Общая картина

Общая картина

В «долгое» девятнадцатое столетие, завершившееся Первой мировой войной, в результате демографического перехода, охватившего страны Европы, традиционный тип воспроизводства населения сменяется современным, характеризующимся высокой продолжительностью жизни, а также низким естественным приростом и ориентированным на стабильность и неизменность. С 1800 по 1914 г. народонаселение увеличивается со 188 до 458 млн чел. — почти в два с половиной раза. Во-первых, естественное дожитие до пожилого возраста из привилегии немногих становится судьбой большинства. Во-вторых, беременность, роды, послеродовой период, выкармливание уже не занимают в жизни женщины непременно весь фертильный возраст. В-третьих, эмиграция из ограниченного явления становится массовым, и многие десятки миллионов европейцев вносят свой вклад в заселение старых и новых территорий. Эти изменения привели к глубоким преобразованиям демографической системы, они повлияли на нее так же сильно, как на производство материальных благ повлиял промышленный переворот, а на политическую систему — Французская революция. Впрочем, и то, и другое, и третье вступали в тесное взаимодействие, приводя к преображению европейского общества.

В этой главе я попытаюсь представить в упорядоченном и обобщенном виде путь развития народонаселения Европы — этап, который хорошо подкреплен документально благодаря тому, что в XIX столетии зарождаются и упрочиваются национальные статистические службы, поставляющие огромное количество данных. Как мы увидим в дальнейшем, сложности при описании демографических изменений возникают оттого, что преобразования происходят неравномерно, с сильными географическими и социальными различиями и в разном темпе, так что накануне Первой мировой войны «старые», еще практически не затронутые переменами системы сосуществовали с системами более зрелыми, уже почти современными.

Кроме того, необходимо назвать основные причины перемен и прежде всего понять, какие именно явления послужили толчком, разрушившим воспроизводство традиционного типа и обусловившим ускоренный или замедленный демографический переход к режимам воспроизводства, типичным для XX в. И наконец, следует обозначить влияние, которое демографические преобразования оказали на европейское общество.

С другой точки зрения — которую мы и поддерживали с самого начала — демографическую динамику «долгого девятнадцатого века» можно интерпретировать как результат ослабления ограничивающих факторов и расширение возможностей выбора. Увеличение ресурсов, наличие новых территорий, изменение эпидемиологической картины — все это ослабляет нагрузку, из-за которой старые системы были вынуждены тесниться в ограниченном пространстве. Благодаря улучшению здравоохранения, контролю над рождаемостью, возрастающей значимости личных решений, принимаемых в браке, а также повышению мобильности, — возможностей выбора, встающего перед индивидуумом, становится больше. Ослабление роли ограничивающих факторов и увеличение возможностей выбора приводит к увеличению способности к воспроизводству и к сугубой изменчивости демографических процессов.

Таким образом, система ограничивающих факторов хоть и постепенно, неравномерными темпами, но ослаблялась. Комплекс производственно-технических перемен, именуемый промышленным переворотом, привел к ускорению изменений в образе жизни. Преобразование неодушевленной материи в контролируемую механическую энергию положило конец зависимости производства энергии от наличия земли, необходимой для содержания тяглового скота и добычи топлива. Подсчитано, что мировая (прежде всего европейская и североамериканская) добыча угля выросла в 10 раз с 1820 по 1860 г. и еще в 10 раз за последующие шестьдесят лет; аналогичным образом выросло и производство энергии из других источников неодушевленной материи. Это увеличение pro capite количества энергии, ранее сводившейся почти исключительно к мускульным усилиям человека и животных, позволило соответственно расширить производство товаров, оживить частную инициативу и циркуляцию как материальных благ, так и людей. Можно даже сказать, что, в первом приближении, промышленная революция оказала то же влияние на прирост, что и неолитическая революция, то есть переход от охоты и собирательства к земледелию. Последняя уничтожила зависимость от ресурсов, спонтанно производимых экосистемой; первая оторвала производство энергии и ресурсов от земельного фонда.

Имеет смысл остановиться на двух аспектах данного процесса, непосредственно касающихся нашей темы. Первый — достижение большинством более высокого уровня жизни. Этот уровень жизни мы выразим здесь, с порядочной долей обобщения, доходом pro capite, отражающим реальное поступление материальных благ и услуг отдельно взятому индивидууму. В таблице 6.1 представлен выраженный в современном долларовом эквиваленте внутренний валовой продукт pro capite для 14 европейских стран с 1820 по 1913 г.: это — плод кропотливой, героической работы экономиста Мэддисона.

Следует походя заметить, что доход pro capite для лидера группы, Англии, значительно возрос уже в предыдущие десятилетия (на 20 % в период с 1785 по 1820 г., несмотря на войны и нестабильность международной обстановки). Менее чем за сто лет доход pro capite в Европе увеличивается чуть ли не в три раза, с учетом некоторого отставания — например, в России, где он увеличился вдвое, — и опережения, как в Германии, где он вырос в три с половиной раза. Быстрее всего развитие происходит в Центральной Европе — Германии, Дании, Бельгии — и медленнее всего на периферии, в России и в Испании. Обратившись к ведущим странам Европы и приняв за 100 уровень, достигнутый Соединенным Королевством, мы увидим, что в 1820 г. на второй позиции оказалась Франция (69), на третьей — Германия (63), на четвертой — Италия (62), а на пятой — Россия (43); в 1913 г. на второй позиции стоит Германия (76), на третьей — Франция (69), на четвертой — Италия (50), а на последней — Россия (30). В 1913 г. Великобритания, а на континенте — Бенилюкс, Германия, Дания и Швейцария составляют наиболее процветающую часть Европы; периферийные регионы — Восточный, Балканский, Скандинавский (Финляндия и Норвегия) и Средиземноморский являются более отсталыми. Впоследствии мы увидим, что география развития лишь отчасти совпадает с географией демографической зрелости, которая представляет для нас особенный интерес.

Таблица 6.1. Валовой внутренний продукт на душу населения в странах Европы 1820 по 1913 г. (в долларах США 1990 г.)

Страна 1820 1870 1900 1913 Соотношение 1913/1820 Соотношение 1913/1870
Великобритания 1756 3263 4593 5032 2,9 1,5
Нидерланды 1561 2640 3533 3950 2,5 1,5
Норвегия 1004 1303 1762 2275 2,3 1,7
Швеция 1198 1664 2561 3096 2,6 1,9
Финляндия 759 1107 1620 2050 2,7 1,9
Дания 1225 1927 2902 3764 3,1 2
Германия 1112 1913 3134 3833 3,4 2
Бельгия 1291 2640 3652 4130 3,2 1,6
Франция 1218 1858 2849 3452 2,8 1,9
Испания 1063 1376 2040 2255 2,1 1,6
Италия 1092 1467 1746 2507 2,3 1,7
Австрия 1295 1875 2901 3488 2,7 1,9
Чехословакия 849 1164 1729 2096 2,5 1,8
Россия 751 1023 1218 1488 2 1,5
В среднем 1155 1801 2589 3101 2,7 1,7

Источник: Maddison A., Monitoring the World Economy 1820–1992, OECD, Paris, 1995.

Существуют показатели, которые, по некоторым частным соображениям, кажутся даже более полезными, чем индексы дохода, например, уровень образования или процент сельского и городского населения. Тем не менее индекс доходов, особенно в первой фазе современного развития, хорошо отражает элементарные условия жизни населения и тесно связан с уровнем выживаемости. Повышение доступности благ на единицу долларового эквивалента для преимущественно сельского населения с низким уровнем жизни означает, прежде всего, лучшее питание и одежду, более гигиеничные и защищенные жилища, больше энергии для отопления: элементарный прогресс, заметно влияющий, однако, на увеличение продолжительности жизни. Естественно, культура и знания, окружающая среда и климат, организация социума и семьи тоже являются важными элементами, определяющими снижение смертности. Вызывает, однако, сомнения — если использовать единицу измерения, предоставленную Мэддисоном, — что доход pro capite ниже 1000–1200 долларов (1990 года) может способствовать существенному повышению продолжительности жизни (если не учитывать вариации эпидемиологического цикла, вызванные внешними причинами). В беднейших слоях населения, с доходами, не превышающими этого порога, показатели смертности все еще оставались характерными для традиционного типа воспроизводства, что наблюдалось и в Финляндии, и в Ирландии, и в России, где в конце XIX в. ожидаемая продолжительность жизни при рождении едва превышала 32 года.

Другая важная характеристика этой общей картины — переход от чисто аграрного общества к такой форме социального устройства, при которой сельское хозяйство становится важным, но все же второстепенным компонентом формирования доходов и организации труда, а сельский образ жизни воспринимается как сугубо отсталый. Это фундаментальное преобразование значимо с точки зрения демографии по целому ряду немаловажных причин. Первая состоит в увеличении производительности сельского труда, частично предшествовавшей промышленному перевороту, что способствовало постепенному ослаблению кризисов выживаемости. Вторая касается недостатка земельных ресурсов в условиях быстрого прироста сельского населения и увеличения производительности труда, что создавало предпосылки для усиленной урбанизации или эмиграции. Третья, связанная как раз с эмиграцией, касается большей доступности земли в новой «заокеанской» (или «зауральской») Европе и увеличения обмена продовольственными товарами. Четвертая состоит в большей доступности разнообразных продуктов питания, что, если иметь в виду увеличение доходов, позволяет питаться лучше. Наконец, сужение сельского общества и его культуры способствовало ускоренному изменению демографического поведения (в частности, распространению контроля над рождаемостью или всесторонней заботы о детях). Эти пять аспектов (на некоторых из них я остановлюсь подробнее) требуют определенных уточнений.

У нас не много данных о распределении экономически активного населения по основным родам деятельности. Переписи начинают предоставлять достоверные сведения об этом только с середины XIX в., когда на большей части Европы промышленный переворот уже повлиял на способы производства. И все же общее мнение таково, что до переворота трудоспособное население, занятое в сельском хозяйстве, составляло от 60 до 80 % всего трудоспособного населения, а еще больший процент населения проживал в сельской местности. По данным Байроха, доля населения, занятого в сельском хозяйстве, составляла около 80 %: в Англии (где и началась индустриализация) — 75 % в 1688 г., а во Франции около 1700 г. — 80–85 %. Данные, относящиеся к периоду 1840–1870 гг., показывают снижение доли занятости в сельском хозяйстве для стран, наиболее развитых экономически (Англия: 26 % в 1841 г.; Бельгия: 51 % в 1846 г.; Франция: 54 % в 1856 г.; Дания: 60 % в 1850 г.), и подтверждают более высокий ее уровень для стран, только вступающих в начальную фазу индустриализации (Италия: 64 % в 1871 г.; Швеция: 67 % в 1860 г.; Австрия: 68 % в 1869 г.; Испания: 72 % в 1860 г.). Перед Первой мировой войной доля занятых в сельском хозяйстве в крупнейших европейских странах снизилась до 41 % во Франции, 37 % в Германии, 9 % в Великобритании, но все еще составляла 54 % в Италии и более 60 % в России. С середины XIX в. трудоспособное население, занятое в сельском хозяйстве, в первой половине века продолжавшее увеличиваться, начинает сокращаться в абсолютных величинах (еще более быстрыми темпами оно убывает в процентном соотношении).

Эти данные указывают на быстрое сокращение удельного веса аграрного сектора в процессе развития и косвенным образом на ограничение радиуса действия демографических поведений, укорененных в сельских обществах (последний из пяти обозначенных выше пунктов). При таком взгляде на изменения в европейской системе, когда во главу угла ставится сокращение смертности, самым важным аспектом оказывается повышение производительности труда («аграрная революция», проходившая медленнее, чем индустриальная, и не столь явная), которое в Западной Европе начиная с 1800 г. составляло около 1 % в год. По данным Байроха, ходу рассуждений которого я следую, до аграрной революции крестьянин в среднем производил не более 20–30 % продукции сверх того, что требовало содержание семьи; этого едва хватало, чтобы удовлетворить спрос трудоспособного населения, занятого в других секторах, и подстраховаться на случай естественных колебаний урожайности. А поскольку последние от года к году легко могли достигать 25 %, народонаселение при традиционном типе воспроизводства страдало от частых кризисов выживаемости, к которым добавлялись кризисы смертности, детально разобранные нами ранее. С увеличением производительности труда возрос излишек продукции и уменьшилась опасность кризисов выживаемости, — в XIX в. они случались уже достаточно редко и в основном в периферийных регионах. Приблизительный период наступления аграрной революции — начало XVIII в. (или даже раньше) в Англии; вторая половина века во Франции, Швейцарии, Германии и Дании; примерно 1820–1830 гг. в Австрии, Швеции и Италии; около 1860–1870 гг. в России и Испании. Разумеется, производительность повышается по самым разным причинам: от ускорения севооборота до распашки и мелиорации новых земель, от внедрения новых культур до совершенствования орудий труда, от селекции семян до выведения новых пород скота; немаловажную роль сыграло изобретение и распространение сельскохозяйственных машин. Хотя внедрение новых культур и приводило к обеднению рациона (почти исключительное потребление кукурузы, например, вызывает пеллагру), а также повышало опасность неурожая (Великий голод в Ирландии, жители которой, как уже упоминалось, питались практически одним картофелем), в долгосрочной перспективе оно привело к улучшению продовольственной картины. Накануне Первой мировой войны уровень питания в Западной Европе заметно вырос, о чем свидетельствует, между прочим, и снижение доли расходов на еду в семейных бюджетах.

С повышением производительности связано и образование демографических излишков в деревнях, проходившее, помимо всего прочего, на фоне скудости земельных ресурсов. Этому явлению способствовало и снижение смертности, пока сокращение рождаемости, в сельской местности довольно позднее, не замедлило прирост. В Дании с 1850 по 1880 г. трудоспособное население, занятое в сельском хозяйстве, выросло на 46 %; в Швеции с 1860 по 1890 г. — на 66 %. Я намеренно привожу данные по двум странам, где смертность сильно сократилась, а контроль над рождаемостью в сельской местности начал ощущаться не ранее конца столетия. Эти излишки сельского населения удовлетворяли спрос на рабочие руки, возникавший в городах и в зонах промышленного развития, и питали как миграционные потоки внутри континента, так и эмиграцию за океан. Наконец, освоение новых пространств на западе, за океаном, и на востоке, за Уралом, привело в последней трети XIX в. к гигантскому приращению площади обрабатываемых земель и значительному вкладу в питание импортируемых продуктов.

Воздействие обозначенных выше аграрных преобразований на демографическое развитие было разнообразным. Эти перемены, наряду с повышением дохода (начальным толчком которому они же и послужили), способствовали ослаблению влияния ограничивающих факторов и дальнейшей экспансии европейского народонаселения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Общая картина жизни эллинов около 500 г. до н. э

Из книги Всемирная история. Том 1. Древний мир автора Йегер Оскар

Общая картина жизни эллинов около 500 г. до н. э Эллинская колонизацияТак образовалось в средней Греции, на бойком и удобном для отношения с соседними странами месте новое государство, выросшее из совершенно иной основы, нежели Спарта, и быстро двигавшееся по пути


8.1. Общая картина датировок египетских зодиаков

Из книги Новая Хронология Египта - II [с иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

8.1. Общая картина датировок египетских зодиаков Общая картина распределения по оси времени расшифрованных на египетских зодиаках дат, наглядно представлена на рис.8.1. Черными кружками отмечены даты зодиаков, для которых решение единственно, а белыми — даты тех зодиаков,


24. Общая картина хронологического сдвига на 1053 года. Наложение Первой Римской империи (Царского Рима Тита Ливия) на Третью Римскую империю якобы III–VI веков н. э. Сдвиг на 1053 года

Из книги Троянская война в средневековье. Разбор откликов на наши исследования [с иллюстрациями] автора Носовский Глеб Владимирович

24. Общая картина хронологического сдвига на 1053 года. Наложение Первой Римской империи (Царского Рима Тита Ливия) на Третью Римскую империю якобы III–VI веков н. э. Сдвиг на 1053 года Это соответствие мы уже описали [ХРОН1] и [ХРОН2]. Здесь лишь напомним, что именно с него


Глава 5 Общая картина зодиакальных датировок древней и средневековой истории

Из книги Египетские, русские и итальянские зодиаки. Открытия 2005–2008 годов автора Носовский Глеб Владимирович

Глава 5 Общая картина зодиакальных датировок древней и средневековой истории 5.1. Совокупность полученных нами астрономических датировок старинных зодиаков Перечислим все датировки старинных зодиаков, полученные нами в книгах «Новая хронология Египта», «Древние


Общая картина византийского образования

Из книги Другая история науки. От Аристотеля до Ньютона автора Калюжный Дмитрий Витальевич

Общая картина византийского образования Византийская образовательная система складывалась в течение ряда столетий непрерывного существования школ. Вначале преподавание было добровольным занятием; школы имели светский характер, и в них принимали всех, кто желал и мог


5. Общая картина Рима в XIII века. — Римские башни и замки аристократов. — Башня графов и башня милиций. — Замок Капо ди Бове на виа Аппиа. — Городской дворец в Капитолии. — План города во времена Иннокентия iii

Из книги История города Рима в Средние века автора Грегоровиус Фердинанд

5. Общая картина Рима в XIII века. — Римские башни и замки аристократов. — Башня графов и башня милиций. — Замок Капо ди Бове на виа Аппиа. — Городской дворец в Капитолии. — План города во времена Иннокентия iii Эпоха партийной борьбы, изгнания пап и граждан и разорения города


Общая картина

Из книги Демографическая история Европы автора Ливи Баччи Массимо

Общая картина В «долгое» девятнадцатое столетие, завершившееся Первой мировой войной, в результате демографического перехода, охватившего страны Европы, традиционный тип воспроизводства населения сменяется современным, характеризующимся высокой продолжительностью


Глава VI Общая картина

Из книги Неизвестная революция 1917-1921 автора Волин Всеволод Михайлович

Глава VI Общая картина Вот несколько завершающих мазков к картине, которую я обрисовал.Большевистская система подразумевает, что государство-хозяин является для каждого гражданина нравственным руководителем, судьей, распределяющим вознаграждения и


5. Общая картина германской оккупации

Из книги Немцы и калмыки 1942-1945 автора Хоффманн Йоахим

5. Общая картина германской оккупации Тяжёлые бои под Сталинградом и в Калмыцкой степи в ноябре и декабре 1942 года, естественно, отодвинули невоенные проблемы на второй план, поэтому сомнительно, чтобы эти постановления были выполнены. Но они интересны как раз тем, что ради


ОБЩАЯ КАРТИНА ЖИЗНИ В ЭПОХУ АРХАИКИ

Из книги История культуры древней Греции и Рима автора Куманецкий Казимеж

ОБЩАЯ КАРТИНА ЖИЗНИ В ЭПОХУ АРХАИКИ О частных домах того времени мы почти ничего не знаем. Можно, однако, предполагать, что жилища были скромные, чаще всего одноэтажные. Напротив, одежды отличались, особенно в зажиточной среде, поистине восточной пышностью. Как явствует из


Золотые запасы СССР: общая картина за семьдесят лет

Из книги Экономика Сталина автора Катасонов Валентин Юрьевич

Золотые запасы СССР: общая картина за семьдесят лет Тема очень многогранна. Она включает вопросы добычи желтого металла, его накопления государством и населением, промышленного использования золота, ввоза и вывоза (трансграничного перемещения) драгоценного металла.


Лекция VIII. Периодизация и общая картина всемирной истории

Из книги Курс лекций по социальной философии автора Семенов Юрий Иванович

Лекция VIII. Периодизация и общая картина всемирной истории § 1. Вводные замечания Сейчас возникла настоятельная необходимость создания новой, основанной на материале, накопленном к нашему времени исторической наукой, глобально-стадиальной теории всемирной истории, а


5. Общая картина расположения «повторов» в «учебнике Скалигера-Петавиуса» Обнаружение трех основных хронологических сдвигов Фантомная «синусоида»

Из книги Числа против лжи. [Математическое расследование прошлого. Критика хронологии Скалигера. Сдвиг дат и сокращение истории.] автора Фоменко Анатолий Тимофеевич

5. Общая картина расположения «повторов» в «учебнике Скалигера-Петавиуса» Обнаружение трех основных хронологических сдвигов Фантомная «синусоида» Главный результат, полученный мною в 1977–1979 годах, заключается в том, что «СКАЛИГЕРОВСКИЙ УЧЕБНИК» ПО ДРЕВНЕЙ И


3.1. Общая картина

Из книги De Conspiratione / О Заговоре автора Фурсов А. И.

3.1. Общая картина 29. Общая картина, которая складывается в результате нашего расследования, резко отличается в некоторых отношениях от общепринятого представления конфликта в Косово. И действительно, несмотря на то что несомненно за судьбу территории Косова шла острая


н) Общая картина борьбы на съезде. Революционное и оппортунистическое крыло партии

Из книги Полное собрание сочинений. Том 8. Сентябрь 1903 — сентябрь 1904 автора Ленин Владимир Ильич

н) Общая картина борьбы на съезде. Революционное и оппортунистическое крыло партии Закончив анализ прений и голосований на съезде, мы должны теперь подвести итоги, чтобы на основании всего съездовского материала ответить на вопрос: из каких элементов, групп и оттенков


I. Общая картина экономического строя современного земледелия

Из книги Полное собрание сочинений. Том 19. Июнь 1909 — октябрь 1910 автора Ленин Владимир Ильич

I. Общая картина экономического строя современного земледелия Германские сельскохозяйственные переписи, как и все европейские (в отличие от русских) переписи подобного рода, основываются на сведениях, собранных о каждом сельскохозяйственном предприятии отдельно. При