Глава 2 Основатели Казахского ханства: Гирей-хан и Джанибек-хан

Глава 2

Основатели Казахского ханства: Гирей-хан и Джанибек-хан

Казахское ханство было основано двумя султанами — Гиреем и Джанибеком. Этот факт не должен удивлять нас. Случаев, когда государство создавалось совместными усилиями двух или нескольких родственных людей, в средневековой истории Азии немало. Например, империя тюрков в VI в. и государство Сельджукидов в XI в. были созданы двумя братьями. И Хивинское ханство в XVI в. также было создано совместной деятельностью двух братьев, Илбарса и Билбарса (см. Раздел III. § 3.3).

В «Шейбани-наме» анонимного автора и в некоторых других восточных источниках оба основателя Казахского ханства названы сыновьями Барак-хана. В. В. Вельяминов-Зернов, а вслед за ним и некоторые другие исследователи считали их родными братьями. Однако, как это видно из подробной родословной Джучидов, помещенной в «Муизз ал-ансаб» (XV в.) и «Нусрат-наме» (XVI в.), они приходились друг другу дальними родственниками, имея лишь общего предка — Урус-хана (Муизз ал-ансаб, л. 25б-26а; МИКХ, с. 42). Родословная Гирея: Урус-хан, Токтакиа, Анике-Булад (Пулад), Гирей; родословная Джанибека: Урус-хан, Куйурчук, Барак, Джанибек.

Об их общем предке, Урус-хане, писали многие мусульманские авторы. Согласно известиям арабских источников, Урус — это прозвище хана, а его личное мусульманское имя — Мухаммад. Ираноязычные и тюркоязычные авторы называют его «Урус-хан узбеки» или просто Урус-хан. Слово урус — это фонетический вариант этнонима русский. Такая форма легко объясняется. Тюркским языкам чуждо инициальное р-, и слово русский приобрело огласовку и форму урус, орус, орыс. Тот факт, что предка основателей Казахского ханства звали Урус, не должен ни удивлять, ни наводить на «глубокие» мысли. Имя или прозвание Урус было довольно широко распространено, по крайней мере с XII в., среди тюркских беков и Чингизидов. Согласно толкованию исследователей наших дней, именем Урус обычно нарекали «светловолосого ребенка».

Урус-хан правил в Узбекском улусе в 1368–1377 гг. В 776/1374–1375 г. он овладел Сараем, столицей Золотой Орды. По словам историка начала XV в. Муин ад-Дина Натанзи, Урус-хан был «очень сильным и могущественным» правителем и отличался сварливым, но решительным и твердым характером. Он жил активно: украшал свою столицу, город Сыгнак, сохранял строгий порядок в стране, водил войска в походы и стремился всячески поддерживать на высоте авторитет ханской власти. Погиб Урус-хан на войне, как и подобает истинному воину. По сведениям автора XVII в. Кадир-Али-бия, смерть настигла Урус-хана в местности Кыштым; в других источниках местом гибели хана указывают плато Устюрт; а в третьих — правобережные районы среднего течения Сырдарьи. Замечательно, что в глазах восточных историографов Урус-хан выступает как вполне мусульманский правитель, возводящий на территории своего государства мечети, медресе и прочие благотворительные учреждения. Вот таким — неутомимо деятельным, непреклонным, воинственным — предстает перед нами прадед основателей Казахского ханства[134].

Данные источников о родословной Урус-хана крайне противоречивы: по одним сведениям, он был потомком Тука(й) — Тимура, сына Джучи, сына Чингиз-хана; по другим — потомком Орда-Эджена (Орды), другого сына Джучи.

К первой группе источников относятся:

1. «Муизз ал-ансаб»; составлено неизвестным автором по поручению Тимурида Шахруха в 829/1426 г. (л. 25б-26а)[135].

Урус-хан — сын Бадака, сына Тимур-Ходжи, сына Бактука, сына Ачика, сына Урингташа, сына Тукай-Тимура.

2. «Таварих-и гузида-йи нусрат-анаме» («Нусрат-наме»); написано около 1504 г. в Средней Азии (МИКХ, с. 39–42). Урус-хан — сын Бадика, сына Ходжи, сына Уз-Тимура, сына Тука-Тимура.

3. «Шаджара-йи турк»; сочинение Абу-л-Гази (1603–1664), хана хивинского (Абу-л-Гази. Т. 1. С. 178).

Урус-хан — сын Бадакула, сына Ходжи, сына Уз-Тимура, сына Тукай-Тимура.

В эту же группу источников входят «Чингиз-наме» автора XVI в. Утемиша-Хаджжи (Чингиз-наме, с. 92) и «Бахр ал-асрар» историка XVII в. Махмуда ибн Вали (Бахр ал-асрар. Т. 6. Ч. 4, л. 5а).

Ко второй группе источников относятся:

1. «Мунтахаб ат-таварих-и Муини», или «Аноним Искандера»; написано Муин ад-Дином Натанзи в 816/1413–1414 г. (Мунтахаб ат-таварих, изд., с. 68, 72, 89, 92; рукопись, л. 2396–2406).

Урус-хан — сын Чимтая, сына Эрзена, сына Сасы-Буки, сына Нукая, сына Кули, сына Орды.

2. «Нусах-и джаханара» — сочинение ал-Гаффари, написано в 972/1564–1565 г. (СМИЗО, Т. 2. С. 210–211). Урус-хан — сын Чимтая, сына Эрзена, сына Сасы-Буки, сына Нукая, сына Кули, сына Орды (ср. выше «Мунтахаб ат-таварих»).

3. «Тарих-и Хайдари» — всеобщая история, написанная Хайдаром ибн Али Хусайни Рази между 1611 и 1619 гг. (Тарих-и Хайдари, рукопись, л. 414аб).

Урус-хан — сын Джиджая (Чимбая?), сына Ибдерана (Эрзена?), сына Сасы-Буки, сына Мункая, сына Букая, сына Кули, сына Орды (ср. выше «Мунтахаб ат-таварих»).

К этой же группе источников относится также сочинение османского историка XVII в. Мунаджжима-баши «Джами ад-дувал» («Собрание династий»), написанное по-арабски и в 1720–1730 гг. переведенное на османский язык под названием «Сахаиф ал-ахбар» («Листы известий»). В вопросе о родословной Урус-хана Мунаджжим-баши следует за ал-Гаффари, который в свою очередь пользуется, по-видимому, сведениями Муин ад-Дина Натанзи, тимуридского историка начала XV в.

Чтобы обозначить всю сложность ситуации, напомним, что, согласно Рашид ад-Дину и «Муизз ал-ансаб», предок Урус-хана Сасы-Бука (Саты-Бука) был вторым сыном Баяна, сына Куйинчи, сына Сартактая, сына Орды, сына Джучи, сына Чингиз-хана (Рашид ад-Дин. Т. 2. С. 66–67; Муизз ал-ансаб, л. 186–196).

Возникает вопрос: кто прав? Те мусульманские авторы, которые возводят род Урус-хана к Орда-Эджену, или те, которые возводят к Тукай-Тимуру? Ведь никто из них не обосновывает свое утверждение, а каждый историограф повторяет (с некоторыми вариациями) свой источник, не называя его. И в исследовательской литературе до сих пор нет на этот вопрос обоснованного ответа. Между тем вопрос о том, потомком какого именно сына Джучи был Урус-хан, первый общий предок собственно казахских ханов, — важен. Теперь же, когда материалы из источников сведены воедино, будет ко времени и месту рассмотреть эту тему более подробно, для чего необходимо дать сведения о Тука(й) — Тимуре и Орда-Эджене (Ичене).

Тука(й) — Тимур. Согласно Рашид ад-Дину, он был тринадцатым сыном Джучи, а по сведениям Махмуда ибн Вали — четвертым сыном Джучи; в «Муизз ал-ансаб» говорится о том, что его матерью была наложница по имени Кагри из племени меркит (в Парижской рукописи этого сочинения, микрофильмом которой я пользовался, ее имя написано без диакритических знаков, поэтому чтение — предположительное). В другом источнике утверждается, что в 1229 г. Бату при отъезде в Каракорум, в Монголию, на коронацию Угедея «поручил свое царство младшему брату Тукай-Тимуру». Тукай-Тимур вместе с другими своими братьями принимал участие в западном походе в 1236–1242 гг. После завершения этой кампании Бату выделил из каучинов (т. е. из привилегированной части войска) минг, тархан, ушун, ойрат и передал их в подчинение брату. В качестве удела он пожаловал ему область асов (на Северном Кавказе) и Мангышлак. Согласно воле Бату и его первых преемников, Тукай-Тимур и его потомки осуществляли власть также над Хаджжи-Тарханом (Астрахань), вилайетами Кафа и Крым. Тукай-Тимур был участником курултаев 1246 г. (возведение на престол Гуюка) и 1251 г. (возведение на престол Мунке). По рассказу Абу-л-Гази, Тукай-Тимур, следуя примеру своего брата Берке-хана, принял ислам. Истории потомков Тука-Тимура, к числу которых (кроме крымских, астраханских и других ханов) принадлежали также и бухарские ханы Астраханской династии (Аштарханиды, или Джаниды, правили в 1599–1785 гг.), посвящена четвертая часть шестого тома «Бахр ал-асрар» балхского историка XVII в. Махмуда ибн Вали. Согласно утверждению этого автора, потомки Тука(й) — Тимура получили прозвание «ханских сыновей» (хан-оглы). А дом Тукайтимуридов Махмуд ибн Вали называет Ханедан-и Тукайтимурийан.

Орда-Эджен (Орда, Хорду, Ичен). Согласно Рашид ад-Дину, Орда — первый сын Джучи-хана от его старшей жены по имени Сартак из рода кунграт. При жизни Джучи-хана и после него он был весьма уважаем и почитаем. Орда-Эджен способствовал приходу к власти царевича Бату в Улусе Джучи. «Орда, — говорится в источнике, — был согласен на воцарение Бату, и на престол на место отца именно он его возвел». Таким образом, хотя заместителем Джучи-хана стал его второй сын, Бату, великий хан Менгу в ярлыках, адресованных им, имя Орды ставил впереди имени Бату (Рашид ад-Дин. Т. 2. С. 66).

Францисканец Иоанн де Плано Карпини проезжал через владения Орду в районе озера Ала-Куль, и отмечает в своем донесении: «В этой земле живет Орду, старший брат Баты, [представитель] древнейшего княжеского рода у тартар. Там есть также орда, или двор его отца, в которой пребывает одна из жен его, которая и правит там» (LT. IX. 25){21}. В списке монгольской элиты в донесении брата Иоанна о сыновьях Джучи говорится следующее: «Баты (он самый богатый и могущественный после императора), Орду (он старший из всех вождей)» (LT, V. 20), т. е. в 1246 г. Орду был самым старшим по возрасту из всех монгольских царевичей.

Орду называли еще Эдженом. По-монгольски эджен означает «хозяин, владыка»; так средневековые монголы величали младшего из своих сыновей[136]; или, как доказывает петербургский тюрколог А. П. Григорьев, — четвертого сына[137] Эджен, по обычаю, всегда находился при отце и наследовал его имущество. Переход к Орде коренного йурта Джучи, если он был старшим сыном Джучи, находится как бы в полном противоречии с обычаем монголов, согласно которому коренные владения отца переходили к младшему (или четвертому) сыну и степень удаленности удела каждого сына соответствовала их возрасту.

В этой связи надобно сделать некоторые пояснения. Во-первых, титул «эджен» сыновья получали не по рождению, а спустя какое-то время. И главное — существовало несколько порядков передачи имущества, войска, коренного йурта отца к сыну, причем каждый из этих порядков был законным, неоспоримым. Дело в том, что в силу обстоятельств эджен семьи мог умереть раньше своего отца, мог оказаться недееспособным и т. д.; да и степень старшинства детей, как показывают материалы источников, рассматривалась соответственно степени их матери, а у отдельных монгольских аристократов количество сыновей от разных женщин бывало внушительным (так, например, у младшего брата Чингиз-хана, Отчигина, было восемьдесят сыновей). И еще. То было время, когда война была обычной практикой людей, и нередко случалось так, что уже у пожилого отца оставался в живых только единственный сын и вовсе не младший (и вовсе не четвертый) из всех детей.

Другими словами, Чингизидом надо было только родиться, а вот эдженом можно было стать. Все или почти все в этом вопросе зависело от личной воли отца и, конечно, от сложившихся обстоятельств. Избрав в качестве руководства один из действующих порядков, отец объявлял в нужных случаях своего эджена. По неизвестным нам пока причинам в нашем случае эдженом оказался не младший (и не четвертый), а старший сын Джучи, Орда. Назначение отца (или самого Чингиз-хана, который умер на шесть месяцев позже Джучи) не вызвало никаких возражений, поскольку оно, очевидно, соответствовало одному из действовавших тогда порядков передачи власти, наследства и т. д.

После смерти отца в 1227 г. главная ставка Джучи, которая располагалась в верховьях Иртыша, в районе озера Ала-Куль, и называлась Кок-Ордой, перешла к Орда-Эджену. Во введение Орды перешли также четыре личные тысячи воинов Джучи-хана, которых выделил Джучи его отец Чингиз хан. Эти четыре личные тысячи воинов Джучи, по словам историка XIV в. Вассафа, при жизни Орды составляли уже более одного тумана «живого войска», т. е. более десяти тысяч воинов. Орда вместе с другими своими братьями принимал участие в семилетнем походе монгольского войска на Запад в 1236–1242 гг. В 1246 г. он участвовал в курултае, на котором Гуюк был возведен на ханский престол. В известных справочниках Стэнли Лэн-Пуля «Мусульманские династии» (1899 г.) и К. Э. Босворта под тем же названием (1967 г.) датой смерти Орда-Эджена неверно указан 1280 г.[138] Далее эта ошибка перешла во многие исторические труды. В действительности Орда-Эджен умер между 1246–1251 гг., и уже в 1251 г. его уделом правил его четвертый сын Кункиран. Во второй половине XIII в., т. е. при первых преемниках Орда-Эджена, центр улуса Орды (а заодно и его название Кок-Орда) был перенесен из района оз. Ала-Куль на берега Сырдарьи. После Кункирана там правил Куйинчи (Коничи), сын Сартактая, сына Орды. После смерти Куйинчи вместо него утвердился его старший сын, Баян.

С этого времени правобережные степи по среднему и нижнему течению Сырдарьи и прилегающие к ней области Улуса Джучи прочно закрепились за потомками Орда-Эджена. Показательный факт: и Урус-хан, и его предки и потомки, также владели этой территорией; оттуда, с берегов Сырдарьи, в XIV в. они совершали свои походы на Нижнюю Волгу и, разгромив политических противников, на время овладели Сараем, столицей Золотой Орды, а затем вновь возвратились в Кок-Орду, в Присырдарьинские владения.

Отсюда заключаем: Урус-хан был потомком Орда-Эджена, старшего сына Джучи, старшего сына Чингиз-хана В свете приведенных выше данных родословная Урус-хана представляется в таком виде: Урус-хан — сын Чимтая, сына Эрзена, сына Сасы-Буки, сына Баяна, сына Куйинчи, сына Сартактая, сына Орда-Эджена, сына Джучи, сына Чингиз-хана.

Раздел об Урус-хане завершу памяткой о его сыновьях и потомках; эти сведения извлечены мною из «Муизз ал-ансаб»{22} и «Нусрат-наме»; в изложении сохранена та последовательность перечисления имен, которая дана в «Муизз ал-ансаб» (в «Нусрат-наме» — последовательность перечисления имен детей Урус-хана несколько иная)[139].

Из восьми сыновей и потомков Урус-хана нас интересуют прежде всего двое, а именно: Гирей и Джанибек (Абу Саид).

Гирей (Кирай). Красивое имя. В восточных источниках оно встречается как среди Чингизидов, так и кочевой знати. В частности, одного из потомков Тука(й) — Тимура звали Хаджжи-Гирей; он был современником нашего Гирея и основателем Крымского ханства (XV в.). После него имя Гирей в Крыму превратилось в прозвище и стало добавляться к собственному имени каждого хана из династии Хаджжи-Гирея, потомка Тукай-Тимура, сына Джучи. О происхождении имени Гирей нет точных сведений. Как указал В. В. Бартольд, турецкий автор Ахмад-Вефик-паша в своем словаре «Лахджа-йи Усманийа» утверждает, не называя своих источников, будто гирей — монгольское слово, произносится по-монгольски гарай и употребляется в значении «заслуженный, достойный, обладающий правами».

Напомню, что Казахское ханство было образовано совместной деятельностью двух Джучидов — Гирея и Джанибека, но «падишахом был назван Гирей». Эти слова Махмуда ибн Вали полностью подтверждаются как сведениями «Тарих-и Рашиди», так и данными исторических сочинений периода Мухаммада Шейбани-хана (ум. 1510): «Нусрат-наме», «Фатх-наме», «Шейбани-наме», «Михман-наме-йи Бухара» и др. Именно Гирей выступает на страницах этих источников в роли старшего хана казахов. Подробности его правления нам неизвестны. Последний раз его имя встречается в источниках («Нусрат-наме», «Шейбани-наме» Бинаи) под 878/1473–1474 гг. По всей вероятности, он и умер в те же годы.

Об отце Гирея, Анике-Булад-султане (по «Нусрат-наме» — просто Булад), в известных нам источниках нет сведений. Зато имя его деда — Токтакиа — упоминается многими восточными авторами. Токтакиа был старшим сыном Урус-хана и после его смерти в 1377 г. наследовал отцу. Согласно характеристике автора «Шаджарат ал-атрак», по натуре Токтакиа был мягким и учтивым царевичем. Но этим миролюбивым добродетелям деда Гирея не было суждено проявиться в полной мере: он ханствовал всего лишь три месяца и погиб в войне с эмиром Тимуром и его протеже — мангышлакским царевичем Токтамыш-огланом (впоследствии ханом Золотой Орды).

По «Нусрат-наме», Гирей был единственным сыном Пулад (Булад) — султана. У Гирей-хана было много сыновей, пишет Мирза Хайдар, однако не приводит их имена. Согласно генеалогии Джучидов, помещенной в «Нусрат-наме», у Гирей-хана было три сына.

Первый сын Гирея — Бурундук. После смерти отца он вступил на престол.

Второй сын Гирея — Ходжа-Мухаммад. О нем в известных нам источниках нет сведений.

Третий сын Гирея — Султан-Али. Были ли у него дети или нет, также неизвестно.

Джанибек. В «Муизз ал-ансаб» его личным именем значится Абу Саид; в «Нусрат-наме» и у Абу-л-Гази он также назван Абу Саидом и отмечено, что этот царевич более известен как Джанибек. Абу Саид буквально означает «Отец Саида». В этой связи небезынтересно привести следующий факт. У пророка Мухаммада (ум. 632) от его первой жены Хадиджи был сын Касим, и Мухаммада звали также Абу-л-Касим («Отец Касима»), но сын скончался в младенчестве. Возможно, что у Джанибека был сын по имени Саид, поэтому его называли также и Абу Саид.

Джанибек был (по «Муизз ал-ансаб» — старшим, а по «Нусрат-наме» — третьим) сыном Барак-хана и внуком Куйурчук-хана, четвертого сына Урус-хана (так по «Нусрат-наме»; по «Муизз ал-ансаб», Куйурчук был восьмым сыном и младшим из пятнадцати детей Урус-хана). О деде Джанибека Куйурчук-оглане мало что известно. В «Зафар-наме» Шараф ад-Дина Али Йазди (XV в.) содержится такой рассказ. В апреле 1395 г. на Тереке произошло решающее сражение между эмиром Тимуром и Токтамышем, ханом Золотой Орды. Токтамыш потерпел поражение и бежал. Тимур двинулся в погоню за своим противником. Прибыв к Туратурской переправе через Волгу, «он дал находившемуся при нем сыну Урус-хана, Куйричак-оглану, отряд узбекских храбрецов, находившихся в числе слуг высочайшего двора, приготовил принадлежности падишахского достоинства, удостоил его шитого золотом халата и золотого пояса, велел ему переправиться через Итиль и передал ему ханство над Улусом Джучи. Царевич из рода Джучи, согласно приказанию, перешел на ту сторону реки и занялся собиранием рассеянной армии и устройством улуса» (СМИЗО. Т. 2. С. 178). О том, когда и как Куйурчук-оглан оказался в орде Тимура и об обстоятельствах его правления Улусом Джучи, в тимуридских источниках нет сведений. Согласно Махмуду ибн Вали, ханствование Куйурчук-оглана было непродолжительным: вскоре после ухода Тимура с территории золотоордынского государства его ставленник был убит (Бахр ал-асрар, Т. 6. Ч. 3, л. 122а; Т. 6. Ч. 4, л. 246).

Теперь коротко о жизненных обстоятельствах отца Джанибека, Барак (Борак, Бурак) — хана. Мусульманские историографы характеризуют Барак-хана как мужа отчаянной смелости и весьма энергичного правителя. И впрямь, он обладал в высокой степени качествами человека действия: смелостью, решимостью, настойчивостью. В самом начале двадцатых годов XV в., одержав победу над своими политическими противниками в Присырдарьинских владениях Джучидов, Барак-хан выступил в Поволжье на войну с претендентами на золотоордынский престол. Ему удалось разгромить войско хана Худайдада, Улуг-Мухаммада и овладеть Сараем, столицей Золотой Орды. Потом он вернулся на берега Сырдарьи и воевал с внуком Тимура, Улугбеком (правил в Мавераннахре в 1409–1449 гг.).

У Барак-хана было три сестры: Пайанде-Султан, Рукийа-Султан, Суйдуним-Султан. Об обстоятельствах жизни первых двух ханум сведений нет. Согласно Кадир-Алибию (XVII в.), Суйдуним-ханум была замужем за знаменитым эмиром Золотой Орды Едиге (Идигу) мангытом, современником и противником Тимура и Токтамыша. По рассказу автора «Умдат ат-таварих» ал-Хаджжа Абд ал-Гаффара Кирими, Барак-хан был виновником смерти своего племенника Мансур-бия, сына Едиге и Суйдуним-ханум, и в свою очередь сам стал жертвой ответных действий детей эмира Едигея. Согласно «Муизз ал-ансаб» и «Нусрат-наме», у Барак-хана было три сына и одна дочь по имени Саадат-бегим; имена его сыновей: Мир-Сайид, Мир-Касим, Абу Саид, «которого называют также и Джанибек»[140].

Барак-хан погиб в 1428 г.; следовательно, Джанибек, его сын, родился не позднее 1429 г. Упоминания о Джанибек-хане встречаются во многих восточных книгах, что свидетельствует о его известности. Однако нет никаких сведений, из которых мы могли бы получить представление о характере Джанибека и его деятельности. Мусульманские историографы видят в нем вождя узбеков-казахов, отважного воина, одного из основателей Казахского ханства. Его имя всегда или почти всегда упоминается рядом с именем Гирей-хана.

Для суждения о времени смерти Джанибек-хана и о том, был ли он самостоятельным правителем, могут быть привлечены лишь косвенные данные. В наших материалах таких сообщений два.

Сообщение первое. В сочинении Кадир-Али-бия утверждается, что сына Барак-хана «называли Кичи Джанибек-хан»[141]. Сообщение это заслуживает пристального внимания. Дело в том, что в истории Улуса Джучи и Средней Азии, как уже говорилось, немало случаев, когда одновременно титул хана носило несколько султанов. Поэтому у авторов, хорошо знавших положение в улусах, как правило, присутствует уточнение, что именно такой-то сейчас является старшим из ханов, т. е. фактическим правителем. Для различения ханов в источниках обычно используется композит улуг хан, хан-и бузург, хан-и калан (старший хан) и кичи(к) хан, хан-и хурд (младший хан).

Сообщение второе. В «Тарих-и Рашиди» встречается такое известие: «Вышеупомянутый Касим-хан был сыном Джанибек-хана. Он, по примеру отца, во всем повиновался и был покорен Бурундук-хану» (Тарих-и Рашиди. В 648, л. 1536; МИКХ, с. 222).

Из этих сообщений можно сделать вывод, что Джанибек пережил Гирей-хана, отца Бурундука, и что самостоятельным правителем он не был, хотя и носил титул хана.

Повествование о Джанибек-хане завершим памяткой о его сыновьях и ближайших потомках. Вот что по этому поводу сообщается в «Родословном древе тюрков» Абу-л-Гази: «Сын Барак-хана Абу Саид по прозванию (лакаб) Джанибек-хан имел девять сыновей в таком перечислении и порядке: Иренджи, Махмуд, Касим, который воевал с Мухаммадом Шейбани-ханом и был виновником его гибели, Айтик, Джаниш, Канбар, Таниш, Усек, Джаук» (Абу-л-Гази. Т. 1. С. 178–179). Автор «Нусрат-наме» дает следующее написание имен сыновей Джанибек-хана: Иренджи, Махмуд, Касим, Атик, Джаниш, Канбар, Тыниш, Уснак, Джадик (МИКХ, с. 42). У Бабура, Мирзы Хайдара и некоторых других авторов имя четвертого сына Джанибек-хана пишется как Адик.

Теперь изложим обстоятельства каждого из перечисленных выше сыновей Джанибек-хана; это необходимо сделать не только для полноты сведений о казахских ханах и султанах, но и для лучшего понимания дальнейших событий в Казахских степях.

Иренджи — первый сын Джанибек-хана. В восьмидесятых годах XV в. он был владетелем Саурана (город в среднем течении Сырдарьи). Когда внук Абу-л-Хайр-хана, Мухаммад Шейбани, направился из Дешт-и Кипчака в Самарканд и достиг Саурана, говорится в источниках, Иренджи выступил с большим войском и разбил наголову Шибанидов. При этих обстоятельствах Мухаммад Шейбани с немногочисленными приближенными «направил поводья решимости» вместо Самарканда в сторону Бухары, к Абд ал-Али-тархану. Это сообщение (с некоторыми вариациями) содержится в нескольких источниках: в «Нусрат-наме» анонимного автора, «Шейбани-наме» Бинаи, «Хабиб ас-сийар» Хондамира, «Бахр ал-асрар» Махмуда ибн Вали. Были ли у Иренджи-султана дети или нет, неизвестно.

Махмуд — второй сын Джанибек-хана, был одной из ключевых фигур в военно-политической жизни Казахстана последней трети XV в. Впервые его имя упоминается в источниках («Нусрат-наме» анонимного автора, «Фатх-наме» Шади, «Шейбани-наме» Бинаи, «Хабиб ас-сийар» Хондамира, «Бахр ал-асрар» Махмуда ибн Вали) в связи с войнами Мухаммада Шейбани с казахскими султанами, где Махмуд-султан выступает как правитель города-крепости Сузака (город в среднем течении Сырдарьи). В источниках Махмуд-султан изображен как отважный воин, славный полководец, деятельный градоначальник. Замечательно, что он, султан, предводительствуя многочисленной ратью, в то же время выступал и в роли батыра, перед решительной битвой вызывающего врага на единоборство. Сам облик Махмуд-султана казака выдавал в нем истинного воина эпохи средневековья: нос, щеки и губы рассечены саблей в бою, на теле множество ран от стрел, копий и секир (МИКХ, с. 21, 74–77, 105–107, 367). О том, где, когда и при каких обстоятельствах наступила его смерть, ничего неизвестно. Были ли у Махмуд-султана дети или нет, также неизвестно.

Касим — третий сын Джанибек-хана. Так как он был ханом, то о нем будет отдельное повествование.

Адик (Атик, Айтик, Айбек) — четвертый сын Джанибек-хана. По словам Бинаи (ум. 1512), Адик-султан был одним из великих султанов Дешт-и Кипчака. В последней четверти XV в. он активно участвовал, наряду со своими братьями, в делах и походах старшего хана казахов Бурундука против Шибанидов. Адик-султан был женат на дочери могольского хана Юнуса (ум. 1487), Султан-Нигар-ханум, и на рубеже XV–XVI вв. жил в Ташкенте, который в то время принадлежал моголам и являлся местом пребывания старшего хана (улуг хан) моголов Султан-Махмуда (ум. 1508). В 1503 г., когда Шейбани-хан захватил Ташкент, Адик-султан, по словам автора «Тарих-и Рашиди», «ушел к казахам, Султан-Нигар-ханум тоже последовала за ним. Адик-султан в те самые дни скончался, тогда ханум, связав узами бракосочетания, взял себе в жены Касим-хан» (МИКХ, с. 222).

У Адика от Султан-Нигар-ханум были две дочери: старшую (имя ее неизвестно) выдали за Абдуллах-султана, сына Кучум-хана, она умерла вскоре после замужества; младшую звали Чучук-ханум, ее отдали за Рашид-султана, будущего хана моголов[142].

У Адик-султана были и сыновья, но их число не указывается в источниках. В сочинении Кадир-Али-бия говорится, что «род Адик-султана» (Адик султан неслини) звали «Биш-Огул» (Кадир-Али-бий, с. 164); из этого сообщения можно заключить, что у него было «пять сыновей». Нам известны имена следующих сыновей Адик-султана. (Порядок перечисления имен произвольный, а не по старшинству).

Тахир, был ханом.

Абу-л-Касим. Он, по словам его современника, Мирзы Хайдара Дуглата, погиб в двадцатых годах XVI в., став жертвой слепой ненависти толпы.

Буйдаш, тоже был ханом.

Бауш. Это имя требует комментария. В изданном И. Березиным в 1854 г. списке сочинения Кадир-Али-бия есть такая фраза: «Амма Бауш. Буйдашнинг оглы Адик султан турур. Анинг оглы Буйдаш хан турур» (Кадир-Али-бий, с. 164). В таком виде эта фраза грубо искажена. В. В. Вельяминов-Зернов предложил такое прочтение текста: у Буйдаш-хана был сын по имени Бауш[143]. Это предложение было принято на веру многими исследователями, в том числе и автором настоящих строк[144]. Однако в «новом», обнаруженном уже в наше время, списке сочинения Кадир-Али-бия содержится сообщение о том, что Бауш и Буйдаш были единоутробными братьями: «Бауш, Буйдаш; бу екисининг анасы бир ерди. Кожаш хан, бу анадын йалгуз ерди»[145].

О Бауш-султане, как оказалось, есть весьма любопытное сообщение и в «Тарих-и Рашиди». Бади ал-Джамал-ханум, родная сестра хана моголов Рашид-султана, сына Саид-хана (ум. 1533), пишет Мирза Хайдар Дуглат, была замужем за Бауш-султаном, сыном Адик-султана, «узбека-казака». Когда Рашид-хан в союзе с «узбеками-шибанами» нанес поражение узбек-казакам, то Бауш-султан, полагая, что его положение зятя гарантирует ему личную безопасность, прибыл к моголам для встречи с Рашид-ханом. Тот потребовал, чтобы Бауш-султан немедленно дал развод его сестре, Бади ал-Джамал-ханум, пригрозив ему смертью в случае отказа. Брак был расторгнут, и Бади ал-Джамал-ханум сразу же выдали за Мухаммади барласа, чьи предки никогда не удостаивались подобной высокой чести. Такой поступок, продолжает Мирза Хайдар, был грубейшим нарушением правил приличия: простолюдину была оказана честь, достойная царевича. Но Рашид-хан пренебрег правилами приличия и тем самым навлек позор на свой род. Самое постыдное и возмутительное здесь то, что он, отняв свою сестру у достойного и почтенного человека, выдал ее за недостойного простолюдина — поступок неслыханный, — возмущается автор «Тарих-и Рашиди» (рукопись, В. 648, л. 2346; С. 395, л. 3236; D 71, л. 432).

Во всех трех указанных выше списках «Тарих-и Рашиди» из рукописного фонда Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН, а также в переводе Д. Росса написание имени этого сына Адик-султана дается как Бауш-султан (Тарих-и Рашиди, пер., с. 453). В списке под шифром С 394 (л. 1766) из того же собрания вместо Бауш-султан стоит Бадш-султан. В арабской графике написание этих имен может быть легко перепутано. В. В. Вельяминов-Зернов, который пользовался списком «Тарих-и Рашиди» из библиотеки Санкт-Петербургского университета, прочитал это имя как Бабауш-султан[146]. Таким образом, Бауш, Бадш и Бабауш-султан — это одно и то же лицо, а именно: сын Адик-султана; его не следует путать с Буйдаш-ханом, как это сделано в ряде опубликованных работ, в том числе и в русском переводе «Тарих-и Рашиди» (Тарих-и Рашиди, 1996, с. 567).

Не есть ли Кожаш (Ходжаш?), который в «новом» списке сочинения Кадир-Али-бия упоминается рядом с именами единоутробных братьев Бауша и Буйдаша, их брат по отцу (сводный брат), т. е. искомый нами пятый сын Адик-султана?

Джаниш — пятый сын Джанибек-хана. По свидетельству Мирзы Хайдара, в 1513 г. Джаниш-султану было лет под шестьдесят, и он вместе с другими казахскими султанами встречал в долине Чу могольского хана Саида (МИКХ, с. 225). Более подробные сведения о нем содержатся в «Михман-наме-йи Бухара». В январе 1509 г. Шейбани-хан выступил из Бухары в степь на войну с казахами, пишет Ибн Рузбихан, участник этой зимней кампании. В феврале войско прибыло в Узгенд и переправилось через Сырдарью. Кортеж Шейбани-хана «через десять дней движения постепенно прибыл в местность Кара-Абдал, а она близка к середине зимних стойбищ казахов. Она является йуртом сообщества племен, подчиненному одному из казахских султанов. Их верховный повелитель в настоящее время называется Джаниш-султан. У него есть брат по имени Таниш-султан, и он располагается близко к йурту этого султана. В улусе каждого из них более пятидесяти тысяч именитых казахов, из которых каждый является славным воином и достойным батыром». Шейбани-хан отрядил войско, которое отправилось в набег на «улус Джаниш-султана». Когда разнесся слух о приближении неприятельского войска, «люди улуса Джаниш-султана собрались в одном месте. Число их превышало тридцать тысяч человек, из которых у каждого было много слуг и подчиненных, так что общее их число достигало до ста тысяч». Передовые отряды враждующих войск встретились, и сражение началось. Джаниш-султан «со знатными казахами» стоял в большом полку, а другой отряд казахов выдвинулся и встал на место обороны и сопротивления. Выбрав удобное время, Джаниш-султан вышел из засады, напал на войско Убайдулла-султана и стал теснить неприятеля. Но на помощь Убайдулле подоспели другие Шибаниды со своими отрядами, и разгорелся сильный бой. В конце концов, Джаниш-султан потерпел поражение и с разбитыми отрядами отправился в области зимования Бурундук-хана.

У Джаниш-султана был сын по имени Ахмад-султан — «один из знатных казахских султанов», — пишет Ибн Рузбихан. В 1508 г. он разграбил прилегающие к Самарканду и Бухаре округа. На Кара-Абдале Ахмад-султан находился в рядах защитников улуса казахов. После поражения своего отца Джаниш-султана, Ахмад-султан пытался бежать, но был схвачен. Его-привели к Хамзе-султану, который был главным военачальником войска, которое Шейбани-хан отрядил для нападения на улус Джаниш-султана. Хамза-султан, мстя за кровь своего брата, который ранее был убит Джаниш-султаном, велел казаку отрубить голову Ахмад-султану и доставить ее вместе с вестью о победе к подножью престола Шейбани-хана, что и было сделано.

Этот же рассказ в очень короткой форме содержится и в «Мусаххир ал-билад» (л. 876).

О других детях Джаниш-султана неизвестно.

Канбар — шестой сын Джанибек-хана. По словам Кадир-Али-бия[147], Канбар-султан был единоутробным братом Касима и всю свою жизнь провел при нем, постоянно находясь в авангарде войска. «Его роду царствовать не пришлось» (Кадир-Али-бий, изд., с. 163). Дети его неизвестны.

Таниш (Тыныш, Биниш) — седьмой сын Джанибек-хана. Судя по сочинению Ибн Рузбихана (Михман-наме, изд., пер.: указатели)[148], Таниш был крупноулусным (старшим) султаном. В начале марта 1509 г. его улус подвергся нападению воинов Шейбани-хана. Таниш-султан с частью своих воинов и людей некоторое время бился «за свое семейство, добро и достояние», но отступил перед превосходящей силой противника. Все — «достояние и добро, перевозочные животные, скот, караваны верблюдов, шатры, большие палатки, одежда, кибитки, повозки, вьючные верблюды» — подверглось разграблению.

Последний раз имя Таниш-султана встречается в источниках под 1513 г. По словам Мирзы Хайдара, Таниш-султану (в разных списках «Тарих-и Рашиди» написание его имени дается по-разному) тогда было лет шестьдесят; он вместе с другими казахскими султанами был послан Касим-ханом встречать монгольского хана Саида (МИКХ, с. 225; Тарих-и Рашиди, пер., с. 276).

Усек (Усен, Уснак) — восьмой сын Джанибек-хана. Об обстоятельствах его жизни сведений нет. По сообщению Кадир-Али-бия, у Усека был сын Булат-султан; «роду их тоже не довелось ханствовать»; Булат-султан вместе со своими сыновьями погиб в войне с ногаями (Кадир-Али-бий, с. 163). По данным позднейших источников, другого сына Усек-султана звали Булакай-Куйан[149]. В использованных мною источниках о нем сведений нет.

Джадик — девятый сын Джанибек-хана. Как установил еще в 1864 г. В. В. Вельяминов-Зернов в своей капитальной и, по словам А. Ю. Якубовского, до сих пор недостаточно оцененной работе «Исследование о Касимовских царях и царевичах», имя Джаук следует читать как Джадик; Джадик же и Йадик других источников — одно и то же лицо[150].

Джадик был единоутробным братом Усек-султана. Все, что знаем о нем и его потомках, основано исключительно на сообщениях Кадир-Али-бия (XVII в.). Вот что он пишет: «Во время Касим-хана жил и Джадик-хан; он был убит вместе с одним из своих сыновей на Иланлы-Тюбе, сражаясь с Шигим-мирзою. Могила его находится в Ургенче на Бакырган-Ата; там он и был погребен. У Йадик-хана был много жен и наложниц. Сыновей у него также было много. Из них известнейшие — следующие: Тугум-хан, Букей-султан, Шигай-хан, Малик-султан. Матерью обоих последних была Абайкан-бегим. Сыновья Тугум-хана звались Токуз-Сари. Тугум-хан вместе с Башибек-султаном, сыном Малика, и со всеми Токуз-Сари — своими сыновьями — погиб в пределах Джагата. Их было тридцать семь известных султанов» (Кадир-Али-бий, изд., с. 163)[151].

По мнению В. В. Бартольда, 37 казахских султанов вместе с Тугум-ханом (Бартольд ошибочно называет Тугума братом Тахира, который в действительности был сыном Адик-султана, а не Джадик-султана) пали в сражении с могольским Рашид-ханом в 944/1537–1538 г.[152] Версия В. В. Бартольда подтверждается исследованиями крупнейшего знатока средневековых мусульманских источников петербургского ираниста О. Ф. Акимушкина[153].

У Джадик-султана, кроме названных Кадир-Али-бием четырех сыновей, был по меньшей мере еще один сын по имени Йанги-Бахадур-султан. Рассказ о нем содержится в «Шараф-наме-йи шахи». Весной 1582 г., пишет Хафиз-и Таныш, когда Шибанид Абдулла-хан стоял лагерем у Саурана, на берегу р. Чатырма, сын государя Абд ал-Мумин решил поохотиться, увлекся и заблудился. Абдулла был очень озабочен, как вдруг на следующий день, когда войско уже стояло в Джигдалике, Йанги-Бахадур-султан, «младший брат Шигай-хана», явился в лагерь вместе с царевичем. Обрадованный государь похвалил Йанги-Бахадур-султана и «одарил его большой суммой денег» (МИКХ, с. 270).

Таковы сведения доступных ныне источников о родословной Гирея и Джанибека, основателей Казахского государства. Место погребения Гирей-хана и Джанибек-хана неизвестно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава X Сколь достойны всяческих похвал основатели республики или царства, столь же учредители тирании гнусны и презренны

Из книги Рассуждения о первой декаде Тита Ливия автора Макиавелли Никколо

Глава X Сколь достойны всяческих похвал основатели республики или царства, столь же учредители тирании гнусны и презренны Из всех прославляемых людей более всего прославляемы главы и учредители религий. Почти сразу же за ними следуют основатели республик или царств.


Глава 5 Рождение царства или ханства?

Из книги Наша великая мифология. Четыре гражданских войны с XI по XX век автора Широкорад Александр Борисович

Глава 5 Рождение царства или ханства? Покончив с Шемякой, Василий II и его сын соправитель Иван III решили расправиться с нейтралами и союзниками, которые слишком поздно примкнули к ним. С 1456 г. настала участь тех, кто был верен Василию II с 1425 г. Первой жертвой стал князь


Глава 16 Основание Крымского Ханства

Из книги Русь и Орда автора Широкорад Александр Борисович

Глава 16 Основание Крымского Ханства К началу XIII века население Крыма представляло собой коктейль из потомков десятков народов, в разное время появлявшихся на полуострове. Это были скифы, киммерийцы, готы, сарматы, греки, римляне, хазары и др.Были среди этих народов и


Узбек и Джанибек

Из книги Империя степей. Аттила, Чингиз-хан, Тамерлан автора Груссе Рене

Узбек и Джанибек На смену Токтаю пришел его племянник – Узбек (1312-1340). [1065] Сведения, касающиеся его религиозных взглядов являются достаточно противоречивыми. По словам Рашид ад-Дина, в период правления Токтая, Узбек вызвал недовольство монгольских правителей своим


Глава 1 Осман I и Орхан I — основатели османского государства

Из книги Искусство войны: Древний мир и Средние века [СИ] автора Андриенко Владимир Александрович

Глава 1 Осман I и Орхан I — основатели османского государства Нужна пехота!Военное искусство империи Османов наиболее яркая страница в этом повествовании. Народ османов был сравнительно небольшим и мало кто мог предполагать, что именно они под предводительством своего


Часть 2 Османская империя и ее армия Глава 1 Осман I и Орхан I – основатели османского государства Нужна пехота!

Из книги Искусство войны: Древний мир и Средние века автора Андриенко Владимир Александрович

Часть 2 Османская империя и ее армия Глава 1 Осман I и Орхан I – основатели османского государства Нужна пехота! Военное искусство империи Османов наиболее яркая страница в этом повествовании. Народ османов был сравнительно небольшим и мало кто мог предполагать, что


Как Василий III и Мухаммед-Гирей пытались дружить против Астраханского ханства

Из книги Василий III автора Филюшкин Александр Ильич

Как Василий III и Мухаммед-Гирей пытались дружить против Астраханского ханства В апреле 1515 года власть в Крыму переменилась. Умер Менгли-Гирей. Хотя другом Василия III его можно назвать с большой натяжкой, все же это был хан, помнивший эффективный военно-политический союз


Глава 3. Балтийские славяне — основатели древнерусского государства

Из книги Князь Рюрик и его время автора Цветков Сергей Васильевич

Глава 3. Балтийские славяне — основатели древнерусского государства Повесть временных лет дает версию происхождения славян, как это было в средневековой христианской традиции от одного из сыновей Ноя, Иафета:«В уделе же Иафета находятсярусь, чудь и все (чудские) племена:


Глава вторая. Империя против ханства

Из книги Крым. Военная история [От Ивана Грозного до Путина] автора Верхотуров Дмитрий Николаевич

Глава вторая. Империя против ханства За что же, собственно, воевали между собой Московское государство и Крымское ханство? Если совсем в двух словах, то это была война за золотоордынское наследство. В 1502 году крымчаки, которые тогда еще были союзниками Москвы, разгромили


Время образования Казахского ханства

Из книги Государства и народы Евразийских степей: от древности к Новому времени автора Кляшторный Сергей Григорьевич

Время образования Казахского ханства В XV в. на территории, занимаемой нынешним Казахстаном, появилось новое государственное образование, возглавленное султанами Гиреем и Джанибеком, потомками Джучида Урус-хана (ум. 1377 г.). Та часть кочевников Восточного Дешт-и Кипчака,


Зулус — герой казахского эпоса

Из книги Россия и Южная Африка: три века связей автора Филатова Ирина Ивановна

Зулус — герой казахского эпоса В октябре 1979 г. Аполлон Давидсон получил письмо из Алма-Аты от профессора А. Дербисалина, специалиста по истории казахской литературы. Он писал, что в конце XIX века казахский народный сказитель Акылбай Кунанбаев создал сказание-поэму


ШАГИН-ГИРЕЙ

Из книги Исторические судьбы крымских татар. автора Возгрин Валерий Евгеньевич

ШАГИН-ГИРЕЙ Против последнего условия выступила уже не царица, а ее клеврет Шагин. Давно предавший интересы Крыма, он с 1772 г. не стеснялся всячески третировать земляков, открыто объединяя свои интересы с царскими, отказываясь от нормальных отношений "с такими