«Украинская Национальная Революция» на практике

«Украинская Национальная Революция» на практике

Как уже упоминалось выше, «Украинская национальная революция»,[491] иногда также называемая ОУН-Б «Украинская революция»,[492] была задумана как захват власти силами как внешними, так и внутренними, как ознакомление населения с идеалами украинского государства и пропагандой ОУН-Б, как организация новой администрации и провозглашение государственности на публичных собраниях по всей стране. Согласно планам ОУН-Б, ряд других стран Восточной Европы, которые, как и Украина были советскими республиками, должны были присоединиться к революции и борьбе за свою государственность. Лозунг революции был таков — «Свобода народам и человеку!»[493]

Большинство украинцев не знало о расколе и вражде в ОУН в 1940 г., потому что жизнь в Советском Союзе отрезала их от такой информации[494]. В решающие первые дни германо-советской войны это позволило более активным участникам ОУН-Б утверждать, что только ОУН-Б является подлинной ОУН, чей лидер, Степан Бандера, приведет украинскую нацию к великому и героическому будущему. Кроме того, когда с 1935 г. варшавские и с 1936 г. львовские судебные процессы против ОУН стали происходить, Степан Бандера стал одной из самых популярных фигур среди западных украинцев.

Первым и самым важным шагом в «Украинской Национальной Революции» стало провозглашение государственности во Львове, крупнейшем городе Западной Украины. Это провозглашение было не столь впечатляющим, как должно было быть провозглашение в столице страны — в Киеве, но оно было достаточно значительным, чтобы быть замеченным и серьезно воспринятым новыми оккупантами и западным украинским населением. Это произошло в тот же день, в который Львов был взят немецкими и украинскими войсками вермахта — 30 июня 1941 г. Государственность была провозглашена в восемь часов вечера, в небольшом зале в здании общества Просвита. Первоначально ОУН-Б хотела провести провозглашение в государственном театре, более внушительном здании, но германская армия уже реквизировала его[495]. Два немецких офицера, Вильгельм Эрнст зу Эйкерн и Ганс Кох приняли участие в заседании; Кох, возможно, даже приветствовал его, но только как событие по празднованию освобождения от большевиков, а не как провозглашение государственности. Офицеры напомнили собравшимся, что война еще не закончена, так что это не подходящее время, чтобы провозглашать государственность, и что единственный человек, который может решить, вступит ли существование украинского государства в силу — это Адольф Гитлер[496].

Степан Бандера, наиболее важная фигура в революции, не мог провозгласить государственность сам, поскольку она был «конфискован» немцами за день до церемонии провозглашения и получил запрет на выезд во Львов[497]. В связи с этим «карантином» одного из самых представительных украинских политиков, государственность была провозглашена представителем Бандеры Ярославом Стецько, приехавшим во Львов с «целевой группой». Стецько воспользовался политическим вакуумом. Он пытался выступать в качестве представителя национальной воли и никак не препятствовать немецким интересам. Во время встречи в зале Просвиты, после приветствия Степана Бандеры, Стецько прочитал официальное заявление: «В соответствии с волей украинского народа, Организация Украинских Националистов под руководством Степана Бандеры провозглашает восстановление Украинского государства, для которого целые поколения лучших сынов Украины принесли в жертву себя»[498]. Декларация также заявила, что независимая украинская власть будет гарантирована для украинского народа, а во-вторых, что украинский государственный орган, возникающий в Западной Украине, позднее будет подчинен власти в Киеве, и, в-третьих, о том, что Украинское государство будет тесно сотрудничать с «национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться от московской оккупации»[499].

Вечером, после прочтения декларации, люди собрались в зале и пели национальный гимн, прерывая его аплодисментами несколько раз. Греко-католическая церковь была представлена на собрании Иосифом Слепым. Другой священник, в абвер форме, д-р Иван Хрыньок представлял батальон Нахтигаль, который люди в национальном экстазе 1941 г. также называли «Батальон Степана Бандеры»[500], который, по словам одного из солдат этого батальона, под командованием Романа Шухевича уничтожил все еврейское население двух сел через несколько дней после церемонии в зале Просвиты.[501] Собрание было завершено салютами на имя Степана Бандеры, Адольфа Гитлера и митрополита Андрея Шептицкого, и пением национального гимна «Ще не вмерла Украина»[502].

Вечером того же дня и на следующий день, 1 июля 1941 г. в 11:00 утра, активисты ОУН-Б использовали радиостанцию во Львове, который был занят батальоном Нахтигаль после советских войск и переименовали ее на «Станция Евгена Коновальца»[503]. Вещатели ОУН-Б сообщали, на украинском и немецком языках, о церемонии провозглашения и существования украинского государства. Солдат говорил эмоционально в эфире о своем приезде во Львов и о братских отношениях между немецкой и украинской сторонами, особенно их лидеров, и пел немецкие и украинские песни[504]. Диктор также проинформировал слушателей о существовании «Украинского Вермахта»[505]. Кроме того, ОУН-Б ознакомила радиослушателей с письмом главы греко-католиков, Андрея Шептицкого, который объявил, среди прочего, что государство ОУН-Б пришло на свет по воле Бога[506].

Для театральных целей ОУН-Б были возведены триумфальные арки во многих местах с украинскими и немецкими флагами и надписями на них: «Да здравствует Украина! Да здравствует Бандера! Да здравствует немецкая армия! Хай Гитлер!…. Да здравствует лидер [провиднык] Степан Бандера!» и «Свободу Украине — Смерть Москве!»[507] Местное население в национальных костюмах приветствовало нацистов традиционным хлебом и солью. Немецкие войска быстро приняли к сведению механические, повторяющиеся действия ОУН-Б и театральные принятие украинского государства[508]. Кроме того, ОУН-Б призвала украинское население развесить украинские и немецкие флаги в деревнях. Все коммунистические книги и портреты должны были быть принесены на главную площадь и сожжены, в это же время, местное население должно было быть собрано для пропаганды. Могилы падших активистов ОУН должны были быть украшены цветами; люди, проходящие мимо могилы, должны были поднять правую руку, чтобы почтить память погибших героев[509]. Шептицкий приказал всем грекокатолическим священникам, чтобы они украсили свои церкви немецкими флагами и подчинялись немецкой и новой украинской власти[510].

Все это время воплощение революции, Степана Бандеру, нельзя было найти на революционной территории. Его тело находилось под контролем немцев сначала в Кракове, а затем в Берлине. Но дух и харизма провидныка были с революционными массами. Наличие Бандеры был ощутимым и в церемонии провозглашения, и во всех письмах, адресованных Гитлеру, Бандере и Стецько. Иван Клымив написал Степану Бандере, что он сразу знал, где показать свою привязанность после раскола ОУН, потому что он и другие члены ОУН «видели Бандеру дважды под виселицей как непобедимого и привязанного к идее»[511]. Для них было очевидным, что Бандера был истинным украинским провидныком и что в ходе «Украинской Национальной Революции» все революционные территории должны быть покрыты плакатами и листовками, восхваляющими Бандеру. Эти агитационные материалы подстрекали население к серии жестоких и театральных революционных действий.

Бандера, хотя и менее харизматичный, чем первый лидер ОУН, Евген Коновалец, который был убит в 1938 г. в Роттердаме — приобрел подобный культ личности. Под влиянием ОУН-Б украинское население на «освобожденных территориях» с энтузиазмом чествовало Бандеру и Гитлера как строителей «новой Европы». Во многих местах портреты Гитлера были выставлены на всеобщее обозрение. Например, в Тернополе 3 июля 1941 г., портреты Бандеры, Гитлера и Коновальца были выставлены на совещании, где члены ОУН-Б приветствовали немцев, отмечали освобождение от «иудо-большевизма» и провозгласили государственность[512].

3 июля 1941 г. Ярослав Стецько, глава недавно созданного правительства, направил официальные письма к ряду европейских фашистских лидеров: одно для дуче Италии Бенито Муссолини, одно для хорватского лидера Анте Павелика, одно для каудильо Испании, Франсиско Франко, и одно, конечно же, фюреру Адольфу Гитлеру. Письма были написаны на немецком языке, на языке новой фашистской Европы. Стецько сообщил Павелику, что «в результате многовековой борьбы украинского народа за свой суверенитет украинское государство было провозглашено во Львове 30 июня 1941 г.». Он заявил о своем твердом убеждении, что «обе революционные нации [украинская и хорватская], закаленные в боях, будут гарантировать создание здоровой обстановки в Европе нового порядка». Аналогичное стремление к «творческому сотрудничеству», на этот раз между испанским и украинским народами, было показано в письме Стецько к Франко. Муссолини, между тем, сообщил, что украинское государство было восстановлено на территории «освобожденной от московско-еврейской оккупации… в соответствии с волей украинского народа, которая находит свое выражение в Организации Украинских Националистов под руководством Степана Бандеры». Стецько также направил итальянскому лидеру свои теплые приветствия, пожелал скорейшей победы своего храброго народа и выразил уверенность, что Украина станет частью «нового фашистского порядка, чтобы заменить Версальскую систему»[513]. В письме к Гитлеру, Стецько принес свои поздравления и выразил желание «во имя украинского народа и его правительства, которое возникло в освобожденном Львове» о том, чтобы немецкий лидер будет «увенчал борьбу вечным триумфом». Стецько также написал, что победы немецкой армии позволили Гитлеру расширение новой Европы на ее восточную часть. «Таким образом, вы [Гитлер] позволили украинскому народу, как одному из полноправных и свободных членов европейской семьи народов в своем суверенном украинском государстве, принимать активное участие в грандиозном плане»[514]. Кроме этих официальных писем фашистским лидерам, Стецько планировал направить иностранных представителей ОУН-Б в правительство Словакии, Румынии, Японии, Хорватии, Германии, и, возможно, некоторых других государств-членов новой фашистской Европы[515].

Правительство, о котором Стецько пытался объявить фашистским лидерам Европы, вызванное к существованию по воле Бандеры, было названо Государственным управлением Украины (Державне Правлиння Украины). Это правительство не состояло исключительно из членов ОУН-Б, но все его члены были лояльны к ОУН-Б. Через несколько дней после своего образования, государственная администрация Украины была запрещена нацистами и перестала функционировать, но для правления был создан Совет старейшин. Эти две организации должны были выполнять функции парламента в государстве ОУН-Б, и они выразили желание проводить свои заседания во внушительном здании университета Львова, который до 1918 года использовался как парламент Галиции[516]. Проект парламентской системы будущего государства ОУН-Б был подготовлен осенью 1940 г. юристом и членом ОУН-Б Михаилом Степаньяком, который в 1930 г. был привлечен к ответственности за свою коммунистическую деятельность[517].

Из фрагментов протокола заседаний правительства мы знаем, что Государственная администрация была готова организовывать кампании по уничтожению евреев в Украине. Участники дискуссии не уточняли, однако, как именно это «действия по уничтожению» должны были проводиться. Кроме того, правительство обсуждало с большим энтузиазмом своего рода украинский Генплан. Согласно этому плану все не-украинцы, проживающие в Украине, должны были быть эвакуированы или уничтожены, и все украинцы, живущие за пределами «этнической» украинской территории должны были быть переселены на «этническую» украинскую территорию или территории, где жили эти украинцы, должны были быть включены в украинское государство. Например, все украинцы из Москвы и Ленинграда должны были быть переселены в Украину. По словам одного из членов правительства, национальный вопрос в Украине должен был быть решен «немецким путем»[518].

Выход Советов с украинских территорий и провозглашение Украинского государства во Львове, действительно сопровождались серией погромов в Западной Украине[519]. Во Львове самый жестокий этап погромов начался утром 1 июля 1941 г., всего через несколько часов после того, как ОУН-Б провозгласила государственность, и это вряд ли может быть простым совпадением[520]. Насилие было спровоцировано нацистами в сотрудничестве с членами ОУН-Б, которые обнаружили в подвалах и тюрьмах Львова тела около 3000 человек, которые были убиты, а их трупы оставил НКВД. Принужденные немцами и членами ОУН-Б вынести трупы из подвалов, евреи были обвинены в убийстве.

Это был один из наиболее значимых факторов в общем пробуждении насильственного гнева. Импульс не сработал бы, однако, без мощного антисемитского стереотипа «иудео- большевизма» и революционной пропаганды ОУН-Б, которая также была направлена против евреев.

Общее количество погромов и их жертв, а также той роли, которую немцы играли в них, трудно оценить. По самым надежным подсчетам, около 4000 евреев были убиты во время погрома во Львове[521], в то время как во всей Западной Украине между 13000 и 35000 евреев были убиты[522].

Готовясь к «Украинской Национальной Революции», ОУН-Б решила включить ликвидацию «польских, московских и еврейских активистов» как цель для фазы революционного хаоса[523]. Главным образом, это стало задачей украинской народной милиции, в которой все мужчины от 18 до 50 лет, которые могли носить оружие, должны были служить[524]. Из-за того, что в ОУН-Б не было никакой униформы для милиции, каждый милиционер обязан был носить сине-желтый браслет или белый браслет с надписью «Национальная милиция».

Руководитель милицейского блока должен быть «известным националистом», лояльны к ОУН-б идеологии[525]. Эти отряды милиции принимали заметное участие в погромах[526] и, как ожидалось, должны были принять аналогичные меры против других врагов Украинской нации, таких как русские (москали), поляки (оккупанты), и украинские информеры (сексоты)[527]. Создание милиции после вывода советских войск было запланировано заранее ОУН-б, как мы знаем из ранее упомянутых документов «Борьба и действия ОУН во время войны». Ярослав Стецько, сильно антисемитски настроенный во время революции,[528] написал Степану Бандере 25 июня 1941 года, за пять дней до провозглашения государственности, из села Млины: «Мы организуем Украинскую милицию, которая будет помогать нам устранить евреев и защитить население»[529].

Лица, которые были приняты на работу в милицию и получили идеологическую подготовку: Владимир Панасюк, Волынянин, который прошел подготовку в качестве милиционера Украинских националистов из Галиции, должен был дать клятву Степану Бандере и независимой Украине. После этой индукции, Панасюк и его тренеры пели национальный гимн[530]. Панасюк, как и многие другие милиционеры, был, вероятно, обучен либо членами ОУН-б, которые находились в подполье Климова до революции, либо «целевыми группами» из генерал-губернаторства, которые распространяли идеи «Украинской Национальной Революции» и организации ОУН-б государства.

Потому что погромы во Львове состоялись почти одновременно с провозглашением ОУН-б государства, город был полон плакатами, прославлявшими ОУН-б, Адольфа Гитлера, Степан Бандеру, «Великую Немецкую Армию», ведшую войну против «Еврейских коммунистов» и так далее[531]. Под этими плакатами лежали тела убитых Евреев. В национальной группе, наиболее широко представленной среди преступников, были Украинцы, подстрекаемые ОУН-б. Вполне вероятно, однако, что некоторые из преступников были Поляками, так как ими, как и Украинцами, были найдены тела своих родственников среди жертв НКВД. ОУН-б газеты на территории «Украинской Национальной Революции», которая перекликалась с местами погромов, были полны восхищения вождями революции. Газета «Самостійна Україна» в Станиславовской области печатала пропаганду ОУН-б государства с 7 июля и далее; 10 июля она напечатала текст прокламации с фотографией Ярослава Стецько на первой странице[532]. 24 июля «Украинское слово» напечатало фото провидныка Степана Бандера наряду с пропагандистскими статьями об Украинской немецко- венгерской войне против НКВД и злодеев, которые пытали Украинскую Нацию»[533].

Несмотря на то, ОУН-б имела тесные идеологические связи с нацистской Германией и была заинтересована в поддержке нацистов в их войне против «Жидо-Большевизма», ни ведущие нацистские политики в Берлине, ни офицеры абвера в контакте с украинскими националистами, которые сотрудничали с ОУН до начала немецко-советской войны, и некоторые из которых (в том числе Ганс Кох) присутствовали на собрании 30 июня 1941 года, не согласились с провозглашением Украинской государственности. Заместитель госсекретаря в генерал-губернаторстве, Эрнст Кундт, организовал заседание 3 июля в Кракове, на котором четыре политика недавно провозглашенного правительства и лидер ОУН-б государства, Степан Бандера, принимал участие. На встрече Кундт сообщил своим гостям, что, хотя украинцы могут считать себя союзниками немцев, на самом деле они таковыми являлись. По официальной номенклатуре, нацисты были «завоевателями» на советской территории, и было бы лучше для Украинских политиков не вести себя иррациональных образом, это означает, что они не должны провозглашать и попытаться создать государство до того, как война против Советского Союза на Украинской территории закончится. Кундт сказал, что понимает ненависть украинцев по отношению к полякам и русским, и их стремление к созданию Украинского государства с соответствующей Украинской армией, но он подчеркнул, что, если они хотят остаться в хороших отношениях с нацистской Германией, а не компрометировать себя в глазах Украинского народа, они должны «прекратить делать вещи» и ждать решения Гитлера[534].

Бандера, который опоздал на встречу, подчеркнул, что Украинские националисты были в бою против большевиков, «не пассивными наблюдателями, а активными членами, в том виде, в котором немецкая сторона позволяла им». Он пояснил, что он отдал приказ своим людям, чтобы те сражались на стороне немцев и немедленно создали на оккупированных немцами территории Украинскую администрацию и Украинское правительство. Он пытался сделать ясной свою политику с офицерами абвера, но они были не компетентны решать эти политические вопросы. Бандера объявил себя лидером Украинского народа. Его власть заключалась в качестве лидера ОУН, организации, которая возглавляла Украинскую Нацию. Кундт ответил, что, насколько он понимает дело, только фюрер был уполномочен создать Украинское правительство, Бандера ответил, что, хотя его высшая санкция не была получена, Украинское правительство уже существовало и было намерено сотрудничать с немцами. Украинский лидер не смог сказать, получили ли ОУН-б активисты одобрение кого-либо с немецкой стороны до провозглашения государственности, но он подчеркнул, что Украинский военный священник д-р Иван Хринох присутствовал на провозглашении встречи в немецкой форме[535].

Встреча закончилась короткими монологами от каждой из двух сторон. Кундт повторил, что провозглашение Украинской государственности не было в немецких интересах и что только фюрер может решить, будет ли и в какой форме должны быть сформированы Украинское государство и правительство. Он также пояснил, что даже если бы ОУН-б сообщила немецкой стороне о своем намерении провозгласить государственность, что ОУН-б и пыталась сделать, это не означает, что ОУН-б было разрешено продолжить[536]. Бандера признал, что не имело смысла продолжать утверждать, что он действует с согласия немецких учреждений и заявил, что он действовал под руководством мандата, который он получил от Украинского народа. Наконец, ища примирения с Кундтом, он сказал, что в тот момент он считал, что Украинское государство может быть построено только благодаря соглашению с немцами[537].

С одной стороны, разногласия между нацистами и ОУН-б политиками относительно политической системы в Украине возникли из-за наивности руководства ОУН-б и его заблуждения относительно сотрудничества на равных условиях с нацистской Германией. С другой стороны, разногласия были вызваны намерением нацистского руководства использовать Украину экономически, без политического участия Украинского народа. В результате этого столкновения интересов государство, провозглашенное Стецько, не было принято нацистами, как и другими восточноевропейскими фашистскими государствами, какими были Хорватия и Словакия. Бандера был арестован 5 июля и Стецько 9 июля, после перенесения покушения во Львове. Оба были доставлены в Берлин. 14 июля они были освобождены из-под ареста при условии, что они регулярно будут отчитываться полиции[538]. В середине сентября 1941 года, несколько членов ОУН-б были арестованы, а летом 1942 года некоторые из них были доставлены в концентрационный лагерь в Освенциме[539]. Отделения ОУН в Берлине и Вене были закрыты[540]. Тем не менее, до начала сентября 1941 г. ОУН-б все еще пыталась примириться с нацистами. В декабре 1941 года Бандера дал члену ОУН-б Евгению Стахову, который посещал его в Берлине в то время, сообщение, информировавшее его заместителя в Украине, Николая Лебедя, что ОУН-б не должны воевать с немцами и должны стараться вместо того восстановить немецко-украинские отношения[541].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Национальная революция?

Из книги Нерусская Русь. Тысячелетнее Иго автора Буровский Андрей Михайлович

Национальная революция? Давно уже обсуждалось, что Гражданская война среди всего прочего была «антинемецкой» национальной революцией[138]. Не уверен, что это главное содержание событий, но, судя по всему, была в них и такая струя.Напомню, что многие были уверены – народ


Книга III Украинская революция (июль-декабрь 1918 года)

Из книги Азбука анархиста автора Махно Нестор Иванович

Книга III Украинская революция (июль-декабрь 1918 года) Предисловие После всего, сказанного мною в предисловии и примечаниях ко второй книге, нет надобности говорить пространно о третьей.Упомяну, что и при редактировании этой третьей книги я старался по возможности


Книга III Украинская революция (июль-декабрь 1918 года)

Из книги Воспоминания автора Махно Нестор Иванович

Книга III Украинская революция (июль-декабрь 1918 года) Предисловие После всего, сказанного мною в предисловии и примечаниях ко второй книге, нет надобности говорить пространно о третьей.Упомяну, что и при редактировании этой третьей книги я старался по возможности


Украинская национальная армия.

Из книги Восточные добровольцы в вермахте, полиции и СС автора Каращук Андрей

Украинская национальная армия. С первых месяцев войны Германии против СССР большое количество украинцев (как военнопленных, так и гражданского населения) влились в германскую армию и служили в качестве «добровольных помощников» в германских частях или в составе


5. Революция: национальная или антинациональная?

Из книги Наследие Чингисхана автора Трубецкой Николай Сергеевич

5. Революция: национальная или антинациональная? Анализ евразийцами большевистской революции является осевым моментом этого мировоззрения. Его особенность и отличала представителей этого направления от всех остальных мировоззренческих лагерей.В белом стане


Великая германская национальная революция

Из книги Гений зла Гитлер автора Тененбаум Борис

Великая германская национальная революция IКлассическая парламентская демократия родилась в Англии и в принципе действует очень мягко: существует правительство Его Величества и оппозиция, несогласная с политикой правительства, но по отношению к Его Величеству вполне


Национальная революция 1925–1927 гг.

Из книги Китайская империя [От Сына Неба до Мао Цзэдуна] автора Дельнов Алексей Александрович

Национальная революция 1925–1927 гг. Забастовочное движение в приморских городах принимало все более выраженный политический характер. Так, во время стачек на японских текстильных фабриках в Шанхае и Циндао, непосредственным поводом для которых послужило тяжелое


Митрополит Шептицкий и украинская революция

Из книги Пешки в чужой игре [Тайная история украинского национализма] автора Бердник Мирослава

Митрополит Шептицкий и украинская революция Вернемся к авантюрной биографии Андрея Шептицкого. После Февральской революции Временное правительство сняло с него все ограничения и предоставило ему полную свободу передвижения. Сообщить об этом приехал к митрополиту


1. Украинская национальная революция 1917 г

Из книги Украинский национализм: ликбез для русских, или Кто и зачем придумал Украину автора Галушко Кирилл Юрьевич

1. Украинская национальная революция 1917 г Февральская демократическая революция 1917 г. в России и последующий вакуум власти дали возможность национальным движениям имперских окраин сразиться за выполнение своих политических требований. Следствием этого стало


Гжегож Россолински-Либе «Украинская Национальная Революция» 1941 года: дискурс ипрактикафашистскогодвижения»

Из книги ОУН и УПА: исследования о создании "исторических " мифов. Сборник статей автора Рудлинг Пер Андерс

Гжегож Россолински-Либе «Украинская Национальная Революция» 1941 года: дискурс ипрактикафашистскогодвижения» В июле, августе и сентябре 1941 г., после нападения Германии на Советский Союз, сотни писем были посланы руководителю (проводнику) Организации украинских


Революция 1905 г. Украинская думская громада

Из книги История Украины автора Коллектив авторов

Революция 1905 г. Украинская думская громада Начало ХХ в. ознаменовалось ростом политической борьбы в Российской империи, затронувшей и Украину. В Харькове в 1900 г. прошли массовые демонстрации, приуроченные к 1 мая. Участники требовали 8-часового рабочего дня и гражданских


1. Украинская национальная революция 1917 г

Из книги Украинский национализм: ликбез для русских, или Кто и зачем придумал Украину автора Галушко Кирилл Юрьевич

1. Украинская национальная революция 1917 г Февральская демократическая революция 1917 г. в России и последующий вакуум власти дали возможность национальным движениям имперских окраин сразиться за выполнение своих политических требований. Следствием этого стало


Украинская интеллигенция и революция

Из книги Украинское национальное движение. УССР. 1920–1930-е годы автора Марчуков Андрей Владиславович

Украинская интеллигенция и революция Революцию 1917 г. украинская интеллигенция встретила с энтузиазмом, надеясь на воплощение в жизнь своих идеалов и проектов. В этом она мало отличалась от всей российской интеллигенции. Но имелись между ними и различия. После


УКРАИНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Из книги Anatoliy_Petrovich_Gritskevich_Borba_za_Ukrainu_1917-1921 автора

УКРАИНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ БОРЬБА УКРАИНСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ ЗА НАЦИОНАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ В 1917 ГОДУКак уже сказано, в отличие от российских губерний, Февральская революция 1917 года в Украине носила в значительной мере национальный характер.