4. Что же произошло на самом деле

4. Что же произошло на самом деле

История, изложенная до сих пор, представляет собой то, что римляне хотели знать об этом и как они верили в то, что им говорили. Какова достоверность расчета даты основания Рима и монархии, приведенного в предыдущих главах? Трудно быть совершенно уверенным, но на этот вопрос, по-видимому, можно дать два ответа: с одной стороны — очень слаба, а с другой — достаточно сильна.

Римляне сами признавали, что некоторым элементам традиции нельзя доверять. Ливий считает, что рассказы о древности «приличны скорее твореньям поэтов, чем строгой истории, — и продолжает, — древности простительно смешивать человеческое с божественным, прошлое всегда воспринимается с налетом божественности, а если какому-нибудь народу позволительно освящать свое происхождение и возводить его к богам — то это наш народ».

Связь с Троей римлянам навязали греческие историки, которые любили рассматривать заинтересовавшие их новые иноземные страны в русле своей культурной истории, но это нельзя считать нежелательным подарком. Греки считали троянцев не какими-то коварными азиатами, а вполне достойными греками. Действительно, некоторые говорили, что «троянский народ по большей части принадлежал к эллинскому и некогда выселился из Пелопоннеса». Это означало, что римляне, которые очень боялись греческой культуры и страдали от комплекса неполноценности за свою собственную, вполне могли причислить себя к греческой идентичности. Их восхищение скрывало зависть и враждебное соперничество, поэтому, связывая себя с троянцами, римляне в каком-то смысле выступали в качестве конкурентов, которые когда-нибудь могли завоевать Грецию и тем самым отомстить за своих предков.

Возможно, что около 1184 года до н. э. — в традиционную дату — в Трое произошла какая-то война. Этот город, конечно же, существовал в действительности, так как современные археологи ракопали его остатки. Даже в то далекое время греки и финикийцы уже пересекали Средиземное море, на берегах которого они, в конечном счете, основали свои «колонии» — самостоятельные города-государства, однако значительная часть этих городов появилась почти на четыре века позднее. Эней не мог оказаться в Карфагене, поскольку этого города тогда не существовало. (Греческий историк Тимей считал, что Дидона основала этот североафриканский город в 814 году.) Эней также никогда не существовал. Вымышлены множество богов и героев, приключения которых описаны в «Илиаде» Гомера.

Ромул и Рем также несуществующие персонажи. На самом деле имя «Romulus» и означает «основатель Рима» («-ulus» по-этрусски обозначает основателя). Рем также может быть этимологически связан со словом «Рим». Рассказы о брошенных младенцах, впоследствии достигших высокого положения, довольно часто встречаются в древней мифологии (вспомните Моисея, Эдипа и, конечно же, Париса из Трои).

Настоящая трудность, с которой столкнулись римляне, состояла в том, что у них было две противоречащих истории основания их города, которые якобы произошли с разницей в несколько сотен лет независимо друг от друга. Одна — о блуждающем троянском герое, а другая — о местных мальчиках Ромуле и Реме. Римляне решили принять обе, а потому им пришлось каким-то образом упорядочить их и совместить в одно как можно более правдивое повествование. Энею приписали открытие Италии и создание новой родины в Лации, а уже непосредственно Рим оставили близнецам. Чтобы заполнить длительный промежуток времени, для связи этих двух легенд придумали целый список воображаемых царей Альба-Лонги.

Римские историки последних лет существования республики не всегда обращались к вымыслу, однако отдаленные и легендарные события они рассматривали сквозь призму своего времени. То обстоятельство, что Ромул стал прибегать к деспотической форме правления и был убит в сенате, скорее всего является отражение того, что они наблюдали в свое время. Отсюда же происходит странное предсказание Ливия о смерти Цезаря.

О дате основания Рима было много споров. Большинство считало, что это произошло в VIII веке. Как мы уже упоминали, Варрон выбрал для этого события 753 год до н. э. Это и стало общепринятой датой. Однако этот выбор привел ко второй хронологической загадке. Получилось, что между Ромулом и изгнанием Тарквиния правили только семь царей. При этом среднее время правления каждого царя получается очень долгим — 35 лет, что практически невероятно.

Римляне приняли это, а вот современные ученые оказались более рассудительными. По-видимому, кроме этих семи, существовали еще какие-то цари, о которых не сохранилось никаких письменных свидетельств. Этот вопрос, кажется, решили археологи. Они обнаружили остатки небольших первобытных поселений, существовавших много веков, а убедительные свидетельства о наличии городской жизни, четко отличающейся от сельской, начинаются только с середины VII века. Таким образом, реальная дата основания Рима оказывается почти на сто лет позднее, чем первоначально считали. Это оказало значительную помощь, хотя нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что некоторые монархи могли не войти в традиционную историю. Теперь традиционное число царей вполне соответствует общему периоду времени их правления. Кроме того, отдельные выводы, полученные по результатам раскопок, занимают свое положение в соотвествии с литературной традицией. Например, установлено, что Регия или дворец на Форуме построили в конце VII века, когда согласно исправленной хронологии правил Нума Помпилий, которому и приписывается строительство дворца. Постройка первого здания для римского сената приписывается Туллу Гостилию (это отражено в его названии «Курия Гостилия»). Найденные остатки этого здания датируются началом VI века, именно в это время, по нашим предположениям, Тулл правил Римом.

Должно было пройти еще много времени перед тем, как мы столкнемся с реальными (в той или иной степени) личностями, которые не только описаны в мифах, но и действительно существовали в истории. Первые четыре царя, по-видимому, являются почти полностью вымышленными, хотя события, произошедшие во время их правления, действительно имели место. Каждому царю приписали решение определенных задач, которые на самом деле стояли перед монархией, однако их не обязательно решал именно этот царь.

Ромул создал упорядоченную социально-политическую систему с трибами и куриями. Деяния миролюбивого Нумы составили все то, что относилось к религии и (по словам Цицерона) «любви к спокойствию и миру», то есть культы, жреческие коллегии и общепринятый календарь религиозных и светских праздников. Беспокойные Тулл Гостилий и Анк Марций вели захватнические войны с помощью боеспособной призывной армии. Неясно, имел ли Анк Марций какое-то отношение к строительству порта Остия и Свайного моста. Однако мы можем с полной уверенностью сказать, что два Тарквиния и Сервий Туллий были реальными персонажами (поскольку сообщения о деяниях обоих Тарквиниев очень похожи, то, может быть, вместо этих двух царей на самом деле был один). Тарквиний Приск, по всей вероятности, пришел к власти между 570 и 550 годами до н. э.

По мере приближения к свержению монархии, картина становится более четкой. Несмотря на подробное описание истории, произошедшей с Лукрецией, за мелодраматическим сюжетом могут скрываться подлинные события. Даже если мы с подозрением относимся к странному характеру Брута, нельзя не признать, что Брут — крупная историческая личность, которая внесла большой вклад в создание республиканских учреждений, просуществовавших более пятисот лет.

Как только туман мифа развеивается, сразу же появляются четкие очертания реальных событий. Надо признать, что имеющиеся у нас разрозненные традиционные исторические повествования все-таки могут дать нам довольно важные сведения о тогдашней исторической действительности. Во времена монархии Рим действительно из небольшого городка около брода превратился в крупнейший город-государство Центральной Италии, расширив свою территорию в результате многочисленных военных конфликтов с местными племенами области Лаций. В Риме развились политические учреждения, такие как сенат и народное собрание. С большой степенью вероятности можно сказать, что римские цари изобрели некоторый способ того, как связать богатство с политическим влиянием и военными обязательствами. Скорее всего, это сделал правитель по имени Сервий Туллий. (Однако элементы сложной центуриальной системы возникли в более поздний период, а римляне часто стремились осовременить историю, считая, что ранняя республика была устроена почти точно так же, как и ее более развитая наследница в последующие века, с той разницей только, что первая имела меньшие размеры.)

Таким образом, сложившаяся система управления развилась как попытка разрешить конфликт между обычными гражданами и знатными патрициями. Последние цари на самом деле правили точно так же, как греческие тираны, которые нуждались в поддержке народа. Они проводили агрессивную внешнюю политику и вкладывали средства в искусства и архитектуру.

В городе возвели величественные общественные здания, которые должны были украшать процветающий и могущественный город-государство. Форум превратили из грязного болота в большую городскую площадь. Сначала утверждали, что какое-то время Рим насильственно присоединили к союзу этрусских городов, однако современные ученые не нашли этому никаких подтверждений. Несмотря на сильное влияние этрусской культуры, распространенной к северу от города, и то, что два царя были выходцами из Этрурии, Рим сохранил свою полную самостоятельность.

В Риме развивалась своя собственная культура на основе многообразия и привлечения иноземцев, при этом поддерживался собственный, традиционный способ производства. Эти две характерные черты так же стары, как и самые ранние истории о Риме. И наконец, Ромул решил, что надо обязательно привлекать иноземцев, чтобы они стали гражданами, а его преемник Нума Помпилий, по утверждению Цицерона, ввел «религиозные священнодействия [и] законы, которые до сих пор сохранились в наших памятниках». Вероятно, космополитическая открытость миру и преданность «обычаям предков», выражающаяся латинским термином «mos maiorum», были взаимосвязаны. Если надо было сохранять социальную сплоченность, то должно было быть что-то еще, что требовалось исправлять или уравновешивать. Во всяком случае, это приводило к напряженности, которая станет характерна для последующей истории Рима.

Если римляне I века, такие как Цицерон и его друзья, смотрели на себя в зеркало далекого царского прошлого, что же они могли там увидеть? Прежде всего то, что они были избранными людьми. Сама судьба поместила их в величайшую мировую империю. Своими ратными подвигами они превзошли даже могущество греков в Средиземноморье, культура, искусство и военные успехи которых до сих пор не имели себе равных. Будучи троянцами, они не относились к варварам, выходящим за рамки греческой культуры. И наконец, будучи троянцами, они сполна вернули себе все утраченное при падении Трои.

Рим не сразу строился. Во многих мифах об основании города кажется, что он появился внезапно и сразу же стал крупным центром. С Римом все было не так: его традиционный основатель Ромул был просто вехой в этом длительном процессе, который начался среди обгоревших остатков Трои и завершился в спальне Лукреции. Подлинная история на самом деле начинается только с изгнанием Тарквиния и созданием республики.

Римляне отличались сильной религиозностью, однако их религия, испытавшая сильное влияние этрусской, представляла собой нечто большее, чем сложная паутина суеверия. Боги обладали различными силами, и их требовалось умиротворять на каждом шагу. Для всех сторон жизни существовали ритуальные обряды, будь то ремонт и обслуживание моста или заключение делового соглашения.

Римляне создали крайне агрессивное общество, однако они очень хорошо усвоили одну жизненную политическую истину: полную военную победу можно достичь только путем соглашения с побежденным. Большинство создателей империй в Древнем мире были жестокими и беспощадными и не сразу усваивали эту истину. Так, в IV веке до н. э. Александр Великий после своего завоевания Персидской империи продвинул ведущих выходцев с Востока в свои новые правительственные учреждения и призвал к сотрудничеству между победителями и побежденными, что очень не нравилось преданным ему македонцам. Когда в македонском войске произошел случай, похожий на похищение сабинянок, Александр вынудил своих солдат жениться на местных женщинах. В римлянах прежде всего поражает то, с какой последовательностью в течение многих веков они проводили свою политику. Они понимали, что именно эта политика приводит к тому, что их бывшие враги соглашаются следовать римскому порядку, а также постоянно увеличивают свое население и, как следствие — людские ресурсы, необходимые для римской армии.

И все же существовала одна трудность. Война обязательно должна быть справедливой, как ответ на чье-то нападение. Именно так утверждали религия и закон. Римляне, считая себя добродетельными людьми, верили в святость соглашений. Однако они понимали, что не всегда поступают так, как надо. Наиболее очевидным примером неправильного поведения стало похищение сабинянок (хотя сами женщины отпустили им этот грех).

Предметом несомненной гордости стала сложная система управления Римом, которая представляла собой результат коллективной мудрости поколений. Печальный парадокс состоял в том, что с самого начала ее подорвали великие люди. Основатель города Ромул также создал прецедент для тиранического правления. Римлянам очень хорошо удавалось делать именно то, что они хотели, и в то же самое время они невозмутимо убеждали себя в правильности своих поступков.

Наиболее ярким отличительным свойством римской жизни стало то, насколько тесно в ней переплетались три совершенно отличных друг от друга рода деятельности, которые в других обществах четко разделены. Между политической, юридической и религиозной деятельностью не было никаких границ. Так, вообще не было отдельного класса жрецов, поскольку один человек был жрецом и политиком. Также он мог быть политиком и военачальником, политиком и юристом. Религиозный обряд воплощал в себе политическую деятельность, направлял и освящал ее. Римляне очень тщательно заботились о том, чтобы получить для своих действий одобрение божества.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг: