Снова на Кавказе

Снова на Кавказе

Когда немцы стояли под Москвой, Берии случалось бывать на фронте. Еще раз принять непосредственное участие в военных событиях ему пришлось в дни битвы за Кавказ.

25 июля 1942 года группа армий «А» начала наступление на юге, чтобы уничтожить советские войска южнее Ростова и прорваться к Кавказу, к грозненской и бакинской нефти. В течение первых трех недель наступления немцы вышли к предгорьям Большого Кавказского хребта. Хотя их армии и не смогли уничтожить наши части Южного фронта, однако и серьезного сопротивления не встречали. Ситуация стремительно выходила из-под контроля.

«Боевые действия Берия в Великой Отечественной войне фактически ограничиваются двумя его поездками в качестве члена ГКО на Кавказ в августе 1942 – марте следующего года. Архивы свидетельствуют: здесь он от имени Сталина нагонял страх на военных работников, снимал ему неугодных людей, расстреливал. Сопровождали его в тех поездках Кобулов, Мамулов, Мильштейн, Пияшев, Цанава, Рухадзе, Влодзимирский, Каранадзе, Какучая, его собственный сын. Досталось Тюленеву, Сергацкову, другим военачальникам».

Дмитрий Волкогонов. «Триумф и трагедия»

Нотка осуждения слышится даже в том, что Берия-де всего два раза на фронт ездил. А с какой стати ему мотаться по фронтам, когда в том не было необходимости? Другие задачи перед ним стояли. А необходимость возникла – поехал.

Берия летел на Кавказ в качестве представителя Ставки. Прошло всего четыре года с того времени, как он уехал из Закавказья, его там помнили, обстановку и специфику Кавказа он знал, как никто в Москве. Поэтому ничуть не удивительно, что в августе – сентябре 1942 года, когда над этим регионом нависла нешуточная угроза, он вместе с полковником Штеменко, который отвечал за кавказское направление в Генштабе, отправился туда, чтобы лично разобраться в ситуации и сделать все возможное для обороны.

Кстати, Серго на самом деле ездил тогда на Кавказ, но не с отцом, а с полковником Штеменко, которого сопровождал в качестве радиста. Вероятно, полковник выбрал именно его из своих подчиненных потому, что хотел сделать приятное Берии – а что тут, собственно, плохого, если отец и сын лишний раз увидятся?

Правда, потом, когда Штеменко писал мемуары, он «запамятовал», с кем летел на фронт. Надо думать, если б не короткая память, ему было бы гораздо труднее издать свои воспоминания: ведь Берию приказано было вычеркнуть из советской истории.

Зато Серго все помнил.

Они летели на личном самолете Берии. За несколько часов до отлета нарком распорядился собрать с разных фронтов и отправить на Кавказ офицеров-грузин. Наркомат у него был так отлажен, что несколько человек уже летели с ними в самолете. По другому его приказу на Кавказ, также по воздуху, перебросили несколько пограничных частей во главе с генерал-полковником Масленниковым – в 1953 году, когда начнут «потрошить» НКВД, тот застрелится, чтобы избежать хрущевских «следствия» и «суда».

До Тбилиси добирались через Среднюю Азию, Красноводск и Баку – памятные места!

Серго Берия был в курсе всего, что происходило в штабе, – его радиостанция находилась в соседней комнате, он шифровал и передавал в Москву донесения, ну и, конечно, все видел и слышал. Так что рассказывал о происходившем не со слов отца, а по собственным впечатлениям. Думаю, лучше просто дать ему слово, как свидетелю.

«Еще в Москве отец договорился со Сталиным, что части, которые в свое время были направлены в Иран, в противовес англичанам (сразу же после начала войны Черчилль предложил ввести для защиты Кавказа английские войска. Сталин отказался, объяснив на Политбюро свою позицию так: “Мы их потом оттуда не выведем”. Тогда же две армии, дислоцированные ранее на Кавказе, были по его приказу введены в сопредельный Иран), будут возвращены в Союз и использованы для обороны Кавказа. Отдельные противотанковые мобильные соединения из состава “иранских” частей должны были прибыть на место дней через десять, но это время надо было продержаться. Сил же для настоящей обороны, повторяю, было явно мало.

Первоочередной задачей отец считал закрытие перевалов. Их сразу же перекрыли пограничные части и горнострелковая дивизия. Привлекли альпинистов-студентов Института физкультуры. Словом, какой-то заслон врагу был, наконец, поставлен…»[45]

Затем Берия высказал остроумный способ оттянуть время. По его предложению были сформированы небольшие группы снайперов, вооруженных только что появившимися бесшумными снайперскими винтовками и инфракрасными прицелами. У этих групп была особая задача.

«Фронтовики отлично помнят, что немцы всегда работали по шаблону: прежде чем какое-то подразделение выдвигалось вперед, непременно впереди шла армейская разведка. В ее состав входило несколько старших офицеров – артиллерист, сапер, танкист, летчик. Кроме них, радист и, конечно же, охранение. Так было и здесь. Ни одна танковая колонна не выдвигалась без тщательной разведки, поддерживающей связь с воздухом. Как только намечался контакт с противником, охранение вступало в бой, а затем уже подходили танки.

Решили шаблонные действия противника использовать. Всего за сутки было устроено в местах вероятного продвижения гитлеровцев около 500 засад. Принцип их действия в дальнейшем был такой. Метров за 100–150 офицерская разведка выбивалась, а без нее немцы вперед не шли. В те дни удалось человек 30 из состава таких групп взять в плен. Всего, насколько помню, таким образом армия Клейста потеряла до двух с половиной тысяч офицеров. Мы же выиграли дней пять-шесть.

Лишь оправившись от растерянности, немецкое командование пустило танки. Но было уже поздно – начали подходить некоторые части, выведенные из Ирана, в этот район были переброшены несколько десятков танков, полученных от англичан.

Численный перевес все еще оставался за противником, но темп наступления был сорван. Немцы завязли в боях и только под Моздоком потеряли сотню машин.

Все эти две недели, пока немцы не были остановлены и обстановка не стабилизировалась, отец находился там. И лишь когда убедился, что оборона надежна, уехал в Новороссийск. Впоследствии Северо-Кавказскую группу войск во главе с заместителем отца генералом Масленниковым немцы немного потеснили, но до Владикавказа, как планировали, так и не дошли».[46]

О том же периоде рассказывает и Павел Судоплатов, который тоже был на Кавказе. В августе 1942 года Берия приказал ему в 24 часа найти и экипировать 150 альпинистов, и, как только приказ был выполнен, Судоплатов тут же вместе с ними и Меркуловым вылетел на место.

«Было решено, что наше специальное подразделение попытается блокировать горные дороги и остановить продвижение частей отборных альпийских стрелков противника.

Сразу после нас в Тбилиси прибыла группа опытных партизанских командиров и десантников, руководимая одним из моих заместителей, полковником Михаилом Орловым. Они не дали немцам вторгнуться в Кабардино-Балкарию и нанесли им тяжелые потери перед началом готовящегося наступления. В то же время альпинисты взорвали цистерны с нефтью и уничтожили находившиеся в горах моторизованные части немецкой пехоты.

Наши собственные потери были также велики, потому что альпинисты зачастую были недостаточно подготовлены в военном отношении. Их преимущество было в профессионализме, знании горной местности, а также активной поддержке со стороны горцев. Только в Чечне местное население не оказывало им помощи…».[47]

Что касается волкогоновских «репрессий», то о них Серго Берия тоже упоминает. Кое-кто был «репрессирован» – правда, не расстрелян, а всего лишь лишился должности. Речь идет о командовании Южного фронта, который к тому времени находился в критической ситуации.

«Штаб фронта полностью утратил управление войсками и был деморализован, – пишет он. – По согласованию со Ставкой и ГКО отец тут же освободил от должности командующего фронтом Семена Буденного и члена Военного совета Лазаря Кагановича, еще целый ряд людей, повинных в развале обороны…

Я видел Буденного, находящегося, как мне показалось, в состоянии прострации. Когда отец приехал к нему, тот начал убеждать: “Незачем эти мандариновые рощи защищать, надо уходить!” Отец, хотя и знал, что как военачальник представлял собой маршал Буденный, был поражен. Командующий фронтом не мог внятно объяснить, где какие части находятся, кто ими командует. Когда он докладывал отцу об обстановке, тот сразу понял, что больше говорить не о чем. Прервав разговор, отец начал вызывать к себе командиров всех рангов и выяснять, что же там происходит в действительности.

На моих глазах делали карту боевых действий, а маршал Буденный сидел в сторонке с отсутствующим взглядом. Мне показалось, что он вообще толком не понимает, о чем идет речь…»

О том, что творилось на фронте, говорит еще один штрих: «Помню один разговор, состоявшийся… в штабе Южного фронта сразу же по приезде. Отец поинтересовался соотношением сил воюющих сторон. Тут и выяснилось, что бойцов вполне достаточно, но… во втором эшелоне. Просочились, доложили, из первого. Что ж, на войне всякое бывает, но где же командиры? Словом, кое-кому досталось крепко, но порядок навели». Призрак Бакинской коммуны отступил от Кавказских гор.

Так что у Кагановича была причина десять лет спустя клеймить Берию позором на пленуме ЦК.

Что же дальше делал Берия? «Обсудив ситуацию, отец по согласованию с Москвой принял решение о создании двух отдельных армий. Единый фронт в том виде, в каком он был до этого, себя не оправдал. Командующими армиями тогда же отец назначил двух молодых командиров. Оба, насколько я тогда понял, произвели на него хорошее впечатление своей компетентностью и решительностью. Речь – о Константине Николаевиче Леселидзе, будущем генерал-полковнике, Герое Советского Союза. Второй выдвиженец отца – Андрей Антонович Гречко».[48]

Короче: можно ли утверждать, что именно благодаря действиям Берии удалось отстоять Кавказ и не допустить немцев не только к мандариновым рощам, но и к бакинской нефти – судите сами.

Кстати, операция закончилась курьезом. Берию, естественно, ожидала благодарность, а вот Меркулов, его заместитель, получил от Сталина выговор – за то, что во время минирования нефтепромыслов находился буквально под носом у наступавших немцев, подвергая опасности свою жизнь, или, более того, рискуя попасть в плен. Меркулову досталось от Сталина, а Судоплатову от Берии – зачем он это допустил. А попробуй не допусти… Берии за неоправданный риск не попало ни от кого – а он ведь тоже не в тылу отсиживался.

Да, напоследок еще один нюанс. Судоплатов был хорошим разведчиком, но мало понимал в чисто военных нюансах и как-то раз заявил об этом на штабном совещании. И… получил втык от начальства. Берия сказал ему: «Надо серьезно изучать военные вопросы, товарищ Судоплатов. Не следует говорить, что вы некомпетентны…»

Он-то сам когда успевал?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

209. На Кавказе

Из книги Древняя Русь и Великая степь автора Гумилев Лев Николаевич

209. На Кавказе В это самое время Тохтамыш вернулся в Орду и собрал вокруг себя огланов и беков. Такая формулировка характерна для традиционной исторической методики, но с учетом данных этнологии ее следует повернуть на 180 градусов. Огланы и беки Синей Орды призвали назад


Снова на Кавказе

Из книги Берия, последний рыцарь Сталина автора Прудникова Елена Анатольевна

Снова на Кавказе Когда немцы стояли под Москвой, Берии случалось бывать на фронте. Еще раз принять непосредственное участие в военных событиях ему пришлось в дни битвы за Кавказ.25 июля 1942 года группа армий «А» начала наступление на юге, чтобы уничтожить советские войска


НА КАВКАЗЕ

Из книги Год 1943 - «переломный» автора Бешанов Владимир Васильевич


44. Победы на Кавказе

Из книги Белогвардейщина автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

44. Победы на Кавказе Если зимнее наступление Красной армии привело Дон к катастрофе, то на Северном Кавказе оно закончилось с противоположным для большевиков результатом. 150-тысячная 11-я армия, которую после смерти Сорокина возглавил Федько, громоздко разворачивалась


1. ПЕРУН НА КАВКАЗЕ

Из книги Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества автора Клейн Лев Самуилович

1. ПЕРУН НА КАВКАЗЕ Что в долине утеряно, в горах найдется.Акакий


Славяне на Кавказе

Из книги Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества автора Клейн Лев Самуилович


Бронзовый век на Кавказе

Из книги Всемирная история. Том 2. Бронзовый век автора Бадак Александр Николаевич

Бронзовый век на Кавказе Еще в период раннего энеолита установились постоянные связи племен Закавказья с переднеазиатскими центрами рабовладельческой цивилизации. Из районов Арарата производился широкий вывоз обсидиана, который служит основным материалом для


Католики на Кавказе

Из книги Без Вечного Синего Неба [Очерки нашей истории] автора Аджи Мурад

Католики на Кавказе Однако пример Аварского ханства, по-моему, еще выразительнее.Одно из ханств Кавказской Албании жило вообще со своим пониманием свободы – совершенно не похоже на соседей. Авары были католиками, единственными на Кавказе. Большая редкость, показывающая


На Кавказе

Из книги Полководцы 1812 года, книга 2 автора Копылов Н. А.

На Кавказе «Кавказ — это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее, или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду!» — говорил Ермолов. Ермолов А. П: «С радостию приняли войска приказание преследовать


Глава XXVI. В Петербурге и селе Кончанском; 1798-1799. Приезд Суворова в Петербург; прием у Государя; выходки его на разводе и при других случаях; явное его нежелание поступить снова на службу; посредничество его племянника, князя Горчакова. — Просьба Суворова о дозволении удалиться снова в деревню;

Из книги Генералиссимус князь Суворов [том I, том II, том III, современная орфография] автора Петрушевский Александр Фомич

Глава XXVI. В Петербурге и селе Кончанском; 1798-1799. Приезд Суворова в Петербург; прием у Государя; выходки его на разводе и при других случаях; явное его нежелание поступить снова на службу; посредничество его племянника, князя Горчакова. — Просьба Суворова о дозволении


Пушкин на Кавказе

Из книги Имам Шамиль автора Казиев Шапи Магомедович

Пушкин на Кавказе На скорбном пути арбу с телом покойного Грибоедова встретил его великий тезка Александр Пушкин. Непонятно, как он оказался один в такой опасной глуши, но в своих путевых заметках он написал: «Два вола, впряженные в арбу, поднимались на крутую дорогу.


Католики на Кавказе

Из книги Полынный мой путь [сборник] автора Аджи Мурад

Католики на Кавказе Однако пример Аварского ханства, по-моему, еще выразительнее.Одно из ханств Кавказской Албании жило вообще со своим пониманием свободы – совершенно не похоже на соседей. Авары были католиками, единственными на Кавказе. Большая редкость, показывающая


СНОВА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ. В ТБИЛИСИ

Из книги С.М. КИРOB Избранные статьи и речи 1916 - 1934 автора Д. Чугаева и Л. Петерсон.

СНОВА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ. В ТБИЛИСИ После взятия Царицына начинается под руководством товарища Сталина решительное наступление наших войск против Деникина. XI армия по плану, разработанному непосредственно по указаниям Кирова и Серго Орджоникидзе, двигается на