В. Алексеев Шариковая авторучка

В. Алексеев

Шариковая авторучка

Скажу откровенно — детективами никогда не увлекался и людей, читающих их взахлеб, всегда считал немного чудаками. Поэтому невероятная история, которая со мной приключилась в далеком 1985 году никак ни плод моего воображения…

После успешной сдачи очередного экзамена мы с другом Азисом зашли в летнее кафе, что рядом с рестораном «Узбекистан». Это место хорошо знакомо многим москвичам и приезжим. Расположенное в центре города, оно вместе с тем уютно и не так многолюдно. Ароматный запах шашлыков и чебуреков тянется по всей Неглинной, зазывая прохожих. Нам повезло и уже через полчаса мы сидели за легким пластмассовым столиком и ели шашлык. Его запах был гораздо приятней, сам шашлык совсем не таял во рту, как обычно говорят горцы, его приходилось разрывать зубами и долго пережевывать. Но это не нарушало лирического настроения, позади был трудный экзамен и бутылка сухого венгерского вина, заблаговременно принесенная Азисом, делала запах дыма особенно приятным. Не хотелось ни о чем думать. Азис «конспиративно» из бутылки обернутой в «Московские новости» подливал в стаканчики вино…

И только лысый мужчина, сидевший напротив, портил идиллию. Он нервно курил и подергивался, лишь изредка прихлебывал тархун из полупустого стаканчика. Народ толпился в ожидании свободных мест, но мужчина явно не собирался уходить. И даже, когда хорошенькая девушка с порцией шашлыка, извиняясь обратилась к нему:

— Здесь свободно?

Он не поднимая головы, буркнул в ответ:

— Занято.

Я не выдержал, вскочил со своего места и любезно предложил девушке присесть. Мы обменялись любезностями и девушка села за наш столик. Азис не замедлил воспользоваться моментом, чтобы продемонстрировать свою способность извлекать из «Московских новостей» прекрасный янтарный напиток.

Девушку, которую, как выяснилось, звали Марией, скромно отказалась. Но Азису было трудно отказать. За разговором мы смеясь, рвали с шампуров мясо и запивали его вином. Мы были счастливы. Правда, я испытал некоторое неудобство, стоя рядом со столиком. В то время как Азис был совсем рядом с Марией. Он постоянно наклонялся к ней и шептал ей на ушко какие-то анекдоты. Впрочем девушка не забывала и обо мне. И когда Азис особенно «увлекался», она обращалась ко мне за помощью и почти молила глазами спасти ее от чрезмерной, сальной любезности Азиса. И тогда мне приходилось применять острое оружие — я отпускал колкость по поводу его живота, который вот-вот мог вывалится из рубахи. Он краснел и сердился. Это было его самое уязвимое место, тем более в присутствии такой юной и прекрасной девушки.

Азис был хорошим парнем, хорошим другом, но в общении с женщинами, и особенно молодыми никогда не чувствовал меры — был назойливо откровенен. Иногда эти методы общения приносили ему успех. Но сейчас девушка была совсем из другого мира, и я чувствовал, что назойливое ухаживание Азиса все более и более раздражает ее.

Девушка торопливо доела свою порцию и уже категорически отказывалась от «фокусов» Азиса. Наше столь интересное знакомство — расстроилось. Мария поспешно встала и, сухо распрощавшись, ушла. Мы тоже заторопились. Нас лишь задерживала вторая бутылка сухого вина, которую поспешил открыть Азис…

В это время к столику напротив подошел молодой человек лет 20. Без всяких прелюдий он обратился к лысому мужчине:

— Извините, что заставил Вас долго ждать, — и вручил ему обыкновенную шариковую авторучку.

Наш сосед недовольно что-то буркнул, сунул ручку в карман брюк и пошел к выходу.

Мы с Азисом переглянулись. В целом, в этом эпизоде не было ничего особенного. И все же, этот мужчина ждал почти полчаса, чтобы получить эту безделушку. Было бы все понятно, если бы он получил сверток, пакет, коробку с продуктами и еще бог знает с чем, или даже деньги — долг, расчет или наконец взятку. Но ждать шариковую ручку… Это было несколько странно.

Мы с Азисом не сговариваясь вскочили с мест. Через мгновение были уже на улице. Мужчина торопливо уходил по Неглинной в сторону Цветного бульвара. В его походке после получасового безделья была особая озабоченность и тревога. Он очень спешил. Мы прибавили шаг. Нас распирало любопытство и нам уже рисовалась какая-то загадочная детективная история.

На переходе мужчина оглянулся, он явно проверялся. На улице было довольно людно. Нас спасла тучная женщина, за которой мы удачно пристроились. И все же мы стали вести себя несколько осторожней. Пересекая Трубную площадь, мужчина еще раз оглянулся и поспешил к остановке. Нам пришлось бежать, чтобы в самый последний момент втиснуться в автобус. Я был буквально прижат к спине мужчины. И ручка, эта обыкновенная шариковая ручка, торчавшая из бокового кармана брюк, была совсем рядом. Стоило поднять руку и я мог ее коснуться и даже… вытащить. Да я уловил себя на мысли, что мне хочется ее вытащить. Соблазн был настолько велик, что я даже попытался поднять руку. Право, никогда раньше во мне не пробуждалось такое гнусное желание стать вором-карманником. Ни деньги, ни кольца, ни какие другие драгоценности не возбуждали во мне такого желания. А теперь, эта 30-тикопеечная авторучка манила меня к себе, как магнит. Мне казалось, я был почти уверен, что в ней есть какая-то тайна. Я почувствовал, что Азис тоже испытывает такое же чувство.

В это время дверь автобуса открылась и мы буквально вывалились наружу. Мужчину тоже вытолкнула толпа и он сразу же устремился к зданию «Литературной газеты», но в него не вошел, а буквально прошмыгнул в проход между ним и зданием журнала «Наш современник». Мы тоже последовали за ним. В сквере мужчина присел на одну из старых скамеек. Закурил и откровенно осмотрелся. Мы прижались к стене. Скажу откровенно, я испытывал противоречивые чувства. С одной стороны: совесть мучила — по какому праву мы преследуем человека, следим за ним? Но одновременно любопытство, азарт детектива были столь велики, что все остальное отступало назад.

— Мы должны узнать, что скрыто за этим, — как бы угадывая мои мысли прошептал Азис.

— В конце концов мы имеем право на частный сыск, — как бы убеждая самого себя, согласился я с Азисом.

Между тем мужчина, не докурив сигарету, решительно направился через кольцевую дорогу, прошел под мостом и вошел в здание ОВИРа. Мы тоже прошли внутрь здания и едва не натолкнулись на мужчину и знакомую нам Марию. Они стояли рядом в глубине зала и чем-то обменивались.

У Азиса от неожиданности отвисла губа и он едва не закричал: Мария. Но на первой букве я прикрыл ему ладонью рот и все ограничилось легким хлопком сжатого в гортани воздуха. В зале было достаточно людно, шумно и царил полумрак. Так что наше появление осталось незамеченным. Мы отошли за небольшой выступ в стене и наблюдали со стороны. Беседа была непродолжительной. О чем они говорили мы понять, конечно, не могли. Но то, что они были знакомы и скрывали это в летнем кафе было несомненно. Больше того, едва уловимым движением она открыла свою небольшую сумочку, висевшую у нее на плече, — и мужчина опустил в нее шариковую ручку.

Теперь мы были окончательно убеждены, что чутье нас не подвело и мы напали, если не на шпионскую связь, то наверняка на какую-то особую, на первый взгляд совсем непонятную сеть контрабандистов. Вообщем, здесь было что-то не чисто. Пламя любопытства загорелось с еще большей силой. Мы стали настоящими детективами…

Первой из ОВИРа вышла девушка. Я последовал за ней. Азис остался. Мы решили, что нам нужно разделиться. Азису явно не хотелось оставаться. И мне пришлось пойти на небольшую хитрость:

— «Лысый» (так мы окрестили мужчину из кафе) — важная птица, — заметил я, — Поэтому с ним может справиться только такой опытный «разведчик» как Азис.

Это ему польстило и он согласился.

И вот я уже иду по парку, любуясь красивой фигурой Марии. В хрупком ее теле юность и нежность сочетались с волей. Это чувствовалось в ее движении — устремленном к цели. Она притягивала к себе, манила. Я немного забылся. И вдруг заметил, что вслед за ней идет какой-то мужчина. Сомнений нет. Он идет за ней. Неотрывно, почти рядом. Скорее всего он выскочил из машины, которая осталась за углом. Девушка, словно почувствовав, что ее преследуют, прибавила шаг. Мне тоже пришлось сделать несколько перебежек, чтобы сократить расстояние разделявшее нас. Теперь я отчетливо видел широкую спину мужчины. Несмотря на жаркий день он был одет в темный костюм и такую же темную широкополую шляпу.

— Настоящий детектив, — подумал я. И тут же окрестил его «Пижон в шляпе».

Между тем мы миновали пятиконечную звезду театра Советской армии и девушка направилась в сторону магазина «Богатырь». Вдруг она исчезла. Мелькали чужие незнакомые лица, но девушки не было. И если бы не «пижон в шляпе», я бы, наверное, потерял ее. В самый последний момент я увидел, как он проскользнул в дверь одного из подъездов. Я последовал за ним. У меня просто не было другого выбора. К тому же, какое-то особое внутреннее чувство влекло меня именно сюда.

— Уж не влюбился ли я? — мелькнуло у меня в подсознании. Я чувствовал, что вместе с азартом детектива все отчетливее проявляется особая привязанность к этой девушке. Может быть я еще не понимал, но чувствовал, что всего меня влечет к ней.

В коридоре, куда я попал, был полумрак. Он особенно усиливался после яркого дневного света. Несколько секунд я присматривался. Коридор лабиринтом, с резкими поворотами уходил в глубь здания. В видимой его части никого не было, хотя за углом коридора я еще слышал шаги. Я поспешил за ними, миновал один, второй, третий повороты, но никого не было. Хотя я отчетливо слышал шаги не только спереди, но теперь и сзади. Я невольно остановился и через секунду вышел человек. Он шел вслед за мной. Увидев меня, он также остановился в смущении. Мне некогда было раздумывать — шаги впереди затихали и я рисковал потерять свою цель. Я буквально побежал по коридору. Вскоре он закончился и глухая каменная лестница повела меня вверх. Я на одном дыхании пробежал четыре пролета. На лестничной площадке перед самым моим носом дверь захлопнулась. Это был тупик. Вверх хода не было, а здесь на площадке — дверь была одна-единственная. Между тем снизу ко мне приближались шаги. Выбора не было — я толкнул дверь. Она несмотря на свою массивность, легко и широко открылась. Я вошел в достаточно большой зал. Своей овальной формой он напоминал арену цирка. В помещении было сравнительно темно, как бывает в театре во время спектакля. Когда же я немного присмотрелся, то увидел, что вдоль стен, кругом стоят люди, достаточно много людей. Мне было трудно сориентироваться. между тем с трех сторон, как я уже успел заметить, продолжали подходить люди. Заходили нерешительно, молча, озираясь.

— Точь-в-точь, как я, — отметил про себя.

Меня потеснили от двери и я был вынужден пройти несколько в сторону и едва не уперся в широкую совершенно темную в полумраке спину «пижона в шляпе». В центре зала, как бы на арене стояла небольшая группа людей. Я машинально сосчитал: их было 12. И каково было мое удивление, когда я узнал среди этих людей Марию и того самого лысого мужчину, с которым мы сидели в кафе за одним столиком.

— Значит здесь должен быть и Азис, — промелькнуло в сознании. Я осмотрелся по сторонам и действительно почти напротив, с другой стороны зала заметил в первых рядах Азиса. Его нельзя было не узнать, колоритная фигура выделялась на общем фоне. Я даже захотел крикнуть:

— Азис, я здесь…

Но горло перехватило тишиной. Я почувствовал, что не могу ни говорить, ни двигаться. Все мое внимание как бы переключилось в центр зала, я забыл про Азиса, про «пижона в шляпе», и даже образ Марии стал размываться в моем сознании. Я как бы засыпал, а между тем отчетливо видел, как люди, стоявшие на арене, стали медленно расходиться, как бы отступая назад, каждый по своему радиусу. Одновременно они плавно поднимали, как лепестки, свои руки. Это напоминало раскрытие цветочного бутона. И это впечатление усилилось от того, что с каждым их шагом усиливался мягкий, проникающий в душу свет, исходящий откуда-то снизу. Когда люди разошлись — весь зал наполнился, как мне показалось, особым лунным светом. Он исходил из созвездия 12 крошечных звезд, горевших на каменном алтаре в центре зала…

Я полностью забылся. Видения заполнили мое сознание. Я чувствовал, что переношусь с огромной скоростью в неведомом пространстве. Я четко не сознавал, как это происходит, но почти реально ощущал это невообразимое движение, мелькание миров. Я впервые чувствовал себя частицей этого огромного космического пространства. Затем мной овладело состояние покоя и неги, словно я заново родился и моя мать держит меня на руках, тихонько поет колыбельную песню. Конечно, я никогда не помнил этого. Это вместе с детством ушло куда-то навсегда. Но теперь я это ощущал, потому что почти реально видел мать молодой и красивой. Она была для меня самым, самым дорогим человеком на свете.

Потом, я как бы пережил свое детство, самые радостные, самые счастливые его дни. Все тревожное, горькое как бы было вырезано опытной рукой режиссера из картины этого видения. Я увидел своих ребят. До чего же они были смешными и милыми. Вся моя жизнь как бы вновь раскручивалась передо мной.

И вдруг в этом «фильме» появились совершенно новые кадры. Мы были с Марией вдвоем. Это была, конечно, она. Мы лежали на берегу Жемчужного моря. Оно ласково плескалось у наших ног. Все было почти знакомо, как на земле. И все же мир был другим. Свет исходил не с высоты, а откуда-то из глубины моря. Небо было невероятно голубым и спокойным. Солнца вовсе не было на небосклоне, хотя я ощущал тепло, оно было постоянным и равномерным без каких-либо порывов…

— Да мы на другой планете, — как бы подтверждая мои сомнения прошептала девушка. — Здесь нет солнца в нашем обычном понимании, оно в глубинах самой этой планеты, а небо — оно как бы отражение моря. Здесь не бывает ураганов, здесь не бывает бед.

Она взяла в руки камень.

— Потрогай, — предложила она, — он как мячик мягкий, им нельзя ударить или удариться о него.

Она бросила этот увесистый на вид голыш мне на грудь. Но удара не последовало, он, как легкий шарик, отскочил от меня. И пока я соображал, что это: розыгрыш с подставным камнем или действительно я совсем на другой планете, Мария вскочила и побежала вдоль кромки моря.

Боже, как она была прекрасна. На фоне моря, гор, сказочного леса и огромного пляжа она была высшим созданием природы. И это, кажется, понимал не только я. И море, и горы, и лес, и каждый упругий мягкий камешек, кажется, понимали это. Они любовались ею, они боготворили ее.

Я невольно замер, очарованный этой картиной. Вдруг у меня словно выросли крылья. Они понесли меня вслед за ней. Когда расстояние между нами сократилось до вытянутой руки, она прыгнула в море. Я за ней… Нас обожгла прохлада воды. Я поймал Марию, подхватил ее на руки и, брызгая сотряс море волной. На фоне гладкого, спокойного водного зеркала — это был почти шторм. Удивительно, но брызги моря не падали вниз, а как воздушные шарики улетали в небо.

— Успокойся, — шутя, но не вырываясь, попросила Мария, — ты разрушаешь покой этой планеты. Море здесь никогда не штормит. Здесь никогда не бывает бурь, в нем нельзя утонуть. Смотри…

И она, освободившись от моих рук, легко легла на воду. Девушка почти лежала на ее поверхности, только одна треть тела была погружена в воду.

Как прекрасно было ее тело. Я вновь подхватил ее, прижал к себе с твердым намерением больше не отпускать, остаться с ней навсегда. Я готов был зацеловать ее всю, от кончиков ног, до кончиков волос. Но она опередила меня, прижав свою ладошку к моим губам:

— Успокойся, — повторила она, — Здесь другие законы. Здесь даже закон Ньютона не имеет силы.

— А законы природы, законы любви здесь тоже иные? — спросил я.

— Нет, — после короткой паузы смущенно ответила девушка.

Это «нет» звучало как «да». Да, она меня тоже любила. Гладь моря вновь сотряс «ураган»…

Потом мы поднимались в горы, сидели у костра… Все было почти как на Земле. Значит и там, в этом счастливом безоблачном сне, я думал о Земле…

И это воспоминание, возможно, прервало мой «сон». Я вновь летел сквозь бездну пространства. И когда я увидел затемненный зал и сходящихся в центре людей, я понял, пусть не совсем, не до конца осознано, что здесь произошло великое таинство перелета в иной мир…

Между тем лунный свет полностью погас. Люди в центре зала, не сказав ни слова, стали торопливо расходиться. И только когда за ними закрылись двери, все оставшиеся в зале пришли в движение…

Я понял, что мне тоже надо спешить, если я хочу еще раз увидеть девушку. «Пижон в шляпе» был уже у двери и мне пришлось, извиняясь, проталкиваться к выходу…

На улице было по прежнему светло.

— Прошло не более получаса, — отметил я.

Но на улице не было ни девушки, ни «пижона в шляпе». Инстинктивно я отправился в обратный путь. И не ошибся. Уже за поворотом я наткнулся на Азиса, который из телефонной будки наблюдал за удалявшимися по скверу девушкой и «пижоном в шляпе». Они шли рядом и о чем-то разговаривали. Сочетание их фигур было столь противоестественно, что я даже на миг не мог допустить мысль, что у них может быть что-то общее, даже разговор…

— Что случилось? — спросил я у Азиса. — Почему ты остановился?

— Он перехватил ее, — ответил Азис, — они познакомились здесь…. я немного опоздал.

— Ну и что из этого? — почти закричал я. — Бежим.

Забыв о какой-либо конспирации, мы побежали вслед за ними. Расстояние между нами быстро сокращалось.

Но и в отношениях двух фигур наступила явная перемена. Мирная беседа, как это казалось со стороны, вдруг приобрела четко очерченный криминальный характер. «Пижон в шляпе» рвал из рук девушки уже хорошо нам знакомую сумочку. Девушка отчаянно сопротивлялась. Казалось, невероятным, как эта хрупкая фигурка может противостоять медведю. Девушка не выпускала из рук сумочку, но ручка не выдержала и Мария вместе с обрывками кожи полетела на тротуар…

В этот момент мы подскочили к ней. Но она, не обращая внимания на кровавые ссадины на руках и ногах, вскочила, и бросилась за мужчиной. Она не кричала, не звала на помощь, она стремилась только вперед…

«Пижон в шляпе» убегал изо всех сил. И, кажется, уже приближался к цели. Его ждала машина, оставленная им накануне в проезде. В считанные секунды он вскочил в нее. Взревел мотор. И теперь навстречу нам несся черный «мерседес». Девушка бросилась на дорогу, как бы преграждая путь. Еще мгновение и ее бы сбила машина. В этом сомнений не было. Не знаю как нам удалось в самый последний миг буквально «снести» Марию с проезжей части. Не договариваясь, мы с Азисом одновременно бросились и вынесли ее на тротуар напротив. Чудо спасло нам жизни, поскольку «мерседес» не только не затормозил, но и заметно прибавил газу.

Девушка не потеряла сознание. Как это было не странно, она колотила нас своими ручонками и обвиняла:

— Зачем, зачем? Я бы его остановила! Я должна его догнать…

В это время к нам подкатил «жигуленок».

— Кто здесь пострадал? — шутя обратился к девушке молодой хозяин машины. Возможно он стоял на некотором расстоянии от нас и несомненно видел все происходящее.

Реакция Марии была весьма неожиданной. Девушка, не говоря ни слова, бросилась в машину…

— За ним, — требуя и прося, взмолилась она. И мы буквально в последнее мгновение впрыгнули в заднюю дверь «жигуленка».

Парню не пришлось ничего объяснять. Уже через мгновение мы выскочили из тупика на перекресток. В это самое время «мерседес», уже проскочив открытый участок улицы, резко свернул на Садовое кольцо. Но этого мгновения было достаточно, чтобы принять решение — мы уже мчались в сторону кольца. К счастью, парень оказался «асом» и удивительно, но уже через несколько минут мы «сели на хвост» «мерседесу». «Пижон в шляпе» успокоился и хотя шел на приличной скорости, но уже явно сбавил темп. Опасаться ему было нечего.

— Так, что же он у вас украл? — обращаясь к девушке, спросил парень.

— Камень, — просто ответила Мария.

— Дорогой?

— Очень.

— Так давайте сейчас заявим постовому милиционеру.

— Только не это! — категорически заявила девушка. — Мы должны отобрать его сами!

— И как вы это себе представляете?

— Не знаю. Вы ведь мужчина!

— Ну, что ж будем брать! — согласился парень и прибавил газу…

Расстояние между нами сократилось мгновенно. И этого было достаточно, чтобы «пижон в шляпе» обнаружил погоню. Я даже не успел до конца осознать: хорошо это или плохо? Но гонка началась. «Мерседес» стремительно набирал скорость, но довольно интенсивное движение сдерживало его. И нашему «асу» не составило большого труда настичь его. Не спасли «пижона в шляпе» и хитроумные маневры на перекрестках и в рядах движения. «Жигуленок» неотступно следовал за ним.

«Пижон» понял, что в городе ему от нас не оторваться и, сделав очередной маневр, стремительно устремился к кольцевой дороге. Теперь он имел явное преимущество в скорости. И все же «асу» удавалось удерживать его в зоне видимости.

Больше того, сразу же за городом на узком участке дороги, заполненной автотранспортом, нам удалось почти достичь «пижона в шляпе». Юркий «жигуленок» легко маневрировал среди большегрузных машин. Похититель явно нервничал. И для нас было полной неожиданностью, когда совсем рядом прогремел выстрел. Сомнений не было, стрелял «пижон в шляпе». Он уже совершил ряд грубых нарушений дорожных правил. И был готов на все, чтобы оторваться от погони. И вот теперь, вновь у большого эстакадного моста через реку он грубо пересек сплошную линию и на огромной скорости резко пошел на обгон рефрижератора. Из-за подъема видимость была ограничена. В это время, как из-под земли, навстречу «мерседесу» вылетел еще один большегруз. Дорогу в одно мгновение как бы заклинило. «Пижон в шляпе» заметался, резко взял влево, пытаясь проскочить в узкую щель между большегрузом и ограждением. И проскочил. Но, видимо, не справившись с управлением на большой скорости, сбил ограждение и переворачиваясь полетел с насыпи вниз…

Мы остолбенели. Наш «ас» едва успел сам затормозить, чтобы не врезаться в остановившийся рефрижератор. Еще не верилось, что на наших глазах разыгралась трагедия. И вся наша детективная погоня приобрела совсем иной, неожиданный оборот. Мы выскочили из машины. «Ас» (мы так и не узнали его имени) остановил нас:

— Кто-то должен ехать со мной, вызвать скорую и милицию.

Азис вернулся, так как мы с Марией уже опускались по насыпи… В изуродованной машине полулежал «пижон в шляпе». Стекло в двери было выбито, он как бы пытался выпрыгнуть через него. Но тело было бездыханным. Я попробовал пульс — признаков жизни не было…

— Не прикасайся к нему, — закричала Мария.

— Но он ведь человек, — возразил я.

— Нет, он не человек, он хуже зверя. Он хотел нашей смерти, он не остановился бы ни перед чем, если даже «звездный камень» не смягчил его сердца.

— Звездный камень? — переспросил я, — Где же он?

— Он в моей сумочке.

И тут мы увидели ту самую сумочку с оборванной ручкой. Она валялась в траве, вместе с другими мелкими вещами, выброшенными из разбитых окон. Девушка подхватила сумочку, открыла и достала шариковую авторучку.

— Камень здесь! — закричала она.

…Первый шок от случившегося прошел. Мы отошли к реке, присели на траву. Вокруг шумел лес. Поляна была усыпана цветами, порхали бабочки и стрекотали кузнечики. Мы немного помолчали. Мария выглядела уставшей и сосредоточенной. Я тоже испытывал страшную усталость. Скажу откровенно, неизвестность мучила меня: начавшаяся почти по-детски детективная игра закончилась трагически и как знать, может быть мы не имели права…

Но как бы угадав мои мысли, Мария положила свою мягкую нежную руку мне на плечо и прошептала:

— Мы поступили правильно. Мне тоже страшно, что так случилось. Но этот черный человек хотел завладеть силой «Звездного камня». Свет его в добрых руках несет людям добро. В злых — он может стать опасным и грозным оружием. Этот камень доставлен пришельцами с далекой планеты. Они передали его тем, кто способен пожертвовать собой ради блага других. Ты видел очертания этой планеты там на алтаре. Оно было составлено из созвездия маленьких камней, которые хранятся вот в таких же простых шариковых авторучках. Каждый из камней в отдельности не обладает полной космической силой, он просто притягивает человека, как бы манит его. Но когда камни вместе, они преображают человека, они как бы переносят его на далекую счастливую планету. Там все счастливы не потому, что они богаты, а от того, что свет радости у них внутри. Разве ты не был счастлив?

— Да на какое-то время, — согласился я.

— Вот видишь и мы хотим, чтобы все люди испытали это счастье…

— Но это ведь, как наркотик, — возразил я.

— И да, и нет, — согласилась и одновременно возразила Мария. — Свет «Звездного камня» несет людям радость, возможность стать добрее, забыть про все невзгоды жизни. Но он не разрушает тело. Человек как бы переносится в иной мир…

— И все же я не хотел бы жить в мире иллюзий. Наша планета слишком прекрасна, чтобы менять на призрачный мир далекой звезды. Да, реальная жизнь трудна, не устроена, а подчас и ужасна. Но разве не мы, люди, сделали ее такой. Разве не мы, люди — причина испепеляющих войн. Разве не мы стремимся властвовать друг над другом, разве не мы зеленеем от зависти, глядя на успехи соседа и хотим быть богаче всех и ради этого не останавливаемся ни перед чем…

— Вот видишь, ты сам согласился со мной, — перебила меня Мария. — Чтобы преобразовать эту жизнь, мы приняли на себя от инопланетян добровольную миссию спасения человечества. Пусть иллюзорное, пусть кратковременное счастье принесет человеку радость, сделает его добрее, вселит в него надежду и веру. Может быть, это где-то сродни религии, которая своим словом пытается спасти душу человека…

— Но душу «пижона в шляпе», как видишь, спасла только смерть, — опять возразил я. — Ни золотой крест на груди, ни исцеляющий свет камня не преобразили его. Ведь он был готов убить тебя, чтобы овладеть этой безделушкой. Бог добра должен быть в нас самих, а не в распятии или камне.

— Бог должен быть в душе, — согласилась девушка, — но камень — это особая материя…

— А может оставим эту призрачную материю, она ведь приносит и зло… Посмотри вокруг. Как здесь прекрасно. Я был бы счастлив, если бы здесь, на этом заброшенном берегу реки нам позволили построить дом. Я построил бы его своими руками. Посадил бы небольшой сад, выращивал бы клубнику… Ты любишь клубнику? — спросил я девушку.

— Очень, очень, — прошептала она.

— Я бы каждое утро приносил тебе в постель огромную корзину клубники. Я бы поклонялся тебе, а не этому камню… и был бы счастлив. Ведь наша Земля сама по себе — волшебная планета…

Мария молчала. Она была смущена.

— Ты хотела бы жить на берегу этой реки? — глядя ей в глаза спросил я.

— Да, — прошептала она, — я хотела бы вместе с тобой выращивать клубнику, купаться в реке, строить дом.

— В сущности человеку не так уж много надо: любить и быть любимым, иметь свой дом, кусочек земли, где бы он мог жить и свободно работать…

Я держал ее за обе руки и она была совсем рядом: юная и безумно прекрасная. Я хотел приблизить ее и поцеловать. Но в этот самый миг на дорожную насыпь с воем сирен выехали «скорая» и милицейская машина.

— Мне надо уходить, — с грустью сказала она.

— Но почему?

— Я должна вернуть этот камень, чтобы со мной не случилось. Ведь они, — она кивнула в сторону милиции, — потребуют вещественных доказательств…

— Но подожди, все устроится, — попытался уговорить я девушку…

— Нет, — жестко ответила она и уже мягче добавила, — я тебя найду, будем вместе строить новый дом…

Она уходила плавно, как тогда в свете «Звездного камня» на далекой неведомой планете…

Азис был подавлен. Как я понял, нас уже обвиняли в убийстве человека. Его сбивчивый рассказ в милиции о наших детективных похождениях, подозрениях и о случившемся вызвал у дежурного отдела массу подозрений. Азиса посчитали едва ли не сумасшедшим…

Но теперь, когда изуродованная машина и окровавленный человек были реальностью, врач и оперативный следователь приступили к работе. Врач сразу же подтвердил смерть «пижона в шляпе». Следователь, сделав ряд поручений, приступил к нашему опросу:

— Так, вы утверждаете, что у него был пистолет и он пытался в вас стрелять, — с недоверием и иронией спросил следователь.

— Да, — одновременно отметили мы. — Может быть пистолет и сейчас в машине.

— Ну что ж, посмотрим, посмотрим.

И так как съемка места происшествия была закончена, следователь приступил к осмотру трупа. И каково было его удивление, когда вслед за пистолетом из внутреннего кармана «пижона в шляпе» извлекли из кожаного кейса совсем миниатюрный специальный магнитофон и блокнот, испещренный колонками цифр.

— Шифрблокнот, — пояснил Азис. — Теперь понятно, с кем мы имели дело…

Мы торжествовали. Молодой следователь суетился, отдавал нелепые распоряжения, но не знал, что же делать дальше. И тогда Азис уже солидно, важно подойдя к старшему лейтенанту авторитетно заявил:

— Надо проинформировать компетентные органы.

— Вы так думаете? — уже извиняясь обратился следователь к Азису.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Алексеев и Сазонов

Из книги Первая Мировая война автора Уткин Анатолий Иванович

Алексеев и Сазонов Алексеев медленно, но верно создавал новую армию. Последним всплеском активности "старой армии" (где координация отсутствовала, а у солдат не было винтовок) было наступление на озере Нарочь в марте 1916 года. Франция, истекающая кровью под Верденом,


11. Михаил Васильевич Алексеев

Из книги Белогвардейщина автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

11. Михаил Васильевич Алексеев Историография, а уж тем более художественные произведения советских времен создали совершенно ошибочный образ русских офицеров 1917-го. "Поручиков Голицыных" и "корнетов Оболенских", т. е. представителей высшего родового дворянства, среди них


Куропаткин и Алексеев

Из книги Русско-японская война. В начале всех бед. автора Уткин Анатолий Иванович

Куропаткин и Алексеев В пять часов вечера 27 мая 1904 г. главнокомандующий генерал Куропаткин встретился в старинном маньчжурском Мукдене с наместником Дальнего Востока адмиралом Алексеевым. Они пожали друг другу руки в старом вагоне, уставленном цветами — здесь Алексеев


Генерал Михаил Алексеев

Из книги Полководцы Первой Мировой [Русская армия в лицах] автора Рунов Валентин Александрович

Генерал Михаил Алексеев Император, пожелав стать во главе действующей армии, своим начальником штаба назначил генерала от инфантерии М. В. Алексеева, который до этого был начальником штаба Юго-Западного фронта и очень мало времени возглавлял Западный фронт. Именно ему


М. Алексеев «Драчуны»

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

М. Алексеев «Драчуны» Отрывок из романа…В тридцать третьем начался второй на моей памяти голод, он был, пожалуй, пострашнее предшествующего, хотя и не был вызван засухой — этой извечной злой мачехой земли. Признаться, и теперь я еще пытаюсь уразуметь происхождение этого


М. Алексеев «Драчуны»

Из книги Сталин в воспоминаниях современников и документах эпохи автора Лобанов Михаил Петрович

М. Алексеев «Драчуны» Отрывок из романа…В тридцать третьем начался второй на моей памяти голод, он был, пожалуй, пострашнее предшествующего, хотя и не был вызван засухой — этой извечной злой мачехой земли. Признаться, и теперь я еще пытаюсь уразуметь происхождение этого


Авторучка калибра 5,6

Из книги По следам султанов и раджей автора Марек Ян

Авторучка калибра 5,6 В районе Кохатского перевала, что находится на афганско–пакистанской границе, можно, правда, увидеть такую авторучку, из которой можно выстрелить не какими–то там холостыми патронами, а настоящими боевыми. Конечно, точность попадания такого


Алексеев Михаил Васильевич

Из книги Полководцы Первой мировой войны автора Копылов Н. А.

Алексеев Михаил Васильевич Сражения и победыОдин из наиболее талантливых русских генералов Первой мировой войны. Герой Галицийской битвы 1914 г., спаситель Северо-Западного фронта от окружения в 1915 г., начальник штаба при императоре Николае I.Генерал от инфантерии (1914),


«Дважды эмигрант» Н.Н. Алексеев

Из книги Русский Стамбул автора Командорова Наталья Ивановна

«Дважды эмигрант» Н.Н. Алексеев В отличие от многих русских беженцев того времени, профессору Московского университета, правоведу Николаю Николаевичу Алексееву выпало дважды в течение одного года эмигрировать в Константинополь.Алексеев не принял Советскую власть и


Алексеев Ростислав Евгеньевич

Из книги Великие исторические личности. 100 историй о правителях-реформаторах, изобретателях и бунтарях автора Мудрова Анна Юрьевна

Алексеев Ростислав Евгеньевич 1916–1980Конструктор, создатель судов на подводных крыльях, экранопланов и экранолётов.Алексеев родился 18 декабря 1916 года в Брянской области, в семье учительницы и агронома. У родителей Ростислава было два сына и две дочери. Детей Алексеевы


Александр Алексеев: наш человек в Гаване

Из книги Плутоний для Фиделя. Турецкий гром, карибское эхо автора Гранатова Анна Анатольевна

Александр Алексеев: наш человек в Гаване Куба оказалась в эпицентре политического противостояния США и СССР. Встреча Никиты Хрущева с Фиделем Кастро в Нью-Йорке осенью 1960 года на очередной ассамблее ООН подтвердила рождение нового союза: CCCP — Куба. То был неслыханный


Михаил Алексеев

Из книги Мифы и загадки нашей истории автора Малышев Владимир

Михаил Алексеев Михаил Васильевич Алексеев родился в семье солдата-сверхсрочника. Окончив юнкерское училище, службу начал прапорщиком, а потом отбыл в Турецкий поход, где вскоре отличился, был награжден за храбрость и получил погоны штабс-капитана. Потом закончил


А. А. Алексеев Опять о «Велесовой книге»[107]

Из книги Влесова книга. Троянский конь норманнизма автора Чернов Виктор Михайлович

А. А. Алексеев Опять о «Велесовой книге»[107] Проблемы истории и культуры славян в доисторический период, т. е. в период до появления собственных письменно-исторических источников, вызывают постоянный и большой интерес в различных кругах нашего общества. Один из путей


XXIV. Генерал Алексеев в дни революции

Из книги Герои и антигерои русской революции автора Никольский Алексей

XXIV. Генерал Алексеев в дни революции Генерал от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев встретил февральские дни в ключевой должности начальника штаба Верховного главнокомандующего русской армии. Учитывая, что Верховное главнокомандование ещё в августе 1915 года