Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

Глава 21. Князь Павел – возможный глава советского правительства

В 1866 году у князя Дмитрия Долгорукого родились близнецы: Петр и Павел. Оба мальчика, бесспорно, заслуживают нашего внимания, но князь Павел Дмитриевич Долгоруков добился известности как русский политический деятель, один из лидеров Конституционно-демократической партии…

Но сначала пару слов скажем о его отце – князе Дмитрии. Это сын князя Николая Васильевича Долгорукова и княжны Екатерины Дмитриевны Голицыной. Воспитанник Пажеского Его Императорского Величества корпуса, начал службу корнетом Кавалергардского полка. С 1849 года поручик, в мае 1853 году уволен по болезни от службы штабс-ротмистром. Он был гусаром и имел несколько значимых государственных побед, например, стоит вспомнить о том, что при выступлении из Севастополя Долгоруков получил опасное поручение сжечь мост, что и выполнил под сильным неприятельским обстрелом.

В 1859 году выйдя в отставку, полковник Долгоруков посвятил себя общественной деятельности, а спустя шесть лет в его семье родились близнецы. Павлу было суждено продолжить работу своего отца, став видным общественным деятелем. Он ни разу не был в браке и не имел детей…

В возрасте 33 лет вместе с братом Петром Павел участвовал в кружке либеральных земцев «Беседа». После он стал одним из основателей либерального «Союза Освобождения», председатель его съезда, во время русско-японской войны был уполномоченным дворянского отряда. Принимал участие в земских и земско-городских съездах. Впрочем, Павел не сильно благоволил действующей власти и в 1905 за оппозиционную деятельность был лишен придворного звания. Тогда он принял решение создать кадетскую партию и стал ее председателем. Современники описывали Долгорукова как «кристально чистого человека» и говорили, что «более безобидного и незлобивого человека трудно встретить».

В 1906 году Павел Долгоруков баллотировался в I Государственную думу от Московской губернии, не был избран из-за противодействия блока октябристов и правых. Также баллотировался и прошел по московскому списку другой партии, но так как это возможно уступил свое место ученому-экономисту Герценштейну. В 1907 был избран членом II Государственной думы, в которой стал председателем кадетской фракции. В дальнейшем был лишен права заниматься политической деятельностью из-за привлечения к суду за раздачу во время голода и войны продовольственного капитала крестьянам своего уезда.

Будучи с юношеских лет убежденным пацифистом, – Павел был против войны и насилия, чем в детстве доставлял множество хлопот своему отцу – известному военному, – он даже участвовал и даже председательствовал на мировом пацифистском конгрессе в Стокгольме в начале XX века. Также Павел Дмитриевич пропагандировал идеи пацифизма в России, для чего еще с конца XIX века пытался организовать пацифистское общество, встречая, однако, сопротивление властей. В 1909 году князю удалось основать в Москве небольшое «Общество мира» (национальное отделение международного общества с тем же названием), однако с началом Великой войны общество было закрыто, а он, как председатель его, в воззвании по поводу закрытия, призвал всех к исполнению своих гражданских повинностей, поскольку война уже объявлена! Более того многие оппоненты Павла обвиняли его в претензиях на трон, утверждая, что кадеты хотят сменить династию Романовых на более знатный род Долгоруковых. Иногда даже говорили, что Павел Долгоруков может стать президентом республики в случае свержения монархии. Его также обвиняли в содействии в 1905 революционной пропаганде в Рузском уезде.

В вину Павлу Дмитриевичу ставили его противодействие получению русским правительством займа от французских банков во время его поездки в Париж весной 1906 года. Хотя Долгоруков, как и другие кадеты, считал, что займы должны получаться только с согласия народного представительства, он, будучи государственником, был сторонником получения займа и категорически отрицал слухи о том, что он совместно с Маклаковым действовал для срыва его реализации. Только лишь в конце 1930-х – начале 40-х годов Петру Долгорукову удалось собрать подтверждения от участников той истории и доказать, что слухи об участии его брата Павла в противодействии получению займа были всего лишь ошибкой. И ошибка эта произошла от того, что французы, чьи заявления породили эти обвинения, просто особо не разбирались в «этих русских».

Павел Долгорукий принимал самое непосредственное участие в революции 1917 года. В мае 1917 поддержал уход Милюкова из Временного правительства, в июле настаивал на том, чтобы министры-кадеты покинули правительство, и выступал за установление диктатуры. Во время прихода к власти большевиков находился в Москве, все дни проводил в штабе Московского военного округа, участвуя в организации борьбы против установления советской власти. Был избран членом Учредительного собрания. В ноябре 1917 – феврале 1918 находился под арестом в Петропавловской крепости. После освобождения находился на нелегальном положении, был одним из основателей и товарищем (заместителем) председателя Всероссийского Национального центра – антибольшевистской организации российских либералов. Осенью 1918 года князь Долгорукий переехал на юг России, работал в Осведомительном агентстве, созданном с целью координации политико-идеологической деятельности правительства – Павел писал статьи в газетах и организовывал многочисленные публичные собрания и выступал на них, агитируя за безоговорочную и надпартийную поддержку армии, ведущую бескомпромиссную битву с большевизмом. Одним из последних покинул белый Новороссийск, будучи создателем и организатором «общества формирования белых отрядов», призванных пополнять ряды Добровольческой армии. Находился в Крыму все время, вплоть до эвакуации, продолжая агитацию всемерной и всепартийной поддержки сражающейся армии, для чего организовал «Объединение общественных и государственных деятелей» и был его председателем.

С 1920 года князь Павел Долгорукий находился в эмиграции. Был первым общественным деятелем, посетившим в декабре 1920 года Галлиполийский лагерь и выразившим Русской армии всемерную поддержку, так необходимую в тот критический момент колеблющимся. В эмиграции жил в Константинополе, Белграде, Париже, Варшаве. Продолжал участвовать в деятельности кадетской партии. Был беден, но легко переносил нищету, тосковал по России.

В конце ноября 1920 года на рейде Константинополя появились десятки кораблей с Андреевскими флагами. Флотилия производила странное впечатление. Здесь были и большие пароходы, и военные суда, и совсем маленькие баржи. Все они еле держались на плаву – так много на них было людей. Людей, измученных войной, бесславным поражением, голодом и неопределенностью будущего. Среди них был и князь Павел Дмитриевич Долгоруков, один из идеологов Белого движения. Через несколько дней английские и французские военные власти – именно они контролировали город – разрешили гражданским беженцам и раненым сойти на берег. Всем воинским частям было предписано отправляться дальше на Галлиполийский полуостров. Павел Долгоруков военным не был, поэтому поселился в Константинополе, но душой он был вместе с армией и при каждой возможности отправлялся в расположение войск.

Чтобы попасть из Черного моря в Средиземное нужно миновать Босфор, Мраморное море и войти в пролив Дарданеллы. Северный европейский берег этого пролива и есть длинный узкий Галлиполийский полуостров, так что с этой стороны – Европа, а там уже Азия. Когда генерал Кутепов, командир русского корпуса, увидел долину, поросшую кустами роз, где ему предстояло разместить войска Белой армии, бежавшей с Кавказа и из Крыма, он спросил французского офицера, который его сопровождал: «Это все?». «Все», – ответил француз. Накануне холодной и дождливой здешней зимы 25-тысячная армия вместе с семьями, еще 300 детей-сирот оказались без крыши над головой, без еды и без одежды, без денег. В первую ночь на пронизывающем ветру никто не спал – только на следующий день французы-союзники привезли палатки. Лишь благодаря железной дисциплине, через месяц наладилась более-менее сносная жизнь. Французы поставляли продовольствие, но щедростью не отличались. В день на человека приходилось 500 граммов хлеба, 300 граммов мясных консервов, 7 граммов чая и 20 граммов сахара.

Павел Долгоруков оказался в том же положении, что и галлиполийская армия. У него не было ни денег, ни крыши над головой. Но князь старался не обращать на это никакого внимания. У него была цель – борьба с большевиками. Именно поэтому он инспектировал галлиполийский корпус, смотрел, насколько армия боеспособна. Писал командующему Врангелю, что женщины и дети зимой живут в развалинах домов, что в лагере началась цинга, что больные в госпитале лежат прямо на полу, а медикаментов не хватает. Во многом благодаря этим докладам положение стало выправляться. Русские отремонтировали местный водопровод, насадили огороды, вообще, создали привычную гарнизонную жизнь с ее парадами, караулами, воровством, любовными интригами, ссорами, рождением детей и полковыми кладбищами. Вскоре корпус и вовсе восстановил боевую мощь, и стал готовиться к возвращению на родину с оружием в руках.

Здесь Кутепов проводил парады. Сюда приезжал Врангель. Вот на этой земле стояли палатки, в которых не смолкали споры, что же делать? Прорываться с боями через Болгарию и Румынию к Одессе или ждать отправки в Сибирь на помощь Колчаку? А может быть, махнуть на все рукой и вернуться к мирной жизни в Советской России? К тому же вести с родины поступали неутешительные: Колчак теперь терпит одно поражение за другим, Красная армия оказалась непобедимой. И французы осознали всю опасность того, что на берегу стратегически важного пролива стоит огромная, никому неподконтрольная армия, и предъявили русским ультиматум: «Либо возвращаться в Россию, либо переезжать в Бразилию, где эмигрантам готовы были предоставить рабочие места на местных плантациях. Либо искать себе занятие в Турции». В качестве занятия предлагалась служба во французском иностранном легионе. Все три варианта означали развал армии. Врангелю с трудом удалось уговорить бывших союзников выпустить галлиполийский корпус в православные Сербию и Болгарию. После года пребывания на негостеприимной турецкой земле войска, сохранив достоинство, в боевом порядке погрузились на пароходы и отправились к последнему месту своего базирования.

Павел Долгоруков тоже покинул Константинополь и направился вместе с армией в Сербию. А потом переехал в Париж. Без дела князь сидеть не мог. Осознавая, что налаженные и постоянные связи политической эмиграции со своими сторонниками в СССР отсутствуют, и желая создать такие связи, а также желая показать молодому поколению эмигрантов пример «труда, подвига и жертвенности» и, наконец, своим появлением «там», желая «разбудить» находящихся под большевистским террором людей для работы по спасению родины, в 1924 году перешел советско-польскую границу; был задержан, но не опознан и выслан в Польшу.

Впрочем, князь Павел не бросил своих попыток. Он пытался вернуться на родину – во второй раз перешел через границу СССР и Румынии 7 июня 1926 года. Причем, на уговоры всех посвященных в его планы лиц отказаться от этой трудной и опасной во всех отношениях затеи, он, уже старик, тучный и страдающий отдышкой, отвечал: «Тот, кто посылает людей на смерть, должен и сам показать пример, когда его туда зовут идти, тем более, что я одинок, стар, надо показать пример молодым».

В этот раз его предприятие увенчалось успехом, и Павел Дмитриевич прибыл в СССР. Он провел в стране более месяца (основное время – в Харькове), много раз (согласно записке, которую сумел передать за границу перед самым своим арестом) был, вопреки предпринятым мерам к изменению внешности, узнан бывшими знакомыми. Был поражен (в той же записке) «запуганностью» советских граждан – те же лица, которые в 1918 году самоотверженно помогали Павлу Дмитриевичу, в 1926 году проявляли крайнее малодушие – захлопывали перед ним двери, просили больше не приходить и т. п.

Был арестован 13 июля 1926 года на пути из Харькова в Москву на железнодорожной станции. Его посадили в Харьковскую тюрьму, где он просидел 11 месяцев в ожидании суда и приговора, причем, считалось, что наказание не может быть строгим за незначительность совершенного преступления (переход советской границы) и учитывая возраст Павла Дмитриевича. Однако он был расстрелян по «постановлению ОГПУ» в числе 20-ти бывших представителей знати Российской империи, находившихся в руках большевиков, «в ответ» на убийство советского полпреда в Польше Войкова.

По свидетельствам не названых источников и по слухам, достигшим эмигрантских кругов, Павел Дмитриевич перед смертью «держался мужественно и ободрял других» приговоренных к расстрелу. Он не потерял своей княжеской стати и оставался верным своим убеждениям. Даже смерть Павел Дмитриевич хотел принять достойно – перед расстрелом потребовал чтобы ему дали умыться, и красноармейцы хотя и исполнили его просьбу, но смеялись над ним, не зная, очевидно, что таков старинный русский обычай: по возможности прийти в могилу чистым.

Бессудное убийство невинных лиц, явившееся, по своей сути, продолжением большевистской политики «красного террора» вызвало многочисленные протесты по всему миру. Но это уже не помогло Павлу Долгорукому, место расстрела и захоронения которого сегодня неизвестны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. Кризис Советского правительства

Из книги История России XX — начала XXI веков автора Терещенко Юрий Яковлевич

2. Кризис Советского правительства Кризис был вызван разногласиями внутри правительства и в ЦК партии большевиков по вопросу «однородного социалистического правительства». 29 октября он был поставлен перед большевиками в форме ультиматума Викжеля, в составе которого


Глава 2 Семейная жизнь. Великий князь Павел Петрович

Из книги Екатерина Великая. Роман императрицы автора Валишевский Казимир

Глава 2 Семейная жизнь. Великий князь Павел Петрович IЕкатерина никогда не проявляла большой привязанности к родителям: ни к своему отцу, ни к матери; она точно забывала, что у нее есть брат; с мужем она жила дурно, если и не участвовала – косвенно ли, или прямо – в его


ГЕРМАНСКАЯ ПЕЧАТЬ О ДЕЙСТВИЯХ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Из книги Оглашению подлежит. СССР-Германия, 1939-1941. Документы и материалы автора Фельштинский Юрий Георгиевич

ГЕРМАНСКАЯ ПЕЧАТЬ О ДЕЙСТВИЯХ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА Германия, Берлин, 19 сентября (ТАСС). Германское население единодушно приветствует решение советского правительства взять под защиту родственное советскому народу белорусское и украинское население Польши,


Документ №9. Отказ СССР от посреднической миссии в Китае (Ответ Советского правительства на меморандум нанкинского правительства, опубликованный в газете «Известия») 18 января 1949 г.

Из книги Советский Союз в локальных войнах и конфликтах автора Лавренов Сергей

Документ №9. Отказ СССР от посреднической миссии в Китае (Ответ Советского правительства на меморандум нанкинского правительства, опубликованный в газете «Известия») 18 января 1949 г. 8 января Министерство иностранных дел Китая направило в посольство СССР в Китае


Глава 5 МЕРЫ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПО ЛИКВИДАЦИИ ГОЛОДА

Из книги «Голодомор» на Руси автора Миронин Сигизмунд Сигизмундович

Глава 5 МЕРЫ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПО ЛИКВИДАЦИИ ГОЛОДА Хотя антисталинисты и обвиняют во всем Сталина, советское правительство действовало в тот период довольно грамотно.Экспорт зерна в 1933 году был резко снижен. В 1931 году государством было заготовлено 22 839 тыс. тонн


Глава третья. Формирование советского правительства

Из книги Крушение мировой революции. Брестский мир автора Фельштинский Юрий Георгиевич

Глава третья. Формирование советского правительства Ленин и Троцкий не спешили делить власть с другими партиями[1]. Вопрос о создании коалиционного «однородного социалистического правительства» был поставлен на Втором съезде Советов 26 октября не ими, а левым крылом


Протест советского правительства правительству Германии*

Из книги Крушение мировой революции. Брестский мир автора Фельштинский Юрий Георгиевич

Протест советского правительства правительству Германии* (*) МИСИ, кол. Э. Берштейна, папка В 72. Пер. с немецкого. Брестский мирный договор установил четко определенную пограничную линию между Россией и пограничными государствами. Эта пограничная линия была отмечена на


4. Формирование советского правительства

Из книги Лев Троцкий. Большевик. 1917–1923 автора Фельштинский Юрий Георгиевич

4. Формирование советского правительства Должность министра иностранных дел традиционно считалась второй позицией после премьерства. Именно так и было воспринято всеми получение Троцким портфеля наркома иностранных дел в Совнаркоме (СНК). Как человек, проведший много


6. Деятельность Советского правительства в первые дни войны

Из книги Что мы знаем и чего мы не знаем о Великой Отечественной войне автора Скороход Юрий Всеволодович

6. Деятельность Советского правительства в первые дни войны Одним из самых распространённых мифов является утверждение о том, что в первые дни войны советское правительство и, прежде всего И. В. Сталин, находились в панике, растерянности и бездействии. Эти утверждения


ГЛАВА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА КНЯЗЬ ГЕОРГИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ЛЬВОВ (1861–1925)

Из книги Все правители России автора Вострышев Михаил Иванович

ГЛАВА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА КНЯЗЬ ГЕОРГИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ЛЬВОВ (1861–1925) Родился 21 октября 1861 года в Дрездене. Из старинного княжеского рода, из ярославской ветви династии Рюриковичей.В 1885 году окончил юридический факультет Московского университета. С 1887 года Георгий


VII. Политика советского правительства в 1953–1958 гг.

Из книги Новая «История КПСС» автора Феденко Панас Васильевич

VII. Политика советского правительства в 1953–1958 гг. 1. Агрессия в Южной Корее В главе XVII дается обзор политики советского правительства в 1953–1958 гг. Говоря о международном положении в этот период, авторы повторяют вымысел, будто война в Корее была вызвана «американскими


НОТА СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВУ США

Из книги Катынь автора Мацкевич Юзеф

НОТА СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВУ США 25 февраля Государственный департамент США прислал на имя советского посла в США т. Панюшкина письмо Р. Мэддена (вместе с приложенной к нему резолюцией палаты представителей Конгресса от 18 сентября 1951 г.), являющегося


6. Октябрьское восстание в Петрограде и арест Временного правительства. II съезд Советов и образование Советского правительства. Декреты II съезда Советов о мире, о земле. Победа социалистической революции. Причины победы социалистической революции.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

6. Октябрьское восстание в Петрограде и арест Временного правительства. II съезд Советов и образование Советского правительства. Декреты II съезда Советов о мире, о земле. Победа социалистической революции. Причины победы социалистической революции. Большевики стали


Глава 2 Семейная жизнь. Великий князь Павел Петрович

Из книги Екатерина Великая. (Роман императрицы) автора Валишевский Казимир

Глава 2 Семейная жизнь. Великий князь Павел Петрович IЕкатерина никогда не проявляла большой привязанности к родителям: ни к своему отцу, ни к матери; она точно забывала, что у нее есть брат; с мужем она жила дурно, если и не участвовала – косвенно ли, или прямо – в его


6. Октябрьское восстание в Петрограде и арест Временного правительства. II съезд Советов и образование Советского правительства. Декреты II съезда Советов о мире, о земле. Победа социалистической революции. Причины победы социалистической революции.

Из книги Краткий курс истории ВКП(б) автора Комиссия ЦК ВКП(б)

6. Октябрьское восстание в Петрограде и арест Временного правительства. II съезд Советов и образование Советского правительства. Декреты II съезда Советов о мире, о земле. Победа социалистической революции. Причины победы социалистической революции. Большевики стали


1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УКРАИНСКОГО СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Из книги История Украинской ССР в десяти томах. Том шестой автора Коллектив авторов

1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УКРАИНСКОГО СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА Первые шаги в государственном строительстве. Советское строительство на Украине в начале 1919 г. осуществлялось в чрезвычайно сложных условиях военного времени. Еще продолжались бои с войсками Директории и