Возникновение контроля над рождаемостью

Возникновение контроля над рождаемостью

К 1910 г. на значительной части Европы коэффициенты рождаемости начали понемногу снижаться. Более точные показатели, такие как количество детей на одну женщину (то есть коэффициент суммарной рождаемости или фертильности), демонстрируют, в среднем по странам, приведенным в таблице 6.5, его уменьшение по отношению к 1870 г. с 4,7 до 3,4 %. Как известно, перед нами — начало необратимого процесса, который остановится лишь в последней четверти XX века, когда будут достигнуты экстремально низкие показатели; именно поэтому необходимо понять, что послужило первоначальным толчком этого процесса. Мы знаем, что непосредственная причина снижения рождаемости коренилась главным образом в распространении добровольного контроля над рождениями. Другие близкие к ней причины (в числе них и изменения брачности) можно с оговорками назвать второстепенными.

Чтобы лучше уяснить себе это явление, следует учесть один немаловажный факт. Массовый добровольный контроль — явление новое, но в ограниченных группах населения он, согласно различным данным, наблюдался и раньше. Кроме того, в индивидуальном порядке такая простейшая его форма, как прерванный половой акт, была, очевидно, доступна с тех пор, как человеческий род осознал последствия половых сношений. К примеру, реконструкция семей и генеалогий обнаружила, что среди привилегированных классов Европы — в королевских семьях, среди герцогов и пэров Франции, пэров Англии, аристократов Бельгии, Милана, Генуи и Флоренции, буржуазии Женевы и ведущих семей Гента — ограничение рождений было достаточно распространено в XVIII, а в некоторых случаях и в предыдущем веке. Это подтверждает не только снижение показателей брачной рождаемости, но и другие факты, свидетельствовавшие о «контроле», например снижение среднего возраста рождения последнего ребенка, который составляет около 40 лет у населений с естественной рождаемостью и приближается к 30 годам по мере того, как падает рождаемость. В некоторых выделенных группах, например в еврейских общинах в Италии (Флоренция, Ливорно, Модена) или за ее пределами (Байонна), рождаемость снизилась уже в течение XVIII в. Существует множество свидетельств аналогичного поведения среди определенных городских слоев. То есть существуют «предтечи» добровольного контроля, но особенности их поведения не выходят за узкие рамки репродуктивного поведения привилегированных слоев или приверженцев определенного вероисповедания; численность тех и других очень мала, и они никак не влияют на прочее население. Но во время первой Реставрации французское духовенство начало отдавать себе отчет в том, что наблюдаемое снижение числа рождений, зафиксированное в приходских книгах, является результатом нового репродуктивного поведения супругов; тут уже налицо не отдельные, давно известные группы, но всеобщая практика «онанизма» (под этим словом также подразумевался и прерванный половой акт), относительно допустимости которого без конца отправляются запросы в Римскую курию. Добровольный контроль над рождениями начинал приобретать массовый характер.

Следует также добавить, что брачность, этот устоявшийся способ контроля над естественным приростом при традиционном типе воспроизводства, исчерпала свои ограничивающие возможности почти на всей территории Западной Европы. К началу XIX в. на территории западнее линии Санкт-Петербург — Триест, наблюдается достаточно высокий брачный возраст — 25–27 лет для женщин — и солидный процент не вступивших в брак: модель, становление которой мы уже рассмотрели (см. гл. 5). При снижении смертности, которое наблюдается во второй половине века, чисто мальтузианского ограничения (контроля над браком) уже недостаточно для регулирования прироста — требуется другой, более мощный фактор.

Показатели брачной рождаемости, сопоставленные с показателями брачности, позволяют выявить, пусть косвенным путем, роль добровольного контроля. Данные, приведенные в таблице 6.6, относятся к 1910 г. и к предшествующему периоду (в основном с 1850 по 1880 г.), когда естественная неконтролируемая рождаемость была обычным явлением всюду, кроме Франции, где уже наблюдалось существенное ее снижение.

Используемые показатели приведены к единому стандарту возраста и гражданского состояния (исключены, таким образом, погрешности, какие могли бы возникнуть при более грубом обобщении). Они выражаются в тысячных долях, где 1000 (показатель, которого не достигло и к которому даже не приблизилось ни одно из европейских населений) представляет собой максимальный эмпирический уровень брачной рождаемости. Значения, превышающие 650, обычно соответствуют уровням неконтролируемой рождаемости (они могут различаться от страны к стране в зависимости от многообразных факторов, таких, например, как длительность вскармливания, внутриутробная смертность и т. д.); значения ниже 600 почти наверняка являются результатом осознанного поведения, направленного на увеличение интервала между родами или прекращение воспроизводства.

Во всех рассмотренных странах, кроме Франции и Венгрии, в период с 1850 по 1880 г. наблюдались уровни между 650 и 800. Накануне Первой мировой войны брачная рождаемость опустилась ниже отметки 600 в девяти странах, причем снижение составило от 10 до 40 %. В других регионах (скандинавские страны, Испания и Италия) снижение оказалось менее 10 %, и средний уровень по-прежнему превышал 600, но некоторые данные говорят о том, что рождаемость начала сокращаться.

Таблица 6.6. Брачная рождаемость в странах Европы.

Австрия Ирландия
1880 677 1871 708
1910 588 1911 708
Соотношение, % 87 Соотношение, % 100
Бельгия Италия
1846 757 1864 677
1910 444 1911 616
Соотношение, % 59 Соотношение, % 91
Дания Голландия
1852 671 1859 816
1911 522 1909 652
Соотношение, % 78 Соотношение, % 80
Англия Норвегия
1851 675 1875 752
1911 467 1900 701
Соотношение, % 69 Соотношение, % 93
Финляндия Португалия
1880 698 1864 682
1910 647 1911 636
Соотношение, % 93 Соотношение, % 93
Франция Россия
1831 537 1897 755
1911 315 1926 665
Соотношение, % 59 Соотношение, % 88
Германия Шотландия
1867 760 1861 742
1910 542 1911 565
Соотношение, % 71 Соотношение, % 76
Венгрия Испания
1880 589 1887 650
1910 529 1910 623
Соотношение, % 90 Соотношение, % 96
Швейцария Швеция
1860 724 1880 700
1910 513 1900 652
Соотношение, % 71 Соотношение, % 93

Примечание: Для каждой страны приведено соотношение данных более позднего года к более раннему, принятых за 100 %. Брачная рождаемость — усредненный показатель, не зависящий от возраста и гражданского состояния.

Источник: Coale A. J., Cotts Watkins S. (под ред.), The Decline of Fertility in Europe, Princeton University Press, Princeton, 1986.

На рисунке 6.1 наглядно представлены данные таблицы 6.6, в частности распределение более 700 субнациональных европейских регионов (провинций, департаментов, округов) по предполагаемой дате начала «необратимого» сокращения рождаемости: за таковую дату условно принят момент, когда наблюдается снижение на 10 % относительно предыдущего периода стабильности и не происходит дальнейшего подъема. Если применить этот критерий к национальным образованиям, то самая ранняя дата начала контроля будет относиться к Франции (1827 г.), а самая поздняя — к Ирландии и России (1922 г.); во всех прочих странах этот момент наступает после 1880 г. На менее обобщенном уровне рисунок 6.1 представляет два ряда данных: в левой части оказываются французские департаменты, явно опередившее всю Европу: там эта дата пришлась на период 1780–1850 гг.; в правой представлена основная часть континента. В 60 % случаев рождаемость начинает снижаться между 1890 и 1920 гг.; десятилетие с наибольшей плотностью значений — 1900-е гг. Но встречаются регионы, где снижение начинается лишь в 40-е гг. XX века.

География снижения рождаемости свидетельствует о том, что процесс начинается во Франции и распространяется на самые развитые регионы Европы, включая Каталонию, Пьемонт, Лигурию и Тоскану — на юге — и Англию, Бельгию, Германию, частично Скандинавию — в центре и на севере. Периферийные области (средиземноморские: Южная Италия, значительная часть Испании; атлантические: Португалия и Ирландия; Балканы; Россия), а также зоны, расположенные в центре, но с традиционной культурой (население альпийских районов) остаются на более или менее длительный период оплотами высокой рождаемости, постепенно включаясь в общий процесс в течение XX столетия.

Рис. 6.1. Распределение областей Европы по времени начала сокращения брачной рождаемости.

Источник: Coale A. J., Cotts Watkins S. (под ред.), The Decline of Fertility in Europe, Princeton University Press, Princeton, 1986.

При описании данного процесса возникает два соображения. Первое — что, как и следовало ожидать, рождаемость в городах снижается раньше и быстрее, чем в сельской местности. Например, в Италии брачная рождаемость в больших городах с населением более 100 тыс. жителей в 1871 г. была на 15 % ниже, чем в маленьких городах с населением менее 30 тыс. жителей, по преимуществу вполне деревенских; в период 1871–1901 гг. рождаемость в первых снизилась на 16 %, а во вторых — на 5 %, что еще больше увеличило разрыв. Это утверждение, применимое во второй половине XIX в. к большей части Европы, требует, однако, осторожного к себе отношения — как из-за специфической структуры городов, так и из-за тесной их связи с сельской местностью: это затрудняет интерпретацию данных, особенно относящихся к этапу интенсивной урбанизации. В городах высока доля групп населения, для которых брак и воспроизводство недоступны (военные, священники, обитатели богоугодных заведений, прислуга); высока также и доля вновь прибывших, которые оставили семью на родине; высока, особенно во Франции, доля жителей, поручающих своих детей деревенским кормилицам (матери, прерывая кормление грудью, при отсутствии противозачаточных мер укорачивают тем самым интервал между родами); часто нарушается традиционный сценарий отношений между полами. Все эти факторы влияют на статистические данные и создают трудности при интерпретации. И все же представляется, что в XIX в. контроль над рождаемостью в городах начался раньше и набирал силу быстрее. В этом случае наблюдается особенность, характерная только для Франции: добровольный контроль над рождаемостью уже встречался в городах в первой половине XVIII в. (это совершенно точно отмечено в Руане), но на первом этапе он едва оказался способен уравновесить последствия передачи новорожденных деревенским кормилицам (этот обычай, позволяющий матерям сокращать период кормления грудью, увеличивал фактическое деторождение). Второе соображение заключается в том, что снижение рождаемости сначала наблюдается в более высоких (по знатности, профессии или образованию) общественных классах и распространяется на другие слои через немалый промежуток времени.

Эта французская особенность служила и продолжает служить предметом дискуссий и исследований: не остается сомнений в том, что французские пары, как в городах, так и в сельской местности, прибегают к ограничению рождений гораздо раньше — на полвека, а то и на век — чем пары в остальных странах Европы; и что Англия с ее развитой промышленностью и высокой урбанизацией открывает для себя контроль над рождениями с огромным запозданием по сравнению с сельскохозяйственной Францией. Французская революция совпадает с моментом, когда это движение стремительно набирает силу; к тому же снижение рождаемости без особых задержек следует за изменениями смертности и параллельно им. Объяснить эти факты можно двояко, причем обе версии не исключают друг друга. Первая опирается преимущественно на особенности культуры и ставит во главу угла широко распространившееся влияние революционной идеологии, решительный отказ от религиозных и нравственных догм, а также от религиозных практик, коллективных и индивидуальных. Все это могло привести к коренным переменам там, где они уже намечались, и создать новые модели поведения там, где их еще не было, при поддержке растущей мобильности, новых социальных контактов, унифицирующего опыта революционных и императорских армий. Конечно, не все может быть приписано революции: снижение рождаемости уже отмечалось в Нормандии и в Вексене в десятилетия, предшествовавшие 1789 г., но широкомасштабные, глубокие перемены в культуре и в поведении не происходят за один день. Второе объяснение опирается скорее на экономику, нежели на общество или культуру. Франция долго оставалась сельскохозяйственной страной и не могла бы выдержать демографической нагрузки, появившейся со снижением смертности, не прибегая, например, к такой мере, как чрезмерное дробление земельных владений. С другой стороны, нивелирование роли брачности путем повышения брачного возраста и увеличения безбрачия достигло предела уже при традиционном типе воспроизводства и не могло бы препятствовать дальнейшему демографическому приросту. «Можно, следовательно, предположить, что, вообще говоря, принятие противозачаточных мер позволяло сократить ожидание свадьбы, нестерпимо длительное в рамках традиционного уклада сельской жизни», — замечает Барде, добавляя, что сокращение числа рождений в период с 1790 по 1850 г. «представляло собой не демографический переход во всей его полноте, а продолжение иными средствами прежнего аграрного мальтузианства». В то время как в Англии индустриальное общество создавало новые «ниши» в виде городов и новых видов деятельности, где находили себе место как выходцы из деревень, так и излишки населения, образовавшиеся в результате снижения смертности, а кроме того, широко открывало такой путь, как эмиграция, во Франции продолжали существовать традиционные экономические структуры, а эмиграция оставалась довольно незначительной. Поэтому система вынуждена была приспосабливаться, принимая контроль над рождаемостью, чему способствовало и ослабление моральных и религиозных догм, вызванное революцией. Таким образом, культурная составляющая входит в экономическую парадигму, позволяя объяснить, почему среди сельского населения других стран, структурированного так же, как французское, контроль над рождениями появился гораздо позже.

Особенности развития Франции — не единственное препятствие для сторонников данной парадигмы демографического перехода. Карта развития Западной Европы лишь в общих чертах совпадает с картой снижения рождаемости, и противоречивый случай Франции — Англии не уникальное исключение. Ломбардия и Страна Басков — самые развитые области Италии и Испании — не были первыми в контроле над рождаемостью; в Португалии более развитый север начнет контролировать рождаемость гораздо позже отсталого юга; в Венгрии, где три четверти трудоспособного населения были заняты в сельском хозяйстве, дата начала снижения рождаемости — 1890 г. — совпадает с аналогичной датой в Германии, на тот момент уже сильно индустриализированной. Цепочку доводов и контрдоводов можно продолжать и дальше без особого результата. Построить убедительную модель этого процесса со множеством переменных невозможно: во-первых, значения этих переменных трудно определить, а во-вторых, объяснять с их помощью придется не только изменения рождаемости, но и весь сложный процесс демографического перехода, включающий в себя другие демографические переменные.

Следует, наверное, заметить в заключение, что к началу XIX в. снижение смертности из-за следующего за ним ускорения прироста почти повсеместно сделало невозможным поддержание традиционных показателей рождаемости. Ограничивающие возможности брачности к тому времени исчерпали себя; эмиграция сдерживалась способностью принимающих стран абсорбировать излишки населения; таким образом, контроль за числом рождений был единственным барьером для демографической экспансии. Процесс уменьшения числа рождений во многом следовал географии и градиентам развития экономики и снижения смертности, но с многочисленными исключениями и отклонениями, которые можно объяснить культурой и традициями, религией и установлениями, случайностями и закономерностями, которые поддаются анализу лишь на более конкретных уровнях исследования.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >