соперником. Во время нашествия знаменитой «Дюденевой рати» в 1293 г. татары, подойдя к Москве, «московского князя Даниила обольстиша (обманули), и тако въехаша в Москву… и взяша Москву всю, и волости, и села». Вероятно, обмануть князя помог Андрей Александрович. Даниил не простил брату разорения своей столицы, стал его непримиримым врагом и сблизился с сыном Дмитрия Александровича – Иваном Дмитриевичем. После кончины князя Дмитрия Даниил Московский возглавил борьбу против Андрея. На его стороне выступали тверской и переславский князья. Даниилу Московскому удалось утвердиться даже в Новгороде, который обычно признавал только великих князей. Правда, вскоре Даниил был вынужден уступить Новгород брату, но компенсировал эту потерю походом на Рязань и присоединением к Московскому княжеству Коломны, имевшей большое значение как речная пристань на Оке, центр плодородной волости и важный опорный пункт. Впоследствии Даниил присоединил к своим владениям Переславль-Залесский, доставшийся ему по завещанию племянника князя Ивана Дмитриевича. Даниил Александрович Московский скончался 5 марта 1303 г., приняв перед смертью монашество и схиму.

Даниил Московский справедливо считается основоположником могущества Москвы. В его княжение происходит рост численности жителей города, повышается торговое значение Москвы, увеличиваются казна и войско князя, что дало возможность Даниилу активно участвовать в борьбе за власть в Северо-Восточной Руси, а в конце XIII в. возглавить оппозицию великому князю владимирскому.

Житие Даниила Московского, включенное в «Степенную книгу» (60-е годы XVI в.), повествует, что князь был погребен в Даниловом монастыре. После перевода архимандрии в кремлевский Спасский монастырь могила князя оказалась в небрежении, и Даниил, как говорится в житии, являлся молодому сыну боярскому из стражи Ивана III с напоминанием своему потомку о необходимости почтить его память. При Василии III князь Иван Шуйский, садясь на коня, наступил на надгробную плиту князя Даниила, и в тот же момент конь пал, чуть не задавив седока. С этого времени было установлено пение соборных панихид по князю. При Иване Грозном совершилось исцеление у гроба Даниила Московского, было установлено местное почитание князя как святого, а монастырь возобновлен и в нем отстроен каменный храм. 30 августа 1652 г. были обретены мощи святого князя Даниила Московского, а его церковное почитание в лике святых установлено в конце XVIII – начале XIX в.

О Данииле Московском рассказывает не только его житие, рисующее образ благочестивого московского князя, но и романтически-авантюрная повесть XVII в. «Сказание об убиении Даниила Суздальского и о начале Москвы», которая называет главного героя князем Даниилом Александровичем Суздальским, а его брата – Андреем Александровичем. Ничего общего с реальной биографией князей эта занимательная повесть о женском коварстве, жестокой расправе и последующем возмездии не имеет, но ее действие происходит в реальное время жизни прототипов – в конце XIII в.

Повесть причудливо сплетает воедино московские легенды с летописным рассказом об убиении князя Андрея Боголюбского. Согласно «Повести», князь Даниил Суздальский силой взял к себе в службу двух сыновей боярина Стефана Кучки, чьи «красные села» располагались на Москве-реке. При дворе князя Даниила молодые Кучковичи «приглянулись Данилове княгине Улите Юрьевне, и уязви дьявол ея блудною похотью, возлюби красоту лица их; и дьявольским возжеланием сжилися любезно». Любовники решают убить князя. Братья нападают на него на охоте, но Даниилу удается убежать от них. В панике князь бежит вдоль берега Оки и прячется от убийц в «срубце» – погребальном сооружении-домике: «погребен ту был упокойный мертвый». Князь прячется в срубец, «забыв страсть (страх) от мертвого». Кучковичи в ужасе возвращаются ни с чем к княгине, опасаясь, что Даниил ушел во Владимир к брату Андрею и скоро возвратится с большим войском вершить суд и расправу. Однако Улита знает способ найти беглеца: верный княжеский пес-выжлец может сыскать Даниила и на побоище среди мертвых тел, и раненого, неизвестно где лежащего. Кучковичи с псом отправляются на поиски: «и побежав пес зле Оку-реку, и добежав до струбца упокойного, где ухоронися князь, и забив пес главу свою в струбец, а сам весь пес в струбец не вместися, и увиде пес государя своего Данила, и нача ему радоватися ласково». Тут подъезжают Кучковичи и копьями убивают князя. Но расплата уже близка: узнав об убийстве, князь Андрей Александрович собирается в поход. Кучковичи в страхе бегут и прячутся у отца. Княгиню Улиту князь Андрей казнит «злою смертью», а сам отправляется против Стефана Ивановича Кучки. Захватив боярина и его сыновей, князь Андрей казнит и их «всякими казнями разноличными лютыми», а на месте боярских «красных сел» ставит город Москву, в котором начинает княжить сын Даниила – Иван Данилович.

В правление Даниила готовилась экономическая, политическая и военная мощь Москвы, с которой его сын Юрий Данилович выступил против тверских князей. Юрию удалось победить главного соперника – князя Михаила Ярославича Тверского, и получить великокняжеский ярлык. Однако торжество Юрия было непродолжительным. В 1325 г. сын Михаила Тверского, князь Дмитрий Михайлович по прозвищу Грозные Очи, в седьмую годовщину смерти отца, своей рукой зарубил князя Юрия Данииловича в ставке ордынского хана. Правда, хан был возмущен таким своеволием и приказал казнить Дмитрия Михайловича, но великокняжеский ярлык вернулся в Тверь, а на Москве начал княжить Иван Данилович Калита.

Младший сын Даниила Московского Иван родился, вероятно, в конце 1280-х гг. В отличие от старшего брата, энергичного и жестокого Юрия Даниловича, Иван был человеком спокойным и расчетливым. Он был благочестив и преклонялся перед авторитетом духовных лиц, но, когда того требовали обстоятельства, мог быть суров и жесток.

Согласно легенде, прозвание «Калита» он получил от кожаной сумки-калиты, из которой щедро раздавал подаяние. Но возможно и то, что Калитой современники прозвали князя потому, что тот был богат и стремился всегда увеличить свое состояние. Нет сомнений лишь в том, что Калита был благочестив и начитан. Эти качества привлекли к нему главу Русской Церкви митрополита Петра. Когда князь Юрий бывал в походах или в Орде, именно Иван принимал владыку в Москве. Дружба с Калитой и предчувствие, что Москва может стать лидером Руси, привели Петра к решению перенести митрополию в Москву. Строительство Успенского собора началось еще при жизни Юрия Даниловича, но вел его Иван Калита, совместно с митрополитом.

Став московским князем, Калита продолжил украшать свою столицу каменными храмами – в 1329 г. была возведена церковь во имя Иоанна Лествичника, византийского святого, патрона Ивана Даниловича; в 1330 г. на месте деревянного собора Спасского монастыря был возведен каменный, а в 1333 г. построен храм в честь Михаила Архангела, ставший усыпальницей московских князей. 25 ноября 1339 г. начались работы по строительству новых деревянных стен Москвы, закончившиеся в Великий пост 1340 г.

Калита завершил первый этап борьбы с Тверью. Когда в 1327 г. в Твери произошло восстание против Орды и были убиты ордынский наместник, его войско и слуги, Калита вместе с другими князьями принял участие в разгроме Твери армией хана Узбека. В 1328 г. он получил в Орде ярлык на великое княжение. Калита был верным союзником Орды. Он добился четкой организации сбора дани и отправки ее в Орду. Московские войска «выбивали» дань для Орды по всей Руси. Многие историки осуждают Калиту за «непатриотическую позицию», но этим московскому князю удалось добиться того, что «престаша погании воевати Русскую землю и заклати христиан, и отдохнуша… христиане от великой истомы и многой тягости, от насилия татарского…» Летописец говорит о княжении Калиты как о времени «тишины великой». Именно тогда и начало готовиться грядущее сопротивление Орде, родилось поколение, не побоявшееся выйти против Орды на Куликово поле.

По мере того, как укреплялось политическое могущество Москвы, росло богатство и самого московского князя. Копилось ли оно за счет денежного потока, шедшего через московских сборщиков в Орду, или происходило из других источников, например, от кормлений – права управления волостями со сбором налогов, дававшегося княжеским слугам при условии выплаты ими половины полученного – мы не знаем. Источники дают основание только констатировать факт концентрации в руках московского князя значительных средств. Вероятно, еще в 1328 г. Иван Данилович купил в Орде ярлыки на Галич, Белоозеро и Углич. В 1389 г. этими землями как своими владениями распоряжался внук Калиты, Дмитрий Донской. Калита расширил территорию Московского княжества, покупал земли за его пределами, начал создавать систему обеспечения военных служилых людей землями – поместьями. При нем существенно выросла и Москва, став крупным городом Руси, центром международной торговли. Князь был суров по отношению к разбойникам, стремился установить в своих владениях справедливый суд, много жертвовал в храмы. Конечно, Калита не был безгрешен, но вряд ли стоит обвинять его в безнравственности. Союз с Ордой был в то время единственно верной политикой. Благодаря ему при Калите и его сыновьях Москва сумела накопить значительные силы, которые позволили ей во второй половине XIV в. начать борьбу против Орды и процесс объединения земель в единое государство.

Старший сын Калиты Семен Иванович без споров получил в Орде великокняжеский ярлык. Летописи доносят характерное прозвище этого князя – Гордый. Влияние московского князя, стараниями его отца, дяди и деда, настолько возросло, что Семен Иванович мог позволить вести себя по отношению к другим князьям весьма решительно. Есть известие, что новгородские посадники вымаливали у Семена Гордого мир, стоя на коленях. Необуздан был князь Семен и в личной жизни. Он рано женился на литовской княжне Августе-Анастасии, дочери основателя литовского государства Гедимина. В 1345 г. княгиня умерла, и Семен Иванович женился на Евпраксии, дочери смоленского князя Федора Святославича, которую вскоре отослал обратно к отцу и приказал выдать замуж. За Евпраксией не известно другой вины, кроме того, что она не понравилась великому князю. Развод и вступление в новый брак считались на Руси тяжелейшим нарушением канонов, но митрополит Феогност, судя по всему, снес это безропотно. Зато, когда Семен Иванович женился в третий раз – на дочери тверского князя Александра Михайловича Марии, – владыка не выдержал: «Владыка не благослови его и церкви затвори». На великого князя это, по-видимому, не произвело никакого впечатления, он продолжал жить с третьей женой, которая родила ему четырех сыновей. Возможно, позднее Семену Ивановичу приходила мысль о том, что Бог наказывает его за беззаконный третий брак – четыре сына от двух браков скончались в детстве еще при его жизни, двое других – вскоре после смерти отца. Из многочисленного потомства Семена Гордого выжила только дочь Василиса, ставшая в 1350 г. женой кашинского князя Михаила Васильевича.

Семен Гордый первым начал указывать свой титул на печатях: «великий князь всея Руси». Он уже осознавал себя верховным владыкой всех Русских земель. Но на пути к установлению реальной власти над Русью московскому князю нужно было преодолеть не только сопротивление удельных русских князей, но и стремление к гегемонии своего западного соседа – Литвы. Камнем преткновения стал Новгород. Новгородцы, часто выступавшие против великих князей, в случае реальной угрозы спешили прибегнуть к их помощи. Так было и когда литовский князь Ольгерд, сын Гедимина, начал воевать Новгородскую землю. Семен Гордый приехал в Новгород, и это заставило Ольгерда остановить свой поход и вернуться в Литву, довольствовавшись откупом. Литовский князь искал помощи в Орде, но хан поддержал Семена Ивановича и не только отказал Ольгерду, но и выдал его послов московскому князю. Ольгерд был вынужден смириться и запросил мира. Он был заключен и скреплен брачными союзами: Ольгерд женился на сестре княгини Марии Александровны Ульяне, а его брат, волынский князь Любарт Гедиминович, – на двоюродной сестре Семена княжне Ростовской.

Судьба судила Семену Гордому нелегкую смерть. В 1352 г. на Русь из Западной Европы пришла эпидемия «черной смерти» – чумы, поразившей население Европы с 1347 г., когда она была занесена туда генуэзцами из Крыма. «Сношаху к церкви мертвых до двадесяти и до тридесяти, и всем тем едино надгробное пение отпеваху… и тако полагаху по пяти и по десяти во едину могилу», – сообщает летописец. Весной эпидемия достигла Москвы. 11 марта скончался митрополит Феогност. На той же неделе умерли сыновья великого князя – Иван и Семен. 26 апреля, в возрасте 37 лет, умер и великий князь Семен Иванович, успев перед смертью принять монашеский постриг с именем Созонта. Едва минули сорочины по великому князю, 6 июня скончался его младший брат, двадцатипятилетний Андрей. Московский престол и великое княжение перешли к среднему брату – Ивану, носившему прозвище Красный, то есть Красивый.

Летописец называет этого князя кротким, тихим и милостивым. Иван Красный не обладал твердостью отца и решительностью старшего брата. Когда рязанский князь Олег захватил московскую волость Лопасню, новгородцы враждовали с великим князем, противопоставляя ему князя Константина Васильевича Суздальского, а в самой Москве шла усобица между боярами. 3 февраля 1356 г. утром на одной из московских площадей было найдено тело тысяцкого (начальника городского ополчения и старшего боярина) Алексея Петровича Хвоста. Вслед за убийством поднялось волнение среди бояр, и старшие из них, Михаил и зять его Василий Васильевич Вельяминов, отъехали на службу в Рязань, но впоследствии Иван Иванович «перезвал» их обратно. Правление Ивана Красного было недолгим – он скончался 13 ноября 1359 г., приняв, по обычаю, перед смертью монашество и схиму.

Академик М. Н. Тихомиров, отмечая слабый и нерешительный характер Ивана Ивановича, писал: «Но Московское княжество окрепло, и судьба его уже не зависела от личных способностей великих князей». Это отчетливо проявилось во времена малолетства следующего московского князя – Дмитрия Ивановича, когда государственное управление сосредоточилось в руках митрополита Алексия и московских бояр.

После смерти Ивана Красного во главе московского княжеского дома остались три князя-ребенка: девятилетний Дмитрий Иванович, его младший брат Иван Иванович – сыновья Ивана Красного, и шестилетний Владимир Андреевич, сын Андрея Ивановича, родившийся вскоре после смерти отца. Весной 1360 г. московские бояре с князем Дмитрием отправились в Орду, но хан отдал ярлык Дмитрию Константиновичу Нижегородскому и Суздальскому. Московские бояре не придавали особого значения этой неудаче. В том же году был захвачен и присоединен к Московскому княжеству Дмитров, а в 1362 г., воспользовавшись начавшейся в Орде усобицей, бояре сумели добыть ярлык и изгнали нижегородского князя из Владимира. Власть над Русью перешла в руки московских бояр и митрополита Алексия, выступавшего в тесном союзе с ними. В 1363 г. от имени князя Дмитрия из Ростова, Галича и Стародуба были изгнаны враждебные Москве князья, а в 1366/67 гг. юный московский князь уже начинает вступать в свои права. По его решению в Москве строится белокаменный кремль.

Правление Дмитрия Ивановича – блестящая эпоха в истории Москвы. Им была окончательно побеждена Тверь и отражены походы Литвы. Дмитрий заставил правителей других княжеств признать над собой его старшинство. Наконец, именно Дмитрий Московский встал во главе организованного сопротивления Золотой Орде и нанес на Куликовом поле сокрушительное поражение ордынскому правителю Мамаю. В народной памяти он остался бесстрашным князем-витязем, наделенным почетным прозванием Донского, а Русская Церковь в воздаяние великого подвига князя причислила его к лику святых.

Супругой Дмитрия Донского была Евдокия, дочь князя Дмитрия Константиновича Суздальского и Нижегородского. После кончины супруга она постриглась в монахини с именем Евфросиньи и основала в Кремле Вознесенский монастырь. Евфросинья почиталась как святая еще современниками, а после кончины была причислена к лику святых.

При сыновьях Дмитрия Донского, прежде единое Московское княжество распалось на уделы. Старшего сына, Василия (род. 1371), Донской «благословил» «своей отчиной великим княжением». Кроме того, отец завещал Василию Коломну с волостями, традиционно передаваемую наследнику великого княжения, «старейший путь в городе» и половину городских пошлин, вторая половина передавалась остальным младшим сыновьям. «А дети мои, молодшая братья княжи Васильевы, – заповедал Донской – чтите и слушайте своего брата старшего в мое место своего отца…»

Другим сыновьям великий князь выделил уделы в таком составе: князю Юрию (род. 1374) – Звенигород и Галич, князю Андрею (род. 1382) – Можайск и Белоозеро, князю Петру (род. 1385) – Дмитров и Углич. Князь Иван Дмитриевич получил только три волости. Он был слаб здоровьем и, вероятно, недееспособен. Впоследствии Иван принял монашество с именем Иоасафа и скончался в 1393 г.

Несколько волостей великий князь завещал своей вдове Евдокии Дмитриевне и заповедал ей решать все споры между сыновьями: «А вы, дети мои, слушайте своее матери во всем, из воли ее не вступайтеся ни в чем». Видимо, по воле Евдокии Дмитриевны братья впоследствии выделили в удел младшему сыну Донского, Константину, родившемуся за четыре дня до смерти отца, в удел Углич.

Ко времени составления завещания старший сын Донского, Василий, не был женат и не имел детей. Предусматривая, что Василий может умереть, не оставив наследника, Дмитрий Донской писал: «А по грехом отымет Бог сына моего князя Василья, а хто будет под тем сын мой, ино сыну моему княж Васильев удел…» Это распоряжение послужило поводом к длительной усобице между князьями московского дома, начавшейся почти через сорок лет после смерти Донского и известной под названием феодальной войны.

Феодальная война сотрясала Московское княжество с 1425 по 1453 г. Первоначально, после смерти Василия I, против малолетнего племянника-наследника Василия II Васильевича выступил князь Юрий Дмитриевич Звенигородский. Он не признал прав Василия Васильевича и, опираясь на слова духовной Донского, пытался отвоевать у него престол. В 1434 г. Юрий захватил трон, разгромив и изгнав Василия II. Но Бог не судил ему править Русью – вскоре князь скончался. Тогда знамя борьбы подхватили его сыновья – Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Косой был разбит и попал в плен к Василию II. Тот приказал ослепить кузена (1436). Посеявший зло, его же и пожинает. Когда в 1446 г. Дмитрий Шемяка взял в плен Василия II, то тоже приказал его ослепить. Но даже это не помогло Шемяке удержать трон. Когда, поддавшись уговорам митрополита Иона, Шемяка освободил бывшего великого князя из заточения, тот очень быстро вернул своих союзников и двинулся в поход на Москву. Не сумев отстоять столицу, Шемяка бежал в свой удел в Галиче. Начался последний этап войны. В 1450 г. московские войска выбили Шемяку из Галича, и он укрылся в Великом Новгороде. Лишенный удела и войска, он все равно был опасен для Василия II. Великий князь приказал тайно отравить соперника, что и было сделано. В 1453 г. Шемяка скончался от отравления.

Под действием мышьяка тело Шемяки мумифицировалось, что привело к удивительным посмертным приключениям мятежного князя. В Смутное время шведы, грабившие новгородский Юрьев монастырь, в котором был погребен Дмитрий Шемяка, вскрыли его могилу в поисках сокровищ. Тело князя мародеры поставили к стене, где его и обнаружил новгородский митрополит Исидор. Владыка принял тело Шемяки за мощи святого князя Федора Ярославича, брата Александра Невского, и приказал поместить его в раку в Софийском соборе. Так вплоть до революции тело Шемяки, некогда преданного церковному проклятью, являлось предметом почитания…

Участниками феодальной войны были также другие князья Московского дома, внуки Донского и его двоюродного брата Владимира Серпуховского. Победив Шемяку, Василий II расправился и с ними. В 1454 г. он отнял удел у князя Ивана Андреевича Можайского, а в 1456 г. приказал заточить князя Василия Ярославича Серпуховского, своего шурина. Василий всегда поддерживал великого князя, но это не спасло его от жестокой расправы. Такова была неумолимая логика объединительных процессов. К концу правления Василия II из прежних уделов смог удержаться только Верейский и Белоозерский, в котором правил князь Михаил Андреевич, внук Донского, человек безынициативный, целиком преданный великим князьям.

Василий Темный оставил пятерых сыновей, достигших зрелого возраста. В своем завещании он традиционно выделил им уделы: Юрию – Дмитров, Можайск и Серпухов; Андрею Большому – Углич, Бежецк и Звенигород; Борису –Волок, Ржеву и Рузу; Андрею Меньшому – Вологду и Заозерье. Однако доля старшего наследника, Ивана Васильевича, превышала количество земель, завещанных его удельным братьям. Иван Васильевич получил 16 городов, его братья, все вместе, – 12. Ивану достались наиболее крупные города (Владимир, Переславль-Залесский, Кострома, Галич, Суздаль, Нижний Новгород, Муром и др.) и треть Москвы.

Великое княжество Московское, пройдя через длительную междоусобицу, обрело внутреннее единство, а власть великих князей приобрела черты единоличной власти. Но на пути к созданию единого государства с самодержавным правлением стояли реалии удельного порядка. Преодоление раздробленности и объединение земель государства вокруг Москвы выпало на долю великого князя Ивана III Васильевича (1462–1505).

Детство будущего «государя всея Руси» пришлось на кровопролитную феодальную войну. В 1446 г. он стал свидетелем захвата его отца, Василия II, отрядом Дмитрия Шемяки в Троице-Сергиевом монастыре. Ивану и его брату Юрию удалось убежать, но впоследствии Шемяка обманом захватил княжичей и отправил в заточение. Эти события, несомненно, повлияли на характер великого князя – он был суров и крайне осторожен и, опасаясь крамолы, не останавливался перед расправой с ближними родичами – братом, невесткой, внуком. Были в опале от Ивана III и его жена, Софья Палеолог, и сын Василий. Но, в отличие от внука Ивана Грозного, Иван III был трезвым и расчетливым правителем. Жестокость была одним из инструментов его политики, но не главным. В историю он вошел как стратег, тактик и дипломат. В источниках отмечено одно из прозвищ великого князя – Правосуд. А это значит, что современники уважали Ивана III за справедливость – главное качество государя.

Иван III довершил объединение русских земель вокруг Москвы, начатое Иваном Калитой. В результате походов 1471 и 1477 гг. к Москве была присоединена богатая Новгородская республика – оплот своеобразной древнерусской демократии. В 1474 г. московским владением стал Ростов, в 1485 г. – Тверь, в 1489 г. – Вятка, в последней четверти XV в. московские войска отвоевали у Литвы Верховские княжества, Вязьму, Медынь, Новгород-Северский, Дорогобуж и другие города.

Параллельно с этим Иван III начал освобождение от ордынской зависимости. В 1470-е гг. он прекратил выплату дани. Золотая Орда к этому времени распалась на несколько государств, но ее наследники сохраняли грозную силу. В 1480 г. хан Большой Орды Ахмат попытался восстановить власть над Русью. В результате «Стояния на Угре» московские войска одержали победу. Ахмат бежал и был убит. Московское княжество отныне стало свободным суверенным государством. Вскоре после этого в документах появляется его новое наименование – «Россия», а Иван III принимает титул «государя всея Руси».

С 1480-х гг. великий князь занялся обустройством своей державы. Началось создание новой системы центрального и местного управления. В 1497 г. вступил в действие единый свод законов – Судебник. Великий князь создал мощную армию, широко наделяя служилых людей поместьями. Военная мощь Московской державы при Иване Васильевиче восхищала современников. Его свояк, молдавский господарь Стефан Великий, говорил: «Я на коне и с мечом постоянно в походах, и то не могу защитить пределы своей державы, а он, сидя в Москве, успешно отражает своих многочисленных врагов на окраинах государства».

Иван III особенно заботился об украшении и благоустройстве столицы. При нем был построен новый Успенский собор, началась перестройка Кремля. Обладая широким кругозором, лишенный фобий и фанатизма, великий князь привлек к строительству итальянских мастеров, прославившихся своим искусством по всей Европе. При Иване III начал действовать Пушечный двор – центр высокоразвитых технологий в области артиллерии и литейного дела. Великий князь издал указы о создании вокруг Кремля противопожарных зон, регулировании ширины улиц, защите улиц от разбойников «решетками».

Ивана III современники также именовали Грозным, но впоследствии это прозвание закрепилось за его внуком – Иваном IV. По отзыву Сигизмунда Герберштейна, под пристальным взглядом великого князя молодые женщины падали в обморок. Герберштейн же приводит зарисовку, относящуюся к последним годам правления Ивана III. Несомненно, что австрийцу рассказал об этом один из его русских информаторов. Во время пиров стареющий великий князь, выпив хмельного меда, частенько засыпал. И тогда все присутствующие, пораженные страхом разбудить правителя, ждали, пока государь проснется, в полнейшей тишине…

В борьбе за объединение страны и становление российского самодержавия стали жертвами не только независимые земли и княжества Руси, но также и князья московского дома. Обрубая одну за другой удельные ветви, великие князья, сами того не замечая, привели московскую династию к ее угасанию. В 1491 г. Иван III заточил своего родного брата Андрея Углицкого и его сыновей – Дмитрия и Ивана. Другим братьям великий князь, по-видимому, запрещал жениться с тем, чтобы их род прекратился. Умерли бездетными братья Ивана III – Юрий Дмитровский и Андрей Вологодский. Оставил наследников только Борис Васильевич Волоцкий, но и его род пресекся со смертью сына, бездетного князя Федора Борисовича (ум. 1513).

В конце жизни перед Иваном III возник еще более драматический выбор. На право стать наследниками великого князя претендовали внук Ивана III, Дмитрий Иванович, и его сын от второй жены, Софьи Палеолог, – Василий Иванович. Великий князь в конце концов сделал выбор в пользу сына. Внук Дмитрий и его мать Елена, дочь молдавского господаря Стефана Великого, были заточены и умерли в темнице. Ради сына Иван III обрек на гибель внука. Такова оказалась неумолимая логика централизации.

В 1505 г., после смерти отца, великим князем стал Василий III. При нем династия продолжала сокращаться. В 1523 г. Василий III приказал заточить в тюрьму князя Дмитрия Ивановича Шемячича, внука Шемяки. Родные братья Василия III – Юрий, Дмитрий и Семен – умерли бездетными. Смог жениться только Андрей Иванович Старицкий, и то только в 1533 г., когда у Василия III во втором браке родились два сына.

Когда после смерти Василия III в 1533 г. престол перешел к его вдове Елене Глинской, она в лучших традициях «кровопийственного рода» (выражение князя А. М. Курбского) великих князей уморила в заточении князей – Юрия Ивановича Дмитровского и Андрея Ивановича Старицкого, братьев покойного супруга, расчищая дорогу своему малолетнему сыну – Ивану IV Грозному (1530–1584).

«Грозный царь Иван Васильевич» – одна из самых популярных фигур русской истории. Одни видели в нем грозного завоевателя и мудрого правителя, радевшего за интересы государства и простого народа, другие – садиста-психопата, погубившего будущее московской династии и вызвавшего кризис Смутного времени. Причина столь различных отзывов в бурных и разнообразных событиях эпохи Ивана IV Грозного, сочетавших выдающиеся достижения и страшные катастрофы.

Многие историки сходятся в том, что на формирование личности Ивана Грозного решающее влияние оказала обстановка его детства. Круглый сирота с 7-ми лет, Иван номинально был правителем огромной державы. При этом за власть в стране боролись боярские группировки. Мальчик не раз становился свидетелем сцен расправ и насилия. Он был заброшен, лишен опеки, заботы и правильного воспитания. Все это сформировало в юном государе подозрительность и жестокость. В 13 лет юный великий князь вынес свой первый смертный приговор. С тех пор, как пишет летопись, «начали бояре боятися, от государя иметь страх и послушание». Иван вскоре оправдал эти ожидания – последовали новые казни.

Однако были люди, которые действовали на государя благотворно. В первую очередь, это митрополит Макарий. Видимо, он был инициатором принятия Иваном IV царского титула в 1547 г. Новый сан должен был внушить государю чувство ответственности. Однако этого не произошло. Одумался царь, лишь когда испытал сильное потрясение – после страшного пожара Москвы в столице началось восстание. Жизнь самого Ивана оказалась под угрозой. С этого времени Иван осознал, что государство требует «устроения» – восстание было вызвано многочисленными злоупотреблениями правителей. Вокруг государя сложился кружок единомышленников, который принято называть Избранной радой.

С деятельностью Избранной рады в 1550-х гг. связан период наивысших успехов страны. Были совершены победоносные походы на Казань и Астрахань, создано стрелецкое войско, система приказов, проведена реформа местного управления, успешно началась Ливонская война в Прибалтике. Но в конце 1550-х гг. царь перессорился со своими советниками. Ему казалось, что не все идет так скоро и хорошо, как надо. Вместо пути постепенных преобразований, Иван избрал новое средство укрепления центральной власти – террор.

Наивысшего апогея террор достиг в 1565–1572 гг., когда Иван разделил страну на свой особый удел (опричнину) и остальные земли (земщину). Вся земщина автоматически была под подозрением в измене. Опричники разоряли и грабили земских, были казнены многие бояре, дьяки, дворяне. Тысячами убивали простых горожан и крестьян. В 1570 г. царь подверг страшному разгрому целый город – Великий Новгород. Храбрые в борьбе с безоружным населением, опричники не смогли остановить нашествие крымского хана Девлет-Гирея, который сжег Москву в 1570 г. Вскоре опричнина была отменена, но казни не прекратились.

В последние годы на царя одна за другой обрушивались неудачи. Русские войска потерпели ряд поражений в Ливонской войне, и польский король вторгся в Россию. Мир, заключенный в 1582 г. привел к потере всех завоеваний в Прибалтике. Годом ранее царь в гневе убил сына-наследника царевича Ивана. Грозный слабел духом и телом, его мучили болезни и страх перед Судом Всевышнего. Царь разослал по монастырям списки казненных, повелев поминать их во время церковной службы. Этим он пытался снять с души грех за бессудные расправы. Но не только у церкви искал спасения Иван Грозный. Он повелел собрать колдунов и предсказателей, чтобы те определили день его кончины, но когда узнал о результате гадания, то не поверил в него, пригрозив кудесникам казнью. В тот же день, 18 марта 1584 г., царь умер.

Иван Грозный знаменит не только казнями, но и авторством новаторских литературных произведений. Это, в первую очередь, его переписка с князем Андреем Курбским, опричником Василием Грязным, монахами Кирилло-Белозерского монастыря, европейскими правителями – английской королевой Елизаветой, польским королем Стефаном Баторием, шведским королем Юханом. Эти письма составляют целую эпоху в развитии древнерусской литературы. Иван Грозный был высокообразованным книжником и прекрасным стилистом. Не менее важна и идеологическая основа его произведений – апология деспотизма, – которая красной нитью проходит через все сочинения царя.

Иван Грозный довершил процесс уничтожения рода Калиты. Его единственным родичем по отцовской линии был двоюродный брат – князь Владимир Андреевич Старицкий. В 1569 г. царь приказал отравить брата, вместе с ним погибли жена и две дочери. Племянника, Василия Старицкого, Грозный почему-то пожалел. Но и ему не было суждено жить и продолжить род. В 1574 г. этот князь скончался. Младшая дочь Владимира Старицкого, Мария, выданная дядей за датского герцога Магнуса, вернулась в Россию в 1585 г. при царе Федоре Ивановиче. По тайному приказу Бориса Годунова, она, вместе с дочерью Евдокией, была пострижена в монахини.

Грозному довелось увидеть надвигающийся конец своего рода. Старший сын царя – Дмитрий – утонул во время царского путешествия на богомолье в Кириллов монастырь. Второй сын – царевич Иван Иванович, нравом и дарованиями очень схожий с отцом, – пал жертвой царского гнева. В 1581 г. Иван Грозный в ссоре нанес наследнику удар посохом в висок. От нервного потрясения и раны царевич тяжело заболел и вскоре скончался. Третий сын царя – Федор, – слабый физически, был неспособен к управлению. Не было надежд и на то, что он может стать отцом. Наконец, в 1582 г., за два года до смерти Грозного, его последняя, седьмая жена Марфа Нагая, родила сына – царевича Дмитрия. Этот мальчик был помехой на пути к трону Борису Годунову, мечтавшему занять престол после смерти бездетного шурина – царя Федора Ивановича. В 1591 г. при невыясненных обстоятельствах царевич Дмитрий погиб в Угличе. Народное мнение обвиняло в этом Бориса. В 1598 г. тихо угас царь Федор Иванович. Династия Даниила на московском престоле пресеклась.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >