Глава III. Религии Месопотамии

Глава III. Религии Месопотамии

Как мы знаем, человечество всего мира развивалось неравномерно. Развитие зависело в значительной мере от естественных условий, от окружающей природы. На земном шаре были и есть такие места, где жить легко, но есть и такие, где жить трудно. Есть на свете страны, где почва плодородна, богата влагой и где при сравнительно небольших усилиях можно получать высокие урожаи. Но есть и пустыни, где ничего не растет и где любые попытки заняться не только земледелием, но даже скотоводством будут напрасной тратой времени.

Разумеется, жизнь первобытных племен, слабых и плохо вооруженных, концентрировалась прежде всего в таких районах, где сама природа создала более легкие условия жизни. Одним из таких районов была Месопотамия, страна, расположенная в Малой Азии, выше Аравийского полуострова, между реками Тигром и Евфратом. Месопотамией, то есть Междуречьем, назвали эту страну греки.

Сейчас на этой территории расположен Ирак. По библейской легенде, там находился «рай» — роскошный сад для беззаботной жизни, колыбель человечества.

Отсюда легенда разошлась по всей земле.

Таких «райских» мест, где развитие человечества было необычно бурным, наука знает до десятка, если не больше. Это и побережье Нила в Египте, и некоторые районы Индии или Китая, и другие места, где примерно в то же самое время (колебания в пределах тысячи лет особой роли не играют) человечество развивалось быстрее, чем на других территориях, и достигало более высокого уровня цивилизации.

Месопотамия — одно из таких самых древних средоточий человечества. Раскапывая холмы, намытые евфратским илом, и пески близлежащей пустыни, археологи обнаруживают целые дворцы, жилые дома, храмы, воздвигнутые тысячи лет назад. Земля, как честный кладовщик, возвращает назад орудия труда, вооружение, украшения, по которым мы можем узнать все о жизни и уровне культуры людей, создававших эти вещи давным-давно. Мы раскрываем книги, состоящие из удивительных страниц — табличек из обожженной глины, покрытых мелкими клинообразными письменами — знаками одного из древнейших алфавитов мира.

Земля сохраняет в порядке древнюю историю человечества. Внизу, на самой глубине, — наиболее давние времена, выше слоями идут последующие, а на самом верху, покрытые песком и илом, — более близкие к нам периоды, хотя и они относятся к глубокой древности. Этот порядок дает возможность проследить тот путь развития, по которому шли человеческие общества, жившие здесь прежде.

Из большой и сложной работы — исследований археологов, лингвистов, историков (прежде всего, разумеется, археологов) выяснено, что самые древние племена людей заселяли земли над Евфратом и его заросшими тростником поймами гораздо раньше шестого тысячелетия до н. э. В илистой месопотамской земле осталось очень немного следов той давней эпохи. Однако то, что удалось исследовать (раскопки в Эль-Обейде), показывает, что древние жители этих мест жили главным образом охотой и рыболовством, постепенно переходя к земледелию. И именно переход к земледелию, к созданию более качественных орудий стал причиной того, что в этих краях появилось более многочисленное население и развитие его пошло более быстрым темпом.

Обработка земли здесь, в приречных, низких районах, давалась легче, нежели в других местах, но и тут был необходим совместный труд многих людей. Приречные земли то затоплялись водами реки, то их обжигало жаркое солнце в период летнего зноя. Приходилось отводить воду в места, расположенные далеко от реки, и сохранять излишек воды, накопившийся во время наводнений, на период, когда река отступала.

Люди копали рвы, проводили сеть каналов. А это можно было осуществить только при условии общего труда. Нужны были и соответствующие орудия.

Наиболее древние раскопки свидетельствуют о том, что людям, заселявшим Месопотамию в начале четвертого тысячелетия до н. э., уже знакомы были изделия из глины, зачатки ткачества, что они пользовались примитивными каменными орудиями и возделывали землю. Земледелие у них было еще примитивным, осваивались только прибрежные земли. Однако в раскопках этого периода попадаются и первые изделия из меди. Это дает возможность предполагать, что местные оседлые племена шумеров поддерживали отношения с соседями из ближайших горных районов и производили с ними различный обмен.

Открытие тех преимуществ, которые давала медь, материал, легче поддающийся обработке, чем камень, и позволяющий создавать более качественные орудия, было в дальнейшем новым существенным фактором, вызвавшим более быстрый прогресс. Медными лопатками можно было сооружать более длинные, более глубокие каналы, а также искусственные водоемы. Новый материал и потребность в совершенствовании предметов повседневного пользования способствовали дальнейшему разделению труда и специализации. Наряду с земледелием начали развиваться ремесла.

Поэтому, как свидетельствуют раскопки, примерно в половине четвертого тысячелетия шумеры знали не только более совершенные способы обработки земли, но и умели воздвигать постройки из необожженного, высушенного на солнце кирпича, великолепным материалом для которого были речной ил и глина.

Найденные при раскопках орудия становятся лучше, разнообразнее. Люди, судя по форме построек и по многим другим данным, занимались обработкой сравнительно небольшой территории земель, расположенной вблизи их жилищ и искусственно орошенной при помощи каналов. Жителям этих мест приходилось, однако, думать не только о земледелии, но и о защите от соседей. Поэтому здания строились более скученно, жители сосредоточивались в поселках, напоминающих современные города. Таким образом, вдоль Евфрата возник целый ряд городов-государств (с населением в 30–50 тысяч человек) так называемого первого шумерийского периода. Это были: Ур, Киш, Урук, Лагаш и другие, развалины которых удалось откопать. Вероятнее всего, уже тогда в эту страну (особенно в ее северную часть) проникли и осели там первые племена кочевников из близлежащей сирийской пустыни.

Раскопки показали, что во второй половине четвертого тысячелетия до н. э. появляются первые следы рисуночного письма, которое в дальнейшем превратилось в клинописное. Раскопки же, относящиеся к концу четвертого и началу третьего тысячелетия до н. э., свидетельствуют о быстром развитии местных народов: им уже известно колесо, они уже умеют делать примитивные повозки, все больше становится построек из сушеного кирпича, все больше орудий из меди. В это время намечается и прогрессирует разделение общества, появляются люди, ставящие других в зависимость от себя. Встречаются и следы рабства.

Городки-государства завистливыми глазами смотрят на ирригационные сооружения соседей и стараются использовать их для себя. Войны между ближайшими соседями приводят к тому, что более сильные городки подчиняют себе более слабые. Это, в свою очередь, способствует развитию аппарата власти. Уже в начале третьего тысячелетия мы встречаемся с институтом царей. Рядом с царями выступают жрецы. Жреческая каста четко выделяется как отдельная социальная группа.

В течение длительного периода времени средоточие власти изменяется: то один, то другой город главенствует над остальными. Сперва таким городом становится Лагаш, потом Лагаш терпит поражение от другого города, и, наконец, во главе городов становится Вавилон, который создает могучее объединенное государство. Потом и он уступает хеттам, ассирийцам и т. д., но это уже дальнейшая история.

В основе этих общественных изменений лежит быстрое хозяйственное развитие. Некоторые изделия, относящиеся ко второй половине третьего тысячелетия, говорят о технической точности, высокоразвитом эстетическом чувстве их создателей. Все более широко используются металлы: медь, серебро, золото. Развивается торговый обмен.

Расслоение общества происходит все быстрей, наряду с классом господ и немногочисленных владельцев богатств появляется много зависимой от них бедноты, условия жизни которой немногим лучше, чем у рабов, набираемых в основном из военнопленных.

Этот краткий очерк развития общества необходим для того, чтобы понять те явления, которые нас в данный момент интересуют, — явления религиозные.

Религию Вавилона (и впоследствии Ассирии) мы знаем уже сформировавшейся, но в ней немало элементов, заимствованных из религиозных представлений первобытных народов.

Самые старшие из шумерских богов — это боги земли и воды. Это вполне естественно для народа, развитие которого началось с земледелия. Энлиль — бог земли — был, по-видимому, главным богом у шумеров. Рядом с ним с древнейших времен стоит Эа — бог воды. Оба эти божества, как и подобает покровителям, имеют мягкий характер. Энлиль учит людей, какими они должны быть, как себя вести; Эа же считается творцом людей, научившим их обработке земли и другим полезным вещам. Это — бог, знающий все тайны. К этой паре, являющейся обожествленным отражением сил природы, следует прибавить еще Ану — бога неба. До середины третьего тысячелетия это — божество меньшего значения (земля и вода были важнее), однако позже его влияние растет. В списке богов, выработанном жрецами в конце третьего тысячелетия, Ану выдвинут на первое место и наделен такими титулами, как «великий и благородный царь богов, царь неба, царь всех стран, покровитель царей». Эти титулы обнаруживают общественные причины возвышения бога, имевшего прежде скромное значение. Усиление царской власти, владычество одних царей над другими — все это нашло свое отражение в том, что на первый план выдвинулось такое явление природы, как небо, расположенное высоко над землей.

Сыном бога земли Энлиля считался Син — месяц, бог. «который сам себя обновляет». Это, безусловно, порождено наблюдением над изменяющимися фазами луны. Одно из главных мест среди богов занимает также Шамаш, бог солнца. К древнейшим богам относятся и боги плодородия.

Культ плодородия можно найти у всех народов, основным занятием и источником жизни которых были земледелие и животноводство. Почти всегда боги плодородия олицетворяли женское начало. Когда обожествленные силы природы начали очеловечиваться, эти боги стали изображаться всегда в виде женщин, чаще всего матерей.

У древних земледельцев-шумеров боги плодородия были тоже существами женского рода. В разных местах они носили разные имена: Мами, Аруру. Эти боги наряду с Эа считались создателями рода человеческого.

У аккадцев же, которые делали набеги из своих пустынь на шумерские территории, была своя богиня плодородия — Иштар. Со временем это имя вытеснило все остальные имена богинь плодородия, и Иштар стала главным женским божеством. Во всяком случае, уже в середине третьего тысячелетия до н. э. Иштар почитали «царицей богов, единственной богиней, матерью, владычицей, богиней восхода и заката».

Конечно, не обошлось и без обожествления других явлений природы, полезных или грозных для человека. Появляются боги грома и молнии (таким был Адад), Нуску был владыкой огня, добрым божеством, освещающим темноту. Характерным земледельческим божеством у шумеров был Таммуз. Это бог, который умирает и воскресает из мертвых, подобно растениям, которые увядают, а потом при благоприятных условиях снова возрождаются.

С развитием ремесел и искусств у шумеров возникли представления о богах, покровительствующих тому или иному виду деятельности. Примером может служить бог Набу, покровитель наук и письменности.

Наряду с божествами, по которым можно проследить, от каких сил природы, а позже и от общественных сил чувствовал себя зависимым житель данной местности, существовал целый ряд домашних богов, покровительствующих данному роду или семье. Эти боги, завещаемые отцом старшему сыну, возможно, содержали элемент культа предков. Однако это и по сей день не установлено и, вероятно, уже невозможно точно установить. В конце концов, и великие боги вначале были богами местного значения, богами небольших племен, городов или царств.

Характерная черта вавилонской религии в ее более ранний, шумерский, период развития заключалась именно в том, что каждый город имел своего главного бога, считавшегося покровителем этой местности. В Уруке почитали бога Ану, рядом с ним Иннини[31], родительницу великих существ, в Ниппуре владычествовал культ Энлиля; в Уре, сыгравшем важную роль в истории этой страны, главным богом считался Син, т. е. месяц. Интересно вспомнить, что именно из земли Ур вышел в путь во главе своего племени легендарный патриарх Авраам, взбунтовавшийся против навязывания других богов чужого происхождения его соплеменникам. Главным средоточием культа Шамаша был город Сиппар, а Эа — бог-творец, он же бог воды, был чтим прежде всего в Эриде.

Силы природы и общественные явления, представляемые в образе богов, в общем, считались полезными для человека и склонными оказывать людям помощь при условии, если они приносят жертвы и признают над собою их власть.

Это убеждение, безусловно, отражает расслоение общества на властвующих и подвластных людей.

Отражением общественных различий являлось и раздвоение окружающих человека явлений природы. Не все они благоприятствовали человеку. Одним из враждебных явлений была темнота, ночь. В темноте человеку плохо, его со всех сторон подстерегает опасность, у него растет чувство страха и беззащитности, его воображение, фантазия легко создают различные химеры.

Поэтому в религии шумеров, вавилонян и ассирийцев появляется мир зловещих сил, действующих в темноте, опасных и вредоносных, постоянно ожидающих момента, когда можно устроить человеку зло. Эти злокозненные силы назывались демонами. Это они вызывали затмение солнца, болезни и прочие несчастья. К миру богов они отношения не имели, существовали независимо от него. Их было много. Изображались они в виде чудовищ и всевозможных устрашающих фигур.

Вера в демонов — это явный остаток анимизма народов дошумерской культуры. Здесь отразилось представление о том, что каждое явление материального мира должно иметь своего «духа». Еще резче остаток прежних верований проявляется в элементах магии, которые в религии вавилонян очень многочисленны и выступают там в форме, можно сказать, классической. Вавилонянин убежден в существовании разного рода «сглазов» и чар. Все непредвиденные и опасные для человека явления и происшествия являются результатом действия неизвестных, неопределенных сил.

В вавилонской литературе мы часто встречаемся с утверждением, что эти силы не знает никто. Им уступают даже боги, которые сами — великие чародеи — для победы над своими противниками используют магию.

Наряду с этими верованиями развивались многочисленные и до мелочей регламентированные магические обряды, применяемые в разнообразных ситуациях. Магические функции несли разного рода талисманы (фетиши) или движения, которые должны были устранить последствия злых чар. Например, лечение заключалось в том, чтобы прогнать вредные магические силы из больного. При этом использовались такие средства, как вода, огонь, ладан. Временами жрец, одетый в покрывало, обшитое рыбьей чешуей (символ бога Эа), размахивал бичом над больным, чтобы испугать болезнь. Иногда он «вгонял» болезнь в какой-нибудь предмет, а потом уничтожал его, производя этим впечатление, что уничтожил саму болезнь. Подобные приемы применяли тогда и профессиональные врачи.

Издавна взор человека, обозревавшего окружающий мир, притягивали звезды. Они светили ему в хорошую погоду, помогали найти дорогу в темноте. Наблюдение показывало, что они двигаются, изменяя свое положение на небосклоне. Для первобытного наблюдателя звезды были живыми необыкновенными существами. Когда же возникло понятие о богах, то таинственные явления на ночном небосклоне стали связывать с богами. Звезды до какой-то степени были видимым олицетворением богов. В исторических находках, на основе которых мы можем исследовать развитие религии вавилонян, звезды уже прямо связаны с богами. Иштар имеет титул «богини утренней звезды», т. е. ярко светящейся с вечера и рано поутру планеты Венеры.

Бог Син отождествлялся с месяцем. Другие боги тоже имели свои звезды. Знак звезды в старошумерском идеографическом, рисуночном, письме означал понятие божества.

Убеждение в результативности магических действий породило в религии вавилонян еще один элемент, а именно веру в возможность предсказывать будущее по разным приметам.

Ворожбой занимались в основном жрецы. Делалось это различными способами: по внутренностям жертвенных животных, на основании снов. Большую роль в предсказаниях играли звезды.

Все это немногим отличалось от «мудрости», содержащейся в нынешних «египетских сонниках» или других учебниках «таинственных знаний».

В старых записях мы находим, например, такие объяснения влияния звезд или «необыкновенных» явлений на человеческие судьбы: «Если в день рождения человека Венера всходит, а Юпитер заходит, то жена этого человека будет сильнее, нежели он сам». Или: «Если овца родит козерога, то сын царя займет трон своего отца или же будет падеж скота».

В позднейший период, когда вавилонское царство было уже объединенным, жрецы и маги (которых греки называли халдеями) развили предсказания по звездам в целую «науку». От нее взяла начало более поздняя астрология, просуществовавшая почти до наших дней.

И сегодня еще известны всякие звездные гороскопы. В далеком же прошлом, в Вавилоне, все это расценивалось вполне серьезно. Ни войны, ни другие важные дела тогда не начинали, не «посоветовавшись со звездами».

Исследование шумерской и вавилонской религий выявляет четкое влияние изменений в обществе на развитие и формирование религиозных представлений. Как мы уже знаем, между отдельными городами-государствами шли постоянные войны, кроме того, на их территории часто вторгались чужие племена, преимущественно кочевые племена семитов.

Эти войны, изменяющие как политические, так и социальные условия, отчетливо влияли на судьбы и положение отдельных богов. Примером может служить развитие культа Иштар, которая постепенно отодвигает в тень других богинь-матерей. Ярче всего, однако, это явление выступает в истории культа одного из местных, провинциальных божков, известного под именем Мардука, а позднее — Бель-Мардука. Бог этот сделал блестящую карьеру благодаря тому городу-государству, которому он покровительствовал, — Вавилону. Вавилон в начале второго тысячелетия до н. э. становится во главе других маленьких государств, объединяет их и создает великое по тем временам царство. С этого момента изменяется и положение Мардука. Побежденные царьки других городов должны были склониться перед царем Вавилона, побежденные боги должны были склониться перед Мардуком.

Жрецы Мардука просто отобрали у других богов все приписываемые им до тех пор качества и отдали их Мардуку. Мардук становится Энлилем. Провозглашенный сыном бога Эа, он отбирает у своего названого отца все признаваемые доселе за ним функции: творца, исцелителя, величайшего знатока магического искусства и т. д.

Интересно, каким образом жрецы Мардука одержали такую победу. Они приспособили для этой цели старый шумерский миф о творческой деятельности Энлиля и переработали его в пользу Мардука. В мифе, известном под названием Энума Элиш, повествуется следующее.

Боги не могли справиться с неведомыми силами беспорядка, хаоса, этакого космического балагана, выступающими под именами Апсу, Муму и прежде всего— злокозненной Тиамат. Ситуация стала критической, когда Тиамат решила попросту ликвидировать богов. Устрашенные боги созвали собрание, на котором Мардук взял на себя защиту от Тиамат и борьбу с ней, но поставил условия: «Я, — сказал он, — смогу победить злые силы, но не задаром. Боги должны мне обещать, что после победы я стану важнейшим из них. Я буду править». Они должны были также обещать ему, как говорит клинописная надпись, что «приказ из его уст будет непререкаемым и безусловно обязательным для всех». Именно таким языком разговаривал царь Вавилона с другими царями, когда они обращались к нему с просьбой о помощи. Что оставалось делать богам?

Они согласились. Мардук победил Тиамат, убил ее, а затем принялся за созидательную работу. Из ее тела он сделал небо и звезды, землю, растения, животных, воду и рыб. Наконец, из глины и крови одного из богов— подлого предателя, который помогал Тиамат и был за это казнен, он вылепил человека.

Как мы видим, вавилонские жрецы еще не дошли до мысли, что мир можно сотворить из ничего. Мардуку для этой цели понадобилось сырье — тело убитой Тиамат. Пройдет еще несколько тысяч лет, прежде чем до сотворения мира из ничего додумаются другие священнослужители. Гончарный же способ сотворения человека — из глины с добавлением божественного элемента (сперва только божеской крови, а не «духа»), вполне понятный в стране, где жители лепили из глины и жилища и храмы для своих богов, и кухонные горшки и таблички для «священных» книг, удержался, был перенят многими другими религиями с незначительными изменениями.

После этой победы Мардук получил значительный перевес над другими, старыми богами. Теперь он решает судьбы людей, знает все тонкости магии, он лучший врач, покровитель царя и всего государства. Жрецы складывают гимны в его честь, называют его «Энлилем богов, наивысшим богом, царем вселенной, владыкой мировой короны, милостивым отцом и матерью всех людей».

Олицетворением Мардука на земле считался царь Вавилона. Таким образом, общественная функция религии соединилась с аппаратом власти, а власть — это люди, владеющие богатством, богатейший же из богатых — царь. Судьба бога связана с судьбой царя. Слава Бель-Мардука росла одновременно с ростом могущества Вавилона. В конце концов, жрецы этого бога стали противодействовать самостоятельному существованию других богов, объявляя, что все они только различные проявления Мардука. Это были уже подступы к монотеизму, единобожию. Жрецы уже намеревались сделать из Мардука единого бога, творца неба и земли, точно так же, как царь Вавилона утверждался в убеждении, что он царь царей.

Этот процесс был задержан дальнейшим развитием исторических событий. После периода своего великого расцвета Вавилон пал под натиском эламитов, а позже — ассирийцев. Поглощенный ассирийским царством, он потерял свое первостепенное значение, и Бель-Мардук также вынужден был уступить первенство главному богу нового государства — Ассуру. Этот, разумеется, присвоил себе все то, что Мардук успел отобрать у других богов: и высшую власть над миром, и сотворение мира, и все остальное.

Мардук снова сделался только богом Вавилона. Так проходит земная слава… и у богов.

Решающую роль в формировании религии шумеров, а позже вавилонян и ассирийцев сыграли жрецы. Вначале (на самом раннем этапе) культовые действия выполнялись всеми членами данной родовой группы. Руководил ими самый старший в роде — патриарх. По мере развития общества культовые действия приобретают все большее общественное значение. Угрожая гневом богов (якобы за непослушание царской власти), жрецы могли влиять на массы подданных, а значит, править ими не только при помощи чисто физического принуждения. Поэтому первые цари сами совершали культовые обряды. Но им все чаще требовались помощники, которые выбирались из наиболее близких и преданных им людей, таких же богатых, принадлежавших к той же высшей касте, или просто из родственников.

Из этих помощников и выросла жреческая каста, растущая по мере того, как обряды, совершаемые в храме, становились все более сложными.

Со временем численность жрецов выросла до такой степени, что образовались целые объединения жрецов разных специальностей. Были специальные жрецы для учета доходов храма; другие — для обслуживания статуй бога, чтения молитв и сочинения разного рода гимнов; третьи — оглашали волю бога, прочитываемую по внутренностям животных или по расположению звезд; четвертые специализировались на борьбе со злыми духами, занимались лечением.

Божества женского рода обслуживались специально группой жриц, также объединявшихся в разные сообщества. Среди них были «святые девы», посвятившие себя богу; во главе их стояла архижрица по имени Пани. Если такая жрица оставляла храм и выходила замуж, то сама она рожать детей не имела права и должна была для этого назначить себе заместительницу, чаще всего жрицу из другой, более низшей касты.

Центром культа, центром деятельности жрецов был «дом бога» — храм. Вавилоняне строили храмы в виде башни в несколько этажей. Каждый следующий этаж был несколько меньше нижнего, так что постройка имела своеобразную форму: будто кубики были поставлены один на другой: внизу самый большой, вверху самый маленький. Такой храм, называемый зиккурат, мог иметь три или семь этажей. На его вершину вела лестница, по которой туда всходили процессии жрецов и верующих. В верхнем этаже и находился «дом бога»; там стояла его статуя, а иногда и ложе, чтоб ночью он мог поспать.

Храму обычно принадлежали большие богатства: обработанные поля, рабы, сокровищницы, где хранились пожертвования.

Создав точнейшую регламентацию для каждого ритуального действия, связанного с культом, поддерживая веру в разного рода волшебства, жрецы получили огромное влияние. Они установили свою монополию на посредничество между богами и человеком и умело извлекали выгоду из этой монополии. Ни один человек, с которым случилось несчастье, не мог обратиться к богам без помощи жрецов, потому что никто не знал, не допустит ли он при этом какую-нибудь ошибку. Только жрецы знали необходимый ритуал на любой случай. Разумеется, за свои услуги они велели платить и им и богам, т. е. опять же им.

Свою монополию жрецы ревностно охраняли.

Несмотря на несколько тысяч лет развития, ассиро-вавилонская религия все-таки не достигла уровня более поздних универсальных религий. Ее философия, хотя и опиралась на достижения ряда наук (например, астрономии), была еще слишком примитивна. Религиозные представления тогда тоже не имели абстрактного характера. Они были только отражением земного бытия.

Боги вавилонян страшны, хотя и справедливы. Они лишь иногда проявляют доброту. Они живут без особых забот в мире, недоступном для людей. Лишь на немногих смертных может снизойти в порядке исключения милость богов, и они становятся «бессмертными», как боги. Вообще же вавилонской религии, если не считать мифа о боге, который умирает и встает из мертвых, еще незнакомо понятие о бессмертии. В ней еще ничего нет о награде за добрые поступки и посмертном наказании за совершенное зло. И награда и наказание ждут человека здесь, на земле. Все это точно обусловлено, так же как и наказание, полагающееся от земной власти. Если люди плохо служили богу, не уважали его, он может ниспослать на них разные бедствия. Впрочем, несчастья и всевозможные напасти не всегда исходят от богов. Чаще это дело рук злых, еще точно не определенных сил — демонов. Боги могут защитить человека от действия этих злых сил, потому что им известны различные заклятья, которых демоны боятся.

Какое же место в этой религии уделяется человеку?

Он еще не претендует на роль существа, сотворенного по образу и подобию божьему. Боги создали человека для своих надобностей. Он должен быть поддержкой для богов, услаждать их существование, т. е. одарять их драгоценностями, богатыми одеждами, устраивать для них пиры в храмах, конечно, при посредничестве жрецов и в соответствии со строго определенным ритуалом. Любимой пищей богов было мясо, плоды и всевозможные напитки. Во время пира для их ублаготворения полагалось жечь ладан и благовонные травы.

Жертв приносилось множество. Повседневные и праздничные, благодарственные и молитвенные. Жертвоприношения животных были кровавыми. Животное, осмотренное жрецами, убивали особым ритуальным способом. Применялись ли у ассирийцев человеческие жертвоприношения, неизвестно. Молитвы, возносимые богам, носили характер боязливых просьб, с которыми бедняк обычно обращался к своему господину, если тот милостиво пожелает его выслушать. Например:

«Прости мне мои дурные поступки и прими эту молитву».

«Прими мою покорность, соблаговоли выслушать мою молитву».

«Пусть моя искренняя молитва дойдет до тебя».

«Да снизойдет на меня твое великое милосердие».

Затем шла собственно просьба с обоснованием ее, совсем как в прошении на имя могущественного земного владыки.

Ассиро-вавилонская религия имела некоторое влияние на формирование других религий мира. Это можно объяснить как широким развитием торговых связей, так и завоевательными походами, во время которых ассирийцы доходили до самого Египта и даже до средиземноморского побережья. Благодаря этому некоторые элементы культа и религии ассирийцев и вавилонян проникли в религии народов, живших по соседству или же долгое время находившихся под владычеством Ассирии.

В свое время большую дискуссию вызвало утверждение, что древнееврейская религия, а вслед за нею и христианство — наследники вавилонской религии.

Подобный взгляд высказывали такие ученые, как X. Винклер, Ф. Иенсен, X. Циммерн и другие. Разумеется, это вызвало горячие возражения защитников «истинной религии». Как же можно признавать родство с Бель-Мардуком или Энлилем! Как согласиться с тем, что культ сил природы был источником «божественного откровения»… При этом указывалось на несовместимые противоречия между текстом библейского Ветхого завета и вавилонской мифологией, указывалось на то, что религия вавилонян не знала монотеизма, в то время как в религии Израиля он уже был и т. д.

Все это так. Существуют немалые противоречия, и сходство не безусловное. Однако следует принять во внимание, что новые религии, которые возникают на базе старых, не идут по пути простых заимствований или компиляций, не составляются как мозаика: кусочек из той религии плюс кусочек из этой. В условиях новой культуры, нового общества старые мифы подвергаются изменению, переплавке, часто они улучшаются и облагораживаются, однако не отвергаются полностью.

Старые компоненты в соединении с новыми создают новые формы. Наивностью было бы утверждать, что религия древних евреев, а вслед за ней и христианство целиком и без изменений переняли все мифы и предания вавилонян (хотя миф о потопе скопирован почти дословно). Этого быть не могло. Религия Израиля тоже не появилась сразу в готовых формах, но формировалась веками, подвергаясь изменениям, обусловленным развитием общества, египетским влиянием, затем вторичным влиянием вавилонизма в период упадка израильского царства. Христианство отделяют от эпохи шумеров три с лишним тысячи лет, а от эпохи культа Бель-Мардука около двух тысяч лет. Оно тоже в процессе возникновения подвергалось разнородным влияниям, например, греческой философии. Противоречия, конечно, есть. Их не может не быть. Да, религия Вавилона не знала веры в единого бога, эта вера не успела еще сформироваться. Но она была на верном пути к монотеизму, и, если бы не общественные потрясения, кто знает, не сделался ли бы Мардук единым творцом неба и земли. В конце концов, и еврейский монотеизм сформировался не с той минуты, когда Авраам покинул землю Ур, как мы в этом убедимся позже.

Во всяком случае известно, что:

а) зачатки культа древнееврейских племен теряются во мраке истории Ура и Харрана, откуда эти племена вывел в долгий путь легендарный Авраам;

б) древние евреи еще до того, как появилось «священное писание», снова оказались на берегах Евфрата в период так называемого пленения вавилонского.

Следовательно, христианство вполне могло припадать к вавилонскому источнику, и это исторически реально;

в) Ветхий завет, а вместе с ним и христианство производят род людской от человека, вылепленного руками бога из глины. Такая же легенда существовала и в вавилонской религии задолго до написания Книги бытия;

г) безусловно и то, что в вавилонской мифологии существует рассказ о мученической смерти бога Мардука, напоминающий историю смерти Христа. У обоих мифов есть такие общие элементы, как суд, смерть в обществе разбойника и воскресение из мертвых. Истинно и то, что текст из храмовой библиотеки города Ассура написан много раньше, чем евангелие.

Следует ли отсюда вывод, что текст христианских источников списан в библиотеке Ассура? Конечно, нет. Но миф, который впервые возник в Вавилоне, пошел кружить по свету. Легенда о страдающем боге известна и другим религиям дохристианской древности. Трудно ли возникнуть такому мифу в мире, где человека постоянно мучают? Надо помнить и о том, что еще задолго до Христа тысячи людей — рабов и свободных — были распяты на крестах;

д) установлено, что библейский рассказ о потопе — это почти буквальное повторение вавилонского мифа. Отрывок шумерской поэмы о Гильгамеше, где говорилось о потопе, был явно переписан авторами Библии. Конечно, и тут есть «противоречия»: у шумеров избавитель человечества звался Утнапиштим, а в Библии он назван Ноем; в шумерской поэме потоп устраивает целый сонм богов, в Библии же это делает Иегова, разгневавшись на людей, которых сам создал и которые никак не хотели быть «по образу и подобию божьему». Остальное совпадает вплоть до таких подробностей, как разведка перед высадкой при помощи голубя.

И еще одно. Потоп, который по Библии чуть не уничтожил все человечество, был просто-напросто, по выводам английского исследователя Леонарда Вулли, большим наводнением. Это был великий, можно сказать, катастрофический для месопотамской низины разлив Тигра и Евфрата. Основываясь на данных раскопок в городе Уре (откуда, как предполагается, происходил Авраам), Вулли точно рассчитал, что уровень воды должен был подняться на восемь метров, а район разлива распространился на 150 км от берега реки. Неудивительно, что такое наводнение надолго осталось в памяти людей. Оно уничтожило ряд городов, в том числе и древний Ур. Но воды отхлынули, и жизнь продолжалась по-прежнему, а на трехметровом слое ила, покрывшем уничтоженный Ур, вырос новый город того же названия. Несколько позже он сыграл значительную роль в истории Вавилона.

Восемь метров — это много, но мы знаем, что некоторые холмы (не говоря уже о горных районах) достигают гораздо большей высоты, следовательно, они не были затоплены; и, наконец, мир, заселенный людьми, занимает значительно большую площадь, нежели полоса земли в несколько сотен метров.

Таким образом, оказывается, что в основе истории о «страшном гневе божьем», уничтожившем все человечество, лежит обычное явление природы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава сорок первая Темные века Месопотамии

Из книги История Древнего мира: от истоков цивилизации до падения Рима автора Бауэр Сьюзен Уайс

Глава сорок первая Темные века Месопотамии Между 1119 и 1032 годами до н. э. хетты терпят крах, а процветание Ассирии и Вавилона заканчиваетсяПока микенцы уходили из своих городов, а дорийцы вливались в них, кризис распространялся на восток, мимо Трои (теперь небрежно


Глава сорок первая Темные века Месопотамии

Из книги История Древнего мира [От истоков Цивилизации до падения Рима] автора Бауэр Сьюзен Уайс

Глава сорок первая Темные века Месопотамии Между 1119 и 1032 годами до н. э. хетты терпят крах, а процветание Ассирии и Вавилона заканчиваетсяПока микенцы уходили из своих городов, а дорийцы вливались в них, кризис распространялся на восток, мимо Трои (теперь небрежно


ГЛАВА XI О перемене религии

Из книги Избранные произведения о духе законов автора Монтескье Шарль Луи

ГЛАВА XI О перемене религии Государь, предпринимающий в своем государстве уничтожение или перемену господствующей религии, подвергается большой опасности. Если правление его деспотическое, он рискует вызвать этим революцию скорее, чем каким бы то ни было другим


ГЛАВА I. СТАНОВЛЕНИЕ МЕСОПОТАМИИ

Из книги Древняя Месопотамия: Портрет погибшей цивилизации автора Оппенхейм А. Лео

ГЛАВА I. СТАНОВЛЕНИЕ МЕСОПОТАМИИ В начале IV тысячелетия до н. э. в Юго-Западной Азии произошли события, оказавшие большое влияние на историю человечества: один за другим там образовались культурные центры. Некоторым из них суждено было стать источником возникновения


Глава II. Древнейшие государства Месопотамии (Шумер и Аккад)

Из книги История Древнего Востока автора Авдиев Всеволод Игоревич

Глава II. Древнейшие государства Месопотамии (Шумер и Аккад) Природные условия Месопотамии Отпечаток аккадской печати с именем Саргона I Среди стран Передней Азии наиболее удобной для широкого развития земледельческого хозяйства была страна, лежащая между Тигром и


Глава 1 Вода, земля и жизнь (экология древней Месопотамии)

Из книги Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории автора Гуляев Валерий Иванович

Глава 1 Вода, земля и жизнь (экология древней Месопотамии) Вероятно, нигде больше влияние географии на историю не проявляется так заметно, как в странах, которые занимают пространство от Средиземного моря до Персидского залива и от Иранского нагорья до Аравийского


Глава 10 Наука, культура и искусство древней Месопотамии

Из книги Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории автора Гуляев Валерий Иванович

Глава 10 Наука, культура и искусство древней Месопотамии Искусство Шумера и Аккада О том, каким представляли себе мир древние люди, – пишет американский автор Джеймс Веллард, – мы можем узнать преимущественно по произведениям литературы и изобразительного искусства…


Глава 3. Древние государства Месопотамии

Из книги История государства и права зарубежных стран. Часть1 автора Крашенинникова Нина Александровна

Глава 3. Древние государства Месопотамии Еще в IV тысячелетии до н. э. в южной части Двуречья, между Тигром и Евфратом начало развиваться земледелие, связанное с проведением ирригационных работ.Первые города-государства стали возникать здесь в конце IV — начале III


Глава 6. Право древних государств Месопотамии

Из книги История государства и права зарубежных стран. Часть1 автора Крашенинникова Нина Александровна

Глава 6. Право древних государств Месопотамии Источники права. В государствах Древней Месопотамии основным источником права очень рано стал писаный законодательный акт, принятый по воле правителя того или иного царства. Появление царских узаконении было обусловлено


Глава 1 В ПРЕДДВЕРИИ РЕЛИГИИ

Из книги Древние скандинавы. Сыны северных богов. автора Дэвидсон Хильда Эллис

Глава 1 В ПРЕДДВЕРИИ РЕЛИГИИ Необходимо хорошо обращаться с животными и относиться ко всякой вещи так, будто она живая и способна чувствовать и понимать. Йохан Tури. Muittalus samid birra ВСТУПЛЕНИЕСведения о том, как именно первые люди представляли себе сверхъестественное,


Глава 48. О религии

Из книги Тайная хронология и психофизика русского народа автора Сидоров Георгий Алексеевич

Глава 48. О религии В настоящее время на Земле существуют три авраамические религии: иудаизм, христианство и ислам. Индуизм, буддизм и синтоизм проросли из древнего ведийского миропонимания, поэтому о них говорить мы не будем. Речь у нас пойдёт о христианстве. О русском