Вступительное слово

Вступительное слово

Отгремели победные салюты в честь очередной годовщины «незалежности» Украины. И хотя недавно бушевали «оранжевые» страсти, этот день большим праздником считает, даже по данным института Разумкова, лишь пятая часть населения страны. А для жизни большинства соотечественников «суверенная» держава, как видно», «плохо оборудована». И, несмотря на смену президентского караула, обустраивать ее в интересах большинства сограждан никто не собирается. Это и понятно, ведь Ющенко извлечен из той же колоды карт, в которой находились Кравчук и Кучма. И потому «оранжевый» революционер Ющенко, сохраняя эксплуататорскую природу политического режима, созданного его предшественниками, попытается подавить оппозицию, воплотить волю апологетов бандеров-щины и создать в стране неофашистское государство с «человеческим лицом».

Если уж у «оранжевого» президента и есть что-то, что отличает от Кравчука и Кучмы, то это, прежде всего, безоговорочное послушание дяде Сэму. И в этом ничего удивительного нет: он — зять дяди Сэма (его жена, американка Катрин, по информации СМИ, поддерживала связи с ЦРУ) обласкан властями США и их натовских партнеров.

Выполняя их волю, он усиливает русофобский, антисоветский курс, который был начат национал-радикалами в период горбачевщины и усилен с обретением «суверенитета» Украины.

С приходом к власти «оранжевых» у национал-демократов, иначе необандеровцев, носителей фашизма, открылось второе дыхание. Они стали настойчиво требовать реабилитации ОУН и ее вооруженных формирований, всего националистического движения в годы Второй мировой войны, которое было признано Международным Военным Трибуналом в Нюрнберге коллаборационистским.

Известно, что Верховная Рада еще в 1993 году учредила специальную депутатскую комиссию для изучения этих ходатайств. В результате в 1996 году Верховная Рада приняла Закон «О правовом статусе ветеранов Великой Отечественной войны». Последними были признаны не только воины Советских Вооруженных Сил, а и отдельные боевики УПА, воевавшие против фашистских оккупантов и не совершившие преступлений против народа.

Однако это не остановило национал-экстремистов — они продолжали настаивать на тотальной реабилитации ОУН-УПА, признании УПА воюющей страной, и приравняли боевиков УПА в правовом отношении к участникам Великой Отечественной войны.

Для решения этого вопроса Верховная Рада в 1996 г. создала Правительственную Комиссию с рабочей группой, состоящей в основном из научных работников Института истории Украины НАН. Рабочей группе, которую возглавил заместитель директора Института проф. С. В. Кульчицкий, поручалось выработать объективную и научно обоснованную оценку деятельности ОУН-УПА и представить ее на рассмотрение парламенту.

В 2002 году рабочая группа опубликовала промежуточные результаты своей работы. Опираясь на этот документ, адвокаты бандеровщины предложили принять закон «О гражданском примирении участников Второй мировой войны», воевавших по обе стороны советско-германского фронта и уравнять их в правовом отношении к участникам Великой Отечественной войны. В направленном в парламент проекте этого закона предлагается: признать борьбу Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии «за свободу и независимость Украины в период с 1939 года до середины 50-х годов» национально-освободительной войной; признать деятельность УПА и ОУН в 1941–1952 годах движением сопротивления оккупационному режиму и «тоталитарному» режиму бывшего Союза ССР и Украинской ССР; признать «ветеранами движения сопротивления» членов ОУН и бойцов УПА, которые, как известно в период Второй мировой войны и послевоенные годы вели вооруженную борьбу против конституционного строя в Украине.

В июле 2005 года рабочая группа проф. Кульчицкого опубликовала результаты своей деятельности в форме так называемого «фахового висновку» и «Історичного нарису «Організація українських націоналістів і українська повстанська армія».

Как и следовало ожидать, рабочая группа С. Кульчицкого, состоящая в основном из историков националистической ориентации, солидаризировалась с национал-экстремистами, отбросила в сторону все факты и обстоятельства, уличающие их в предательстве национальных интересов украинского народа, в сотрудничестве с нацистскими спецслужбами и в массовом уничтожении населения Украины и других стран, входивших в антигитлеровскую коалицию. Группа С. Кульчицкого игнорировала материалы Международного Военного Трибунала в Нюрнберге и многочисленных национальных трибуналов, в которых раскрывается подлинная подоплека оуновско-нацистского сотрудничества, приводятся конкретные факты их совместной преступной деятельности, направленной на уничтожение СССР и построение на его развалинах «нового порядка».

Обойдены вниманием трофейные документы Абвера и других нацистских спецслужб, архивные документы советских органов Госбезопасности и внутренних дел, советских Пограничных и Внутренних войск, Министерства обороны СССР, в которых зафиксированы конкретные факты бандеровско-нацистского сотрудничества.

Историки с националистическим уклоном, к примеру, не придали значения такому факту, что при разгроме Советскими войсками группировки УПА на Ровенщине в апреле 1944 г. были пленены 65 немецких военнослужащих, действовавших в составе структурных подразделений УПА.

Этот факт приведен в сборнике документов «Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». В сборнике также есть заявление одного германского военнопленного о связях командования германского вермахта с командованием УПА в деле совместной борьбы против Красной Армии и советских партизан.

Той же фальшивой пробы «признания» авторов рабочей группы, касающиеся «контактов» бандеровцев с немцами. Они-де, хотя и имели место, но только на индивидуальном уровне. Примерно так: приносит бандеровец командованию вермахта информацию о советских воинских частях и получает за это оружие. А о том, что поставка немецкого вооружения УПА была регулярной и к тому же в крупных размерах в документах «рабочей группы», в отличие от трофейных документов, не сказано ни слова.

Вот лишь фрагмент из трофейного немецкого документа от 23 марта 1944 года, в котором содержится стенограмма беседы члена Центрального провода ОУН-б Герасимовского с гитлеровским сановником в дистрикте «Галиция» оберштуршбармфюрером СС Витиской:

«…ОУН (группа Бандеры) обязуется представить в распоряжение полиции безопасности все разведданные о большевизме, коммунизме и о польском движении сопротивления. Кроме того, ОУН готова сотрудничать с немцами во всех военных областях, которые окажутся необходимыми в борьбе против общего врага (большевизма). С целью обеспечения интенсивности ведения боевых действий против общего врага ОУН желает, чтобы немцы конспиративным путем поставляли ей боеприпасы, оружие и взрывчатку. Доставка оружия и диверсионных материалов с немецкой стороны через линию фронта в боевые подразделения УПА должна осуществляться по всем правилам конспирации, чтобы не дать повода большевистскому режиму выставить оставшихся за линией фронта украинцев как германских пособников и агентов и отреагировать соответствующими акциями по истреблению… ОУН желает впредь вести переговоры и заключать соглашения лишь централизовано, и чтобы партнером по переговорам с германской стороны была по возможности полиция безопасности, так как она знает правила конспирации и умеет их использовать, в то время, как другие инстанции и заведения такими знаниями не владеют» (ЦГАВОВУ Украины, ф. 4628, оп. І, д. 9, л. 2).

Архивные документы отметают содержащиеся в итоговых документах рабочей группы утверждения, что бандеровцы якобы защищали украинских крестьян от «незаконного» изъятия оккупантами скота, птицы и иного добра. Как видно из иллюстрированного в данной книге приказа командования 13 армейского корпуса вермахта, оуновцы не препятствовали оккупантам изымать скот и птицу и иное имущество для потребностей вермахта, а лишь поставили условие: такие действия законны, если совершаются в присутствии сельского старосты (украинца). И немцы приняли это условие, чтобы поддержать авторитет «союзника» и избежать впредь ненужных эксцессов. И все же эксцессы не прекратились, о чем без всяких обиняков сказано в донесении командира филиала Тернопольской тайной полиции командиру охранной полиции и СД в дистрикте «Г алиция» оберштурмбарфюреру СС доктору Витиске от 22 мая 1944 г. «За отчетный период, — говорится в донесении, — в подведомственном округе политическая обстановка заметно успокоилась.

Не отмечается нападений на немцев, прекратились убийства поляков. Как уже отмечалось в нашем донесении от 16 мая 1944 года, УПА отдала распоряжение прекратить всякие нападения на немцев. Это распоряжение, по всей видимости, строго выполняется. Даже рабочая сила для выполнения дорожно-строительных работ выделяется безоговорочно… Приводятся примеры: секретарь общины Вирцбов, округ Бжежаны, заявил, что мы все должны стремиться к взаимопониманию с УПА. Трудящийся крестьянин, и в первую очередь администрация сельских общин, чаще и больше всего страдают от бесчинств со стороны УПА» (ЦГАВОВУ Украины, ф. 4628, оп. І, д. 9, л. 2 и далее).

Именно на почве ограбления крестьян солдатами вермахта возникали инциденты, сопровождаемые применением оружия. Другой причиной вооруженных инцидентов между солдатами вермахта и боевиками УПА было отсутствие у последних опознавательных знаков, из-за чего немцы неоднократно принимали упавцев за советских или польских партизан, но в каждом случае они заканчивались миром сторон. Квалифицировать их как боевые действия УПА против немцев так же абсурдно, как и отрицать союзнические отношения между ними.

Однако, как бы не старались члены группы С. Кульчицкого представить УПА вооруженным формированием украинского народа, боровшимся «за волю Украины» против немецких и советских «оккупантов», она была и остается в памяти народной бандой «резунов» и «сокирников», лишившей жизни десятки тысяч людей, «вина» которых состояла лишь в том, что они были законопослушными гражданами своего государства и не признавали власти самозванцев, выполнявших указания из Берлина.

Если характеризовать УПА на основе всех собранных о ней документальных данных, то следует, прежде всего, отметить, что ее основу составили бывшие легионеры карательных батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», прошедшие выучку вначале в нацистской Германии, а в течение всего 1942 года — в Белоруссии в составе шутцманшафт-батальона 201, проводившего карательные акции против белорусских партизан. За особые заслуги командиры этого батальона Побигущий и Шухевич были награждены гитлеровскими орденами и повышены по службе: майор Побигущий стал командиром полка дивизии СС «Галичина», а майор абвера и СС Шухевич стал командиром УПА в звании генерал-хорунжий.

Документально подтверждено, что все основные звенья в УПА заняли, как и Шухевич, офицеры германской разведки, СС и гестапо. Вербовку рядовых крестьян в УПА осуществляла в основном бандеровская служба безопасности с помощью националистических пропагандистов и греко-католического духовенства. Уклонявшиеся от вступления в УПА подвергались жесточайшим наказаниям, вплоть до отрубания головы, как это видно из бандеровских документов, фотокопии которых публикуются в данной книге. Жестоким наказаниям подвергались и ближайшие родственники «дезертира». Так что назвать УПА добровольческой и к тому же всеукраинской могут только люди, некритически относящиеся к тому, что пишут об УПА сами его доброхоты в лице Петра Мирчука, автора «Літопису УПА».

Как известно, основной контингент боевиков УПА составляли галичане. Однако в ней находились предатели, дезертиры и военнопленные красноармейцы. Об этом поведал Сергей Чуев в своей книге «Проклятые солдаты. Предатели на службе «третьего рейха» (Москва, 2000 г.) В «УПА были и немцы» — примерно 200 человек. О судьбе последних пишет французский историк и публицист Ален Герэн в своей книге «Серый генерал». В 1946–1947 годах, когда УПА оказалась в катастрофическом положении, бандеровская служба безопасности тайно отправила всех немцев в «лучший мир» с целью избавиться от них как от вероятных свидетелей «освободительных» акций УПА.

Прямо скажем: именно в эти годы у бандеровцев что называется земля горела под ногами от народного гнева. Уже в предшествующие годы многие из тех, кто осознал подлинную антинародную роль УПА, покинули ее ряды. Во второй половине 1944 года и в течение всего 1945 года бежали из УПА и явились с повинной в органы Советской власти 55 тысяч человек. (См.: Без срока давности. Харьков, 2001. С. 301.) В бандах УПА остались только лица с криминальным прошлым, которым не светило никакое избавление от уголовного наказания.

Те же, кто фанатично верил в слова Дмитрия Донцова «Державність Україні може повернути лише інтервенція чужих держав», жили надеждой на войну и на вторжение в Украину войск НАТО.

Тяжкие злодеяния ОУН-УПА, совершенные на украинской земле и на территории сопредельных государств не дают права кому бы то ни было и, прежде всего историкам, называть УПА народной, добровольческой и к тому же освободительной. Та «самостійна Україна», за которую она боролась против «собственного» народа и лишила жизни сотни тысяч людей, была ни чем иным, как проекцией тоталитарного фашистского государства, свободного лишь от «чужонаціональних домішок» и малейших признаков демократии, в котором право на власть принадлежало бы только ОУН во главе с ее вождем, который по примеру германского нацизма совмещал бы в одном лице функции лидера ОУН, главы правительства и главы государства. (См.: Енциклопедія українознавства. Т. 5. С. 1725).

УПА, как мы уже отметили, не была ни народной, ни добровольческой. Просто она была вооруженным отрядом бандеровской ОУН, преследовавшей узкокорыстные цели этой политической монопартии, претендовавшей на монопольную власть в Украине.

А что касается «научной» ценности работ членов группы Кульчицкого, в частности А. Кентия, автора книг «Нариси Організації українських націоналістів 1929–1941», «Нариси Організації українських націоналістів 1941–1942 рр», «Українська повстанська армія в 19 441 945 рр.», «Українська повстанська армія в 1945–1952 рр.» Все эти работы изданы в 1999–2000 годах Институтом истории Украины НАН в редакции С. Кульчицкого. Они насыщены архивными материалами, но эти материалы отобраны с таким расчетом, чтобы не выдать тайну негласного сотрудничества главарей ОУН и «старшин» УПА с нацистскими спецслужбами. Бандеровщина представлена в работах Кентия, а тем более самого Кульчицкого, как самодостаточное движение, якобы выражающее «вековые чаяния украинского народа к независимому государственному существованию». Антинародная сущность этого движения, его коллаборационизм, предательство старательно завуалированы.

Так, описывая возникновение ОУН и решения Учредительного съезда ОУН, состоявшегося в Вене в 1929 году, А. Кентий в «Нарисах історії ОУН 1929–1941 р.р.» обошел молчанием тот общеизвестный факт, что ОУН с самого своего основания была организацией тоталитарной, фашистского толка. Глава этой организации Евгений Коновалец имел такие же властные полномочия, как и фюрер НСДАП. Любое его решение имело силу закона и не подлежало обсуждению. А это, в силу его приверженности к Гитлеру, позволило ему поставить всю Организацию украинских националистов на службу «третьему рейху» в качестве резидентуры абвера. Данный факт вскрылся на Нюрнбергском судебном процессе по делу главных нацистских преступников. Всех неугодных и подозрительных Коновалец изгонял из ОУН. Такие же неограниченные полномочия имели все нижестоящие «проводники». В частности, им предоставлялось право «окончательного и неотлагательного» решения, что привело к кровавым чисткам как внутри самой ОУН, так и к «межпартийным» разборкам (после раскола ОУН на фракции бандеровцев и мельниковцев), унесшим жизни тысяч членов ОУН и их «позапартийных» противников. В числе жертв бандеровщины основатели ОУН и активные участники фракции мельниковцев Микола Сциборский, Омельян Сеник-Грибивский, Роман Сушко, Ярослав Барановский. Немало людей было погублено в ходе акций бандеровцев, пытавшихся насильственным путем включить в УПА «Полесскую Сечь» Тараса Бульбы-Боровца.

Вопреки этим историческим реалиям, некоторые «национально сознательные» историки твердят о едином антинемецком фронте украинских националистов. Один из них — Анатолий Русначенко, автор книги «Народ збурений» (Львов, 2002 г). Первый раздел своего труда он озаглавил «Антинімецький фронт визвольного руху», хотя никогда такого фронта не существовало. Оуновцы и гитлеровцы составили единый для них антисоветский антибольшевистский фронт.

В 1930-е годы Коновалец и некоторые его соратники побывали в США и Канаде. В работах А. Кентия этот визит главаря ОУН и его свиты подается как «пристойный и логичный», что на деле не было ни тем, ни другим. Созданные главарями ОУН на американском континенте украинские националистические организации занимались не только шпионажем в пользу нацистской Германии, но и похищением людей с целью наживы. Так, в ноябре 1938 года в Нью-Йорке разразился сенсационный скандал, подхваченный средствами массовой информации. Полиция и ФБР нашли виновников исчезновения Норманна Миллера, Артура Фрида и других американских граждан. Похитителями и убийцами оказались длительное время проживающие в США украинцы Дмитрий Гула, Иосиф Сакода, Василий Декниса, Дмитрий Варга. Все они были членами созданной одним из главарей ОУН Сеником-Грибивским «Организации возрождения Украины». Организация занималась не только шпионажем в пользу Германии, но и сбором денежных средств на нужды ОУН путем незаконного обложения налогами эмигрантов-украинцев. Более солидные суммы они получали от родственников похищенных ими американцев, а в случае отказа, — уничтожали их. В ходе следствия по этому делу, как пишут американские авторы Майкл Сайерс и Альберт Кан в своей книге «Тайная война против Америки», вскрылись довольно любопытные детали, касающиеся деятельности ОУН. Дмитрий Гула совместно со своими сообщниками занимались сбором средств в кассу ОУН путем страхования людей на большие суммы, затем застрахованных убивали и получали страховку. Кончилось это дело арестом еще одного американского украинца — капитана вооруженных сил США, уличенного в шпионаже в пользу фашистской Германии и передаче секретной информации Сенику-Грибивскому, действовавшему от имени и по поручению провода ОУН. Сенику-Грибивскому удалось избежать ареста — он спешно покинул США.

В эти годы СМИ сообщали о бесчинствах украинских националистов в Канаде, Аргентине и других странах американского континента, где они совершали бандитские нападения на демократические организации, вели разнузданную фашистскую агитацию и пропаганду, прославляли Гитлера и его нацистский режим в Германии.

Е. Коновалец как резидент германской военной разведки осуществлял руководство всеми звеньями ОУН, где бы они не находились (в США, Канаде, Аргентине и других странах) и вели подрывную работу в пользу Германии. Уличенный в шпионаже Коновалец был выдворен из Польши и Швейцарии, о чем сообщалось во многих средствах массовой информации, и о чем А. Кентий не счел нужным упомянуть в своих трудах.

Сегодня рудименты бандеровщины дают о себе знать в бесконечных попытках отдельных националистических организаций навязать украинскому народу идеологию украинского национализма, разрушить сложившиеся добрососедские отношения с Россией и Белоруссией, втянуть Украину в агрессивный блок НАТО, ликвидировать все демократические завоевания советской эпохи. С приходом к власти «оранжевых» демократов НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ проявления во внешней и внутренней политике еще больше обострились: ведется неприкрытая расправа с оппозицией, оказывается моральное давление на ветеранов Великой Отечественной, не желающих примиряться с фашистскими пособниками, отказывающимися признать свою вину перед народом и добивающимися любой ценой стать вровень с ветеранами войны, защищавшими Родину на фронтах Великой Отечественной войны.

Выражая протест против такого невиданного глумления над исторической правдой, скорбя о миллионах жизней, загубленных оуновцами, Киевское историческое общество совместно с учеными Центра защиты правды истории Организации ветеранов Украины подготовило Сборник трудов, раскрывающих подлинную сущность украинского интегрального национализма во всех проявлениях, начиная с крушения национализма на Украине в годы Октябрьской революции и гражданской войны, превращения его в разновидность эмигрантского фашизма и кончая пособничеством гитлеровской Германии и американскому глобализму.

Сборник состоит из 8 разделов и приложения. Каждая статья помечена именем автора и датой опубликования.

Хочется верить, что данный труд поможет украинской исторической науке найти правильное, документально обоснованное решение проблемы ОУН-УПА.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вступительное слово

Из книги Запрещенная археология автора Кремо Мишель А

Вступительное слово Об этой книгеС тех пор, как Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», ученые развили различные эволюционные теории происхождения человека. Соглаcно текущей версии, человек, подобный нам, человек Homo sapiens, произошел в Африке около 100 000 лет назад.


Вступительное слово

Из книги Другой взгляд на Сталина (Запрещенный Сталин) автора Мартенс Людо

Вступительное слово "К семнадцати годам я уже был убеждённым антикоммунистом. Идея убить Сталина заполнила мои мысли и чувства... Мы изучили "технические" возможности нападения... Мы даже практиковались. Если бы они приговорили меня к смерти в 1939 году, они были бы правы. Я


Вступительное слово

Из книги Майя [Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты] автора Ко Майкл

Вступительное слово Цивилизации древней Мезоамерики – особой культурно-географической области доколумбовой Мексики и Центральной Америки – являются предметом комплексных научных исследований. Книга, которую мы предлагаем читателям, связана с исследованиями,


ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Из книги Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом Народе автора Кораблев Леонид Леонидович


Вступительное слово

Из книги История инквизиции автора Мейкок А. Л.

Вступительное слово Настоящее исследование средневековой инквизиции не претендует ни на всесторонность, ни на оригинальность. Да, это именно исследование, а не история инквизиции, исследование определенной проблемы – средневековой ереси и средств борьбы с нею.


ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Из книги Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии. 1938-1939 автора Фляйшхауэр Ингеборг

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Канун второй мировой войны остается темой бесчисленных публи­каций. Это неудивительно. По причине как большого значения буше­вавших тогда страстей, так и отсутствия четких ответов на обширный круг отнюдь не второстепенных вопросов. Реальность же


Вступительное слово

Из книги 1812. Фатальный марш на Москву автора Замойский Адам

Вступительное слово Нашествие Наполеона на Россию в 1812 г. стало одним из самых драматических моментов в европейской истории – событием титанических масштабов, прочно впечатавшимся в народную память. Стоило мне лишь упомянуть тему книги, как люди тут же оживлялись,


Вступительное слово

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка автора Ершова Галина Гавриловна

Вступительное слово С каждой новой завершенной и публикующейся работой приходится вновь убеждаться в правоте высказывания древних о том, что книги имеют свою судьбу. Они по-разному задумываются, по-разному пишутся и по-разному выходят в свет.В полной мере эти


Вступительное слово

Из книги Право - Азбука, Теория, Философия, Опыт комплексного исследования автора Алексеев Сергей Сергеевич

Вступительное слово Право имеет три образа, в котором оно выступает перед людьми. Право выступает в виде общеобязательных норм, законов, деятельности судебных и иных юридических учреждений - юридических реалий, с которыми сталкивается в своей практической жизни человек;


Вступительное слово

Из книги Тибет: сияние пустоты автора Молодцова Елена Николаевна

Вступительное слово Уважаемый читатель! В этой книге я попытаюсь рассказать Вам о духовной культуре Тибета, о великой и странной Стране Снегов. В моем рассказе легенды будут переплетаться с реальной историей, ибо так это и происходит в любой традиционной культуре,


ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Из книги Записки военного контрразведчика автора Овсеенко Михаил Яковлевич

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Прошло двадцать пять лет, как последний батальон советских войск покинул территорию Афганистана и пересек границу Советского Союза, возвращаясь на Родину. Защищая свои национальные интересы, на основе договора с Афганистаном «О дружбе,


Вступительное слово

Из книги Без права на реабилитацию [Книга І, Maxima-Library] автора Войцеховский Александр Александрович

Вступительное слово Отгремели победные салюты в честь очередной годовщины «незалежности» Украины. И хотя недавно бушевали «оранжевые» страсти, этот день большим праздником считает, даже по данным института Разумкова, лишь пятая часть населения страны. А для жизни


Вступительное слово

Из книги Корни сталинского большевизма автора Пыжиков Александр Владимирович

Вступительное слово Автор много лет занимался советским периодом отечественной истории: именно ему посвящены две крупные работы, вышедшие в начале 2000-х годов. Однако сегодня эти исследования нельзя признать удовлетворительными. Они выполнены в традиционном


Вступительное слово

Из книги Другой взгляд на Сталина автора Мартенс Людо

Вступительное слово К семнадцати годам я уже был убежденным антикоммунистом. Идея убить Сталина заполнила мои мысли и чувства… Мы изучили «технические» возможности нападения… Мы даже практиковались. Если бы они приговорили меня к смерти в 1939 году, они были бы правы. Я


ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Из книги ОУН и УПА: исследования о создании "исторических " мифов. Сборник статей автора Рудлинг Пер Андерс

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО «Еще раз об исторической правде и построении современной Украины»К сожалению, в украинском обществе продолжают существовать и даже развиваться антидемократического и тоталитарного толка идеи — неонацизма, радикального национализма, экстремизма,


Вступительное слово

Из книги Природа и власть [Всемирная история окружающей среды] автора Радкау Йоахим

Вступительное слово «Природа и власть» – крупное и новаторское произведение. Оно подкупает своей масштабностью, склонностью к синтезу и множеством увлекательных и мудрых наблюдений. Читатель узнает немало нового: что историю можно понимать как историю обращения