Морские «черти»

Морские «черти»

Особо следует сказать о действиях специальных диверсионных частей Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) на северо-западном направлении в 1941 году. Прежде всего, это связано с образованием 11 августа 1941 года при Разведотделе КБФ роты особого назначения (РОН) в количестве 146 человек, под командованием лейтенанта И. В. Прохватилова[252]. К 7 сентября формирование роты было завершено. Комплектование РОН КБФ шло, в основном, за счет разведотрядов. Отныне личный состав роты именовался «легководолазами-разведчиками». Данное подразделение стало прообразом морского спецназа. Первая операция РОН была проведена в Выборгском заливе. В сентябре 1941 года финские войска, окружившие советскую группировку под Выборгом, заняли один из островов в Выборгском заливе, запирающих выход из порта в море. Чтобы деблокировать советский гарнизон, было решено силами водолазов-разведчиков высадиться на острове и ликвидировать противника. В трехдневный срок рота провела необходимую подготовку к операции. В течение двух суток за островом велось наблюдение, позволившее выявить схему финской обороны, а также выяснено состояние дна. Всего в операции было задействовано 50 разведчиков-водолазов. С помощью путеводной нити, проложенной двумя разведчиками, водолазы успешно прошли по дну и вышли к береговой черте острова. Однако вскоре выяснилось, что финны уже покинули остров, предварительно оставив орудия и пулеметы без замков. Причиной неполного успеха операции, скорее всего, стало проникновение в состав РОН финского шпиона, работавшего там радистом. Отсюда и была допущена утечка сведений. Но, тем не менее, задача была выполнена[253]. Последующие операции РОН были направлены уже против немецких войск и проводились на южном побережье Финского залива, а также на реке Нева и в Ладожском озере.

Помимо специальных частей, на КБФ стали активно формироваться разведывательно-диверсионные отряды в частях Береговой обороны, в первую очередь, морской пехоты. Эти части принимали участие в боевых действиях почти с первых дней войны. К концу 1941 года, к моменту обледенения Финского залива, они заметно активизировали свою боевую работу, поскольку Разведотдел КБФ усилил создание подобных подразделений. Ветеран 12-го отдельного артиллерийского дивизиона Кронштадского сектора береговой обороны В. А. Новиков рассказывал, как это происходило:

«Как только замерз Финский залив, нас начали направлять в разведку на Карельский перешеек. Создали четыре группы разведчиков, немного потренировали недалеко от Сестрорецка и отправили на финский берег. Действовали мы в районе Терийок и мыса Инонниэми. Береговая оборона у противника была организована плоховато. Не знаю, как дальше от берега, а до шоссейной дороги в нашем районе не оборона была, а ерунда. За время разведок лишь одна группа была уничтожена. Наткнулись на прожектор, их осветили и всех расстреляли из пулемета.

Помню у пошли в первый раз. Основная группа осталась на льду, а я с Петровым Михаилом вышли на берег. Смотрим, солдаты противника идут вдоль побережъя, проверяют контрольную лыжню. Мы залегли, подпустили поближе и как дали по ним из автоматов! Кто из финнов свалился, кто бросился бежать. Мы тоже давай скорее уходить. После нас вызвал начальник штаба Кронштадтского сектора обороны и отругал, как следует, мол, зачем открыли огонь, обнаружили себя, ваша задача разведка, а не бой!

В дальнейшем ограничивались наблюдением, но не упускали случая совершить диверсию. Однажды с Василием Ковровым заминировали шоссейную дорогу, начали отходить и наткнулись где-то у Терийок на небольшой дом, который охранял часовой. Подобрались. Я навалился на часового и в рот ему — рукавицу, а Ковров его плоским штыком — готов! Зашли в сени, посветили сигнальным фонариком, в углу заметили канистру. Ковров шепчет: „Спирт!“. Я ему: „Забирай и уходи“. Сам приготовил бутылку с зажигательной смесью, открыл дверь в комнату, а там полно спящих солдат. Бросил туда бутылку, дверь чем-то припер и следом за Ковровым.

Когда возвращались по заливу, наши с дальномера заметили, что на вражеском берегу пожар, а разведчики что-то волокут. Доложили об этом командиру дивизиона майору Алексееву.

На подходе к форту „Обручев“ мы спрятали канистру в снег. Приходим, командир дивизиона к нам: „„Языка“ притащили?“ Я: „Да нет, товарищ майор, прикололи, замучил он нас, гад, прикололи!“ А канистру потом принесли в кубрик и выпили со всеми разведчиками, ведь в ней и в самом деле спирт оказался»[254].

На Северном флоте (СФ) с первых дней войны был сформирован Отдельный добровольческий разведывательный отряд (ОДРО) под командованием капитана-подводника Н. А. Инзарцева. Руководил работой отряда Разведотдел СФ под начальством капитана 3-го ранга Визгина. Разведывательно-диверсионные группы ОДРО действовали в районе Западной Лицы, мыса Пикшуев, вели разведку на территории Финляндии на глубину до 175 км и даже на побережье Норвегии. Помимо разведотряда СФ, во многих частях морской пехоты стали создаваться свои собственные разведывательно-диверсионные группы.

В ходе упорного наступления немецкой армии «Норвегия» на Мурманск летом 1941 года, надводными кораблями СФ периодически высаживались в тылу противника небольшие десантные диверсионные группы. Делалось это, в первую очередь, для отвлечения внимания противника от основного, мурманского направления. Частота проведения подобных операций определялась, как правило, текущей обстановкой на сухопутном фронте. Еще 10 июля в губу Западная Лица на мотоботах из Главной базы Северного флота был доставлен диверсионный отряд в составе 40 человек. После высадки отряд разделился на две группы, каждая из которых стала самостоятельно выполнять свою задачу. Одна из групп выполнила задание полностью, уничтожив к югу от Титовки проволочное заграждение на протяжении 3 км. Вторая группа, встретив сопротивление противника, отошла к месту высадки. 13 июля операция была уже закончена. 14 июля на мысе Пикшуев с трех мотоботов была высажена диверсионная группа в составе 50 человек. Ее задачей было проведение диверсий в тылу противника в направлении Титовки. Это было сделано с целью поддержки действий основного десанта, состоявшего из 325-го стрелкового полка 14-й дивизии и батальона моряков-добровольцев, высаженного на западном берегу залива Западная Лица. Противник не предпринимал против группы никаких действий. В это же время из района Зимняя Мотовка 3 группы из состава пограничного отряда начали действовать по тылам противника в районе Титовка и к востоку от нее[255].

19 июля в губу Западная Лица зашли 2 мотобота, которые высадили на берег диверсионную группу в составе 26 бойцов. Разделившись на две части, она высадилась в двух местах — в губе Андреева и к югу от мыса Пикшуев. Диверсантам была поставлена задача разрушить линии связи и мосты через реку Титовку по дороге Титовка — Большая Лица и захватить пленных. Но на половине пути группа встретилась с превосходящими силами противника, который сразу открыл артиллерийский огонь. В результате, задача диверсионной группой не была выполнена. 22 июля группа вернулась в Главную базу (ГБ) флота. 24 июля в губе Западная Лица высадилась диверсионная группа СФ в составе 65 человек, пришедшая на 2-х мотоботах. Однако уже при высадке группа была замечена финским наблюдателем и была встречена на пути финским пехотным батальоном. В ходе возникшего боя финны потеряли 6 человек убитыми, а советские разведчики — 2 убитых. В итоге задание осталось невыполненным и операцию пришлось свернуть. 27 июля диверсионная группа возвратилась в ГБ[256].

29 июля в бухте Замогильная с 2-х мотоботов была высажена диверсионная группа СФ в составе 76 бойцов. Группа стала продвигаться к своей цели — маяку Пикшуев — двумя партиями. Одна партия разведчиков пошла прямо по берегу, к маяку, а вторая — в обход, к западу. И хотя одна из групп моряков была замечена противником, это не помешало советским диверсантам атаковать и захватить маяк. В плен было взято 8 солдат противника и захвачены 1 станковый и 1 ручной пулеметы. Чтобы поддержать удачно начавшуюся операцию, командующий СФ выслал сторожевой катер типа «МО» для оказания артиллерийской поддержки. Группа моряков, захватившая маяк, 31 июля вступила в бой с подошедшими силами противника. Действия моряков были поддержаны артиллерийским огнем сторожевого катера. Неприятель был вынужден отступить. 1 августа группа оставила маяк и погрузилась обратно на мотоботы. При отходе мотоботы были атакованы самолетами противника[257].

В дальнейшем подобные операции стали проводиться реже, поскольку ситуация на фронте на мурманском направлении несколько стабилизировалась. 20 сентября диверсионно-разведывательная партия СФ в 12 км западнее Луостари обнаружила сухопутный аэродром, с которого совершала вылеты немецкая бомбардировочная авиация. Диверсантами флота был взорван железобетонный мост через реку Пильгуйоки. Двумя группами разведчиков был обследован район Титовки[258]. 23 октября в р-не Титовки с 2-х катеров типа «МО» была высажена разведгруппа, которая уничтожила 20 автомашин с обмундированием, 1 автобус, 1 спецмашину, 5 офицеров и 150 солдат противника. Потери группы составили 1 убитого и 1 раненого. Разведчики были приняты на катера 24 октября[259].

Одна из групп разведывательного отряда СФ, подчиненного непосредственно РО флота, под командованием старшего лейтенанта Г. В. Кудрявцева в течение 50 суток действовала в Норвегии между Нарвиком и Киркенесом. Она имела радиостанцию, была связана с норвежскими партизанами и занималась не столько диверсионной, сколько разведывательной работой. Но в октябре 1941 года из-за предательства местного лесника группа была уничтожена. Старший лейтенант Г. В. Кудрявцев посмертно был награжден орденом Красного Знамени.

С первой половины октября 1941 года, после возобновления немецкого наступления в Заполярье, деятельность ОДРО стала особенно активной. В одной из операций разведывательно-диверсионной группы отряда под командованием майора М. Ю. Людена, принимал участие известный советский писатель К. М. Симонов, тогда военный корреспондент газеты «Красная звезда». Много позже в Центральном военно-морском архиве будет обнаружено донесение о том, как проходила эта операция:

«Выполняя задание командующего флотом по разведке района маяк Пикшуев… на двух катерах типа МО 06.11.41 в 18.00 вышел в район действия. В 21.00 группа высадилась в десяти километрах от объекта действий и, организовав ближнюю разведку, двинулась в восточном направлении. Переход проходил в исключительно трудных условиях. Обледенелые сопки, крутые обрывы. Некоторые товарищи, взбираясь на сопки, срывались с десятиметровой высоты, но ушибов никто не получил. В 24.00 подошли к объекту действий. Я разбил отряд на три группы: первая обходила сопки, окружающие маяк, справа, вторая, сковывающая, двигалась в лоб на блиндажи, и третья двигалась на маяк вдоль побережья. Сам двигался с первой группой.

Группы на своих маршрутах обнаружили брошенные противником землянки и блиндажи, судя по заготовленным дровам, керосину в лампах, противник оставил район маяка дней за пять-десять до нашего прихода.

В 1.00 7.11.41 все три группы сошлись у маяка, выставив охранение. Я с группой разведчиков обследовал здание маяка. Жилое здание оказалось в полуразрушенном состоянии. По-видимому, противник пользовался материалом здания как топливом. Амбары оказались запертыми на замки. Взломав двери, мы установили: один амбар был приспособлен для жилья — нары и печка. В двух остальных хранились продовольственные запасы: кофе, мука, хлеб в специальной упаковке, крахмал, лыжная мазь и так далее… Невдалеке от маяка был найден разбитый лафет горной 76-миллиметровой пушки и много стрелянных гильз. Условным сигналом были вызваны катера, на которые погрузили найденные продукты и произвели посадку групп. После посадки отряда на катера четыре бойца, в числе которых был спецкор газеты „Красная звезда“ тов. Симонов, подожгли маяк и здания маяка. Катера легли на обратный курс в 2.00 7.11.41. Вывод: задание командования выполнил, установлено, что маяк Пикшуев оставлен противником. Начальник первого отдела РО СФ, майор Люден»[260].

В 1942 году на Северном флоте продолжалось проведение десантных операций в тылу противника с целью уничтожения отдельных военных объектов. Правда, частота проведения подобных операций снизилась по сравнению с прошлым годом, что можно объяснить стабилизацией фронтовой ситуации на мурманском направлении. 11 сентября в районе мыса Пикшуев был высажен десант для уничтожения там опорного пункта неприятеля, препятствующего своим огнем советским морским перевозкам в Мотовском заливе. Десантный отряд, высаженный с 3-х катеров типа «МО» и 3-х мотоботов, состоял из разведывательной роты и роты автоматчиков 12-й отдельной морской стрелковой бригады общей численностью в 300 человек. Высадка происходила в двух местах: одна группа была выброшена к западу от мыса Пикшуев, а другая к югу от него. Первая группа морских пехотинцев, не встречая на своем пути сопротивления противника, захватила безымянную высоту в районе высоты «Картошка», после чего, заметив вражескую батарею, захватила и уничтожила ее. Вторая группа, при движении к захваченной высоте была обстреляна противником. Затем обе группы морской пехоты соединились и направились к мысу Пикшуев. Атаковав с двух сторон укрепленный узел противника, моряки овладели высотой и уничтожили на ней шесть ДЗОТов, две землянки, два склада боеприпасов, два продовольственных склада, а также 52 солдата и офицера. В итоге гарнизон противника и его опорный пункт на мысе Пикшуев были ликвидированы. Затем десантный отряд был погружен на корабли и возвратился на базу. В ходе этого удачного рейда было уничтожено до 180 солдат и офицеров противника, взорвано и разрушено шесть ДОТов, тринадцать ДЗОТов, пять складов боеприпасов, три продовольственных склада, одна электростанция, одна метеостанция, десять землянок, два 75-мм орудия, два 120-мм миномета, четыре 88-мм миномета, четыре 50-мм миномета, два станковых и пять ручных пулеметов. Кроме того, были захвачены следующие трофеи: восемь ручных пулеметов, один 50-мм миномет, три автомата, 26 винтовок и важные оперативные документы. Потери морских пехотинцев при этом составили 24 человека убитыми и умершими от ран и 43 — ранеными[261]. Данная операция оказалась настолько удачной, что даже нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов поставил «в пример другим флотам умелые, смелые и дерзкие операции, проводимые СФ со значительно меньшими силами, чем на других флотах»[262].

17 сентября была предпринята очередная десантная операция морской пехоты, имевшая своей целью уничтожение 3-х опорных пунктов противника в Мотовском заливе. Десантники были высажены тремя группами, каждая из которых должна была выполнить свое задание. 18 сентября диверсанты приступили к действиям. Первая десантная группа при подходе к полуострову Могильный была обстреляна противником из ДЗОТов пулеметным огнем и вынужденно залегла. Командир группы, не имея связи с другими группами и командиром десантного отряда, не решился атаковать полуостров Могильный и отошел к месту высадки. Вторая группа моряков, не встречая на своем пути сопротивления противника, разделилась на три части. Группа автоматчиков заминировала дорогу, затем приняла бой с неприятельской ротой, в ходе которого уничтожила до 75 солдат и офицеров, подорвала 5 землянок и 1 ДЗОТ, захватила 2 ручных пулемета. Неприятель был вынужден отступить. Группа разведчиков, напоролась на сильный ружейно-пулеметный огонь противника, из-за чего не смогла соединиться с первой группой и отошла к месту высадки. Наконец, третья группа, численностью в 100 человек, некоторое время шла, не встречая сопротивления на своем пути, но у одной из безымянных высот была обстреляна пулеметным огнем из неприятельских ДЗОТов. Группа приняла бой и после 7-часового сопротивления захватила 16 ДЗОТов и 3 ДОТа (из них было взорвано 10 ДЗОТов), попутно уничтожив до 50 солдат и офицеров противника. Выполнив задачу, группа вернулась к месту высадки. Третья десантная группа не обнаружила во время рейда противника, после чего вышла к бухте губы Замогильная. Не успев вовремя атаковать вражеский опорный пункт, бойцам группы ничего не оставалось делать, как идти обратно к месту высадки. За время всей операции потери советских десантников составили до 80 человек убитыми и ранеными. Последние бойцы были забраны кораблями на следующий день, 18 сентября. При отходе из-за подрыва на мине был потерян сторожевой катер[263].

27 октября силами Северного флота было предпринято сразу две разведывательные операции. Первая операция свелась к тому, что 4 разведгруппы 63-й отдельной морской стрелковой бригады, общим количеством до 120 человек, ночью атаковали позиции противника в районе хребта Муста-Тунтури и смогли продвинуться до высоты 120,0. Но, наткнувшись на превосходящие силы противника, разведчики были принуждены отступить. Кроме того, 3 разведгруппы из состава 12-й отдельной бригады морской пехоты были высажены с 4-х сторожевых катерах типа «МО» в районе неприятельских опорных пунктов «Могильный», «Обергоф» и «Пикшуев». К сожалению, эта операция также не удалась. Все три группы морских пехотинцев наткнулись на сильное противодействие и потому были погружены обратно на корабли. В ходе операции было потеряно 4 человека убитыми и 5 — ранеными[264].

В период с 16 по 18 ноября сводным отрядом 63-й отдельной морской стрелковой бригады проводилась операция по уничтожению опорных пунктов противника на хребте Муста-Тунтури. Первоначально атака моряков имела успех — ими была захвачена правая сопка хребта, на которой сразу же стали закрепляться морские пехотинцы. Но на средней сопке наступление советских моряков затормозилось. После того как были захвачены три ДЗОТа, дальнейшие атаки захлебнулись под сильным огнем из вражеского ДОТа. Попытки нейтрализовать его ни к чему не привели. Затем противник подтянул артиллерию, с помощью которой стал разрушать захваченные советскими моряками ДЗОТы. Ведя непрерывные контратаки, неприятелю удалось выбить подразделения советской морской пехоты с занимаемых сопок. Все попытки моряков вернуть обратно утерянные позиции окончились безуспешно. В результате операцию пришлось сворачивать. Потери сводного отряда 63-й ОМСБ в ходе операции оказались довольно значительными: 156 убитыми и 444 ранеными. Противник, по нашим данным, потерял до 400 человек убитыми и ранеными. Были взорваны 9 неприятельских ДЗОТов, 12 каменных открытых огневых позиций, 2 склада с боеприпасами и 3 землянки[265].

В 1943 году на Северном флоте диверсионные операции стали проводиться значительно чаще, чем в прошлом году. Операции эти обычно проводились силами Северного оборонительного района (СОР). Уже в мочь с 3 на 4 января сторожевой катер типа «МО» дважды пытался высадить 50 разведчиков на остров Овечий в Мотовском заливе, но всякий раз обнаруживался противником и обстреливался пулеметным огнем. Из-за этого высадка разведчиков была сорвана. 12 февраля разведывательная группа СОР в количестве 35 бойцов произвела рейд в район губы Кутовая с целью захвата там пленных и уничтожения инженерных сооружений противника. Но, наткнувшись на боевое неприятельское охранение, разведчики возвратились назад. Другая разведгруппа, действовавшая в районе реки Западная Лица, организовала атаку вражеского ДЗОТа, уничтожила 12 солдат и еще 4 захватила в плен[266]. Вечером 14 февраля с двух сторожевых катеров типа «МО» в бухте Маттивуоно было высажено 37 разведчиков из состава 63-й ОМСБ, с задачей захвата пленных. Но разведчики так и не встретили противника, поэтому были вынуждены утром следующего дня вернуться на базу. 20 февраля командованием 63-й бригады была повторена операция по захвату пленных, а также уничтожению опорного пункта противника. К востоку от мыса Крикун с борта 2-х сторожевых катеров типа «МО» было высажено 79 морских пехотинцев. Добравшись до вражеской обороны, разведчики обнаружили, что опорный пункт уже покинут противником. Операция на следующий день была завершена. 23 февраля разведгруппа 254-й ОМСБ численностью в 118 человек была выслана на задание по захвату пленных, но к юго-западу от поселка Кутовая она была обнаружена и обстреляна противником. Потеряв в бою 7 человек убитыми и 4 ранеными, группа вернулась обратно, так и не выполнив своего задания[267].

В период со 2 по 7 марта Северный оборонительный район организовал выброску сразу двух разведывательных групп. Разведчикам было приказано обнаружить артиллерийские и минометные батареи, опорные пункты, ДЗОТы, землянки и блиндажи противника. Первая группа, состоявшая из 17 человек 12-й бригады морской пехоты (БРМП), действовала на мысе Пикшуев в течение трех дней. 5 марта группа была принята на корабли. Вторая группа разведчиков, в которую входило 25 человек из состава 63-й бригады морской пехоты, была высажена на южный берег бухты Маттивуоно, но уже ночью 4 марта она была заменена аналогичной по составу группой. Новая разведгруппа 5 марта была обнаружена неприятелем и вступила в неравный бой. Уничтожив до 40 солдат и офицеров противника, разведчики в то же время потеряли убитыми 11 человек. Оставшиеся в живых 14 моряков были вывезены с побережья сторожевым катером. Едва завершилась эта операция, как тут же началась следующая. 8 марта на правой сопке хребта Муста-Тунтури была организована вылазка разведгруппой 254-й БРМП в количестве 34 человек. Пройдя сквозь проволочные заграждения противника, моряки вышли к ДЗОТу и там напали на группу немецких солдат. В коротком бою разведчики уничтожили гранатами 10 солдат противника, а также взорвали ДЗОТ и землянку. Собственные потери составили 1 убитого. Но взять пленных так и не получилось. Чтобы исправить ошибку, 10 марта 254-я бригада морской пехоты повторила операцию по захвату «языка» на хребте Муста-Тунтури. На сей раз разведгруппа в составе 32 человек успешно выполнила задание: был взят в плен немецкий ефрейтор[268].

11 марта южнее губы Кутовая в расположение противника была заслана разведгруппа СОРа численностью 52 человека. Но разведчикам не повезло. Они наткнулись на боевое охранение и, потеряв убитым одного бойца, возвратились обратно. 13 марта разведгруппа 254-й БРМП в количестве 90 человек вышла к хребту Муста-Тунтури с целью захвата «языка», но была обстреляна сильным ружейно-пулеметным огнем противника, которым было убито 4 и ранено 17 бойцов группы. В итоге операцию пришлось прекратить. 24 марта в Мотовском заливе, к западу от мыса Пикшуев, была высажена разведгруппа 12-й БРМП в количестве 41 человека. Разведчиками был взят в плен немецкий ефрейтор, после чего они без потерь отошли. Задание было выполнено. 29 марта проводится очередная операция, имевшая целью уничтожение немецкого штаба за хребтом Муста-Тунтури, захват офицеров и важных оперативных документов противника. С двух сторожевых катеров типа «МО» на побережье бухты Маттивуоно были десантированы две разведгруппы из 63-й БРМП. Основная группа, включавшая в себя 48 человек из разведроты штаба СОРа под командованием капитана А. Я. Юневича, и должна была выполнить задачу. Другой же группе, отвлекающей, состоявшей из 30 человек под командованием старшего лейтенанта А. И. Кривцова, было поручено прикрывать действия первой группы. Но действительность сразу же расстроила планы советских разведчиков: обе группы после высадки на берег почти сразу же попали в засады и были окружены значительными силами противника. Попытки командиров групп соединиться друг с другом не увенчались успехом. Тогда разведчикам было подброшено подкрепление в виде стрелковой роты, которая сумела пробиться к отвлекающей группе Кривцова. В результате одну группу удалось вывести из боя, но другая, под командованием Юневича, так и не смогла прорваться из вражеского кольца (чудом удалось спастись лишь старшине 2-й статьи А. И. Бакину). Потери разведчиков в операции оказались слишком большими: 50 человек убитыми. Да и задача осталась невыполненной[269]. Всего в ходе разведывательно-диверсионных операций, организованных силами Северного оборонительного района, в течение марта было уничтожено 9 ДЗОТов, 4 огневые точки, 3 землянки и 2 наблюдательных пункта.

И в дальнейшем разведывательные рейды морских пехотинцев проводились постоянно. К примеру, 26 мая на перешейке полуострова Средний использовалась разведгруппа 12-й БРМП в количестве 22 человек, задачей которой было уничтожение огневой точки противника и захват пленного. Однако группа была замечена боевым охранением противника и сразу обстреляна пулеметным огнем. Потеряв 4 человека убитыми и 11 ранеными, разведчикам ничего не оставалось, как вернуться обратно. Аналогично закончилась операция трех разведгрупп 12-й БРМП, проводившаяся 27 июля. Попытки прорваться через расположение противника и захватить там пленных, предпринятые 7 и 17 августа силами 12-й бригады морской пехоты, также закончились неудачей. Зато куда более успешным оказался рейд разведотряда 12-й БРМП в расположение немецких частей, начавшийся в ночь с 3 на 4 сентября. На этот раз 55 разведчиков, прикрываемые двумя группами, прошли сквозь линию фронта и вышли в тыл немецкого 139-го горно-егерского полка. Затем моряки ворвались в траншеи и стремительно атаковали немцев. В ходе 20-минутного боя советскими разведчиками было уничтожено 2 ДОТа, 3 землянки и наблюдательный пункт, а также убито 37 немецких солдат и офицеров. Цель операции была вполне достигнута — неприятельским укреплениям был причинен немалый ущерб. Собственные же потери морских пехотинцев оказались сравнительно невелики: 6 убитых и 7 раненых[270].

5 сентября в районе мыса Пикшуев двумя сторожевыми катерами типа «МО» был высажен десант — 51 разведчик из состава 254-й БРМП. Осмотрев местность и ничего там не обнаружив, разведчики без потерь возвратились обратно. 12 сентября бригада повторила рейд, но с усиленным составом десанта (в него входили рота разведки, рота автоматчиков, разведрота штаба СОРа, взвод саперов и 4 группы корректировщиков), насчитывавшего 283 человека. Разведчики имели задачу по уничтожению опорного пункта противника «Райтер-Альм» и захвату пленных. Но уже начало операции оказалось до крайности неудачным: рота разведки набрела на немецкое минное поле и потеряла 9 человек убитыми и 15 ранеными. Ввиду того, что внезапность операции была потеряна, командующий СОРом С. И. Кабанов распорядился прекратить операцию и вернуть отряд. 13 сентября морские пехотинцы были погружены на катера. Поскольку цель операции осталась недостигнутой, ее решили повторить. В связи с этим 23 сентября на южный берег Мотовского залива в районе Пикшуев, с трех сторожевых катеров типа «МО» был высажен разведотряд СОРа, усиленный группой разведки штаба СФ, отделением саперов и группой корректировщиков. Общая численность отряда составляла 138 человек. Высадка прошла незамеченной, но противник сумел обнаружить разведчиков на подступах к опорному пункту «Райтер-Альм». Завязался бой, в ходе которого морякам удалось уничтожить до 40 немецких солдат и офицеров и захватить двух пленных. Несмотря на потери, противник усилил давление на разведчиков, стремясь прижать их к берегу. Но, будучи поддержанными огнем 104-го пушечного артполка, моряки стойко выдержали все вражеские атаки и заставили неприятеля отойти в исходное положение. За время боя разведчиками было потеряно 5 человек убитыми и 13 ранеными. Поздно вечером 24 сентября морские пехотинцы были сняты с берега кораблями[271].

В ночь с 5 на 6 октября разведывательная группа 254-й бригады морской пехоты численностью в 26 человек высадилась с катера на южном берегу губы Кутовая, чтобы захватить пленного. Разведчики устроили засаду на дороге, ведущей из Кутовой в Титовку, и атаковали вражеский обоз. Были сожжены 3 подводы с продовольствием и патронами, убито 4 солдата противника и захвачены документы и оружие. Сделав дело, утром разведчики уже вернулись на берег, где их забрал катер. В ночь с 7 на 8 октября разведгруппа 63-й БРМП общим количеством в 30 человек провели разведоперацию к югу от губы Кутовая. Проникнув за линию проволочных заграждений, разведчики атаковали немецкую огневую точку. В ходе последовавшего боя моряками было уничтожено 5 немецких солдат, а также взят в плен ефрейтор. После этого разведчики сразу возвратились обратно. Поздно вечером 8 октября на перешейке полуострова Средний была организована вылазка двух разведгрупп из 63-й бригады морской пехоты с задачей захвата пленных и получения информации об обстановке. Одна из групп, общим количеством 29 человек, наткнулась на группу немецких солдат, производивших оборонительные работы. В короткой схватке советские моряки перебили 8 солдат противника, а одного, оказавшегося унтер-офицером немецкого 139-го горно-егерского полка, взяли в плен. Сразу после возвращения этой группы, утром 9 октября на задание отправилась вторая группа численностью в 32 человека. Однако ей повезло меньше. При подходе к неприятельскому объекту она подверглась сильному пулеметному и минометному обстрелу и, потеряв убитым своего командира, была вынуждена отступить в исходный район[272]. Неудачно закончились разведки групп СОРа и 63-й ОМСБ в районе хребта Муста-Тунтури, предпринятые 20, 23–24 октября и 7 ноября. Разведчики, как правило, встречали на своем пути сильное сопротивление противника и сразу несли серьезные потери.

Крайне интересная серия операций была проведена разведотрядом штаба СОРа в Норвегии. Поздно вечером 9 ноября с двух торпедных катеров в Варангер-фиорде, в бухте Лангбунес, были высажены 26 разведчиков под командованием капитан-лейтенанта В. М. Лозовского на 9 резиновых шлюпках. Высадившись на норвежский берег, разведчики вышли на шоссе Вардё-Вадсё и прошли по нему 1,5 км. Так и не встретив за это время противника, разведгруппа спустя 3 часа вернулась к побережью. Благополучно погрузившись обратно на ожидавшие их торпедные катера, разведчики утром 10 ноября были уже на полуострове Рыбачий. Очередной выход состоялся 15 декабря. Вечером в южной части острова Лилле-Эккере в Варангер-фиорде с торпедного катера была десантирована разведгруппа СОРа из 6 человек. Морские разведчики быстро прочесали остров, захватили в плен смотрителя маяка и сразу же вернулись с «трофеем» на катер. А 21 декабря с двух торпедных катеров на юго-восточную оконечность мыса Лангбунес в Варангер-фиорде вновь была высажена разведывательная группа штаба СОРа общим количеством 19 человек под командованием старшего лейтенанта Д. Ф. Колотия. Как и в прошлый раз, диверсанты вышли на шоссе возле побережья и уже спустя час заметили и атаковали на дороге 4 немецких автомобиля. В ходе боя все машины с находившимися в них солдатами были уничтожены, а 2 ефрейтора были захвачены в плен. После этого, разведчики вернулись на катера[273].

За весь 1943 год силами Северного флота было высажено на южном побережье Мотовского залива и в Варангер-фиорде 15 разведывательно-диверсионных групп, решавших задачи по разведке системы обороны противника, уничтожению инженерных и оборонительных сооружений, захвату пленных. В этот же период на полуострове Средний действовало в общей сложности 75 разведгрупп. В целом, действиями соединений и частей Северного оборонительного района было уничтожено 1523 солдата и офицера противника[274].

В 1944 году, в преддверии и во время наступления советских войск на Карельском перешейке, на Краснознаменном Балтийском флоте активизировались действия роты особого назначения. Был проведен целый ряд успешных диверсионных операций на северном побережье и островах Финского залива. Причем стали широко практиковаться действия легководолазов-разведчиков в период белых ночей. В ходе советского наступления на сухопутном фронте из состава РОН КБФ в боевых действиях постоянно принимали участие 3–4 разведгруппы[275]. Однако не все операции роты особого назначения оканчивались успехом. Случались и неудачи. В этой связи, стоит упомянуть диверсионную операцию легководолазов-разведчиков, предпринятую 28 мая 1944 года с целью нарушения путей сообщения между тылом и фронтом финской армии на приморском участке Карельского перешейка. В частности, им надлежало взорвать мост через реку Тюрисевянийоки в районе города Терийоки. На выполнение задания вышла разведывательно-диверсионная группа РОН в составе 4 человек, имевших при себе специальный подрывной заряд. План операции предусматривал скрытный, под водой, подход к самому мосту по реке со стороны Финского залива. Высадившись с катера у побережья и пройдя 300 м по дну Тюрисевянийоки, разведчики обнаружили уменьшение глубины всего на 1 м. Поскольку задачу надо было выполнять, а темного времени суток явно не хватало, водолазы не рискнули преждевременно выйти на берег и продолжили свой нелегкий путь по реке, не меняя первоначального плана действий. В итоге, в 50–60 м от моста диверсионная группа была замечена финнами и обстреляна ружейно-пулеметным огнем. Однако водолазам удалось успешно выйти из-под обстрела и вернуться обратно на катер. Таким образом, боевая задача осталась невыполненной, но, как выяснилось уже после возвращения на базу, она и не могла быть выполнена так как произошло размокание подрывного заряда[276].

После выхода Финляндии из войны в сентябре 1944 года и последующего стремительного освобождения частями Красной Армии большей части Прибалтики, руководство Разведывательного управления Главного морского штаба ВМФ посчитало нецелесообразным дальше держать в составе КБФ специальное диверсионное подразделение. Поэтому в октябре 1944 года начальник РУ ГМШ контр-адмирал М. А. Воронцов принял решение о передаче РОН и ее имущества в состав Аварийно-спасательной службы КБФ[277]. На этом завершилась история боевых действий морского спецназа в период Великой Отечественной войны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >