Комментарий

Комментарий

В этой главе Фалкс обрисовывает опасения и тревоги, которые лишают покоя владельцев рабов. Историю о Спартаке все знают по фильму Стэнли Кубрика 1960 года с участием Кирка Дугласа. Но образ героического борца за свободу, вдохновляющий его последователей, дает искаженное представление об отношениях между рабами и рабовладельцами в Древнем Риме. Учитывая, что Италия времен Рима была одним из величайших рабовладельческих обществ в истории, неудивительно, что рабы осуществляли много актов сопротивления. Римская пословица говорит: у вас столько врагов, сколько у вас рабов (quot servi tot hostes). Но это сопротивление не всегда приобретало столь драматичные формы, как у Спартака в 73–71 гг. до н. э. В действительности выступления рабов были редкими и, за исключением восстания Спартака, легко подавлялись. Эти выступления относятся к периодам, когда в одном географическом регионе был сосредоточен большой поток рабов. Часто рабы имели одинаковое этническое происхождение; это означало, что им легче обсуждать свои планы. Помогало также то, что в их рядах находилось их военное руководство. Мощный приток рабов после блистательных побед Рима времен республики сделал рабов дешевыми и не представляющими особой ценности. У хозяев не было никакого стимула обращаться со своим «говорящим имуществом» деликатно. Создалось опасное сочетание факторов, какое редко случается.

Ко времени империи система рабовладения была слишком хорошо отлажена, чтобы столкнуться с серьезными масштабными угрозами. Сопротивление рабов ограничивалось действиями мелкого масштаба: ложь, обман, мошенничество вроде притворства больным, медленная работа. Такое неповиновение принимало различные формы и не всегда выливалось в конфронтацию, предполагая скорее пассивную тактику: уклониться от выполнения каких-то обязанностей, прикинуться дурачком. Не стоит драматизировать социальные отношения, используя модель, рассматривающую римское общество как вовлеченное в незатихающий классовый конфликт между владельцами и их человеческим капиталом. Характеры, подобные Булле Феликсу, могут быть легко восприняты сегодня как этакие Робин Гуды: социальные бандиты, которые ставят несправедливость обычного мира с ног на голову и формируют эгалитарное общество, чтобы противостоять коррупционному режиму.

Однако эти тексты написаны для представителей высшего класса, и более вероятно, что персонажи внутри них являются литературной условностью, используемой, чтобы сделать акцент на неудовлетворительном управлении со стороны определенных коррумпированных чиновников и императоров. Тем не менее «бандитские истории» затрагивают действительно популярные темы несправедливости, бедности и коррупции, стремясь оказать давление на плохих правителей. Такие истории – это плевок в лицо правительству, которое устанавливает моральные и социальные нормы, но не в состоянии обеспечить возможность их выполнения. Некоторые акты сопротивления рабов можно рассматривать как своего рода технику переговоров между рабами и их хозяевами. Пытаясь понять, что же сойдет им с рук безнаказанно, рабы стремились расширить границы дозволенного. Повышенная боязливость могла быть полезной тактикой для раба, поскольку уберегала его от опасных ситуаций. Еще одна уловка – взывать к доброте хозяина, если он таковою наделен. Сенека упоминает, что одним из раздражающих факторов во владении рабами для него было то, что приходится иметь дело с людьми, которые поминутно ударяются в слезы (Сенека. О спокойствии души, 8.8). Эти слезы могут быть действительным выражением тяжких переживаний – либо просто тактикой, позволяющей избежать неприятного задания или наказания. Владельцы часто отрицали человеческую природу своих рабов, рассматривая их скорее как животных. Разражаясь слезами, рабы могли пытаться повернуть этот процесс вспять, показать, что они – тоже люди, что нельзя с ними обращаться жестоко. Вероятно, эта тактика подходила только домашним рабам, которые имели возможность напрямую обратиться к хозяину.

Сплетни и болтовня также были для рабов способом попытаться изменить поведение их хозяев. Сплетничая, они доводили сведения о скверном обращении с ними хозяина до более широкой аудитории. Тем самым они наносили удар по репутации хозяина, представляя его как дурного человека. Совет, данный Цицерону во время предвыборной агитации, показывает: сплетни часто исходят из домашних хозяйств. Это говорит о том, что в преддверии выборов даже с рабами следует обращаться более разумно. Истории о ловкачах, вроде приведенных в «Жизнеописании Эзопа», позволяли угнетенным и бесправным людям насладиться ситуацией, где маленький человек выигрывает, хотя и временно. Главный герой был умным проказником и бузотером, переворачивавшим с ног на голову мир, где властвует хозяин. Такое символическое выравнивание, сглаживание различий (между рабом и хозяином) представляется своего рода психологическим реваншем, который сам по себе вроде как увеличивает полномочия угнетенного человека. Давало ли что-нибудь рабам такое пассивное сопротивление, сказать трудно.

Описание первого восстания рабов в Сицилии (135–132 гг. до н. э.) см: Диодор Сицилийский, 34.2. Описание восстания Спартака дано у Плутарха («Жизнь Красса») и Аппиана («Гражданские войны», 1.14). Историю терактов в Риме в поддержку Ганнибала можно найти здесь: Ливий, 26.27. Убийство Ларция Македона описано у Плиния Младшего (Письма, 3.14). Булла Феликс найден у Диона Кассия, 77.10.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

МОЙ КОММЕНТАРИЙ

Из книги автора

МОЙ КОММЕНТАРИЙ Вначале о сути мифа о «каждом третьем погибшем беларусе». Профессор Иоффе указывает, что «в 1941–1944 годах погиб каждый шестой-седьмой беларус, а не каждый двенадцатый, как утверждает В. Деружинский». Но ведь и не «каждый третий беларус», как заявил с трибуны


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Перевод изначально выполнен по изданию Вальдимара Асмундарсона[561] (V?pnfir?inga saga. B?i? hefir til prentunar Valdimar ?smunardson. Konstana?arma?ur Sigur?ur Kristj?nsson. Reykjav?k, 1898, далее BA), а затем сверен со стандартным изданием Йона Йоханнессона в серии «Древнеисландская литература» (?F-11, далее ЙЙ). У


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Перевод выполнен по изданию Йона Йоханнессона, Магнуса Йонссона и Кристьяна Эльдъярна (Sturlunga saga 1946). Ниже примечания, помеченные Прим. исл. ред., принадлежат Кристьяну Эльдъярну.Сага дошла в составе рукописей «Саги о Стурлунгах», где компилятор разрезал ее на


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Это повествование про алана[2], живущего в обществе, которое не знает рабовладения, показывает, насколько важным был сей факт для римского писателя. Историк IV века Аммиан Марцеллин счел его достойным упоминания, поскольку на римскую аудиторию этот факт


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Большинство подробностей, касающихся покупки рабов, имеют отношение к городской среде, где хозяин обычно покупал не слишком много рабов. Тот факт, что эти рабы жили под одной крышей с хозяином и использовались для оказания личных услуг ему и его семье,


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Многие римские рабовладельцы, принадлежащие к высшим слоям общества, были знакомы с философией стоиков. Согласно этой философии, поработить можно только телесную оболочку человека, но никак не его душу. Это означало, что рабы имеют внутреннее достоинство


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Рабы постоянно упоминаются в «Соннике» Артемидора, датирующемся II веком н. э., и нередко в связи с сексуальными отношениями. Это дает основание предположить, что подсознание римлянина испытывало сильное влияние иерархически выстроенного


Комментарий

Из книги автора

Комментарий В этой главе позиция Фалкса приобретает явно философский характер. В его рассуждениях прослеживается влияние стоиков (именно в духе этой философии выдержаны тексты римского философа Сенеки по вопросам рабовладения). Для стоиков свобода и рабство – лишь


Комментарий

Из книги автора

Комментарий В этой главе Фалкс вновь проявляет себя как жесткий человек. Однако в Риме физическое наказание рабов их владельцами считалось делом нормальным, приемлемым и рутинным. В комедиях Плавта, например, все помыслы типичного раба направлены на то, как избежать


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Рутинная практика пытки рабов в судопроизводстве современному читателю кажется шокирующей и чудовищной. Но римляне расценивали такое обращение как абсолютно нормальное. Рабы были слишком ничтожными существами, о моральной устойчивости которых


Комментарий

Из книги автора

Комментарий В сфере досуга, как, впрочем, и в других аспектах античного рабства, жизненные реалии заметно различались в зависимости от цели, для которой использовался раб. Городские домашние рабы обычно не имели столь непомерной физической нагрузки, как те, которым


Комментарий

Из книги автора

Комментарий В этой главе Фалкс обрисовывает опасения и тревоги, которые лишают покоя владельцев рабов. Историю о Спартаке все знают по фильму Стэнли Кубрика 1960 года с участием Кирка Дугласа. Но образ героического борца за свободу, вдохновляющий его последователей,


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Для многих римских рабов подневольное состояние было временным. Если они трудились усердно и честно, служили своему хозяину хорошо, они могли с полным основанием рассчитывать на то, что им будет предоставлена свобода. Мы, правда, не знаем, к какому


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Освобожденные рабы не оставляли своих хозяев, чтобы действительно жить на свободе. От бывших невольников ожидалось, что они будут демонстрировать почтительное отношение к человеку, который теперь считался их покровителем (патроном), и в качестве


Комментарий

Из книги автора

Комментарий Ранние христианские произведения полны образов, связанных с рабовладением. Латинское слово для обозначения «господина» (Dominus) то же самое, что и для обозначения «владельца рабов». Слово для обозначения «выкупа» – то же самое, что использовалось


КОММЕНТАРИЙ

Из книги автора

КОММЕНТАРИЙ Август II Сильный (1670–1733) — саксонский курфюст и король Польши (1697–1706, 1709–1733), союзник Петра I в Северной войне против Швеции.Азовские походы Петра I — походы русского войска под командованием Петра I с целью овладения турецкой крепостью Азов, запиравшей выход