Англия, Франция, Германия

Англия, Франция, Германия

Я так подробно описывал модель нашей «системы» потому, что она может быть крайне полезной для интерпретации традиционного типа воспроизводства или, по крайней мере, того периода (в основном XVII и XVIII вв.), относительно которого сохранились демографические источники — главным образом приходские книги, — позволяющие реконструировать основные демографические феномены. Ограничимся рассмотрением случаев, хорошо изученных благодаря «репрезентативности» реконструкций и их анализа. Характеристики трех систем и их сопоставление (приведенные во всех подробностях в табл. 5.1) позволят нам сделать некоторые общие выводы, которые помогут понять, что происходило в других, менее изученных, частях Европы.

Ситуация в Англии изучена благодаря исследованиям, проводившимся с конца 1960-х годов группой ученых Кембриджского университета под руководством Э. Ригли. В ходе этой работы удалось произвести полную реконструкцию механизмов прироста, используя как методику больших чисел, так и поименные реконструкции семей. В случае Англии историческую реконструкцию облегчает редкостная однородность населения в том, что касается достаточно многочисленных социальных характеристик и стереотипов демографического поведения; такой однородности нет в других европейских странах, более пестрых по составу. Приведу некоторые данные, представленные в гл. 1: с середины XVI в. до 1800 г. население Англии увеличивается почти втрое, с 3 до 8,6 млн чел.; за этот же самый период население Европы удваивается, а во Франции возрастает на 50 %. Более быстрый прирост в Англии обусловлен подъемом, наступившим в XVIII в., но также и более мощным приростом в Елизаветинскую эпоху, в то время как вторая половина XVII в. была отмечена кризисом.

Первое соображение возникает из сопоставления двух промежутков времени: в период с конца XVII по конец XVIII в. (табл. 5.1, строки 1 и 2) происходит резкое ускорение роста численности населения, и уровень прироста (который выводится с применением нашей модели) из слабо отрицательного становится положительным и составляет 1,3 % в год. Это ускорение обусловлено, во-первых, увеличением брачности (отраженным в компонентах M и D), во-вторых, повышением ожидаемой продолжительности жизни и увеличением рождаемости в законных браках. Скромный вклад внесло и сокращение чистой эмиграции в Северную Америку. Система трансформируется не только благодаря улучшению условий жизни (в самом деле, ожидаемая продолжительность жизни возрастает с 36,3 до 39,5 лет), но прежде всего потому, что снижается средний возраст вступления в брак (с 25,8 до 24,1 года); тем самым репродуктивный цикл «ускоряется»; кроме того, снижается доля женщин, «исключенных» из брачных отношений (окончательное безбрачие). Репродуктивная цепочка внутри брака (то есть рождаемость в законном браке) существенно возрастает. Данный анализ отвечает на вопрос о причинах демографического ускорения в Англии: многие связывали его с благоприятным влиянием развития на сокращение смертности, но на самом деле ему способствовали также изменения в брачном поведении, оказавшимся достаточно гибким, чтобы вписаться в изменившиеся экономические и социальные условия.

Случай Франции более сложный, ибо данные здесь, по сравнению с Англией, значительно менее однородны: юго-западные области, например, отличаются от северных, так что говорить о французской демографической «системе» применительно ко многим параметрам было бы неправомерно. Однако наши рассуждения носят общий характер, что оправдывает некоторые сознательные упрощения. По инициативе основателя современной исторической демографии Луи Анри были реконструированы семьи, принадлежащие к выборке деревень, — всего около сорока, — представляющих Францию (кроме Парижа) при традиционном типе воспроизводства. В отличие от Англии, французская система во второй половине XVIII в. (табл. 5.1, строка 3) испытывает низкую демографическую нагрузку: возможности роста здесь относительно скромны. Со средним по Франции значением контрастируют два приведенных случая: первый — Крюле (строка 5), деревня в Нормандии, где отмечается мощный импульс прироста, нейтрализуемый ощутимой эмиграцией, второй, весьма впечатляющий, — город Руан (строка 4), где потенциал естественного прироста невелик, но компенсируется значительной иммиграцией. Больший потенциал естественного прироста в Крюле связан в основном с более высокой брачностью и более ранним возрастом вступления в брак.

Таблица 5.1. Демографические системы Англии, Франции и Германии.

Население Период G(f) Число родившихся за год t Коэффициент дожития = S Соотношение числа родившихся и числа доживших до зрелого возраста Миграционный прирост = E Соотношение числа мигрантов и основного населения в одном поколении Брачность = М Соотношение общей численности поколения и числа вступивших в брак Брачная рождаемость за период = F Число детей, рожденных в среднем за год брака Продолжительность брака = D Продолжительность репродуктивной жизни в браке Рождаемость за период = N(f) Общее число детей, родившихся от одного поколения родителей Соотношение поколение дочерей/поколение матерей (замещаемость поколений) = N(f) / F(t) Соотношение числа рожденных и численности предыдущего поколения
(1) (2) (3) (4) (5) (6) (1) ? (2) ? (3) ? (4) ? (5) ? (6) = (7) (7)/(1) = (8)
(1) Англия 1650–1675 1000 0,532 0,987 0,689 0,145 18,8 996 0,996
(2) Англия 1775–1799 1000 0,577 0,997 0,785 0,160 20,5 1484 1,484
(2)/(1) ? 100 Англия 2 / Англия 1 108 101 114 110 109 149 149
(3) Франция XVIII 1000 0,418 1 0,807 0,185 16,7 1042 1,042
(4) Руан XVIII 1000 0,405 1,251 0,690 0,200 16,5 1153 1,153
(5) Крюле XVII–XVIII 1000 0,438 0,847 0,805 0,188 18,2 1021 1,021
(4)/(3) ? 100 Руан/ Франция 98 125 86 108 99 111 111
(5)/(3) ? 100 Крюле/ Франция 105 85 100 102 109 98 98
(6) Германия 1750–1799 1000 0,52 0,968 0,769 0,19 17 1250 1,25
(3)/(2) ? 100 Франция / Англия 2 72 100 103 116 81 70 70
(6)/(2) ? 100 Германия/ Англия 2 90 97 98 119 91 92 92
(6)/(3) ? 100 Германия/ Франция 124 97 95 103 102 120 120

Примечание: Данные в столбцах 1–6 получены следующим образом (на примере Англии, 1650–1675): 1000 женщин, рожденных в году t (столбец 1), умножается на процент доживших до взрослого возраста — в данном случае 53,2 % (столбец 2); затем умножается на процент прибывших или убывших в результате миграции до достижения взрослого возраста (столбец 3; 0,987 означает, что их число уменьшилось на 0,13 % только в результате эмиграции); далее умножается на процент вступивших в брак (столбец 4, 68,9 %), умножается на число детей, рожденных женщиной в среднем за год в законном браке (столбец 5, 14,5 % — указан процент женщин, родивших в указанном году дочерей); и, наконец, умножается на среднюю продолжительность детородного периода в браке (столбец 7, 18,8 лет), в результате получаем число дочерей, родившихся у предыдущего поколения женщин (1000 из столбца 1) — 996 (столбец 7). Женщин в следующем поколении меньше, чем в предыдущем (0,996, столбец 8), что свидетельствует о небольшом репродуктивном дефиците. В то же время столбец 8 второй строки, с данными по Англии XVIII в., где указано соотношение 1,484, свидетельствует о заметном репродуктивном приросте (число женщин увеличилось по сравнению с предыдущим поколением на 48,4 %).

В сравнении с Англией XVIII в. рост народонаселения Франции скромен. В Англии рождаемость в законном браке, которая здесь ощутимо ниже, с лихвой компенсируется более высокой брачностью (средний возраст вступления в первый брак английских женщин составляет 24 года, французских — 26 лет), большей продолжительностью брака и лучшим дожитием (ожидаемая продолжительность жизни в Англии — 39,5 лет, во Франции — приблизительно 30). Влияние миграций незначительно: для Франции оно предполагается нулевым, для Англии — слабо отрицательным.

Третий пример относится к Германии (табл. 5.1, строка 6) и основывается на реконструкции семей, произведенной Кноделем на основе Ortsippenb?cher — местных генеалогий жителей 14 деревень XVIII и XIX вв. Рассмотренные деревни не являются репрезентативной выборкой для всего немецкого населения, хотя и относятся к различным географическим регионам (Восточная Фризия, Вальдек, Вюртемберг, Баден и Бавария), половина из которых католические, половина — протестантские. Показатели по второй половине XVIII в. относятся к деревням в целом, с оценкой эмиграции, которая касается не этих деревень, а Германии вообще. Занимая по приросту промежуточное положение между Англией и Францией, Германия отличается от первой более высокой брачной рождаемостью, а от второй — большей продолжительностью жизни.

Примеры Англии, Франции и Германии схематично (пусть с некоторой натяжкой) представляют демографические системы трех важнейших народов Европы. При их рассмотрении отчетливо прослеживаются: факторы, определяющие различный потенциал прироста; сильное влияние дожития и брачности на различия между системами; динамичность последних, как в случае Англии XVII и XVIII вв.; неоднородность картины, как в случае Франции, где данные по городу и деревне сильно различаются. Предложенная модель поможет ориентироваться при работе со сложным, изменчивым материалом.

Какова ситуация в других регионах? На окраинах Европы действуют две очень несхожие системы, хотя их результаты практически одинаковы. Население России в XVIII и XIX вв. (для Восточной Европы XIX в. все еще характерен традиционный тип воспроизводства) развивается в системе низкого уровня дожития, высокой брачности и рождаемости: речь, несомненно, идет о системе с «высокой» демографической нагрузкой. На атлантическом побережье континента английское население растет (во всяком случае, со второй половины XVIII в.) теми же темпами, что и русское, но это — система с «низкой» нагрузкой, для которой характерна высокая продолжительность жизни, умеренная брачность и рождаемость. Сильный прирост наблюдается и в Ирландии, но там характеристики хуже из-за низкой продолжительности жизни и недостаточного контроля над браком.

Если вернуться к английскому случаю, обобщение на национальном уровне не затушевывает существенных географических различий, да и в Российской империи сосуществуют самые разные ситуации, которые, однако, с продвижением от Балтики к юго-востоку нивелируются чисто азиатской системой (ранний и всеобщий брак). Вообще говоря, не стоит предполагать, что многочисленное население может быть однородным, как в Англии: внутри почти всех крупных европейских стран наблюдаются различия. Во Франции допустимо, с известной осторожностью, провести различие между юго-западом, где рождаемость чуть ниже, а продолжительность жизни больше, и северо-востоком, с более высокой рождаемостью и низкой продолжительностью жизни: яркий контраст составляют, например, две области, принадлежащие к регионам Нижнее Кверси и Нормандия. Хотя и рискованно обобщать данные, относящиеся к немногочисленным и небольшим деревням, но в тех четырнадцати, которые исследовал Кнодель, заметен сильнейший контраст между деревнями Восточной Фризии — с низким возрастом вступления в брак, низкой детской смертностью и умеренной брачной рождаемостью — и баварскими деревнями, где наблюдается высокая смертность, высокий возраст вступления в брак и высокая рождаемость в законном браке: здесь, судя по всему, тоже «работают» системы различного типа — первая относится к системам с «низкой» нагрузкой, вторая — к системам с «высокой».

Еще более сложной в этом отношении представляется картина Средиземноморья. На Пиренейском полуострове определенно можно говорить об атлантической системе, характеризующейся выраженным контролем над брачностью, отличной от средиземноморской системы с очень ранней брачностью и низким процентом холостых. Италия — довольно сложный регион, деление ее на местности не всегда совпадает с привычным историко-географическим: так, выделяется альпийская система с низкой брачностью и постоянной эмиграцией, в то время как в различных областях юга факторы, ограничивающие рост, уже не так интенсивны. В Италии — как и в других частях Средиземноморья — сильное влияние малярии, особенно в прибрежных районах, определяет весьма своеобразные демографические режимы, которые характеризуются высокой смертностью, компенсирующейся большой рождаемостью и постоянным обновлением населения за счет миграций. В Великом герцогстве Тосканском наблюдается контраст между центральной и северной частями, которым присуща низкая демографическая нагрузка, и южной (Мареммой), которая в значительной степени поражена малярией и в которой естественная смена поколений происходит очень быстро. К разным моделям развития, по-видимому, принадлежат такие группы населения, как евреи-сефарды Запада и евреи-ашкеназы Востока. «Около 1900 года, — пишет Делла Пергола, — еврейские общины Восточной Европы вместе с выходцами из них, эмигрировавшими за море, насчитывали около 7,5 млн чел., в то время как в Италии евреев было около 43 тыс. чел. Это довольно странно, если принять во внимание, что к концу XV в. обе группы имели сравнимую численность (20–50 тыс. чел.)». За этой фантастической разницей в развитии стоят различные демографические системы: в XVIII в. наблюдалось устойчивое равновесие между рождениями и смертями, что означало отсутствие прироста в Италии, но высокую смертность и высочайшую рождаемость на востоке Европы, причем последнюю поддерживали социальные нормы, благоприятствующие высокой рождаемости и сплоченности семьи.

При обобщениях на национальном или региональном уровне зачастую пропадает, сглаживается специфика отдельных территорий. Кроме того, в этом случае «смешиваются» слои и группы, избирающие разные стратегии и разные демографические модели: так, известно, что аристократы и элита стараются предотвратить дробление земельных угодий путем ограничения репродуктивности, мелкие собственники приводят размеры семьи в соответствие с наличием ресурсов и потребностью в труде, тогда как безземельные батраки имеют дело с совсем другими ограничивающими факторами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 11. Как Англия и Франция напали на Россию

Из книги Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II автора Стариков Николай Викторович

Глава 11. Как Англия и Франция напали на Россию Мировая история – это история государств. История государств – это история войн. Освальд Шпенглер Эта война, как и альпийские подвиги Суворова знакома в нашей стране каждому. И не только на уроках истории наши школьники


15. Германия и Англия

Из книги Вторая книга автора Гитлер Адольф

15. Германия и Англия Английская политика и цели, ее значение для Германии, причины англо-германского антагонизма в прошлом. Основы для немецко-английский дружбы в будущем. Отказ Германии от колониальной и экономической политики, чтобы успокоить Англию. Уместно


СВОИМ СОЮЗОМ ФРАНЦИЯ И АНГЛИЯ ОБЯЗАНЫ ЖЕНЩИНЕ

Из книги От Анны де Боже до Мари Туше автора Бретон Ги

СВОИМ СОЮЗОМ ФРАНЦИЯ И АНГЛИЯ ОБЯЗАНЫ ЖЕНЩИНЕ Да не будьте же вы таким невоздержанным! Ответ одной женщины влюбленному англичанину Яростная борьба, которую вели Анна и Франсуаза за официальное место в королевской постели, увлекла не только придворных, но и простой


§ 18. Англия и Франция в XI–XIII веках

Из книги Всеобщая история. История средних веков. 6 класс автора Абрамов Андрей Вячеславович

§ 18. Англия и Франция в XI–XIII веках Последствия нормандского завоевания АнглииНормандское завоевание изменило жизнь Англии. По всей стране захватчики, пришедшие из Франции, выстроили свои замки, а в Лондоне возвели мрачную громаду – королевскую крепость Тауэр. У местных


1.6. Франция, Англия и Атаманы

Из книги Татаро-монгольское иго. Кто кого завоевывал автора Носовский Глеб Владимирович

1.6. Франция, Англия и Атаманы А что же Франция и Англия? Что они делают в это время? Оказывается, они «БЫЛИ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В РАЗВИТИИ ТОРГОВЛИ С ТУРЕЦКОЙ ИМПЕРИЕЙ» [344], с. 166. И это — после разгрома Атаманами крестоносных армий, в состав которых входили, как считают историки, и


ГЛАВА ПЯТАЯ Германия и Франция после 1866 г. Североамериканская междоусобная война и Мексиканское царство. Непогрешимость папы. Италия, Германия и Франция с 1866 по 1870 г

Из книги Всемирная история. Том 4. Новейшая история автора Йегер Оскар

ГЛАВА ПЯТАЯ Германия и Франция после 1866 г. Североамериканская междоусобная война и Мексиканское царство. Непогрешимость папы. Италия, Германия и Франция с 1866 по 1870 г Благодаря войне и ее неожиданным результатам, Германии представилась возможность осуществить, и


Франция, Германия, Италия как сердце Европы

Из книги Рождение Европы автора Ле Гофф Жак

Франция, Германия, Италия как сердце Европы Единство империи, согласно нескольким текстам, ассоциировалось со словом «Европа». В сочинении «Песнь о Карле Великом» («Carmen de Carolo Magno») этот монарх характеризуется как «почтенный ум Европы» и «отец Европы». В 781 году Карл


4. Франция и Германия

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

4. Франция и Германия Еврейские поселения в Галлии (Франции) и Германии возникли еще тогда, когда эти страны были провинциями древней Римской империи.В IV и V веках христианской эры еврейские колонии встречаются в Марселе, Орлеане, Клермоне, Париже, Кельне и некоторых


3.6. Франция, Англия и Атаманы

Из книги Книга 1. Империя [Славянское завоевание мира. Европа. Китай. Япония. Русь как средневековая метрополия Великой Империи] автора Носовский Глеб Владимирович

3.6. Франция, Англия и Атаманы А что же Франция и Англия? Что они делают в это время? Оказывается, они «БЫЛИ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В РАЗВИТИИ ТОРГОВЛИ С ТУРЕЦКОЙ ИМПЕРИЕЙ» [344], с. 166. Это — после разгрома отоманами = атаманами крестоносных армий, в состав которых входили и ФРАНЦУЗСКИЕ


Англия, Франция и Италия

Из книги Еврейская история, еврейская религия автора Шахак Исраэль

Англия, Франция и Италия Поскольку первый период пребывания евреев в Англии был весьма коротким и совпал с образованием английской национальной феодальной монархии, рассмотрим его в рамках приведенной выше схемы. Евреи прибыли в страну с Вильгельмом Завоевателем как


§ 20. Англия и Франция в XI–XIII веках

Из книги Всеобщая история. История средних веков. 6 класс автора Абрамов Андрей Вячеславович

§ 20. Англия и Франция в XI–XIII веках Последствия нормандского завоевания АнглииНормандское завоевание изменило жизнь Англии. По всей стране захватчики, пришедшие из Франции, выстроили свои замки, а в Лондоне возвели мрачную громаду – королевскую крепость Тауэр. У местных


Англия и Франция объявляют войну Германии

Из книги Тайна, в которой война рождалась… (Как империалисты подготовили и развязали вторую мировую войну) автора Овсяный Игорь Дмитриевич

Англия и Франция объявляют войну Германии Утром 1 сентября в речи на специальном заседании рейхстага Гитлер пытался оправдать действия Германии, обвинив в агрессии Польшу. Два дня он ждал польского представителя для переговоров, утверждал «фюрер». Но ответом Польши была


Англия и Франция объявляют войну Германии

Из книги За кулисами второй мировой войны автора Волков Федор Дмитриевич

Англия и Франция объявляют войну Германии Рано утром 1 сентября в Лондоне и Париже узнали о нападении Германии на Польшу, о бомбардировке Варшавы, Вильно, Гродно, Брест-Литовска и Кракова. Бек, вызвавший по телефону английского посла в Варшаве Кеннарда, сообщил ему о