Ритуальное прославление Степана Бандеры в Эдмонтоне

Ритуальное прославление Степана Бандеры в Эдмонтоне

Произведение ритуалов имеет решающее значение для формирования коллективной идентичности; участники представления становятся коллективом. Ритуалы также влияют на мораль и ценности отдельных личностей, принимающих участие в них, тем самым преобразовывают культурное, политическое и социальное состояния практикующих групп.[410] Эмоции, которые вызываются во время исполнения ритуалов, могут также сильно влиять на когнитивные функции отдельных лиц, или заменять их.[411]

Благодаря той роли, которую играют эмоции в формировании нравственности и ценностей людей, ритуалы используются для формирования коллективной идентичности.[412] Ритуалы также могут быть использованы для обеспечения чувства ориентации и убеждения членов коллектива группы относительно правоты их политической, культурной и социальной направленности. Наконец, ритуалы также используются для придания символичности отдыху сообществ.[413]

Таким образом, изучение ритуалов, причастных к созданию мифа Бандеры, придает проницательности нашему взгляду не только на процессы, связанные с созданием политического мифа, но также на процессы создания общин — частей украинской диаспоры, которая «любила» Степана Бандеру, или сообщества в Советском Союзе, которое «ненавидело» его.

С самого начала, элементы украинской диаспоры использовали смерть Бандеры для таких целей, как распространение ненависти к Советскому Союзу или объединение сообщества церемонией показного и коллективного траура. «Украинские новости» сообщили своим читателям в Эдмонтоне о смерти Степана Бандеры 19 октября 1959 года; о смерти Бандеры было объявлено на первой странице и читатели были проинформированы о том, что Бандера погиб от рук неизвестного убийцы. Кроме того, статья ознакамливала читателей о подробностях из жизни Бандеры, которая была сведена к его «национально-революционной деятельности». Статья не содержала никакой информации о зверствах бандеровцев, совершенных против евреев, поляков и неугодных украинцев во время или после войны. Предпоследнее предложение статьи сообщало читателям, что оба брата Бандеры, Александр и Василий, погибли в «немецком лагере Освенцим». Эта информация предполагала, что не только Степан Бандера, но и два его брата пали в борьбе за Украину. В последнем предложении статьи было объявлено о том, что похороны Степана Бандеры состоятся 20 октября 1959 года в Мюнхене, с призывом к украинской общине в Эдмонтоне почтить это мероприятие.[414]

Читатели «Украинского Эха», газеты под редакцией Лиги Освобождению Украины (ЛВУ), также имели возможность ознакомиться с материалом о смерти Бандеры. Редакция «Гомін України» («Глас Украины») превратила её в одну из величайших катастроф украинской нации. 24 октября 1959 года, первая страница превратилась в огромный некролог с фотографией Бандеры посередине.

Первая страница «Украинского эха» 24.10.1959.

Рис. 2

Заголовок и заключение содержали поразительную надпись: «С Любящей Памятью к Степану Бандере». Между фотографией и надписями, редакторы сообщили читателям, что траур продлится два месяца, с 15 октября по 15 декабря. Введения к двум статьям были напечатаны на другой стороне фотографии, которая была продлена на шестой странице. Одна из статей была озаглавлена «Борец, Лидер и Символ», а другая была названа «В глубокой печали…».

Эти статьи рассказали читателям о том, что смерть Степана Бандеры «потрясла всю украинскую диаспору по эту сторону океана», и что Бандера был убит врагами. Кроме того, читателям намекнули, что с личностью Степана Бандеры, символ как общей украинской борьбы, так и целой эпохи борьбы за независимость, в частности, ушёл прочь.[415]

26 октября, первая страница нового выпуска «Украинских новостей» сообщила читателям печальную весть о смерти Бандеры, содержала подробную[416] информацию о том, как Бандера был найден задыхающимся в своем подъезде. Читатели узнали, что Бандера умер в машине скорой помощи по дороге в больницу и, что заключение полиции в Мюнхене заявляло, что Бандера умер из-за цианистого калия, который был найден в его теле во время вскрытия. Кроме того, газета пишет о похоронных церемониях в Мюнхене 20 октября и работе церковных служб, которые были проведены во многих канадских городах 18 и 20 октября.

31 октября 1959 года на первой странице «Украинского эхо» была опубликована статья под названием «Окончательное путешествие «Руководителя» Бандеры». Авторы прославляли «заключительный 500- метровое путешествие Бандеры», в ходе которого его сопровождали около 1500 поклонников и 10 священников, которые приехали на похороны со всех концов мира, чтобы попрощаться с их руководителем («провидныком»), который погиб на передовой кровавой, затяжной войны с жестоким, лживым и злобным врагом».[417] Чтобы убедить читателей в серьезности трагедии, которая настигла украинскую нацию, вместе с апологетической статьей издатель напечатал фотографию, где гроб Бандеры держали четверо мужчин и похоронная процессия за ним. В центре фотографии, идя рядом с гробом, изображены четыре молодые женщины в униформе, скорее всего, члены СУМ (Спілка української молодi — Союз украинской молодёжи) и мужчина в костюме. Лица всех четырех молодых женщин в форме и хорошо одетого мужчины, похоже, были наполнены чувствами грусти, сожаления и беспокойства. Одна из женщин, скорбящая о потере своего лидера, видна, плачущей и глядящей в землю. Глаза человека в костюме ориентированы на последние 500 метров путешествия его лидера. Его лицо не только печально, но также кажется задумчивым и возмущенным. Мимика всех людей на снимке даёт то же сообщение — потери очень важной и незаменимой личности.[418]

2 ноября, на первой странице «Украинских новостей» была опубликована статья с заголовком «1500 человек на похоронах Бандеры», которая напомнила украинской общине в Эдмонтоне о важности потери. Полторы тысячи людей приняли участие в похоронах, они подчеркнули, несмотря на то, что они проводились в рабочий день. В статье также было отмечено, что представители других освободительных движений присутствовали на похоронах, в том числе венгерского, болгарского, словацкого, румынского, хорватского и туркменского движений, тем самым подчеркивая более широкое значение потери.[419]

7 ноября первая страница «Украинского Эха» сообщила своим читателям, что «украинская нация» перенесла удар «злодейской» и «дикарской» Москвы, которая убила самым хитрым и коварным образом, величайшего лидера украинского освободительного движения. По мнению авторов этой статьи, потеря Бандеры для украинского народа была сродни потере великого сына народа, который всю свою жизнь боролся за свободу Украины.

Кроме того, авторы характеризовали Бандеру как «отличный пример непоколебимого истребителя — революционера, идеолога и стратега, теоретика и практика Украинской освободительной революции».[420] Такого рода характеристика Бандеры повторялась и во многих других статьях, печатавшихся в прессе украинской канадской диаспоры. Как правило, авторы этих статей были заинтересованы, чтобы прославить своего «провидныка» (лидера) и никогда не упоминали о зверствах, совершённых бандеровцами или «освободительным украинским движением». Они также избегали ссылок на отрицательное изображение Бандеры, которое возникло после Второй мировой войны. Это позволило Бандере выступить в качестве святой или полубожественной фигуры, сравнимой с Адольфом Гитлером, Муссолини и Иосифом Сталиным в разгар своей власти и популярности.

Диаспора украинцев, которые не смогли присутствовать на похоронах Бандеры в Мюнхене оплакивала его в местах их проживания. В Эдмонтоне Организации Движения за свободу (Organisations of the Freedom Movement) начали готовиться к пышным празднествам в день смерти Бандеры, 15 октября. 20 октября, в день похорон Бандеры в Мюнхене, панихиды были организованы почти во всех украинских церквях в Эдмонтоне. 25 октября, масса панихида была организована в Украинском католическом соборе Св. Иосифа в 7 вечера, с участием шести священников. Члены СУМ и Пластунской скаутской организации представили свои знамена как скаутскую форму, висящую позади алтаря, в то время как члены ЛВУ (Ліга Визволення України — Лига Освобождения Украины) также присутствовали. Собор был полон людей, как одетых в форму, так и в штатском. После того, как мужской хор Украинского Национального Дома в Эдмонтон (Украинский Народный Дом) обогатил национальную и святую атмосферу в церкви своими вокальными выступлениями, пастор церкви выступил с речью, в которой он воспевал любовь, преданность и трудолюбие Бандеры по отношению к Украине. Сине-желтый флаг Украины и красно-черный флаг ОУН были укреплены на входе в церковь, где молодые девушки распространяли чёрные ленты.[421]

После церковной службы, празднование продолжалось в Украинском Национальном Доме, который также был украшен флагами. Именно там состоялась «траурная церемония». Зал не мог вместить толпу, которая собралась, чтобы оплакать смерть Бандеры и некоторые были возвращены назад. Панихиду открыл Похоронный марш Шопена, после которой др В. Хирак (Dr. V. Hyrak) объявил о начале и Д. М. стал читать стихотворение Бессмертный сын, которое он написал для Степана Бандеры. После этого мужской хор Украинского Народного Дома в Эдмонтоне исполнил несколько религиозных и националистических песен. Портрет Бандеры дополнял оформление сцены. Он был подготовлен специально к этому случаю «профессором» Буцманюком (Butsmaniuk). Портрет висел на черной стене на фоне даты рождения и смерти Бандеры с обеих сторон с огромным венком и трезубец, символом Украины, а также двумя корзинами красных роз, помещенных ниже.[422]

Подобные религиозно-идеологические прославления Степана Бандеры происходили во многих других местах по всему миру после того, как украинская диаспора попрощалась со своим «провиныком».[423] ОУН-ЗЧ (Иностранный отдел — Закордонні частини), использовали смерть Бандеры, чтобы создать фонд под названием Фонд освободительной борьбы Степана Бандеры (Фонд визвольної боротьби iм. С. Бандери), они собирали деньги для возможной войны против Советского Союза и освобождения Украины.[424]

Первая годовщина смерти Бандеры отмечалась по всему миру: в Мюнхене, Филадельфии, Оттаве, Кливленда, Лондоне, Нью-Йорке, Чикаго, Торонто, Эдмонтоне и многих других городах со значительной украинской диаспорой.[425] В Эдмонтоне, торжества начались с панихиды в Украинском католическом соборе Св. Иосифа. После панихиды празднование переместилось в Украинский Национальный Дом, где Петр Башук от Виннипег (Winnipeg) выступил с речью. Башук заявил о том, что Степан Бандера был борцом за «права Бога и людей в Украине» и о том, что украинский народ был в состоянии постоянной борьбы. Он подчеркнул, что украинский народ был проникнут духом христианского идеализма, добавив, что Запад должен принимать те же идеалы, что и украинские националисты, если они настроены выиграть борьбу против «московских большевиков». Женский хор добавил веселую нотку к прославлению некоторыми националистическими и религиозными песнями.[426]

Вторая годовщина смерти Бандеры в Эдмонтоне проходила в аналогичной манере. Празднующие сначала встретились в Соборе Св. Иосифа, где прах, Юрий Ковальский провел панихиду. Ковальский напомнил собравшимся, что, поскольку украинцы потеряли настолько много со смертью Бандеры, осталось важным сохранение религиозного и национального духа. После панихиды толпа переместилась в Украинский Национальный Дом, где состоялась встреча мужских и женских частей Лиги Освобождения Украины. Собрание началось с выступления М. Когута, который рассказал о Степане Бандере как символе освободительной борьбы. Кроме того, г-жа Апонюк (Mrs. Aponiuk) прочитала стихотворение 15 октября 1959, далее было прочтение мемуаров Морозенко о Бандере. Сцена была декорирована в аналогичном с предыдущим годом стиле: портрет Бандеры написанный Ю.Ботсманюком (Iu. Butsmaniuk) был окружен с обеих сторон сроками: 1959 и 1961, с венком, цветами, дата «Октябрь 15», а также украинский и флаг ОУН снизу. Это изображение означало, что украинская община в Эдмонтоне была вынуждена преодолеть все трудности повседневной жизни и продолжать борьбу за освобождение без «провидныка» в течение двух лет. Настроение у 170-сильной толпы, которая собралась для разбирательства было очень торжественным.[427]

В некоторой степени третья годовщина смерти Бандеры был омрачена судом над убийцей Бандеры Богдан Сташински, который состоялся между 8 и 19 октября 1962 года в Карлсруэ (Karlsruhe), Западная Германия. Этот судебный процесс был сенсацией СМИ для украинских общин по всему миру. За это время, те люди, которые призывали к суду, сразу после смерти Бандеры теперь объявили, что его убийца был советским агентом. Тот факт, что Сташински походил из Западной Украины было тревожным фактом для националистов. Тем не менее, это дало новое основание для тех украинских националистов, которые провозгласили «крестовый поход» против Москвы, дав новый импульс их политической деятельности. Так же, как и в два предыдущих года, празднование началось с панихиды в Соборе Св. Иосифа в Эдмонтоне, переместившись затем в Украинский Национальный Дом, где, под портретом Бандеры Ботсманюка, участники могли видеть золотой трезубец и трезубец, обвитый колючей проволокой в окружении тернового венца (символ Освенцима и Страстей Христовых). Галина Шевчук, член Украинской Молодежной Ассоциации, открыла ритуалы, читая Воспоминания Рена (Ie. Ren’s) о Бандере, затем — чтение Олегом Гнатюком поэмы «Мы не перестанем бороться» («Не кинемо зброї»). Иван Шевчук рассказал о Бандере как о человеке и как о «лидере» («провиднык»), помимо этого предоставляя информацию о судебном процессе над его убийцей — советским агентом — который начался на предыдущей неделе[428].

В последующие годы, сторонники Бандеры отмечали годовщину его смерти на регулярной основе, обычно это не делалось каждый год, как это было в течение первых трех лет, но в итоге она отмечалась каждые пять-десять лет. В 1964 году торжества в Эдмонтоне и Виннипеге состоялись 18 октября, идеологические части украинской диаспоры могли отдать дань уважения их лидеру, сначала посетив масштабную антисоветскую демонстрацию перед советской дипломатической миссией 15 октября в Нью-Йорке и 17 октября в Вашингтоне и Оттаве.[429] 18 октября украинская община в Виннипеге отмечала смерть Бандеры пением националистических песен, таких как «Марш националистов» и «Украина восстанет».[430]Сообщество украинцев в Саскатуне не имело возможности принять участие в протестах перед советским посольством в Нью-Йорке, потому что они решили отпраздновать в точную дату годовщины смерти.[431]Украинская община в Эдмонтоне решила объединить празднование годовщины смерти Бандеры с двумя другими национальными или религиозными праздниками: первым был праздник Покровы, а второй — Праздник Оружия. Как и в предыдущие годы, торжества начались в Соборе Св. Иосифа. После этого праздничная толпа из 200 человек слушала речи об их лидере в Украинском Национальном Доме, которая был записана за пять лет до и которая давала им возможность полюбоваться «дальнозоркостью и политическим предвидением» их «провидныка».[432]

В субботу, 18 октября 1969 года, сторонники Бандеры использовали 10-ю годовщину его смерти, чтобы продемонстрировать в Оттаве. Наиболее важные моменты их демонстративного и памятного марша в Оттаве проходили в парламенте и советском посольстве.[433] В Виннипеге празднование 10-й годовщины со дня смерти Бандеры обогатилось реликвией: почвой с могилы Бандеры в Мюнхене, которая была привезена в Виннипег Семеном Ижиком (Semen Izhnyk), излучая ауру «националистической» святости для 500 собравшихся.[434] В Эдмонтоне, между 11 октября и 13 Организации украинского освободительного движения совместили 40-ю годовщину ОУН с 10-й годовщиной со дня смерти Бандеры, приняв атавистический и героический девиз «Или вы создадите украинское государство, или умрете в борьбе за это» [435]

В 1979 году Международный Праздничный Комитет (Міжнародний Святковий Комітет) предложил сторонникам идеологии украинского национализма со всего мира приехать в Мюнхен, чтобы отпраздновать 20-летие со дня смерти Бандеры на месте его могилы в субботу, 13 октября.[436] Видные деятели украинского национализма, такие как Николай Климишин, старый друг и тюремный компаньон Бандеры, и сын Бандеры, Андрей Бандера, приехали из Канады в Мюнхен. Климишин выступил с речью на могиле его лидера 13 октября, и двинулся с другими приверженцами Бандеры по улицам Мюнхена, протестуя против Советского Союза, и держа плакаты с изображением Бандеры. В свою очередь, Андрей Бандера присоединился к Ярославу Стецьку, хорошему другу Бандеры и еще одному важному украинскому националисту и лидеру ОУН-ЗЧ (ОУН — Зарубежные части) и Антибольшевистскому блоку Наций, на конференции, которая состоялась 12 октября в отеле Плаци (the Plazi Hotel) в Мюнхене.[437] Канадские украинцы, которые не смогли посетить могилу Бандеры в Мюнхене на праздновании 20-летия его смерти, отмечали юбилей дома, о чем свидетельствовали в Саскатуне.[438]

Просматривая номера газеты «Украинские новости», которая публиковалась в Эдмонтоне, и газеты «Украинское эхо», которая публиковалась в Торонто, я не нашел ни одной статьи или доклада с анализом празднования годовщины смерти Бандеры в 1984, 1989 и 1999 годах в Эдмонтоне. «Украинское эхо», однако, размещала статьи, призывавшие своих читателей отмечать годовщину смерти Бандеры, и я нашел отчеты с торжеств, которые имели место в других городах Северной Америке и в Европе. Самые значительные из этих празднований состоялись в Мюнхене, где празднующие собрались около посмертной плиты Бандеры.[439]

С 1989 года и особенно после создания независимого украинского государства в 1991 году, политический миф Степана Бандеры и политический культ вокруг его изображения также процветал в Украине. Тем не менее, украинская диаспора продолжает организовывать свои празднования Бандеры. В 2009 году я был свидетелем того, как украинская община в Эдмонтоне отметила годовщину со дня смерти Бандеры.

Это было комбинированные торжество, посвященное 100-летию со дня рождения Бандеры и 50-летию со дня его смерти. Оно состоялась в здании Украинской ассоциации молодежи на 9615-153 Авеню в Эдмонтоне в воскресенье, 25 октября 2009 года, примерно между 2:30 и 5:30 вечера. Комплекс был назван в честь Романа Шухевича, ведущего бандеровца и Лидера УПА в 1943–1950 годах. Шухевич нес более прямую ответственность за преступления ОУН-УПА против человечества, такие как этнические чистки поляков на Волыни и Галиции и убийства евреев.[440] В 1972 году бюст Романа Шухевича был помещен перед входом в здание, в результате чего все празднующие проходили мимо него по пути к месту торжества.

Празднование годовщины со дня смерти Бандеры проходило в сочетании с религиозным праздником Праздника Покровы. Зал был украшен огромной картиной Девы Марии. Картина была зафиксирована на кресте, сделанном из синих и желтых тканей, цветов украинского флага. Фон — красный и черный, символы ОУН борьбы за кровь и землю. Этот религиозный, националистический и фашистский коллаж был главным украшением на сцене. Украинские и канадские флаги были установлены по обе стороны от этого украшения. На правой стороне сцены зрители могли видеть огромный портрет Бандеры с датами 1909–1959. Золотой трезубец был подвешен над сценой, над изображением Божьей Матери. Подиум был покрыт красной и черной тканями, с трезубцем, закрепленным на вершине.

Около 400 человек приняли участие в праздновании. Все началось с панихиды, в ходе которой участники пели панихиду по Степану Бандере и провели широкий спектр религиозных обрядов под руководством трех или четырех священников. Националистические ритуалы началось после этого религиозного компонента. Очень таинственное, националистическое и с «мученическим оттенком» повествование об истории Украины было представлено в виде нескольких коротких, от двух до трех минут, сегментов спикером римской Романом Британом (Brytan) который также координировал всё мероприятие. Между выступлениями, различные артисты и музыкальные коллективы пели поп- музыку, фольклорные и классические песни для прославления Степана Бандеры. Некоторые из них были основаны на текстах песен ОУН и УПА. Всего состоялось около 15 выступлений. Исполнители были одеты в крестьянские блузки и казачьи костюмы. Кроме того, дети СУМ были одеты в светло-коричневую форму и повязки, которые напоминали цвет и дизайн униформы гитлеровской молодёжи (the Hitler Youth), пели различные поп-песни об ОУН, УПА и Оранжевой революции.

В дополнение к музыкальным выступлениям, Богдан Тарасенко прочитал 1936 речь Бандеры перед польским судом во Львове, в которой Бандера объяснил, почему он дал разрешение на ликвидацию числа поляков и русских, а также некоторых украинцев, которые, в его понимании, предали украинский народ. Организаторы также воспроизвели записанное интервью Бандеры, которое он дал западным журналистам в 1950 году, объясняя необходимость войны против Советского Союза. Мероприятие завершилось выступлением Игоря Брода (Ihor Broda), лидера Лиги украинских канадцев в Эдмонтоне, в ходе которого он возблагодарил участников торжества и артистов за то, что те являются представителями такой «духовной нации», подчеркивая также, что участники помогли сохранить Бандеру живым, придя на праздник. В речи он также утверждал, что современная Украина находится под угрозой «Москвы», потому что Россия планирует покорить Украину, как это было сделано в прошлом. У меня сложилось впечатление, что для Брода, Бандера для Брода является воплощением человека, который может помочь украинцам защитить себя от «Москвы».

Празднование было прорекламировано на плакатах и в газете «Украинские новости».[441] Канадский Институт Украинских Студий также был вовлечен в продвижение этого события, демонстрируя плакат на своей территории (рис. 3), а также отправки одного сотрудника, доктора Андрея Хорняткевича (Dr. Andrij Hornjatkevyc) для обогащения художественной программы празднования, чтобы тот сыграл фольклорную музыку на бандуре и спел фольклорные песни в честь Степана Бандеры. Кроме того, за неделю до праздника, «Украинские новости» опубликовали статью Игоря Брода о Степане Бандере на первой странице.[442] Брода характеризовал Бандеру как символ эпохи, в которой ОУН и УПА боролись за независимое украинское государство. В этой статье Бродом не упоминается о злодеяниях против человечества, которые совершили ОУН и УПА потому, что он считает, что ОУН и УПА состояли только из героев. Для Брода, Бандера как символ ОУН и УПА, может быть охарактеризован по этому целостному, героическому, жалкому и апологетическому пути.

Брода предоставил доказательства этого самоочевидной природы Бандеры в двух предложениях: «Высоко цивилизованные народы и честные люди могут уважать даже иностранных героев. Только примитивы могут быть враждебным [к героям], они могут только позорить, порочить, проклинать их, и предоставлять лживую пропаганду». Брод не рассуждает, являются ли «герои» радикальными националистами, фашистами, антисемитами или военными преступниками, с его точки зрения это не является актуальным вопросом, так как он прославляет Бандеру как героя и гражданского святого[443]. Кроме того, как Бандера, заключения Брода не могут быть неправильными из-за «осознания того, что Бог с нами [с ним, Бандерой и украинскими националистами]».[444] Эта логика может быть удивительной, но это логика является фундаментальной для верующих в идеологию украинского национализма.

Интересно отметить, что Брод относит политический миф Степана Бандеры к периоду, в котором украинское государство существует, таким образом, не осталось больше ничего, за что бороться и сражаться. Брод утверждает, что Украина остается под угрозой «Москва», с угрозой войны, нависшей над обоими «врагами». Первый враг — «современная украинская нация» которая должна быть «образована, вдохновлена, снабжена национальным самосознанием», так, чтобы она могла понять, что она является потомком казаков…». Второй враг — «Российская нация в России и Украине».[445]

«Украинское эхо» уделило из общих 35 страниц издания целых 32 страницы для пропаганды политического мифа и культа Степана Бандеры.

Постер, рекламирующий Праздник Покровы вместе с 100-летним юбилеем со дня рождения Бандеры и 50-летней годовщиной со дня его смерти.

Рис. 3.

Все пропагандистские меры и методы, которые использовала эта газета более пяти десятилетий, были мобилизованы и в этом вопросе. Главная страница полностью представляла собой портрет Бандеры. Статьи и фотографии служили двум основным целям. Во-первых, они должны были убедить читателей в величии Бандеры, его героизме и готовности к самопожертвованию. Во-вторых, они должны были продемонстрировать, что Бандера был не только героем среди украинской диаспоры, но и в Украине. В этой связи газета размещала статьи с обсуждением демонстраций и празднований в Украине, а также фотографии памятников и музеев, прославляющих Бандеру в Киеве и западнях украинских городов, поселках и сёлах.[446]

Выводы

В этой статье проанализированы некоторые аспекты политического мифа Степана Бандеры в Канаде, в особенности сформировавшегося в Эдмонтоне. Миф Бандеры представляет украинский вклад в канадский мультикультурализм. В то же время он обеспечивает механизм, посредством которого канадские украинцы взаимодействовали с украинской и европейской историей. Он являет собой рамки мышления, которые несовместимы с демократическими ценностями, а также отношению к войне, насилию, фашизму, национализму и антисемитизму, которое сформировалось в Европе после Второй мировой войны. Похоже, что украинские общины в Канаде представляют «их» или украинскую историю со смыслом в церкви, а на политических митингах, отказываясь изучать «их» историю на основе публикаций, написанных профессиональными учеными.

Украинцы Эдмонтона смогли прославить Бандеру в Оттаве, Вашингтоне, и на могиле Бандеры в Мюнхене. Основанная в Торонто газета «Украинское эхо», в меньшей степени, «Украинские новости», основанные в Эдмонтона, были основными источниками вдохновения и ориентации в развитии культа Бандеры. Трудно установить «уникальность» культа Бандеры в Эдмонтоне, для этого потребуется более детальное изучение других националистических украинских общин, но два замечания об уникальности Эдмонтона и Альберта здесь можно сделать.

Во-первых, Эдмонтон является домом для Канадского Института Украинских Студий (КИУС), финансируемом правительством Альберты, который университет Альберты наделил академической аурой. Эта аура, похоже, подверглась насилию со стороны института. С самого начала, КИУС отказались справляться в критической и профессиональной манере с современной украинской историей. На момент написания этой статьи, КИУС не инициировал никаких программы по изучению украинской истории времен Второй мировой войны, рассмотрению вопросов, касающихся сотрудничества ОУН и УПА с нацистами, украинского фашизма, роли украинцев в Холокосте или любых других связанных с предметом изучения вопросов. В этом смысле КИУС последовал по стопам Украинского Свободный Университета в Мюнхене, где Владимир Ианив (Volodymyr Ianiv) работал ректором между 1968 и 1986 годами.[447] Ианив принимал активное участие в ОУН в первой половине 1930-х годов и был членом национального провода наряду со Степаном Бандерой, Ярославом Стецько и Романом Шухевичем, а исполнители проводили ряд покушений против «врагов украинской нации».[448] КИУС также повторял мнения таких националистических «очистителе» украинской истории как Роман Ильинитский, Петр Мирчук, Николай Климишин и Владимир Косык, которые либо симпатизировали ОУН, или были участниками движения, позже провёл ряд апологетических исторических исследований об украинском национализме. В 2009 году академический ореол КИУС также пошёл на компромисс с участием института в торжествах, посвящённых празднованию годовщин со дня смерти Бандеры в комплексе Романа Шухевича, а один из ученых не только рекламировал мероприятие, но и принимал активное участие в художественной самодеятельности.[449] Один год спустя, 8 ноября 2010, КИУС даже пригласил Владимира Вятровича, известного своими антисемитскими заметками о евреях и ОУН, чтобы тот дал лекцию[450].

Тем не менее, было бы неправильно утверждать, что все сотрудники КИУС находятся под влиянием мифа Бандеры и не пытаются отделить активизм от учебы (научной работы). По крайней мере два историка, которые работают в КИУС, Дэвид Марплз (David Marples) и Иоанн-Павел Химка (John-Paul Himka), оба бывшие студенты[451], или коллеги[452] Ивана Лысяка-Рудницкого, пытались отделить активизм от учёбы (научной работы). В последние два десятилетия, Марплз и Химка опубликовали несколько критических статей и одну монографию о недавней украинской истории.[453] Кроме того, они не принимали участия в торжествах по случаю Степана Бандеры 25 октября 2009 года в комплексе Романа Шухевича в Эдмонтоне. Интересно отметить, что и Марплз, и Химка, не были заинтересованы в критическом исследование украинского национализма в 1980-х, и даже разработали позитивные отношения к УПА, после чего возникает вопрос о том, что побудило их пересмотреть свои предыдущие отношения к ОУН и УПА и к тому, чтобы начать критически относиться к вопросу украинского национализма в 1990-х и 2000- х годах.[454]

Во-вторых, учитывая уникальность Эдмонтона и Альберты, следует отметить, что некоторые местные украинцы разработали стратегию, чтобы перенаправить государственные средства на свои националистические проекты, изображая их как украинский вклад в канадской мультикультурализм. Хорошим примером этого является массовое комплекса СУМ, где празднование годовщины со дня смерти Бандеры состоялось в 2009 году, и который назван в честь сотрудничавшего с нацистами и военного криминала, Романа Шухевича. Этот комплекс был построен между 1972 и 1974 годами, а политика мультикультурализма была официально принята с 1971 года. На строительные работы ушло $ 750,000 канадских долларов, сумма частично была предоставлена правительством Альберты и канадским правительством.[455]

Исследование ритуалов, окружающих политический миф и культ Степана Бандеры также доказывает, что части украинской диаспоры в Канаде использовали идеологию украинского национализма как ориентир в своей культурной и политической деятельности. Некоторые из этих мероприятий, в первую очередь новые, проиллюстрированные на примере статьи Игоря Брода, являются такими человеконенавистническими, что их следует рассматривать как подстрекательство к ненависти. На самом деле, если бы Брод не определял войну в своей статье, как «пропаганду войны», а как «вооруженный конфликт», он мог бы быть привлечен к ответственности за свою статью «Степан Бандера — Отсылка к Бессмертности», которая появилась незадолго до празднования годовщины со дня смерти Бандеры в 2009. Пока статья Брода не вызывают никакого беспокойства со стороны читателей. В связи с тем, что Брод может представить свою деятельность в рамках канадско-украинской культуры и политики, он может претендовать на вклад в канадский мультикультурализм.

Это наводит на вопрос, почему канадцы могут терпеть, игнорировать или одобрять глорификацию украинского радикального национализма в Канаде. Не исключено, что до 1990 года, это было время холодной войны, которая побуждала к поддержке любых антисоветских действий или мнений. Действительно, позитивное отношение к культу Бандеры может рассматриваться как реакция на советскую пропаганду, которая демонизировала украинских националистов. Можно также рост неоднозначных суждений о Бандере трудностями в получении доступа к советским архивам, как до 1991 года, так и, в меньшей степени, позже. Однако, несмотря на эти соображения, до сих пор, кажется, что-то не так, как в интеллектуальной сфере украинских общин в Канаде, так и с историками и другими учеными в Канаде, которые были не в состоянии понять украинцев в Канаде в течение длительного периода времени. До недавнего времени лишь несколько человек были заинтересованы в проведении критического исследования этих фракций украинской диаспоры, которых одурманены идеологией украинского национализма и, таким образом прославляют фашистов, радикальных националистов, военных преступников и антисемитов, как мучеников и героев.

Grzegorz Rossolinski-Liebe, PhD student at the University of Hamburg, dissertation on Stepan Bandera: Deconstructing the Myth of a Ukrainian Fascist. Recent publications: The» Ukrainian National Revolution in the Summer of 1941. Discourse and Practice of a Fascist Movement. In: Kritika: Explorations of Russian and Eurasian History 12/1 (2011), pp. 83-114; Der polnisch-ukrainische Historikerdiskurs ьber den pol-nisch- ukrainischen Konflikt 1943–1947. In: Jahrbьcher fer Geschichte Osteuropas 57 (2009), pp. 54–85; in co-operation with Henke, Lutz/Ther, Philipp (Eds.): Eine neue Gesellschaft in einer alten Stadt. Erinnerung und Geschichtspolitik in Lemberg anhand der Oral History/Нове сусптьство в давньому мютк Память та юторична полтнка засобами oral history. Wroclaw: Wydawnictwo Atut 2007; Der Raum der Stadt Lemberg in den Schichten ihrer politischen Denkmдler. In: Kakanien Revisited, http://www.kakanien.ac.at/beitr/fall-studie/GRossolinski- Liebe1.pdf; Umbenennungen in der Ziemia Lubuska nach 1945. In: Vogenbeck, Bernd (Ed.): Terra Transoderana: zwischen Neumark und Ziemia Lubuska. Berlin: Be.bra 2008, pp. 59–68; reviews in Jahrbbcher fbr Geschichte Osteuropas, Osteuropa and H-Soz-U-Kult.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Убийство Степана Бандеры[70]

Из книги 100 великих загадок русской истории автора Непомнящий Николай Николаевич

Убийство Степана Бандеры[70] До сих пор вокруг имени лидера Организации украинских националистов (ОУН) Степана Бандеры идут ожесточенные споры – одни считают его пособником гитлеровцев и соучастником нацистских преступлений, другие называют патриотом и борцом за


Ритуальное убийство и новое рождение Ракшаса

Из книги Русь арийская [Наследие предков. Забытые боги славян] автора Белов Александр Иванович

Ритуальное убийство и новое рождение Ракшаса Надо заметить, что в дальнейшем развитии индуистской мифологии ракшасы утрачивают черты чудовищных драконов и становятся все больше похожи на смертных людей. Некоторые исследователи индийского фольклора полагают, что под


Лицо и маска Степана Бандеры

Из книги Вся правда об Украине [Кому выгоден раскол страны?] автора Прокопенко Игорь Станиславович

Лицо и маска Степана Бандеры Степан Бандера – главный бренд и икона сторонников «Правого сектора» и прочих радикалов националистического толка.Один из мифов, который активно поддерживается, – бандеровцы сражались не только с советскими войсками, но и с фашистской


ИСТОРИЯ СТЕПАНА БАНДЕРЫ

Из книги Железный Шурик автора Млечин Леонид Михайлович

ИСТОРИЯ СТЕПАНА БАНДЕРЫ Судьбой этого человека занимались и Гитлер, и Сталин. Один приказал посадить его в концлагерь, другой распорядился уничтожить. Но Бандера пережил и того, и другого. Неисполненными остались два смертных приговора, вынесенных ему. И все-таки его


Турция: прославление гуннов и кочевых цивилизаций

Из книги Как рассказывают историю детям в разных странах мира автора Ферро Марк

Турция: прославление гуннов и кочевых цивилизаций Было время, когда турки господствовали над арабами, угрожали христианскому миру. В течение пяти веков Османская империя обладала самой обширной территорией. Вот почему гордыня турок беспредельна: крах империи в 1918 г.


Выступление на процессе в Карлсбурге дочери Степана Бандеры Натальи 15.10.1962 г

Из книги Степан Бандера, лидер ОУН-УПА в документах и материалах автора Андреев Александр Радьевич

Выступление на процессе в Карлсбурге дочери Степана Бандеры Натальи 15.10.1962 г Высокий суд!Как раз сегодня исполняется три года, как мой отец умер по дороге в больницу. По свидетельству подсудимого, мой покойный отец был преступно убит с помощью отравленного оружия.Это не


Убийство Степана Бандеры

Из книги Степан Бандера, лидер ОУН-УПА в документах и материалах автора Андреев Александр Радьевич

Убийство Степана Бандеры В октябре 1959 года служба безопасности ОУН получила несколько сообщений, что на Степана Бандеру готовится покушение. На заседании 5 октября 1959 года Провод ОУН за границей постановил увеличить личную охрану Проводника. С этого времени Степана


Критика и прославление Скалигера в книге Иделера

Из книги История под знаком вопроса автора Габович Евгений Яковлевич

Критика и прославление Скалигера в книге Иделера Речь идет о книге [Иделер], бывшей в XIX веке наиболее солидным произведением на тему об обосновании хронологии. В е` втором томе автор отмечает целый ряд сделанных Скалигером ошибок, неверных интерпретаций или допущений. А


Ритуальное убийство

Из книги История Антисемитизма. Эпоха Веры. автора Поляков Лев

Ритуальное убийство Обвинения в убийствах, совершенных в магических и колдовских целях, распространены во всех странах и на всех широтах. Так, в Китае, начиная с XIX века, христианские миссионеры обвинялись в том, что они воровали детей и вырывали у них сердце или глаза для


Политический миф и культ Степана Бандеры в мультикультурной Канаде

Из книги ОУН и УПА: исследования о создании "исторических " мифов. Сборник статей автора Рудлинг Пер Андерс

Политический миф и культ Степана Бандеры в мультикультурной Канаде Автор благодарен Иоанну-Павлу Химке (John-Paul Himka) за разрешение прочесть его неопубликованные манускрипты, Перу Андерсу Рудлингу (Per Anders Rudlinq) за его критические и конструктивные комментарии и Майклу


Личность и политический миф Степана Бандеры

Из книги ОУН и УПА: исследования о создании "исторических " мифов. Сборник статей автора Рудлинг Пер Андерс

Личность и политический миф Степана Бандеры В этой статье нет определения мифа как оппозиции истины или реальности, как историки и другие ученые иногда утверждают для того, чтобы подчеркнуть свою правоту. Я определяю, как миф как «историю», которая мобилизует эмоции и


Ритуальное жертвоприношение: ван и Небо

Из книги Древний Китай. Том 2: Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.) автора Васильев Леонид Сергеевич

Ритуальное жертвоприношение: ван и Небо Принесение жертвы в истории любого общества является едва ли не наиболее ранней формой контакта со сверхъестественными силами. В ряде случаев кровавые, в том числе человеческие, жертвоприношения сохранялись длительное время и


Ритуальное

Из книги Хлыст [Секты, литература и революция] автора Эткинд Александр Маркович