О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, ИЛИ МАГИЧЕСКОЕ СЛОВО «КЛАД» (Вместо предисловия)

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, ИЛИ МАГИЧЕСКОЕ СЛОВО «КЛАД»

(Вместо предисловия)

Кого не сведут с ума клады, если он только соблазнится раз каким-нибудь сбыточным или несбыточным преданием, рассказом, таинственным слухом или народной молвою и возьмет заступ в руки? Заманчивое и соблазнительное дело!

В. Даль

Кто только не занимался поисками кладов! Вспомним хотя бы любимых с детства Тома Сойера и Гекльберри Финна, графа Монте Кристо, обитателей «Острова сокровищ», обаятельных героев «Двенадцати стульев» и многих других. Во всем мире не стихает интерес к древним сокровищам. В китайской литературе даже появился особый жанр «даому» — романы о расхитителях гробниц. Если же говорить о кинематографе, то сотни фильмов, посвященных поискам и находкам кладов, пользуются неизменным зрительским успехом. И этот феномен не случаен. Попробуем разобраться, почему?

Не открою секрета, если скажу, что большинство людей мечтает жить хорошо. При этом подразумевается, что жить хорошо — значит жить богато. Правда, представления о богатстве у всех разные, и многие из нас не понимают, как можно жить хорошо и счастливо, не будучи богатым.

Есть много различных путей, ведущих к достатку и даже богатству. Но большинство из них тернисто: требует целеустремленности, трудолюбия или таланта. Для достижения цели уходят годы. Нередко деньги приходят слишком поздно, когда уже нет ни здоровья, ни сил, ни желаний. Поистине, «дорога ложка к обеду»!

Другие пути значительно экономят время и менее трудоемки, но, как правило, вступают в противоречие с законом или моралью. К тому же они рискованны. Редко кому удается оказаться в нужное время в нужном месте, да еще в особо теплой компании, которая «пилит» народное добро и дружно решает свои проблемы. Но это совершенно другая тема, требующая отдельного изучения и оценки…

Теоретически существует еще один верный и, главное, быстрый путь к богатству — находка клада. Что же представляет собой заветная мечта многих людей? Раньше кладом (иногда — кладь) называли любую вещь, которую куда-нибудь положил хозяин. И вовсе не обязательно, чтобы это была какая-то драгоценность, к тому же надежно спрятанная. Достаточно того, что эта вещь была нужной ее хозяину. Кладом также часто называли хорошего человека. От того же слова «класть» — меч-кладенец, то есть «положенный, спрятанный»; кладезь — хранилище мудрости и знаний; наконец, кладбище — место, где лежат наши предки. Но в данном случае речь пойдет о настоящих кладах — сокровищах, спрятанных их владельцами до лучших времен. Лингвисты утверждают, что слово «клад» произошло от глагола «класть, кладу», который означает запрятанное или погребенное сокровище («крыть, сокрывать»).

На протяжении всей человеческой истории клады прятали, искали и открывали. Американцы подсчитали (не представляю как?), что в земле хранятся сотни тысяч кладов, включающих не менее 300 тонн золота и в десятки раз больше серебра. По их мнению, в среднем на каждого жителя Земли приходится 60 грамм желтого и 2,5 кг белого благородного металла. По другим данным, за всю историю человечества люди зарыли в землю и утопили в реках, морях и океанах от 300 до 400 тысяч тонн золота и более 2 миллионов тонн серебра. Даже называется стоимость еще не найденных ценностей — приблизительно 900 миллиардов долларов! Точность подобных «подсчетов» вызывает серьезные сомнения, так как непонятна примененная методика. Одно очевидно: в земле и под водой хранится огромное количество разнообразных сокровищ, стоимость которых подсчитать невозможно. Казалось бы, бери — не хочу!

Единственное, что для этого требуется — удача или немного везения! Плюс вера в то, что клад существует. Однако не все так просто…

Для любого человека слово «клад» имеет свой романтичный, и даже завораживающий оттенок. При этом слове в большинстве случаев возникает горшок с золотыми монетами или сундук, доверху набитый диковинными драгоценностями. Реальное существование кладов и, без сомнения, их огромное количество привели к рождению кладоискательства. В основе страсти к кладоискательству опять же лежит извечное человеческое стремление к безбедной жизни.

Надо объективно признать, что в мечтах о легком обогащении русские занимают лидирующие позиции. Как утверждает один известный сатирик, только в нашем фольклоре существуют сказки о достижении цели без каких-либо усилий. Сразу же вспоминаются сказки о золотой рыбке, способной выполнить три заветных желания, о скатерти-самобранке, навсегда решающей «продовольственную программу», о беззаботном ожидании счастья на печи и так далее. Объяснение этому можно найти. Тяжелый крестьянский труд редко когда приводил к стабильному достатку, и на протяжении веков большинство людей испытывало страшную бедность. Но народ хотел верить в чудо, сразу же решающее все проблемы. И в результате, казалось бы, недалекий Иван-дурак оказывался не столь уж простым парнем, да к тому же еще и везучим. Безусловным счастливчиком является и знаменитый русский Емеля: выловил случайно в проруби одну-единственную щуку и сразу же обеспечил себе и материальное благополучие, и счастливую личную жизнь. Список подобных сказочных персонажей можно было бы продолжить.

В этом же ряду находятся и народные мечты о чудесных кладах: покопался удачно в земле, а богатства на всю оставшуюся жизнь нарыл. В содержании рассказов о кладах нередко присутствовали реальные факты, но в целом они несут на себе печать сказки, обогащающейся все новыми и новыми фантастическими деталями. В них выражаются мечты народа, его нравственные понятия, наконец, взгляд на собственную старину. И если кто-то вырывался из общего уровня нищеты, это приписывали счастливому случаю. Людей, наживших богатство в короткое время, сравнивали со счастливчиками, которым удалось найти клад.

Известно, что русский человек не верил в то, что можно быстро разбогатеть своим трудом: «От трудов праведных не наживешь палат каменных», «С работы будешь горбат, а не будешь богат», «Трудись век, едва заработаешь на хлеб» и так далее. «А тут стоит только удачливо попасть на след да осторожно и умеючи взяться задело — вчера вышел с сумой, а наутро воротился в золоте», — писал в прошлом веке о кладах Владимир Даль. С тех пор прошло более ста лет, но написанное В. Далем не только не устарело, а напротив, стало еще более актуальным. И гуляют по России многочисленные рассказы о счастливчиках, обнаруживших древние сокровища и в одночасье превратившиеся в богачей. Но появились они не на пустом месте.

Находки кладов в нашей неспокойной стране не являются чем-то экстраординарным. Ведь с древности и до наших дней клад был и остается самым надежным и понятным способом сохранения накоплений. Спрятать деньги или ценности в землю, замуровать их в стену, заложить под половицу или в книгу, зашить в матрас или в подушку зачастую представляется и надежным, и более удобным — твои сбережения всегда под рукой! Даже сегодня немногие наши сограждане доверяют банкам, ценным бумагам или различным фондам. Другое дело финансовые пирамиды, куда с маниакальным упорством они вновь и вновь несут свои сбережения! Но в данном случае в очередной раз срабатывает извечная русская мечта о быстром обогащении, и бороться с ней бесполезно: здравый смысл здесь не присутствует!

Народная мудрость гласит, что у кладов существуют два родителя: достаток и опасность. И с этим нельзя не согласиться. Когда денег много, их нельзя держать открыто. Когда же нависает реальная угроза, люди всеми способами пытаются сохранить накопленное и начинают прятать свое имущество. И в данном случае появляются клады.

Со времени первых печенежских и половецких набегов, вплоть до татарских погромов, русские люди придумывали всевозможные меры для сохранения накопленных ценностей. В те трудные времена (впрочем, как и сегодня) ни на кого нельзя было положиться, потому они доверяли свое имущество в основном земле. Этот обычай не утратил своего практического значения и в последующее время. Подавляющее большинство кладов связано с войнами, революциями, вражескими нашествиями или их угрозой, массовыми переселениями, репрессиями и другими катаклизмами. В России это в первую очередь нашествие Батыя, Смутное время, Отечественная война 1812 года, Гражданская и Великая Отечественная война.

Но и здесь наша страна занимает особое место. Если в Европе клады появлялись преимущественно в случае опасности, то у нас их прятали и в периоды относительной стабильности. Дело в том, что на Руси все, от последнего холопа до боярина и князя, были абсолютно бесправны. В любой момент царь-батюшка или воевода мог посадить тебя в острог, сослать в монастырь или просто послать на дыбу. Поэтому, как только у человека появлялись деньги, он их прятал. К тому же до отмены крепостного права товарно-денежные отношения в стране были слабо развиты. Если купцы пускали деньги в оборот, то обыватель их просто укрывал. Нельзя не учитывать и тот факт, что Россия — деревянная страна. Полыхали пожары, ас ними и имущество. Клад же оставался в земле.

Для хранения денег в земле у нас даже нашли специальную форму — кубышку. Как правило, это чернолощеные, небольшие горшочки с узким горлышком. Их округлая форма выдерживала высокое давление, а запечатанное деревянной пробкой или залитое воском горло не пропускало влагу. От нее и пошло знаменитое и понятное всем россиянам выражение: «хранить деньги в кубышке». Иногда сбережения закапывали и в фарфоровых сосудах, различных металлических емкостях, в кожаных или холщовых мешках и кошелях, берестяных коробах, деревянных шкатулках или других недолговечных материалах. Главное — подальше от постороннего глаза.

Так что же собой представляет клад? Обратимся к общепризнанным источникам. Словарь Ожегова дает ему два определения: «1) Зарытые, спрятанные где-нибудь ценности. 2) Нечто очень ценное, содержащее в себе много достоинств». В «Энциклопедическом словаре» справедливо добавлено, что это еще и «ценный исторический источник». Здесь же отмечено, что клады являются государственной собственностью, но «лицам, обнаружившим золотые и серебряные монеты, валюту, драгоценные камни и металлы (в слитках, изделиях и ломе), жемчуг, в установленных законом случаях выплачивается вознаграждение».

Но наиболее развернутое и четкое определение содержится в энциклопедии «Финансы»: «Клад — деньги или ценности (золотые и серебряные монеты, национальная и иностранная валюта, драгоценные камни, драгоценные металлы в слитках, изделиях, ломе, предметы, имеющие историческую, научную и художественную ценность), зарытые в землю или скрытые иным способом, собственник которых не может быть установлен или в силу закона утратил на них права. Клад поступает в собственность государства (через финансовые органы, милицию). Лицо, обнаружившее клад, имеет право на вознаграждение. Если клад обнаружен в результате раскопок, входящих в служебные обязанности их участников, вознаграждение не выплачивается».

Пожалуй, в этой академичной и несколько суховатой характеристике можно найти ответы на все возникающие вопросы. Кроме одного: почему клады столь популярны в нашей культуре, что даже стали основой для рождения целого пласта устного народного творчества и отразили некоторые черты русского национального характера?

Гончарная кубышка XIX века

Сегодня наблюдается колоссальный всплеск интереса к данной теме. Достаточно лишь указать, что в Интернете только «Яндекс» по запросу «клады» выдает 3 миллиона страниц, а «Рамблер» содержит около 160 тысяч сайтов! На каждый интернет-ресурс ежемесячно поступают десятки тысяч запросов по теме «кладоискательство». И в основе их лежит не только праздный интерес, но и неистребимое желание разбогатеть! Ведь у многих наших соотечественников найти клад — такая же мечта, как получить наследство от несуществующего дядюшки на Западе, выиграть крупную сумму в лотерею или же выйти замуж за олигарха. Но насколько эта мечта реальна? Однозначно ответить на этот вопрос крайне сложно. Поэтому попробуем хотя бы затронуть эту необъятную тему.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо предисловия

Из книги От Руси к России [Очерки этнической истории] автора Гумилев Лев Николаевич


Формирование национального характера

Из книги Наш князь и хан автора Веллер Михаил

Формирование национального характера Сначала викинги и шире – вообще норманны – колонизовали славянские и финно-угорские племена. Колонизаторы вскоре ассимилировались в покоренном народе – но сословная разница осталась навсегда. Князь с дружиной был принципиально


О некоторых особенностях средневекового образования

Из книги О прекрасных дамах и благородных рыцарях автора Коскинен Милла

О некоторых особенностях средневекового образования По какой-то загадочной причине в расхожем представлении о Средневековье прочно укоренилась мысль о том, что люди в те времена быль сплошь безграмотны, и тем более безграмотны были женщины. На самом деле эта


История исследований “национального характера” в современной науке

Из книги Историческая этнология автора Лурье Светлана Владимировна

История исследований “национального характера” в современной науке Те этнологические подходы, которые более всего необходимы историку, связаны с таким понятием как “национальный характер”, а точнее сказать, с признанием того факта, что каждому народу присущ свой,


Исследования национального характера

Из книги Историческая этнология автора Лурье Светлана Владимировна

Исследования национального характера В сороковые годы, отталкиваясь от концепции модальной личности, культурно-антропологические исследования пошли по новому пути. Их доминирующей темой стало изучение "национального характера".[55]Произошло это довольно неожиданно.


Культуро-центрированный подход к исследованиям национального характера

Из книги Историческая этнология автора Лурье Светлана Владимировна

Культуро-центрированный подход к исследованиям национального характера Культуро-центрированными обычно называют следующие подходы:1. Исследования, которые в общем и целом отталкивались от работ, проводившихся ранее в рамках школы “Культура и Личность”. В числе


Личностно-центрированный подход к исследованиям национального характера

Из книги Историческая этнология автора Лурье Светлана Владимировна

Личностно-центрированный подход к исследованиям национального характера Поскольку изучение “основной личностной структуры” и связанных с ней “вторичных общественных институций”, которые и должны были бы, если исходить из этнологических теорий прошлых лет,


Психоанализ и исследования национального характера

Из книги Историческая этнология автора Лурье Светлана Владимировна

Психоанализ и исследования национального характера Психоанализ играл особую роль в исследованиях национального характера. Как справедливо заметил психоантрополог Клод Клакхон (Kluchohn), (с трудами которого мы еще будем знакомиться) не существует никакой другой концепции


Вместо предисловия

Из книги Дни. Россия в революции 1917 автора Шульгин Василий Витальевич

Вместо предисловия В жизни каждого человека есть дни, которые следовало бы записать. Это такие «дни», которые могут представлять интерес не для него одного, а и для других.Таких дней набралось некоторое число и в моей жизни. Так, по крайней мере, кажется мне, хотя я сознаю,


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Тайны выцветших строк [С иллюстрациями Белова] автора Пересветов Роман

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Ну конечно, я был немного взволнован, когда впервые переступил порог этого здания. Прижатое к построенным позже высоким серым корпусам, оно составляло с ними один замкнутый квадрат и занимало почти целый квартал отдаленной от центра московской улицы.


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Сборник материалов Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников автора Автор неизвестен

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ ПРОТЕСТ СОЮЗА ОБЩЕСТВ КРАСНОГО КРЕСТА И КРАСНОГО ПОЛУМЕСЯЦА СССР[1]Союзом Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР отправлена в Женеву Международному Комитету Красного Креста следующая телеграмма: «Союз Обществ Красного Креста и Красного


О некоторых особенностях исторического развития марксизма

Из книги Полное собрание сочинений. Том 20. Ноябрь 1910 — ноябрь 1911 автора Ленин Владимир Ильич

О некоторых особенностях исторического развития марксизма Наше учение – говорил Энгельс про себя и про своего знаменитого друга – не догма, а руководство для действия. В этом классическом положении с замечательной силой и выразительностью подчеркнута та сторона