Рождаемость

Рождаемость

Большая часть рождений происходила, как уже было отмечено, в браке. Данные достаточно однородны: в Англии (с 1600 по 1800 г.) доля незаконных рождений составляла от 2 до 4 %, в Швеции и в Финляндии — 3 %, а во Франции, Италии и Испании в XVIII в. — около 1 %. Это очень низкие значения, и их можно не принимать в расчет; лишь в некоторых регионах Центральной Европы значения выше. Следовательно, количество рождений, а значит, и рождаемость почти полностью зависели от брачной рождаемости и от числа замужних женщин (обусловленного брачностью: возрастом вступления в брак, процентом женщин, вступивших в брак, продолжительностью последнего).

Как уже упоминалось, это вовсе не означает, что, несмотря на малое количество незаконных рождений, непродажные сексуальные отношения вне брака были редкостью. Реконструкции семей, базирующиеся на приходских книгах, показали, что значительная часть первенцев была зачата до брака: данные, относящиеся к Франции, Германии и Англии, свидетельствуют, что доля добрачных зачатий в XVIII в. составляла от 10 до 30 %. Естественно, это накладывало свой отпечаток на брачность, ускоряя заключение большого числа браков.

До конца XVIII в., за исключением некоторых особых случаев, европейское население поддерживало «естественную» рождаемость, и добровольный контроль над рождаемостью практически отсутствовал. Понятие естественной рождаемости, которое ввел Луи Анри в 1961 г., означает, что на поведение пар не влияет количество детей, уже произведенных на свет, как это происходит у населения, планирующего рождение потомства. Иными словами, пары в любом возрасте ведут себя абсолютно одинаково, вне зависимости от того, бездетны они или имеют одного, двоих, пятерых и больше детей. Если население отказалось от естественной рождаемости, количество уже рожденных детей оказывает влияние на пары, ибо родители стремятся достигнуть какого-то определенного результата и прекращают либо ограничивают деторождение, произведя на свет некоторое количество потомков. А на репродуктивную динамику населения с естественной рождаемостью оказывают влияние факторы двух порядков. Первые — исключительно физиологической природы, связанные в основном с возрастом: способность женщины к зачатию со временем ослабевает и прекращается вовсе при менопаузе; кроме того, частота сексуальных отношений естественным образом снижается по мере старения партнеров и продолжительности брака; к этим факторам прибавляются другие, такие как врожденное или приобретенное бесплодие, болезни, снижающие репродуктивные способности, и т. д. Факторы второго порядка имеют отношение к поведению (даже если имеют биологическую природу и оказывают влияние на физиологию): например, длительность кормления материнским молоком, которое может предотвращать зачатие, или воздержание от сексуальных отношений в некоторые периоды или при достижении некоторого статуса (например, появились внуки). Влияние этих факторов на рождаемость может быть весьма ощутимым, но оно не связано с сознательным поведением, зависящим от количества детей, произведенных на свет: если есть такая возможность, первенца кормят грудью столько же месяцев, сколько самого младшего ребенка.

Эти соображения весьма значимы, ибо естественная рождаемость в разных группах населения могла ощутимо варьироваться под совместным воздействием различных определяющих ее факторов (длительность вскармливания, частота сексуальных отношений, санитарные условия и т. д.), так, что максимальный уровень превышал минимальный на целых 50 %. Поскольку нас интересует скорее функционирование демографических систем, чем пристальный анализ поведения, обратимся к уровням рождаемости (естественной) при традиционном типе воспроизводства и к их вариативности.

В таблице 5.2 приведены данные по брачной рождаемости, расписанные по возрастам женщин в Швеции, Англии, Франции, Фландрии, Германии и Италии XVII–XVIII вв. Данные по Швеции происходят из полных и официальных источников; по Англии, Франции и Германии базируются на выборках из различных приходов и деревень, уже упоминавшихся в связи с брачностью; по Фландрии и Италии являются средней величиной, выведенной из разнородного ряда данных, относящихся к различным приходам и различающихся по хронологии (хотя и не выходящих за рамки XVII–XVIII вв.) и местоположению. Цифры по возрастам получены как суммы определенных коэффициентов, которые прибавляются начиная с 20 и с 25 лет; их значение неясно, но может быть интерпретировано как потомство (теоретическое), то есть среднее количество законных детей, которое группа женщин, вступивших в брак в 20 (или в 25) лет может иметь к концу репродуктивного периода (целиком и полностью проведенного в браке и не прерванного смертью).

Таблица 5.2. Брачная рождаемость (на 1000 чел.) в странах Европы в XVII и XVIII вв.

Страна Возраст 15–19 Возраст 20–24 Возраст 25–29 Возраст 30–34 Возраст 35–39 Возраст 40–44 Возраст 45–49 Теоретически возможное потомство для вступивших в брак в возрасте 20 лет Теоретически возможное потомство для вступивших в брак в возрасте 25 лет
Швеция - 458 380 326 228 123 30 7725 5435
Италия 430 430 410 375 310 160 15 8500 6350
Англия 383 407 364 313 245 128 21 7390 5355
Германия 380 447 426 375 302 164 26 8700 6465
Франция - 462 413 361 286 153 13 8440 6130
Фландрия 442 494 453 413 338 196 24 9590 7120
Показатели (Англия = 100)
Швеция - 113 104 104 93 96 143 105 101
Италия 112 106 113 120 127 125 71 115 119
Англия 100 100 100 100 100 100 100 100 100
Германия 99 110 117 120 123 128 124 118 121
Франция - 114 113 115 117 120 62 114 114
Фландрия 115 121 124 132 138 153 114 130 133

Источник: См. Примечания к главе 5.

Полученные результаты позволяют сделать два важных наблюдения. Во-первых, рождаемость ощутимо колеблется: из шести приведенных населений два — английское и шведское — производят количество потомков заметно меньше среднего уровня, в то время как рождаемость во Фландрии выше, чем в других трех регионах, занимающих промежуточную позицию: французском, итальянском и немецком. Различия немалые: рождаемость во Фландрии почти на треть превосходит английскую: при браке в 25 лет — 7,1 детей вместо 5,4; при браке в 20 лет — 9,6 против 7,4. Различия «сглаживаются» тем в большей степени, чем многочисленнее рассматриваемые народы, ибо местные особенности обычно компенсируются. Например, при реконструкции французской ситуации данные были сгруппированы по четырем географическим областям — что, заметим, не отражает особенностей французского общества. И все же в северо-восточной Франции (Эна, Арденны, Кот-д’Ор, Марна, Верхняя Марна, Мерт и Мозель, Мозель, Сена и Марна, Йонна, Бельфор[26]) естественная рождаемость ощутимо выше отмеченной на юго-западе (между Луарой и Пиренеями): теоретическое потомство женщины, вступившей в брак в 25 лет, равно 6,6 в первом случае и 5,4 во втором. Аналогичные различия обнаруживаются и между немецкими деревнями: в баварских деревнях брачная рождаемость самая высокая, в деревнях Восточной Фризии — самая низкая. Гораздо более однородными представляются деревни, использованные для английской выборки: их индексы относительно сходны, и ни разу не появляется какого-либо отличного от других регионального профиля. Для Швеции мы не располагаем разделением брачной рождаемости по регионам вплоть до 1870 г.; к этой дате в графствах крайнего севера рождаемость ощутимо выше средней. Для Италии число реконструированных семей относительно небольшое, что не позволяет провести обоснованные различия; однако здесь не выявлены случаи особо высокой или особо низкой рождаемости. Страны, не включенные в таблицу 5.2, изучены меньше. По поводу Испании Рехер отмечает, что области с самой низкой брачной рождаемостью располагались на побережье Средиземного моря, на юге и в отдельных регионах северо-запада; более высокая рождаемость отмечалась в Старой Кастилии и в отдельных областях северного атлантического побережья. Прочие данные можно вывести из уровня брачной рождаемости, наблюдавшегося до снижения рождаемости во второй половине XIX в.: в Германии западная Пруссия, Силезия, часть Баварии, область Рейна и Вестфалия имели рождаемость выше среднего уровня; в Австрии такими областями были Тироль и Форарльберг, в России — северо-восток.

Второе наблюдение относится к тому факту, что уровни естественной рождаемости нестабильны во времени. К этому утверждению, разумеется, следует подходить с крайней осторожностью еще и потому, что чрезвычайно малочисленны длинные исторические ряды, выстроенные с достаточной гарантией сопоставимости и относящиеся к значимым демографическим объемам. В Англии, например, рождаемость во второй половине XVII в. оказывается ощутимо ниже, чем в первой; во Франции рождаемость в период с 1690 по 1710 г. оказывается значительно ниже, чем в предыдущий и последующий периоды. Правда, кризисы смертности и прочие экономические и политические потрясения оказывали воздействие на всю демографическую систему, и вряд ли возможно, чтобы один из ее значимых компонентов — брачная рождаемость — оказался бы ими не затронутым.

Прежде чем закончить обзор естественной рождаемости, неплохо было бы определить ее роль во взаимодействии с другими компонентами демографической системы. В самом деле, более или менее высокий уровень естественной рождаемости зависит, кроме уже указанных факторов (длительности кормления грудью, частоты сексуальных отношений, бесплодия и т. д.), еще и от уровня детской смертности. Вернемся — для ясности — к случаю немецких деревень: деревни Восточной Фризии имели низкую естественную рождаемость и низкую детскую смертность, а деревни Баварии — высокую естественную рождаемость и высокую смертность. Такая прямая связь между естественной рождаемостью и детской смертностью встречается и в других местах, например во Франции, и она вполне объяснима. В процессе воспроизводства потомства смерть ребенка в возрасте нескольких месяцев оказывала прямое воздействие на рождаемость: прекращалось кормление, и исчезало препятствие к следующему зачатию, которое могло произойти раньше, чем если бы ребенок выжил. Кроме того, рождение и выживание ребенка могли изменить сексуальное поведение пары, сделать отношения более редкими или временно их прекратить. Наконец, слишком частые рождения оказывали давление на мать и на ее способность выхаживать детей и сами по себе могли определять более высокую детскую смертность. Подобные механизмы объясняют взаимозависимость между уровнем детской смертности и естественной рождаемостью. В случае уже упомянутых баварских деревень кормление грудью, в силу культурных факторов, не практиковалось, что приводило к высокой уязвимости и смертности детей, сокращению интервалов между родами и к высокой брачной рождаемости.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Борьба за рождаемость

Из книги Арийский миф III рейха автора Васильченко Андрей Вячеславович

Борьба за рождаемость На вопрос о том, в какой степени был осуществлен "немецкий селекционный проект" и к какому сроку он должен был быть завершен, нельзя ответить так же точно и однозначно, как при освещении проблемы геноцида еврейского народа. Это в первую очередь


Демографическая ситуация в XX веке: смертность и рождаемость

Из книги Демографическая история Европы автора Ливи Баччи Массимо

Демографическая ситуация в XX веке: смертность и рождаемость К 2000 г. численность населения Европы достигает 730 млн чел., что почти на 60 % больше этого же показателя в 1914 г. (458 млн чел.) и почти вчетверо больше, чем в 1800 г. (188 млн чел.). Однако этот рост, значительный, несмотря