Глава 7 ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ. 1828–1914

Глава 7

ГЛАВА ЦЕРКВИ, ПОДДАННЫЙ ИМПЕРАТОРА: АРМЯНСКИЙ КАТОЛИКОС НА СТЫКЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИМПЕРИИ.

1828–1914

© 2006 Paul W. Werth

В истории редко случалось, чтобы географические границы религиозных сообществ совпадали с границами государств. Поэтому для отправления религиозных обрядов верующим часто приходилось пересекать государственные границы, а правительствам – разбираться с возникающими в результате этого затруднениями и стараться использовать выгоды, вытекающие из международного аспекта различных религиозных традиций. Многоконфессиональный характер Российской империи делал подобные заботы особенно значимыми – факт, который историки начинают по-настоящему осознавать только сейчас. Паломничество в Ургу, Мекку, Иерусалим или Рим предполагало пересечение верующими границ империи, в результате чего возникали проблемы пограничного контроля, консульского обслуживания и контактов российских подданных с иностранцами. Замещение пастырских вакансий в России иногда требовало от религиозных сообществ поиска кандидатов за рубежом, что выдвигало на передний план проблемы подданства, знания русского языка и политической благонадежности. Вхождение католиков в состав Российской империи заставило Петербург вступить в сложные отношения с папским престолом, в то время как присутствие православных христиан на Балканах и в Палестине предоставило России возможность оказывать давление на османское правительство. В целом религиозные вопросы иногда глубоко втягивали Россию в дела иностранных государств[582].

В настоящей главе международный аспект российских конфессиональных проблем исследуется на примере духовного главы Армянской апостольской церкви – католикоса, верховного патриарха всех армян. Присоединение Восточной Армении в 1828 году переместило престол католикоса – монастырь Эчмиадзин – в пределы России, а самого патриарха превратило в подданного российского императора[583]. Поскольку католикос имел исторические основания претендовать на духовную власть над всеми приверженцами Армянской апостольской (Армяно-григорианской) церкви, где бы они ни проживали[584], имперское правительство получало беспрецедентный инструмент воздействия на армянские общины Персии и Турции. В течение XIX столетия оно прилагало большие усилия для поддержания и повышения престижа католикоса в целях расширения российского влияния за южными границами империи.

При этом четкое определение прав и статуса католикоса оказалось делом весьма сложным и политически значимым. Католикос должен был пользоваться духовным авторитетом у верующих за границей и одновременно выполнять административные требования в России, соответственно его власть должна была быть ограниченной и в то же время очень широкой. На практике повышение престижа католикоса среди зарубежных армян заставляло имперское правительство идти на значительные уступки в отношении управления духовными делами григорианского исповедания на своей территории. Правительственные усилия по подчинению зарубежных армян Эчмиадзину имели своей оборотной стороной усложнение армянского религиозного вопроса внутри России. К концу XIX века имперские чиновники уже сильно сомневались в мудрости принесения в жертву внутригосударственных интересов ради влияния католикоса за границей. Но все же они не были готовы окончательно проститься с представлением о том, что решительная поддержка Эчмиадзина выгодна с внешнеполитической точки зрения. После 1905 года правительство уже видело необходимость реформы армянских церковных дел, однако оставались сомнения в том, насколько эти реформы перевесят возможный вред, нанесенный престижу России в глазах зарубежных армян.

Попыткам российских властей манипулировать католикосом и армянской церковью существенно препятствовало и то, что основой группового единства армян служили две близкие, но все же отличающиеся друг от друга концепции. Одна из них воплощалась в Апостольской церкви, которая являлась, пожалуй, самым ярким примером национальной церкви, поскольку к ней принадлежали исключительно армяне и только немногие представители этого народа находились вне ее лона. Глава церкви считался католикосом «всех армян» с XI–XII века, и в этом смысле церковь и нация были тождественны[585]. Наряду с этим формировалось представление об армянской нации как о группе, независимой от принадлежности к той или иной церкви. Задолго до XIX века были известны армяне-католики, и с ростом влияния западных держав в том же XIX веке – сначала в Османской империи, а к середине века также и в России – некоторые армяне стали переходить в протестантизм. Заявившие о себе во второй половине века армянские революционеры, даже если они не полностью отказывались от церкви как символа единства народа, тем не менее усложняли соотношение между вероисповеданием и национальностью. Как свидетельствуют исследования последних лет, подобные противоречия были характерны для коллективного самосознания не только армян[586]. Но для российских имперских властей, признававших и даже продвигавших идею вселенского значения католикоса, эта проблема должна была иметь особую важность.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Эпизоды внешней и внутренней политики России в конце 40-х годов XIX столетия

Из книги Тайны дома Романовых автора Балязин Вольдемар Николаевич

Эпизоды внешней и внутренней политики России в конце 40-х годов XIX столетия 1848 год, начавшийся в Петербурге, как всегда, масленицей, балами и маскарадами, вскоре превратился в один из самых трудных и горестных для царской семьи годов. Он стал почти двойником 1831 года, когда в


Глава 22. Армянский вопрос и новый кризис Оттоманской империи

Из книги Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 автора Широкорад Александр Борисович

Глава 22. Армянский вопрос и новый кризис Оттоманской империи В своих бедах на Балканском полуострове турки, как официальные власти, так и простой люд, винили, и не совсем безосновательно, христианское население европейской части Оттоманской империи.Но и в азиатской


Очерк шестой Основы внутренней и внешней политики Англии XVII в. Английская Ост-Индская торговая компания. Начало науки международного права и англо-голландская полемика. Абсолютизм против парламента. Развитие армии и флота с точки зрения королевской власти и с точки зрения колониальной политики. Ди

Из книги Политика: История территориальных захва­тов. XV—XX века: Сочинения автора Тарле Евгений Викторович

Очерк шестой Основы внутренней и внешней политики Англии XVII в. Английская Ост-Индская торговая компания. Начало науки международного права и англо-голландская полемика. Абсолютизм против парламента. Развитие армии и флота с точки зрения королевской власти и с точки


Глава восьмая Преобладание задач внешней политики над задачами внутреннего управления

Из книги Единый учебник истории России с древних времен до 1917 года. С предисловием Николая Старикова автора Платонов Сергей Федорович

Глава восьмая Преобладание задач внешней политики над задачами внутреннего


Эпизоды внешней и внутренней политики России в конце 40-х годов XIX столетия

Из книги Романовы. Семейные тайны русских императоров автора Балязин Вольдемар Николаевич

Эпизоды внешней и внутренней политики России в конце 40-х годов XIX столетия 1848 год, начавшийся в Петербурге, как всегда, масленицей, балами и маскарадами, вскоре превратился в один из самых трудных и горестных для царской семьи годов. Он стал почти двойником 1831 года, когда в


Пол Верт Глава церкви, подданный императора: Армянский католикос на перекрестке внутренней и внешней политики империи, 1828–1914

Из книги Конфессия, империя, нация. Религия и проблема разнообразия в истории постсоветского пространства автора Семенов Александр

Пол Верт Глава церкви, подданный императора: Армянский католикос на перекрестке внутренней и внешней политики империи, 1828–1914 В истории редко случалось, чтобы географические границы религиозных сообществ совпадали с границами государств. Поэтому для отправления


Архив внешней политики Российской империи

Из книги Александр III и его время автора Толмачев Евгений Петрович

Архив внешней политики Российской империи № № фондов44. Канцелярия министра. Отчёты министра иностранных


3. Проблемы внешней и внутренней политики в 1933–1937 гг.

Из книги Новая «История КПСС» автора Феденко Панас Васильевич

3. Проблемы внешней и внутренней политики в 1933–1937 гг. В главе XIII освещаются проблемы внешней и внутренней политики советского правительства в 1933–1937 гг. Авторы усиленно пытаются доказать читателю, будто бы советское правительство стремилось к сохранению мира в Европе и


ГЛАВА 11. БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ ИВАНА IV. СИГИЗМУНД III — НОВЫЙ КОРОЛЬ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. УСПЕХИ ГОДУНОВА ВО ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ

Из книги Огнем и мечом. Россия между «польским орлом» и «шведским львом». 1512-1634 гг. автора Путятин Александр Юрьевич

ГЛАВА 11. БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ ИВАНА IV. СИГИЗМУНД III — НОВЫЙ КОРОЛЬ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. УСПЕХИ ГОДУНОВА ВО ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ Трудно сказать, к чему мог привести договор между Иваном IV и Елизаветой I и какая из стран осталась бы от него в большем выигрыше.


Глава 35 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИНДИИ

Из книги История Индии. XX век. автора Юрлов Феликс Николаевич

Глава 35 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИНДИИ Индия в Движении неприсоединенияВ первые годы независимости внешняя политика Индии формировалась под большим влиянием внутренних факторов. Они были связаны с решением масштабных задач строительства независимой


Глава 5. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Из книги История России с древнейших времен до наших дней автора Сахаров Андрей Николаевич

Глава 5. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ § 1. Император Александр III и государственные приоритетыАлександр Александрович Романов стал императором России под именем Александра III1 марта 1881 г. В тот день, в 15 часов 35 минут, в главной императорской


Глава 6. Христианская модель во внутренней и внешней политике Павла I

Из книги Воспитание православного государя в Доме Романовых автора Евтушенко Марина Маевна

Глава 6. Христианская модель во внутренней и внешней политике Павла I Внешней и внутренней политике Павла I посвящена обширная научная литература[282]. При этом историки XIX – начала XX в. в основном мало смотрели архивы[283] и в большей степени опирались на мемуарную


Глава III МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПРОТИВ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ

Из книги Большевистское подполье Закаспия автора Эсенов Рахим Махтумович

Глава III МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПРОТИВ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ Идеологи империализма обрушивают потоки клеветы на республики советского Востока. Их злоба понятна: экономический и культурный расцвет бывших колониальных окраин царской России, поднявшихся за годы