Молчание и язык жестов

Молчание и язык жестов

Молчание не везде и не всегда обязательно. К примеру, у гильбертинцев кузнецы могут разговаривать в трапезной, но вряд ли им позволяется нарушать безмолвие в кузнице. Однако, в общем и целом, склонность к безмолвию и желание соблюдать его присутствуют повсюду. В редких уставах и сборниках обычаев не найдется главы, посвященной молчанию. Лишь молитвенное обращение к Богу (opus Dei) отверзает уста, и звук голосов приобретает только больше значения. В остальном же «замкнутые уста есть условие покоя сердца». «Молчание – мать всех Добродетелей». Но если необходимо заговорить, то сделать это следует безо всякой гордыни. Разумеется, любые шуточки и неприличные истории везде и повсюду подвергаются осуждению.

Сборники обычаев требуют наиболее полного молчания в храме, в трапезной, в спальне, во внутренних монастырских галереях. После повечерия наступает тишина, которая еще и в наши дни остается одним из самых трогательных моментов дня в монастыре. Даже такие действия, как стрижка волос, кровопускание, омовение, выпечка просфор, должны совершаться в совершенной тишине, словно в комнате нет ни одного брата, как гласит устав Учителя. Текст аббатства Бек подчеркивает, что тишина должна быть такой, чтобы нельзя было даже услышать поскрипывания пера переписчика. «Чтобы никто не читал (в Средние века читали, тихо произнося слова вслух) и не пел, если только безмолвно… И чтобы каждый повторял псалмы про себя». Соблюдалось ли это предписание? Трудно узнать, и также трудно в это поверить. Во всяком случае, визитаторы Клюни отмечали, что в четырех главных местах, где требовалось соблюдение безмолвия, оно выполнялось не всегда.

Совместная жизнь предполагает словесное общение. И чтобы не нарушать безмолвия обители, использовали либо деревянную дощечку, покрытую воском (ее монахи носили на поясе), либо язык жестов.

Три сборника обычаев: Бернара из Клюни, Ульриха и Вильгельма из Гирсау (все относятся к XI веку) сообщают нам о таком языке. Эти маленькие словарики достаточно забавны прежде всего потому, что из них видно, какие предметы или блюда были наиболее употребительны и какие персонажи наиболее известны, а, кроме того, еще и потому, что символика этих жестов столь наивна и бесхитростна, что вызывает невольную улыбку.

В Клюни насчитывалось 35 жестов для описания пищи, 37 – для людей, 22 – для одежды, 20 – для богослужения и т. д. Хотите пару примеров? Вот обозначение молока: монах кладет мизинец в рот, как делают дети. Простой хлеб: большим пальцем руки рисуют крут, прижав к этому пальцу два других. Пирог: на ладони изображают крест, ибо пирог делят на части. Есть и знаки, позволяющие распознать, из чего этот хлеб – ржаной, пшеничный или из овса; то же самое по поводу вина: с травами ли оно, с пряностями или с медом, белое или красное. Одним и тем же жестом обозначаются форель и женщина: провести пальцем от одной брови к другой. Этот жест напоминает собой головную повязку женщины. Но при чем здесь форель? Дело в том, что она женского рода (как, впрочем, и другие рыбы)! Тот же знак служил для обозначения Пресвятой Девы Марии.

Язык жестов не был единым во всех монашеских орденах. Так, жесты Клюни столь же непонятны для гранмонтанцев, как для нас чуждый иностранный язык. В Клюни говорили «горчица», прижимая первую фалангу мизинца к большому пальцу, а гранмонтанцы сжимали пальцами нос и приподнимали их; другие же монахи помешивали пальцами одной руки в другой руке, собранной в горсть, что обозначало соус, приготовляемый поваром. У конверзов[8] существовал свой язык жестов, который в основном описывал различные сельскохозяйственные работы. Нас уверяют, что язык жестов не содержал никаких шутливых знаков или фривольных по смыслу. Невинные души могут верить в это, но была ли потребность выразить нечто подобное? Сие заставляет задуматься.

Но, как бы то ни было, тот факт, что монахи разговаривают при помощи рук, долгое время производил впечатление на общество, усматривавшее здесь нечто сакральное. Общество изумлялось не менее жонглера из Нотр-Дам, словами поэта поведавшего следующее:

Коль вы в этот орден придете,

То людей столь великих найдете:

Лишь знаки делают один другому

И не молвят устами ни слова,

И верно, вполне, несомненно,

Не говорят они по-иному.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Культура жестов

Из книги История тела в средние века автора Ле Гофф Жак

Культура жестов Средневековое общество изъяснялось прежде всего устно вплоть до XIII века, когда расцвет городской торговли и развитие управления повлекли за собой распространение письменной культуры. Вот почему особую роль в нем играли жесты. Кстати, даже письмо,


Молчание… ягнят?

Из книги Лунная афера США [с иллюстрациями] автора Мухин Юрий Игнатьевич

Молчание… ягнят? И ведь этот факт не единственный. Как только американцы опубликовали первые фотографии своих «лунных достижений», в самих США возникли глубокие сомнения в том, что Армстронг и Олдрин были на Луне — фотографии выдавали фальшивку. В США о лунной афёре


Молчание ягнят

Из книги Код Ельцина автора Мухин Юрий Игнатьевич

Молчание ягнят Знак согласия Продолжил тему я через две недели – в статье «Молчание ягнят» в № 19 газеты «Дуэль» за 1997 г.Совершенно понятно, что на статью «Ослиные уши ЦРУ» в «Дуэли» № 17 читатели откликнулись очень живо. В массе звонков читатели благодарили за снятое


«Молчание моря»

Из книги Повседневная жизнь Берлина при Гитлере автора Марабини Жан

«Молчание моря» Юрген фон Браухич тоже вернулся из Франции и привез для своей бабушки алансонские кружева, а также «очень шикарное платье», выбранное по совету продавщицы из Фобур-Сент-Оноре. Французы, в нормандском замке которых он жил, плакали, когда с ним прощались.


Молчание Нью-Корта

Из книги Ротшильды. История династии могущественных финансистов автора Мортон Фредерик

Молчание Нью-Корта


3. Язык бюрократии и язык автобиографии

Из книги Индивид и социум на средневековом Западе автора Гуревич Арон Яковлевич

3. Язык бюрократии и язык автобиографии Опицин предстает во многих отношениях как уникальная и особняком стоящая личность. Он находился на службе при папском дворе в Авиньоне, но нет сведений о каких бы то ни было его человеческих связях. Это его социальное одиночество


Молчание Кирова

Из книги Разгадка 37-го года. «Преступление века» или спасение страны? автора Елисеев Александр В

Молчание Кирова Возникает большое искушение причислить к данной, весьма влиятельной группе С. М. Кирова, руководившего одной из важнейших парторганизаций — Ленинградской. Именно Кирова региональные бароны (Косиор, Варейкис, Шебоддаев, Эйхе и др.) пытались сделать


Полувековое молчание

Из книги Ежов. История «железного» сталинского наркома автора Полянский Алексей Иванович

Полувековое молчание С Александром Михайловичем я познакомился в самом начале семидесятых в Сыктывкаре, куда приехал в командировку начинающим журналистом. Встретился с ним на дне рождения у моего коллеги, которому он приходился дальним родственником.Александру


Молчание Кирова

Из книги Правда о 1937 годе. Кто развязал «большой террор»? автора Елисеев Александр Владимирович

Молчание Кирова Возникает большое искушение причислить к данной весьма влиятельной группе С.М. Кирова, руководившего одной из важнейших парторганизаций — Ленинградской. Именно Кирова региональные бароны (Косиор, Варейкис, Шеболдаев, Эйхе и др.) пытались сделать лидером


Выгодное молчание

Из книги Миф о шести миллионах автора Хогган Дэвид

Выгодное молчание Ясно то, что Бонна заставили, или же он счёл целесообразным на находить и не публиковать факты о шести миллионах. Не так давно — в 1959 году — коммунисты и сионисты подняли фурор, когда немецкий суд проявил неправоспособность, присудив к тюремному сроку


Язык мимики и жестов

Из книги Семейная психология автора Ивлева Валерия Владимировна

Язык мимики и жестов Невербальное общение – это общение непосредственно через подсознательные реакции, условные рефлексы и сигналы, которыми мы обмениваемся в процессе общения. Мы чувствуем негативное или позитивное отношение друг друга, неосознанно проникаемся


От выразительной танцовщицы к «королеве жестов»

Из книги Стратегии гениальных женщин автора Бадрак Валентин Владимирович

От выразительной танцовщицы к «королеве жестов» В начале шероховатого пути Айседоре пришлось испытать множество различных ролей. Вместо своих танцев ей нередко приходилось подстраиваться под требования примитивных людей, работающих для услады обывателя, выполняя за


Террор и молчание

Из книги Товарищ Павлик: Взлет и падение советского мальчика-героя автора Келли Катриона

Террор и молчание Таким образом, переработка легенды о Павлике, осуществленная в середине 1930-х годов, привела не только к появлению в ней нового мотива — Павлик как примерный ученик, но и к утрате двух исходных — Павлик как поборник идеологической чистоты внутри семьи и


Воцарилось молчание…

Из книги Мифы и загадки нашей истории автора Малышев Владимир

Воцарилось молчание… Воцарилось молчание. Все были поражены новостью, сразу вспомнив о зловещей надписи на гробнице и грозном предостережении стариков. Бросились их искать, но не нашли. Стали расспрашивать местных жителей о старинной книге, в которой содержалось