Глава CXI

Глава CXI

Работа шла медленно; когда наконец мы были готовы, появился новый гость — юный вождь Телль эль Шехаба. Его деревня была ключом к мосту. Он описал позицию, большую охрану и ее размещение. Очевидно, задача была труднее, чем мы предполагали, если он говорил правду. Мы в этом сомневались, так как его отец, недавно умерший, был враждебен нам, и его сын, казалось, слишком внезапно перешел на нашу сторону. Однако он закончил на том, что предложил вернуться через час вместе с офицером, командующим гарнизоном, его другом. Мы послали его привести своего турка, приказав нашим ожидающим людям лечь и немного отдохнуть.

Скоро мальчишка вернулся вместе с капитаном, армянином, жаждавшим навредить своему правительству, чем только сможет. Однако он сильно волновался. Нам было непросто убедить его в нашей просвещенности. Его младшие офицеры, по его словам, были турками, преданными своей стороне, так же, как и некоторые из сержантов. Он предложил нам близко подойти к деревне и тайно там залечь, в то время как трое-четверо самых горячих укроются в его комнате. Он будет вызывать своих подчиненных по одному, и, когда они будут входить, наша засада будет их связывать.

Это звучало в лучших традициях приключенческих книжек, и мы в восторге согласились. Было девять часов вечера. Ровно в одиннадцать мы должны были выстроиться вокруг деревни и ждать, когда шейх покажет самым сильным из нас дом коменданта. Два заговорщика, довольные, удалились, а мы разбудили нашу армию, заснувшую усталым сном рядом со своими нагруженными верблюдами. Вокруг была кромешная тьма.

Моя охрана подготовила гремучий студень для подрыва моста. Я набил карманы детонаторами. Насир послал людей в каждый отряд Верблюжьего корпуса, чтобы рассказать им о предстоящем приключении, и чтобы они приготовились поднять его на высоту, появившись в тишине, и чтобы ни один верблюд не взревел. Они держались хорошо. Длинной сдвоенной линией наше войско ползло по извилистой дороге, рядом с оросительным каналом, к гребню разделенного хребта. Если впереди ждало предательство, эта открытая дорога была бы для нас смертельной ловушкой, узкая, извилистая и скользкая от воды, не имеющая путей к отступлению ни вправо, ни влево. Поэтому мы с Насиром вышли первыми с нашими людьми, их опытные уши ловили каждый звук, а глаза были постоянно настороже. Перед нами был водопад, и на фоне его рева вспоминалась та незабываемая ночь, когда мы вместе с Али ибн эль Хуссейном пытались атаковать этот мост с обратной стороны ущелья. Только сейчас мы были ближе, поэтому шум настойчиво заполнял наши уши.

Теперь мы ползли очень медленно и осторожно, бесшумно продвигаясь босиком, а за нами змеилась цепочка более тяжелых солдат, затаивших дыхание. Они тоже не производили ни звука, потому что верблюды всегда ночью двигались тихо, и мы так упаковали снаряжение, чтобы оно не звякнуло, а седла — чтобы не скрипнули. В этой тишине темнота казалась еще темнее, и тяжелее казалась угроза, исходящая от этих шелестящих долин с каждой стороны. Волны сырого воздуха с реки встречали нас и холодили нам лица; и вдруг Рахейль быстро соскользнул вниз слева от нас и схватил меня за руку, показывая на медленный столб белого дыма, поднимавшийся из долины.

Мы бросились к краю обрыва и вгляделись: но в глубине стоял серый туман, поднявшийся от воды, и мы видели только муть и бледные испарения от туманной равнины. Где-то там, внизу, была железная дорога, и мы остановили всех, опасаясь, нет ли там западни. Трое из нас шаг за шагом спустились вниз по скользкому холму, и вот уже мы не могли расслышать их голоса. Затем внезапно дым рассеялся и заколебался от пыхтения открытого дросселя, а затем — визг тормозов, как будто паровоз снова встал. Должно быть, внизу ждал длинный поезд; успокоенные, мы зашагали вновь, до самой шпоры под деревней.

Мы растянулись в линию вдоль перешейка и стали ждать — пять минут, десять. Время тянулось медленно. Мрачная ночь, пока еще не взошла луна, убаюкивала нас своей незыблемостью и, видимо, внушила терпение нашим беспокойным товарищам, не было ни предупреждающего лая собак, ни попеременного звона часовых вокруг моста. Наконец мы позволили людям тихо соскользнуть с верблюдов на землю, сами удивляясь промедлению и настороженности турок, не понимая, что значит этот безмолвный поезд, стоящий под нами в долине. Наши шерстяные покрывала задубели и отяжелели от тумана, и мы дрожали.

Прошло много времени, когда из темноты вспыхнул свет. Это был маленький шейх, раскрывший свое коричневое покрывало, показывая нам рубашку, как белый флаг. Он прошептал, что его план провалился. Поезд (тот, который стоял в ущелье) только что привез немецкого полковника, немецкие и турецкие резервные войска от Афуле, посланные Лиманом фон Сандерсом, чтобы спасти охваченный паникой Дераа.

Они посадили армянина под арест за отсутствие на посту. Они привезли множество пулеметов, и часовые неутомимо патрулировали подступы. Действительно, на тропе был сильный пикет, не больше, чем в сотне ярдов от того места, где сидели мы. Странность нашего совместного положения вызвала у меня смех, правда, приглушенный.

Нури Саид предложил взять это место главными силами. У нас было достаточно бомб и сигнальных ракет, численность и подготовка были на нашей стороне. Это был хороший шанс, но в моей игре счет ценности объекта велся на жизни, и, как обычно, я находил цену слишком высокой. Конечно, большинство из того, что делается на войне, обходится слишком дорого, и мы бы последовали доброму примеру, если бы двинулись дальше и прошли через это. Но я тайно, не объявляя этого вслух, гордился планированием наших кампаний: поэтому сказал Нури, что я против. Мы уже сегодня дважды перерезали железную дорогу Дамаск-Палестина: и перевод сюда гарнизона Афуле — третье дело, полезное для Алленби. Сотрудничество наше было почтено весомыми делами.

Нури, подумав с минуту, согласился. Мы попрощались с пареньком, который честно пытался так много для нас сделать. Мы прошли вдоль линии, прошептав каждому, что надо тихо отступать. Затем мы сели рядом со своими винтовками (у меня была трофейная «ли-энфилд» Энвера с Дарданелл, подаренная им Фейсалу за годы до того), ожидая, пока все наши люди выйдут из опасной зоны.

Довольно странно, но это был самый тяжелый момент за всю ночь. Теперь, когда работа была окончена, мы едва могли устоять перед искушением поднять на ноги немцев, испортивших нам все удовольствие. Это было легко — стоит только дать залп по их бивуаку сигнальной ракетой, и важные персоны устроят смехотворную кутерьму, паля в белый свет по туманным безмолвным холмам, лежащим внизу. Одна и та же мысль сразу пришла в голову Насиру, Нури Саиду и мне. Мы высказали ее вместе, и каждый сейчас же устыдился за подобное ребячество своих товарищей. Совместными предосторожностями нам удалось сохранить свою респектабельность. В Мезерибе после полуночи мы почувствовали, что в отместку за потерянный для нас мост надо что-нибудь такое совершить. И вот два отряда моих товарищей, с проводниками из людей Таллала, вышли за Шехаб и подорвали рельсы дважды позади него на пустынных склонах. Эхо от взрывов испортило немецкому подразделению всю ночь. Зажглись огни, и началось прочесывание окрестностей, чтобы отыскать, где назревает атака.

Мы были рады, что у них будет такая же беспокойная ночь, как и у нас, ведь тогда они тоже к утру будут сонными. Наши друзья все еще подходили с каждой минутой — целовать нам руки и клясться в своей верности. Их жилистые пони в тумане пробирались по нашему лагерю между сотнями спящих людей и беспокойными верблюдами, всю ночь жующими жвачку из травы, которую заглатывали днем.

Перед рассветом из Телль Арара прибыли остальные пушки Пизани и войска Нури Саида. Мы написали Джойсу, что назавтра вернемся к югу, к Нисибу, чтобы окончательно взять Дераа в кольцо. Я предложил, чтобы он двинулся прямо назад в Умтайе и там ждал нас: так как это отличное пастбище, с обильной водой, одинаково удаленное от Дераа, от Джебель Друз и от пустыни Руалла, идеальное место, где мы могли собраться и ждать известий о судьбе Алленби. Удерживая Умтайе, мы все равно что отрезали Четвертую турецкую армию в окрестностях Иордана от Дамаска (нашу специальную цель): и скоро были на месте, чтобы возобновить подрывные работы на главной линии, когда враг уже почти починил пути.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

Из книги Реконструкция всеобщей истории [только текст] автора Носовский Глеб Владимирович

6. ИЗРАИЛЬСКИЕ И ИУДЕЙСКИЕ ЦАРИ КАК РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В ИМПЕРИИ. ИЗРАИЛЬСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО ГЛАВА ОРДЫ, ВОЕННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ. ИУДЕЙСКИЙ ЦАРЬ — ЭТО МИТРОПОЛИТ, ГЛАВА СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ Не исключено, что Израиль и Иудея — это два названия одного и того же царства, то есть


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня: «день М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто еще не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА

Из книги 23 июня. «День М» автора Солонин Марк Семёнович

Глава 18 САМАЯ ГЛАВНАЯ ГЛАВА Любители старой, добротной фантастической литературы помнят, конечно, роман Станислава Лема «Непобедимый». Для тех, кто ещё не успел прочитать его, напомню краткое содержание. Поисково-спасательная команда на космическом корабле


Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера

Из книги Мартин Борман [Неизвестный рейхслейтер, 1936-1945] автора Макговерн Джеймс

Глава 4 Глава аппарата заместителя фюрера У Гитлера были скромные потребности. Ел он мало, не употреблял мяса, не курил, воздерживался от спиртных напитков. Гитлер был равнодушен к роскошной одежде, носил простой мундир в сравнении с великолепными нарядами рейхсмаршала


Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.)

Из книги Краткая история евреев автора Дубнов Семен Маркович

Глава 7 Глава 7 От разрушения Иеруесалима до восстания Бар-Кохбы (70-138 гг.) 44. Иоханан бен Закай Когда иудейское государство еще существовало и боролось с Римом за свою независимость, мудрые духовные вожди народа предвидели скорую гибель отечества. И тем не менее они не


Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава

Из книги Судьба разведчика: Книга воспоминаний автора Грушко Виктор Федорович

Глава 10 Свободное время одного из руководителей разведки — Короткая глава Семейство в полном сборе! Какое редкое явление! Впервые за последние 8 лет мы собрались все вместе, включая бабушку моих детей. Это случилось в 1972 году в Москве, после моего возвращения из последней


Глава 101. Глава о наводнении

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 101. Глава о наводнении В этом же году от праздника пасхи до праздника св. Якова во время жатвы, не переставая, день и ночь лил дождь и такое случилось наводнение, что люди плавали по полям и дорогам. А когда убирали посевы, искали пригорки для того, чтобы на


Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 133. Глава об опустошении Плоцкой земли В этом же году упомянутый Мендольф, собрав мно­жество, до тридцати тысяч, сражающихся: своих пруссов, литовцев и других языческих народов, вторгся в Мазовецкую землю. Там прежде всего он разорил город Плоцк, а затем


Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч

Из книги Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. автора Янин Валентин Лаврентьевич

Глава 157. [Глава] рассказывает об опустошении города Мендзыжеч В этом же году перед праздником св. Михаила поль­ский князь Болеслав Благочестивый укрепил свой го­род Мендзыжеч бойницами. Но прежде чем он [город] был окружен рвами, Оттон, сын упомянутого


Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава

Из книги Ложь и правда русской истории автора Баймухаметов Сергей Темирбулатович

Глава 30 ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ТАК ОТСТУПАЛИ? Отдельная глава  Эта глава отдельная не потому, что выбивается из общей темы и задачи книги. Нет, теме-то полностью соответствует: правда и мифы истории. И все равно — выламывается из общего строя. Потому что особняком в истории стоит


34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей

Из книги Книга 1. Западный миф [«Античный» Рим и «немецкие» Габсбурги — это отражения Русско-Ордынской истории XIV–XVII веков. Наследие Великой Империи в культ автора Носовский Глеб Владимирович

34. Израильские и иудейские цари как разделение властей в империи Израильский царь — это глава Орды, военной администрации Иудейский царь — это митрополит, глава священнослужителей Видимо, Израиль и Иудея являются лишь двумя разными названиями одного и того же царства


Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава

Из книги Романовы. Ошибки великой династии автора Шумейко Игорь Николаевич

Глава 7. Лирико-энциклопедическая глава Хорошо известен феномен сведения всей информации о мире под политически выверенном на тот момент углом зрения в «Большой советской…», «Малой советской…» и ещё раз «Большой советской…», а всего, значит, в трёх энциклопедиях,


Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)

Из книги Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709 автора Беспалов Александр Викторович

Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721


Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

Из книги Долгоруковы. Высшая российская знать автора Блейк Сара

Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства В 1866 году у князя Дмитрия Долгорукого родились близнецы: Петр и Павел. Оба мальчика, бесспорно, заслуживают нашего внимания, но князь Павел Дмитриевич Долгоруков добился известности как русский


Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914

Из книги Православие, инославие, иноверие [Очерки по истории религиозного разнообразия Российской империи] автора Верт Пол В.

Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914 © 2006 Paul W. WerthВ истории редко случалось, чтобы географические границы религиозных сообществ совпадали с границами государств. Поэтому для отправления