Вместо эпилога

Вместо эпилога

Случается, что размеренность моего бытия нарушается короткими командировками за границу. Правда, теперь уж под настоящей фамилией и с подлинными документами.

В заключение хочу рассказать об одной встрече с прошлым, имевшей место совсем недавно. Произошло это в маленькой стране, которая числится в списке так называемых неприсоединившихся государств. Люди военные по-прежнему именуют подобные страны нейтральными. Я поехал туда в качестве официального лица для участия в переговорах по линии культурного и научного обмена. Кроме того, мне надо было побеседовать с неким субъектом, весьма и весьма интересовавшим мое ведомство. Когда почти все вопросы были решены и до окончания командировки оставалось менее суток, я нос к носу столкнулся в холле хилтоновского отеля, уходящего бесчисленными своими этажами в ясное небо, с живым и совершенно здоровым Роджерсом. Мы оба слегка оторопели и машинально протянули друг другу руки. Старик первым пришел в себя и улыбнулся мне вполне доброжелательно.

— Я предчувствовал, что когда-нибудь встречу вас, Арнольдо, — сказал он. — Вы не должны опасаться меня. Через год после падения режима Мендосы Роджерс покончил с прежним ремеслом и занялся бизнесом. Теперь он преуспевающий менеджер, не более. Вот моя визитная карточка.

Роджерс протянул мне белый картонный прямоугольничек. Название фирмы, выпускающей всемирно известные компьютеры и прекрасную бытовую электронную технику, вызывало почтение. Но где были гарантии того, что ЦРУ не использует эту фирму в качестве прикрытия своей деятельности?

Я с ухмылкой вернул визитку Роджерсу.

— Догадываюсь, о чем вы подумали, — сказал он. — И все-таки приглашаю вас на ужин. Вы себе представить не можете, какой приятный сюрприз я намерен преподнести вам. Поставьте своих в известность о том, где будете, и поднимайтесь в мой номер.

— Может быть, нам лучше пойти в ресторан? — заколебался я.

— А в таком случае не будет сюрприза. Да вы не бойтесь! Роджерс не станет компрометировать доброе имя солидной фирмы какими-либо противоправными действиями.

— Черт с вами! — согласился я. — Водка и икра мои, остальное ваше.

Он захохотал.

— О’кей! Узнаю прежнего Арнольдо, решительного и гордого. Итак, буду ждать.

Я вошел в Роджерсовы хоромы вслед за боем, толкавшим перед собой тележку с ужином. Стол был накрыт в течение минуты. Роджерс наполнил бокалы из моей бутылки и, напустив на себя серьезность, произнес:

— Давайте уговоримся: ни слова о работе и политике. Будем предаваться воспоминаниям.

— Согласен, хотя и не уверен, что уговор удастся соблюсти.

— Попробуем, по крайней мере. Предлагаю тост: выпьем за то, что оба остались живы!

— Принимается!

Мы выпили и зажгли сигареты, после чего Роджерс спросил:

— Скажите, Арнольдо, отчего вы тогда не бросили в мою рюмку второй таблетки?

— Сам не знаю. Много раз задавал себе этот вопрос и не мог на него ответить. То ли тут сыграли какую-то роль остатки интеллигентности, не позволившие мне отправить врага на тот свет таким подлым способом, то ли на мои действия повлиял факт вашего участия в войне с Гитлером. Не знаю. Считаю, что я проявил непростительное малодушие. Ведь вы по всем статьям заслуживали двух таблеток.

— Ну да! Роджерс — убийца. У Роджерса руки в крови. А у вас они разве в сметане?.. Хочу сообщить вам, что долг свой я вернул. Вы оставили мне мою жизнь, я сохранил вам вашу.

— О чем вы говорите?

— Давайте вспомним: сентябрь семьдесят девятого года. Кимпала.

Кимпала! Этот поганый городишко на краю азиатского мира едва не стал местом моего последнего успокоения. Тамошние экстремисты, не то правые, не то левые, взяли меня заложником вместе с несколькими американцами и европейцами. Бандиты надеялись обменять нас на своих единомышленников, попавших в руки правительственной полиции. Однако, несмотря на интенсивную посредническую деятельность иностранных дипломатических миссий, местные власти не торопились с обменом. Более недели мы провели под охраной в хижине, спрятанной среди непролазных бамбуковых зарослей. В конце концов террористы объявили, что нас решено расстрелять. Я стоял на краю своей свежевырытой могилы, жадно затягиваясь дымом сигареты, которая дотлевала с катастрофической быстротой, и злился на то, что жизнь моя обрывается так неожиданно и так нелепо. К счастью, драма обернулась фарсом. Голландский дипломат, прибывший в последнюю минуту к месту казни, выменял нас у аборигенов на шесть ящиков шоколадного ликера фирмы «Bols».

— Когда передо мной положили копии паспортов заложников, переданные по фототелеграфу, я сразу узнал вас, — донесся до меня голос Роджерса. — Узнал и решил молчать.

Я поднял голову.

— Еще бы! Ведь вы безоговорочно похоронили меня в Аурике, мистер Роджерс! Вам ни к чему было шуметь.

— Ах, Арнольдо, вы верите в рай на Земле, но не верите в то, что к противнику можно испытывать не только уважение, но даже чувство, напоминающее симпатию. Я просто должен был дать тому голландцу, который являлся нашим агентом, команду, чтобы он прихватил с собой одним ящиком ликера меньше. Никто не стал бы вступаться за вас — бродягу с фальшивыми документами и краденой биографией. Я не злой человек от природы. Жестокими и циничными нас делают обстоятельства. Искренне сожалею о том, что вы не можете быть моим гостем в Филадельфии, а я — вашим в Москве. С удовольствием сыграл бы с вами партию в шахматы.

— Что ж, мистер Роджерс, давайте выпьем за добрые отношения между нашими правнуками.

— Давайте! Один вопрос, Арнольдо. Во мне говорит профессиональное любопытство. Куда вы улетели после того, как перешли границу Аурики?

— В Дели.

— Браво! Я так и думал. Вы всегда любили алогизмы! А Рохес-то искал вас в самолетах гаванских и европейских рейсов. Скажите еще: где вы спрятали Исабель?

— В надежном месте. Думаю, что через пару месяцев и она благополучно покинула Аурику. Во всяком случае, я дал ей такое указание.

Роджерс захихикал.

— Исабель ослушалась вас, Арнольдо. Она ушла к партизанам и через три года вместе с ними вернулась в Ла Палому. Вы действительно ничего не знаете о ее дальнейшей судьбе?

— Ничего не знаю. Это правда.

— Как?! И вам не известно имя Изабеллы Корро?

— Имя известно. Но ни одного фильма с ее участием я пока не видел. Стоп!!! Корро — фамилия матери Исабель! Неужели мисс Мортон и Изабелла Корро — одно и то же лицо?!

— Вот это и есть тот самый сюрприз, который я хотел преподнести вам, Арнольдо. Давайте пройдем в соседнюю комнату. Бутылку беру с собой.

Соседняя комната была заставлена образцами продукции Роджерсовой фирмы и завалена проспектами.

Роджерс погремел видеокассетами, отобрал одну из них и включил телевизор. По голубовато-розовому экрану поплыли коричневые титры какого-то фильма. Это была наивно-героическая лента о вожде первой ауриканской революции. Исабель играла в нем роль возлюбленной прославленного генерала. Забыв обо всем, я смотрел на нее, ожидая, что она подарит мне хотя бы один взгляд. И дождался. Исабель посмотрела на меня в упор синими глазищами и отчеканила по-английски:

— Весь этот мир от скверны бесполезной

Лишь революция спасет рукой железной!

— Отсебятина, — проскрипел Роджерс. — В сценарии ничего подобного не было. Ваша работа, Арнольдо?

— Моя! — ответил я не без гордости.

Были в том фильме и характерные для современного кинематографа так называемые коммерческие или попросту постельные сцены, при отсутствии которых его величество обыватель, всех сущих мод законодатель, в кино не пойдет, нанеся тем самым ощутимый материальный ущерб служителям самой популярной в мире музы.

Заметив, как меня передернуло, Роджерс сказал:

— Не переживайте, Арнольдо. Это не она. Это дублерша. Девчонка категорически отказывается раздеваться перед камерой. Думаю, тут тоже налицо последствия ваших педагогических экзерсисов.

Я пожал плечами.

— Католическое воспитание!

— Католическое воспитание, говорите? Когда мои ребята умыкнули Исабель из «Памплоны», на ней не было ничего, кроме нательного креста. Того самого, что и сейчас болтается на ее смуглой шейке.

— Значит, я научил мисс Мортон уважать себя.

— Вы переборщили, Арнольдо. Недавно она заявила журналистам, что никогда не выйдет замуж. До тридцати пяти лет будет сниматься в кино, после чего уйдет в монастырь. Сказала даже, в какой именно. Это монастырь Святой Магдалены.

Роджерс помолчал немного и добавил с оттенком печали в голосе:

— Как часто, обладая телом женщины, мы полагаем, что владеем и ее душой. Но это почти всегда не так. Я мог бы отомстить ей за предательство, но, будучи противником бессмысленных убийств, не стал делать этого. Более того, весьма внимательно слежу за ее карьерой и желаю ей всяческих успехов.

В конце фильма героиня погибала, заслонив собой Делькадо от пули предателя.

Я уже намеревался было встать, но Роджерс остановил меня.

— Погодите, Арнольдо, здесь есть еще одна жанровая зарисовка. Она, несомненно, развеселит вас, отвлечет от грустных мыслей.

Замелькали знакомые виды Ла Паломы. Вот и проспект Делькадо с тремя круглыми площадями, нанизанными на него.

— Смотрите внимательно! — предупредил Роджерс. Оператор крупным планом снял рослого полицейского, который, стоя на тумбе посреди площади Всеобщего Равенства, истово манипулировал полосатой палкой.

— Да это же Чурано! — воскликнул я.

— Он самый, — подтвердил американец. — Занял, обормот, свое прежнее место. Я предлагал ему каюту на одном из наших кораблей, уходивших в Штаты. Отказался, и вот — полюбуйтесь!

— Но ведь он выглядит счастливым, потому что занимается делом, которое любит.

— Дьявол с ним! Дарю вам эту кассету, Арнольдо. Хотел послать пленку в Москву, но побоялся, что у вас из-за нее выйдут неприятности с начальством. Обвинят, чего доброго, в несанкционированных контактах с CIA.

— Благодарю вас, мистер Роджерс. К сожалению, не могу сделать ответного подарка. Я не был готов к встрече с вами.

— Ничего, Арнольдо. Когда-нибудь вы подарите нам революцию. Надеюсь, что это случится после того, как я уйду из этого мира. А сейчас мы должны проститься. У меня тоже деловая встреча…

Берлин, 1983–1984 гг.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Вместо эпилога

Из книги Славянская книга проклятий автора Бушков Александр

Вместо эпилога Я вовсе не настаиваю, что именно моя гипотеза стопроцентно верна. Всего-навсего хочу защитить несколько нехитрых тезисов…Во-первых, порой совершенно не учитывается, что оставшиеся от старых времен летописи - лишь вершина айсберга. На одно описанное,


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Из книги Сломанный меч Империи автора Калашников Максим

ВМЕСТО ЭПИЛОГА ОТ «СЛОМАННОГО МЕЧА» — К «ВОЛЕ ЯДЕРНОГО ПРАВОСЛАВИЯ»Вот мы и закончили нашу книгу-расследование на тему: «кто проигрывал Третью Мировую, холодную войну, кто мог пасть в гонке вооружений?». В небесах, в космосе и на море именно мы, русские, имели все шансы на


Вместо эпилога

Из книги Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 автора Широкорад Александр Борисович

Вместо эпилога Поражение России в войне с Японией стало одной из важнейших причин возникновения первой революции 1905–1907 гг. Она была подавлена, но не решительными действиями властей и мудрого царя при поддержке большинства населения, а лишь потому, что противники режима


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Из книги Чрезвычайные происшествия на советском флоте автора Черкашин Николай Андреевич

ВМЕСТО ЭПИЛОГА Оснований для утверждения о намерении САБЛИНА увести корабль в Швецию в ходе расследования не выявлено. Из докладной записки министру обороны СССР Министру обороны Союза ССРМаршалу Советского Союзатоварищу ГРЕЧКО А.А.Докладываем!Комиссия, назначенная


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Из книги Затонувшие сокровища автора Скрягин Лев Николаевич

ВМЕСТО ЭПИЛОГА Что же является истинным владельцем затонувших сокровищ? Напрашивается вроде бы очевидный ответ: тот, кто его нашел. Но так ли это? Ведь клад прятал не тот, кто его обнаружил. Следовательно, юридически нашедший выступает как человек, присваивающий чужую


Вместо эпилога

Из книги ЗГВ: горькая дорога домой автора Болтунов Михаил Ефимович

Вместо эпилога Помните, у Ленина есть статья: «От какого наследства мы отказываемся?» Она совсем об ином, из другой эпохи. Но мы часто вспоминали название этой статьи там, в Германии, в Западной группе войск. И правда, понимаем ли мы сегодня от какого наследства отказались?


Вместо эпилога

Из книги Все о Нострадамусе автора Белоусов Роман Сергеевич

Вместо эпилога Когда-то при каждом европейском дворе был свой астролог, а то и сразу несколько. Особенно это было распространено в XV–XVII веках (хотя предсказательная астрология уходит корнями в глубь истории). Ясновидцы предсказывали своему королю или императору, что


Вместо эпилога

Из книги Загадка сфинкса автора Кондратов Александр Михайлович

Вместо эпилога «Этим рассказам о Египте я верю и сам думаю о нем совершенно так же». (Геродот, «История», II, 12, V в. до н. э.) Существует хорошая традиция: прилагать в конце книги список литературы, рекомендуемой тем, кто захочет побольше узнать о предмете, излагаемом в


Вместо эпилога

Из книги Роковая Вязьма автора Мощанский Илья Борисович

Вместо эпилога Освободить Вязьму удалось только весной 1943 года, и успех этот напрямую связан с победами Красной армии под Сталинградом и на Кавказе.Поражение немецких войск на южном фланге вынудило германское военно-политическое руководство снять с ржевско-вяземского


Вместо эпилога

Из книги Гоголь в Москве автора Молева Нина Михайловна

Вместо эпилога Жара на него [М. С. Щепкина] действовала убийственно; доехав до Крыма, он совершенно изнемог и вскоре скончался в Ялте 11 августа 1863 года. Умер он как-то исключительно. От последних слов его веет глубоким уважением, любовью, поклонением перед высоким талантом


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Из книги Генерал Корнилов автора Кузьмин Николай Павлович

ВМЕСТО ЭПИЛОГА С Дорой Каплан, своей подругой, Надежда Константиновна Крупская обыкновенно разговаривала по-еврейски. Это был негромкий, задушевный разговор двух состарившихся женщин, всю жизнь находившихся среди мужчин с кипучим темпераментом революционеров, – но


Вместо эпилога

Из книги Легенды и были Невьянской башни автора Шакинко Игорь

Вместо эпилога Наступление на тайны Невьянской башни продолжается. И сегодня это наступление уже ведут не только одиночки-энтузиасты, а ученые самых разных профессий. Разгадывание тайн истории (да и не только истории) увлекательное и полезное дело. Ибо, как говорил


Вместо эпилога

Из книги Авантюры открытого моря автора Черкашин Николай Андреевич

Вместо эпилога «Оснований для утверждения о намерении САБЛИНА увести корабль в Швецию в ходе расследования не выявлено».Из докладной записки министру обороны СССР«Министру обороны Союза ССР Маршалу Советского Союза товарищу ГРЕЧКО А.А.Докладываем!Комиссия,


10. Вместо эпилога

Из книги Конструкторы автора Вишняков Василий Алексеевич

10. Вместо эпилога День Победы Духов встретил сорокалетним — совсем молодым, по меркам нашего времени. Но недаром год войны у фронтовиков считается за три. Бывало, что и день старил человека до седины. А многим ли Танкоград отличался от фронта? В конце войны завод был